Испанская зараза - 4

0 413

Есть больше Пиренеи! (начало)

Граф Аранда был против войны с Францией - и потому, что был галломаном и "просвещенцем", и потому что считал, будто для любой войны Испания не готова (причем последние лет сто как минимум). Сначала ему удавалось "тянуть резину" в расчете на то, что пруссаки во главе с герцогом Карлом Вильхельмом фон Брауншвайг-Вольфенбюттелем быстренько победят французов и войдут в Париж, но сражение при Вальми 21 сентября 1792 года эти надежды похоронило. Испании надо было определяться по поводу войны, и сделать выбор Карла IV в пользу вмешательства подталкивало всё его окружение (начиная с весьма злобно настроенной по отношению к революции королевы), папский нунций, а также толпы французских эмигрантов, наводнившие (что парадоксально - после отмены "кордона Флоридабланки") Мадрид.

Посему слишком миролюбивый и либеральный Аранда был уволен 15 ноября 1792 года с поста государственного секретаря. Он еще оставался председателем им же созданного Государственного совета (органа для "типа координации" деятельности кабинета министров), но после вступления в войну в 1793 году вообще был сослан в Хаэн, откуда ему только в 1795 году разрешили возвратиться в свое поместье, где он вскорости и скончался. Либерализм в Испании таки не прошел...

Ну а за новым госсекретарем Карлос и его супруга Мария Луиса далеко не пошли - прямо возле трона крутился "в доску свой" Мануэль Годой. Для солидности его сделали сперва маркизом, а потом сразу герцогом де Алькудия, и он вступил в обязанности главы аппарата исполнительной власти королевства. А на упреки, что новому лидеру кабинета всего 25 лет, вполне можно было возразить, что английский премьер-министр Уильям Питт-младший вообще стал таковым в 24 года - и ничего, справляется. Время, понимаешь, такое - стремительное...

Приоритетом внешней политики Годоя стало спасение Людовика XVI и его семьи - испанцы финансировали роялистское подполье, пытавшееся выкрасть короля, а когда тот всё-таки был казнен 21 января 1793 года, Испания взяла курс на подготовку к войне. Для этого нужно было "заново вписаться" в мировую политическую систему, ведь с фактической ликвидацией "семейного пакта" страна осталась в международной изоляции. И герцог Алькудия нашел выход в неожиданном месте - он кинулся в "объятия" двухвекового врага, подписав 25 мая 1793 года договор в Аранхуэсе с Великобританией об оборонительном военном союзе против "третьих стран".

Хотя боевые действия началась еще раньше - 7 марта 1793 года Франция (снова! шиложопие головного мозга - ужасная болезнь) первой объявила войну Испании, и 31 марта, французские войска оккупировали долину Арана на границе Каталонии. Началась война, получившая в истории название Руссильонской, или Пиренейской, или Война против Конвента. Согласно разработанному еще при графе Аранде плану, в Наварре и Стране Басков сосредотачивался корпус в 18 000 человек для обороны от вторжения по берегу Бискайского залива, а арагонские проходы через горы стерег отряд в 5000 человек. Главные же силы, 32 000 солдат, были стянуты в Каталонию, откуда планировалось совершить вторжение в графство Руссильон, "нагло оттяпанное" у Испании еще в XVII веке, и "вернуть свое". Во главе этой армии стал генерал-капитан (то бишь фельдмаршал) Каталонии Антонио Рикардо де Каррильо и Альборнос.

Рикардос был в Испанской армии как Суворов - в основном потому что ему тоже было уже в обед 66 лет. Но духом старичок был "еще бобр", смог вторгнуться в графство Сердань и 20 апреля 1793 года у Сере побить с 3200 человек 1500 французов. С горя французский генерал Матьё Анри Маршан де Ля Ульер покончил с собой (опасаясь, видимо, неминуемого трибунала и гильотины). Испанцы продолжали развивать наступление, и 19 мая 1793 года Рикардос смог разбить армию генерала Луи-Шарля де Ля Мотт-Анго, бывшего виконта де Флёра, в сражении у Мас Деу. Правда, французы располагали всего 5300 человек при 14 орудиях, а Рикардос - 15 000 при 32 пушках, но при таком соотношении ввязываться в бой со стороны де Флёра было вообще глупо. Испанцы потеряли 34 человека убитыми и ранеными, а французы - 400.

Победа позволила Рикардосу осадить 23 мая форт Бельгард, который капитулировал 24 июня 1793 года. 17 июля де Флёр "понес победу" у Перпиньяна, сумев с 12 000 человек (против 15 000 испанцев) убить аж 1000 испанцев, потеряв 800 человек. Зато 28 августа дивизия Армии Восточных Пиренеев во главе с генералом Люком Симеоном Огюстом Дагобером де Фонтениллем была разбита испанским генералом Мануэлем Лапеньей Родригесом Руисом де Сотильо у Пучсерды. Затем Родригес выделил две дивизии под командой генералов Херонимо Хирона-Моктесумы, маркиза де Лас Амарильяса (да-да, прямого потомка правителя государства астеков Мотекусомы Шокойцина) и Хуана Антонио де Куртена Массенета (этнического валлона), чтобы отрезать Перпиньян, но командир другой французской дивизии Эсташ Шарль д'Ау (таки да, господин Ау) смог победить их 17 сентября 1793 года у Пейрестортеса. Сражались с обоих сторон по 12 000 человек, потери французов - 300 убитых и раненых, испанцев - 1700 и 26 пушек.

Назначенный новым командармом Дагобер стянул силы и получил подкрепления, так что к сентябрю имел в строю уже 22 000 человек и надеялся на лучшее - ведь силы Рикардоса выросли всего до 17 000. Но 22 сентября 1793 года генерал-капитан в сражении у Труильяса доказал, что умеет не только числом - испанцы потеряли 2000 убитых и раненых, а французы - 3000 убитых и раненых, 1500 пленных и 10 орудий. А 3 октября Рикардос у Булу успешно отразил атаку частей д'Ау, сменившего Дагобера.

На смену д'Ау прибыл генерал Луи Мари Тюрро де Гарамбувиль де Линьер - но и ему не повезло 11-13 октября 1793 года у Пла-дель-Рей. После чего во главу Армии Восточных Пиренеев вернули д'Ау - но не помогло, 7 декабря 1793 года его побили 5000 прибывших на фронт португальцев во главе с генералом Жуау Форбсом (или проще Джоном - потому что был англичанином) у Виллелонг-дельс-Монт. А 20-23 октября 1793 года испанский генерал Грегорио Гарсия де Ла Куэста и Фернандес и Селис разбил сразу двух командующих французов (Франсуа Амеде Доппе 20 октября сдал полномочия, а д'Ау принял их в третий раз) у Коллиура - напал с 8000 человек на 5000, потерял 300, выбил 4000, и захватил порты Коллиур и Порт-Вандр.

Однако воспользоваться плодами побед в полной мере Рикардос не мог - его армию приковали на месте хреновое снабжение и отсутствие подкреплений. Кризис прогрессировал, заставив командующего весной 1794 года лично поехать в Мадрид и добиваться там справедливости. Увы, но именно там 13 марта 1794 года победоносный генерал-капитан Рикардос и умер от пневмонии. Земля испанская никогда не оскудевала военными талантами, и король Карлос с Годоем нашли замену - генерал-капитан Андалусии Алехандро О'Рейлли (урожденный ирландец), герой сражений со злобными алжирцами и крупный военный инженер.

Но увы - ему вообще было уже 72 года, и он помер 23 марта, даже не доехав до действующей армии. Так что пришлось срочно искать нового командующего, и на сей раз решили "выдвинуть кадр" из действующей в Руссильоне армии, назначив генерал-лейтенанта Луиса Фермина де Варгаса Карвахаля и Бруна, графа Ла Уньона, отличившегося в боях у Сере и Труильяса, и повысив его до генерал-капитана Каталонии (высший воинский чин в Испании был привязан к определенным областям, делая генерал-капитана еще и главой временной военной администрации). Графу было всего 42 года, и ничто не предвещало, что он "падет от ветхости", как оба его предшественника.

Пока армия геройствовала в Каталонии, испанский флот поучаствовал в захвате, обороне и сдаче Тулона - испанскими судами и войсками командовал там генерал-лейтенант флота (в Испании была похожая на французскую система чинов ВМФ - кто еще помнит сериал о французских каперах) Хуан Каэтано де Лангара и Уарте. Вообще, как показали события, испанцы не имели особых проблем с качеством высшего командования (что удивительно, принимая во внимание, как низко всё упадет через какие-то 13 лет), но вот организована с административной и хозяйственной стороны война была из рук вон плохо. Впрочем, Ла Уньон оказался не так удачлив, как Рикардос. Его армию по прежнему жестоко терзал кризис снабжения, вынуждая топтаться в Руссионе, а французы собирали "несметные толпища" и наконец-то смогли найти им достойного командующего - им стал дивизионный генерал Жак Франсуа Кокий, взявший себе псевдоним Дюгомье, настоящий герой осады Тулона...

О поставках ракет из Германии и США дальностью 500 км: Это террористическая месть

Пока что на уровне властей, и в США, и в Европе есть желание, как можно дольше удержать Украину на плаву любой ценой, даже ценой эскалации напряженности с Россией, даже ценой угрозы пер...

Каковы перспективы создания единой армии Европы?

Отвечая на вопросы читателей «Военного дела», политолог Ростислав Ищенко прокомментировал идею ЕС по созданию единой европейской армии, которая, возможно, заменит блок НАТО.— В ЕС начал...

Мильша. Засечная черта. Мягкий и твёрдый знаки фамилии или параллели 17 и 21 столетий

ЗАЩИТНИКАМ ОТЕЧЕСТВА ПОСВЯЩАЕТСЯ«Мильша. Засечная черта». Мягкий и твёрдый знаки  фамилии или параллели 17 и 21 столетий«Под ракитою зеленойКазак раненый лежал.Ой да под зеленойКаз...