Украина подошла к пределу своих мобилизационных возможностей, в Курской области \"Камаз\" ВС РФ предположительно подорвался на противотанковой мине

Украина - це Европа! (или Лион-97)

13 1240

- Украина - це Европа! - сказал Серёжа. Дело было теплым сентябрьским вечером 1997 года, за столиком кафе отеля ibis Part-Dieu в Лионе. 

Точнее, он сказал немного другими словами, но именно так. А трое москалей, сидевших за тем же столиком, ничего не поняли. Да и не могли понять, потому что истинный смысл этих слов стал ясен намного позже. 

Серёжа - это начальник УВД Полтавской области, генерал украинской милиции, на снимке справа, в очках. Приехал в Лион недельку отдохнуть от трудов тяжких (хотя для всех это была служебная командировка). Рядом с ним его секретарша. Трое москалей - это мы, офицеры российского бюро Интерпола. Приехали в штаб-квартиру в Лионе для изучения работы отделения аналитической криминальной разведки (Analytic Criminal Intelligence Unit - ACIU). В российском бюро разворачивалась такая же работа, и нужно было перенимать опыт коллег из штаб-квартиры. 

Серёжины слова звучали примерно так (за дословность не ручаюсь, но близко по смыслу): "Мы у себя на (или "в"?) Украине прошли уже очень далеко по дороге к демократии и Европе. Вам, в России, нас уже не догнать". 

Сказано это было покровительственным и немного высокомерным  тоном. Большого значения этому я тогда не придал - мало ли что можно сказать под легкими парАми алкоголя, да еще сидя рядом с такой знойной девушкой! Что думали на это счет мои коллеги - не спрашивал. Возможно, пропустили мимо ушей, но мне эти слова почему-то резанули слух и запомнились, как оказалось, надолго. 

Почему генерал и вдруг "Серёжа"? Просто он сам благодушно предложил так обращаться к нему в неформальной обстановке. Да и возраст у всех был примерно одинаков - середина четвёртого десятка. 

Поездка в Лион в сентябре 97-го была моей первой загранкомандировкой. До конца 94 года я служил в Вооруженных силах СССР/России, и поехать за границу для таких как я тогда было абсолютно нереально. Разве что на танке, но у нас на Байконуре танков не водилось - все больше ракеты. Да и те космические, с которых можно было разве что посмотреть на эту заграницу свысока. 

Поэтому возможность своими глазами узреть бывшего вероятного противника в его же логове была для меня в тот момент чем-то особенным. Сглаживало новизну только то, что ко времени поездки уже больше двух лет приходилось регулярно общаться с коллегами из многих стран мира. С кем в переписке, по телефону, а с кем и лично, если они приезжали к нам.

Как я оказался после Байконура в Интерполе, рассказано здесь. Когда летом 1995 года я стал стажером в российском бюро, там к этому времени уже служили или были такими же стажерами несколько бывших военных. В "святые девяностые" они так же, как и я расстались с армейской службой, но позже решили испытать себя в других погонах. Мы вышли из разных родов и видов войск, но общими чертами для всех был практически одинаковый возраст, с разницей в один-два года, и неплохое знание иностранных языков, в первую очередь, английского.

Большинство из этих моих новых коллег были военными переводчиками и за предыдущие 10 лет побывали много где. В том числе и в "горячих точках". Английским все владели "по умолчанию" но у профессионалов обязательным был еще как минимум один язык. Слава К. и Миша Л. знали фарси, и прикрывали южные рубежи Родины, в том числе и "за речкой", в Афганистане. Сергей Л. - португальский язык, с которым несколько лет служил в Мозамбике. Петр Г. со своим итальянским "устроился" лучше всех. Воплощал в жизнь игру слов - ходил в международные круизы по Средиземному морю и дальше на крейсерах (англ. - Cruiser) Черноморского флота. Может быть и на других кораблях ходил, но "в круизы на крейсерах" звучит лучше.

Вот такая группа в середине девяностых влилась в ряды молодого российского НЦБ Интерпола, и каждый по своему занялся новым для себя делом борьбы с международной преступностью.

Кстати, очень хорошо жизнь военных переводчиков показана в сериале "Русский перевод", снятом по книге Андрея Константинова, почти автобиографической.

Были в НЦБ и другие бывшие военные, как и я не из рядов "переводяг". Феликс М., позже выпустивший несколько детективных книг под псевдонимом "Феликс Эм", в которых использовал в том числе и некоторый опыт работы в нашем НЦБ.

Юра К. активно продвигал тему аналитики с использованием компьютерных баз данных и вполне закономерно стал начальником нового отделения аналитической криминальной разведки. В то время такой подход был своего рода новинкой, и развивать тему приходилось во многом, что называется, "с нуля".

Конечно, само понятие аналитики в криминалистической науке не было новым, но широкое внедрение компьютерных технологий, баз данных и программных продуктов для их обработки позволяло использовать этот инструмент более эффективно. Этим и занялось новое отделение в нашем НЦБ.

Чтобы не изобретать велосипед, нужно было изучать опыт наших коллег в Генеральном секретариате Интерпола, который располагал колоссальными объемами информации и применял аналитические методы для их обработки уже давно. К сентябрю 97 года была подготовлена командировка в Лион, и мы всем новоиспеченным отделением - главный анализатор, он же начальник Юра, Володя Б., пришедший из службы по борьбе с экономической преступностью (БЭП) и я, обладавший некоторыми технически-компьютерными замашками, вылетели в Париж, а оттуда поездом TGV в Лион.

Штаб-квартира Интерпола с 1989 года располагается в Лионе, Франция. В первые годы здание было окружено гладью воды - небольшимим водоемами, окружавшими дом прямо под окнами. В 97-м году я успел застать такую картину.

Позже от водной глади решили по каким-то причинам избавиться, разбив в этих местах просто газоны, которые и сейчас видны на спутниковых и прочих фотографиях. А вода осталась - с одной стороны в реке Рона, с другой - в озере Tete d'Or.

Конечно, еще по советской традиции, вместе с группой молодых специалистов полетел и руководитель. С этим нам повезло - П. Г., начальник ВНИИ МВД, по совместительству (:-) доктор юридических наук, профессор, обладатель многих других регалий, простое перечисление которых займет достаточно много времени. Хороший специалист, с его службой довелось поработать и потом.

Для меня эта командировка совпала с моим первым выездом за границу. Поэтому сам по себе короткий визит проездом в Париж был событием, достойным отдельного пера, но не здесь.

Ближе к вечеру, прогулявшись по улицам, набережным, прочим еще не сгоревшим Нотрдамам, которые оказались доступны за несколько коротких часов, мы перекусили на gare de Lyon и за два часа добрались поездом в город этого имени.

С утра полчаса пешком по утренним лионским улицам от отеля до штаб-квартиры, бюро пропусков, проверка, регистрация посетителей - и мы на территории святая святых международной полиции.

Суперсовременное здание, окруженное со всех сторон водой (неглубокие бассейны, на месте которых сейчас, к сожалению, обычные клумбы). В центре - высокий холл, перекрытый на уровне крыши. По краям скоростные лифты с прозрачными стенками. На полу - мозаичная эмблема Интерпола.

Юра К. слева и Ваш покорный слуга на снимке справа. Но, хоть убейте, не помню имя дамы в центре и страну, которую она представляла. Скорее всего она работала в штаб-квартире по контракту. Именно так формировался штат этой организации, набиравший технический персонал из местных, а специалистов по направлениям работы - из стран-членов Организации, которые приезжали для работы по контракту, как правило, на несколько лет.

От России в то время в штате работал Сергей А. В свое время его прикомандировали к штаб-квартире еще от МВД СССР, а потом несколько раз он продлевал контракт. В результате, к 97-му году он был  в штаб-квартире единственным представителем от стран, раньше входивших в состав Союза. Конечно, он неформально помогал всем делегациям стран СНГ и Балтии, приезжавшим по разным вопросам в Лион. Так было и в этот раз, но об этом чуть позже.

Наша группа приехала по рабочему вопросу - изучение опыта работы штаб-квартиры по анализу преступности. В их штате было профильное отделение -ACIU, которое на тот момент возглавлял Марио де Кок, если не ошибаюсь, сотрудник полиции Голландии.

Володя Б., Марио де Кок и Юра К.

Как водится, вручив традиционные сувениры с национальной и служебной символикой, мы провели несколько очень полезных дней, занимаясь рабочими вопросами.

А между делом, в один из вечеров Сергей А. пригласил нас поучаствовать в неформальной встрече, что называется, "за стаканчиком конфет", сотрудников милиции и полиции стран, раньше бывших в составе СССР. В этот раз в Лионе проводилась очередная встреча офицеров связи из состава национальных бюро европейских стран, и в ней принимали участие в том числе и наши коллеги из стран Балтии, Грузии и Украины. Всем им Сергей А. предложил собраться в одном из лионских ресторанчиков недалеко от штаб-квартиры, что и было сделано.

Интерпол сам по себе дистанцируется от вопросов политического, военного, религиозного и иного характера, не имеющего отношения к борьбе с собственно уголовной преступностью. Точно так же и все профессиональное сообщество, как правило, занимается уголовной преступностью и не вдается в трения политического характера, которые могут возникать между разными странами. А в то время - напомню, шел 1997 год - этих трений еще не успело особо накопиться между нашими странами, да и большинство встречающихся еще отлично помнили свою службу в рядах советской милиции.

В итоге встреча прошла достаточно тепло и неформально, впрочем, как это обычно и бывает между нашими людьми.

Интересный факт: большинство наших коллег, приехавших в тот раз в Лион, впоследствии заняли высокие посты в рядах национальных правоохранительных органов и других государственных структур.

Офицеры связи от Украины - Василий Неволя и Латвии - Юрис Ясинкевич. Конечно, они занимали другие должности в своих структурах, но в Лионе были именно в этой роли. Позднее Василий стал начальником киевского бюро Интерпола и Европола. Юрис уже тогда руководил латвийским бюро, а позже стал членом исполкома Интерпола.

Юра К. рядом с Алико (Александром) Аракишвили из тбилисского бюро. Позднее Алико стал начальником НЦБ в Грузии.

"Наш человек в Лионе" Сергей А. Справа Гунарс Кутрис, в то время сотрудник Минюста Латвии. Позже он стал председателем латвийского Конституционного суда.

В левой части снимка офицеры связи Ленно Рейманд, ставший потом руководителем эстонского бюро, и Лаймонас Василяускас из Вильнюса. Фотография из кафе на первом этаже штаб-квартиры. К сожалению удачных снимков Ленно и Лаймонаса с неформальной встречи не сохранилось, хотя оба они там были.

Но почему-то по большей части эта встреча "за стаканчиком конфет" запомнилась в связи с украинской делегацией. В её состав входили еще несколько персонажей, не имевших никакого отношения к людям, собравшимся в тот раз за столиком ресторана. Напомню, "наш человек" Сергей А. пригласил нас - московских аналитиков - на встречу офицеров связи из национальных бюро (я расскажу в другом материале об этом неформальном институте).

Украина же кроме настоящего профессионала и "рабочего конька" киевского НЦБ Интерпола Васи Неволи прислала пятерых (!) генералов и полковников - четверых из министерства и одного "генерала Сережу" - начальника полтавского управления, с секретаршей.

Первый слева - Василий. Справа, не считая нас с Володей, весь ряд занят чинами из украинского министерства внутренних дел. Всех должностей не знаю, но один зам. министра там был. По моему он сидит вторым с дальнего угла стола. Причем "генерала Сережи" из Полтавы, который приехал с секретаршей, в этот вечер на встрече за столиком с нами не было. Отдыхал по своему плану. 

Сейчас, на восьмом году евромайдана его слова, подкрепленные  впечатляюще-авторитетным составом украинской делегации в штаб-квартире Интерпола в 1997 году "доставляют" особо. И где-то чуть ли не удовольствие.

Действительно, уже тогда они ушли достаточно далеко по своей особой дорожке. Но видно и понятно это стало много позже.

Кроме этого моя первая загранкомандировка, конечно, запомнилась и другими событиями, о которых я могу рассказать отдельно. Сама рабочая встреча в Лионе завершилась вполне результативно. Наше отделение по анализу преступности в российском бюро потом работало и развивалось, расширяло круг деятельности. К нам приходили новые люди, но это уже тема другого разговора. 

Как молодой инженер отстаивал своё изобретение перед Сталиным и сумел его убедить? И это изменило ход войны
  • sam88
  • Сегодня 03:22
  • В топе

В 1934 году на руководство Центральной лабораторией Ижорского завода Ленинграда был поставлен молодой инженер Андрей Завьялов. Здесь разрабатывали новую броню для танков. Благодаря разработкам Завьяло...

Запад ждет неприятный сюрприз
  • pretty
  • Сегодня 08:40
  • В топе

Автор:  Андрей КолесникСтранное время мы переживаем прямо сейчас. Время парадоксов, небывалых сочетаний реальности. И время опасных иллюзий для тех, кто эту реальность неправильно понимает.С...

Вот новый поворот... и Макаревич опять ноет и ревёт

Европа устами тёти Каллас возвестила о запрете въезда и ограничениях в выдаче виз для всех россиян, назвав посещение Европы привилегией. Хех, привилегия посетить разрушающуюся и дегради...

Обсудить
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: Как интересно! А продолжение будет? :blush:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
    • Sanya
    • 18 ноября 2021 г. 08:20
    :thumbsup:
  • :thumbsup:
  • Юра К., где он на фото с грузином, похож на ВВП :stuck_out_tongue_winking_eye: