Как это было. Место встречи – танцплощадка

11 1299

 Танцы в СССР всегда были одним из любимых развлечений. Танцевальных вечеров ждали с нетерпением: это был и повод принарядиться, и судьбы влюбленных решались именно там.

Нынешней раскрепощенной молодежи и поверить сложно, что на вечер отдыха могли не пустить в джинсах и спортивной одежде. Или что некоторые танцы вовсе были под запретом. Давайте вспомним, как танцевали наши бабушки и дедушки, когда были юношами и девушками.

1917- 1930 года

Революция подарила сельской и рабочей молодежи клубы – теперь танцы под гармошку с деревенских околиц перенеслись в закрытые помещения и стали считаться законным культурным мероприятием. И, как на всяком мероприятии, там были установлены свои правила. 

Несмотря на то, что целью вечеров танцев был «отдых трудящихся», нормы поведения на них были более чем строги. В 1922 году, на Второй всероссийской конференции комсомола, вполне серьезно обсуждались вопросы: может ли танцевать комсомолец, а если может, то какие танцы не будут порочить его честь? В итоге танго и тустеп (полька по-американски) оказались под идеологическим запретом. Газета «Смена» в 1924 году ставила в пример один сельский клуб, где комсомольцы танцевали под музыку песен «Смело, товарищи, в ногу» и «Смело мы в бой пойдем», изображая в фигурах танца все этапы становления молодой советской республики. Понятное дело, что такой вариант культурного времяпровождения, даже будучи трижды комсомольским и патриотическим, не прижился. Ведь молодым людям нужно было веселье, общение и разрядка в конце рабочего дня. Поэтому на танцплощадках вновь зазвучали кадрили, польки и вальсы.

Несмотря на то, что по данным соцопроса, 70 % молодых людей в ряду любимых развлечений называли танцы, они по-прежнему считались «буржуазным пережитком с эротическим подтекстом».

Вот почему регулярно ходившие на танцплощадки комсомольцы могли не только лишиться сего высокого звания, но и рисковали получить статус «врага народа». Однако бороться с традиционной культурой было бесполезно: более естественного знакомства с понравившейся девушкой, чем во время танца, никто не представлял.

1940-50 года

В 40-е в города хлынула молодежь из сельской местности, для которых гулянка с пляской были самым, что ни на есть естественным досугом. К ним с удовольствием присоединялись горожане. А строгие партийные работники не считали «буржуазными» целомудренно-народные польку-тройку, падеспань, краковяк. Однако «общественный контроль» над танцующими все же держался.

Кроме танго, в 1940 году негласный запрет распространился и на фокстрот. Его могли с оглядкой включить один раз за вечер, но танцевать его так, как того требовал сам танец, было невозможно: если заметят представители «общественного контроля», пластинку сразу же снимали и в течение вечера звучали только вальсы и польки. Многим знакома и война, объявленная в конце 40-х стилягам: любителям джаза, рок-н-рола, буги-вуги, яркой одежды и «запрещенных» танцев. Вспомним одноименный фильм-мюзикл Валерия Тодоровского, изобразившего драму этих ребят.

Отношение советской власти к танцам менялось медленно. Даже после смерти Сталина, в период хрущевской оттепели, идеологи формировали неприятие этого вида досуга у «сознательных» советских граждан. В литературе той поры сквозило убеждение, что порядочную девушку на танцах встретить невозможно. Показателем скромности девушки долгое время оставался тот факт, что она «на танцы не ходит».

1960-70 года

В 1960-х годах список «идеологически одобренных» танцев расширился – «узаконены» были танго и фокстроты, популярность обрели финские танцы летка-енка и хоппель-поппель, греческий сиртаки, латиноамериканский ча-ча-ча, американский чарльстон. Вообще в конце 60-х западные танцы завоевали советские танцплощадки. Рок-н-рол, однако, жил на танцплощадках недолго – ведь при исполнении приходилось совершать чуть ли не акробатические трюки, а не каждый обладал нужной физической подготовкой. Зато твист обрел громадную популярность! Даже некоторые советские композиторы начали писать в манере твиста: например, Арно Бабаджанян, Андрей Петров. Не было такой танцплощадки, на которой не звучал бы твист! Помните, отрывок из всенародно любимой комедии «Кавказская пленница»? Симпатяга Бывалый учит желающих: «Это же вам не лезгинка, а твист! Носком правой ноги вы как будто давите окурок …Оп! Оп! Оп! Второй окурок вы давите носком левой ноги. А теперь оба окурка вы давите вместе!».

Молодежные кафе и рестораны также рассматривались не только как заведения общепита, но и как места, где можно было потанцевать. Во многих популярных советских фильмах просматривается тема ресторанного веселья. Помните Фросю Бурлакову («Приходите завтра») – «-А мне чаю. Стаканов шесть!». Или сцены из кинофильма «Место встречи изменить нельзя», где во время взятия Фокса пары танцевали фокстрот «Рио-Рита».

К танцевальным площадкам и ресторанам можно добавить и домашние вечеринки: на них уж не было никаких запретов. Правда, грампластинки и магнитофонные записи популярных зарубежных исполнителей было не так просто достать: зачастую продавались они «из-под полы» с бешеной накруткой – вспомним эпизод с задержанием торговца грампластинками из к/ф «Стиляги».

В 70-х танцевальные вечера проводили в Дворцах и Домах культуры, школах, где можно было подключить колонки и другую аппаратуру, а в летнее время могли перенести веселье в парки и скверы, где специально огораживали территорию, ровняли и асфальтировали землю, а могли сделать и обычный деревянный настил. Билет на такое мероприятие стоил примерно 50 копеек, но находились и «зайцы», для которых невысокие заборы не были преградой. Но таких часто задерживали дежурившие на танцах милиционеры.

Танцы в 70-х были и поводом «блеснуть» модной обновкой. А носили тогда нейлоновые рубашки, кримпленовые платья, брюки клеш, но писком моды были джинсы. Правда, на многих домах культуры висели объявления типа: «Вход в джинсах на танцплощадку запрещен».

А в конце 70-х появилось понятие «дискотека» - магнитофон, колонки, несколько бобин с музыкой и зеркальный шар – вот и весь нехитрый набор для ее организации. Но школьные дискотеки часто проходили и в сопровождении школьных ВИА – они тогда были на пике популярности! В фильме «Розыгрыш», где в главной роли снялся юный Дмитрий Харатьян, такой школьный ВИА сыграл ставшую любимой многими поколениями песню «Когда уйдем со школьного двора».

«Почетным местом» в зале среди танцующих считалось место у колонок – несмотря на исходивший от них грохот. А в среде девочек считалось особой честью дружба с музыкантом.

1980-90

В начале 80-х можно было легко предугадать, какую музыку услышишь на дискотеке, особенно, если проходила она под аккомпанемент ВИА – репертуар в обязательном порядке утверждался на специальном художественном совете. В основном это были Ободзинский, Пьеха, Магомаев, «Песняры», «Верасы» Пугачева. А рок-музыкантов с «патлами» воспринимали, как пришельцев с другой планеты дискотеки в их сопровождении были такой редкостью из-за неформатного внешнего вида исполнителей и их репертуара, что становились настоящим событием.

Долгое время на дискотеках действовало правило: 70% репертуара должна занимать советская музыка, 20 % - музыка соцстран. И лишь под оставшиеся 10 % могли «протащить» какую-нибудь модную новинку.

На дискотеках часто завязывались отношения, ведь танцы были всего лишь прелюдией к провожанию понравившейся девушки домой. Вот почему «собираться на субботнюю дискотеку» девушки начинали еще в четверг: готовились наряды, продумывались прически, крутились бигуди, а потом в компании подружек красили ресницы знаменитой тушью-«плевалкой» «Ленинградская». Провожания с дискотеки с замиранием сердца ждала любая девушка, ведь следующим шагом было приглашение на свидание.

В вольные 90-е, на закате СССР дискотеки стали олицетворением демократии и моды: девочки могли себе позволить и лосины в обтяжку самых невероятных цветов, и яркий макияж, и химзавивку – что уж там до джинсов! Зазвучали западные ритмы, модным стала «свобода нравов». В фильме «Маленькая Вера» очень хорошо проиллюстрирована царившая там атмосфера ярких красок и «свободной любви».

Но во все времена дискотека была своеобразной жизненной школой: там встречались и влюблялись, сталкивались с предательством, учились ценить верность, уважать чужие интересы и непохожее на твое мировоззрение. Недаром многим так полюбился международный музыкальный проект «Авторадио» «Дискотека 80-х» - ведь это еще и шанс вернуться в прошлое и снова почувствовать себя молодым.


Написала для журнала "Биография", там же впервые опубликовано

А почему в Белоруссии нет мигрантов? Что Лукашенко для этого сделал
  • Beria
  • Вчера 09:57
  • В топе

Ответы "Белоруссия - бедная" и "Там ничего не строят и нет работы" - не принимаются! Начнем с того, что в Белоруссии в 2015 году все-таки ввели закон о тунеядстве, на к...

Доказала свою эффективность - новейшая "Деривация-ПВО" запущена в широкую серию.

Примерно три-четыре месяца назад появились довольно интересные кадры, на которых запечатлена эффектная работа новейшего зенитно-артиллерийского комплекса "Деривация-ПВО", которая, судя ...

Обсудить
  • Я бы добавил, что в начало 80 группа Аракс с Антоновым и диск Тухманова просто ворвались на танцплощадки СССР.
  • "А мимо гуси-лебеди..." - эх, было время золотое! Дискотека - это был глоток свободы, нынешним не понять!!
  • Ободзинский был в начале 70-х," восточная песня"
  • Да уж, в свои студенческие 60-е на танцах в каникулы в Доме культуры был удостоен чести быть выведеным милиционером "за непристойный танец". Чего уж там, была обыкновенная поскакушка с элементами твиста. Пока в возрасте "за 60" меня не прихватило сердце очень даже любил "позажигать" под молодёжную музыку. А так да, с танцами связаны все приятности молодости, да и с первой женой познакомился, можно сказать, на танцах-вылезла выпускница школы первый раз "в свет", ну и попалась.
  • :sparkles: :cold_sweat: Самые приятные воспоминания :exclamation: