• РЕГИСТРАЦИЯ

Корабль дураков или краткая история самостийности... житие авантюриста.

Gnuss
10 мая 18:19 2 1549


Начало здесь:  https://cont.ws/@gnuss/1321394

С точки зрения чисто писательской, биография Мазепы — благодатнейший материал для толстенного приключенческого романа, получившегося бы отнюдь не скучным: столько там залихватских жизненных перипетий, интриг, романтической любви и загадок…

Однако в данном повествовании будем придерживаться сухих фактов. Иван Мазепа, выходец из мелкопоместной «русской шляхты», получил прекрасное образование в Европе, свободно владел польским, латинским, немецким. Безусловно, человек был умнейший, незаурядный, книжник, обладавший большими дипломатическими способностями. Однако все эти качества еще не означают автоматически, что обладатель их непременно будет благородным и положительным персонажем. Порой умный, начитанный и хитрый способен устроить такое, на что у сотни людей поменьше калибром попросту не хватит мозгов. Что в нашем случае и произошло…

Портрет Ивана Мазепы

Двадцатилетний Мазепа оказывается при дворе польского короля Яна-Казимира, где получает придворное звание «покоевого» — не особенно и высокое, но и не такое уж ничтожное. Молодцу вроде бы светит блестящая карьера: на протяжении нескольких лет именно Мазепа ведет разного рода щекотливые и тайные переговоры меж королевским двором и гетманами Левобережья — что для человека его лет, к тому же не этнического поляка, согласитесь, весьма неплохо.

Однако карьера не задалась: в один отнюдь не прекрасный для него день молодой придворный вдруг переезжает на постоянное место жительства в Гетманщину. Наверняка не по своему желанию: Мазепа был честолюбив как сто чертей. Что произошло, историкам в точности неизвестно. Авторы, настроенные к Мазепе вовсе уж недружелюбно, охотно пересказывают имевшую большое распространение байку: якобы молодой шляхтич закрутил постельный роман с супругой влиятельного и знатного пана, а тот, изловивши соперника на месте преступления, велел привязать его голым к коню, вымазать дегтем, обсыпать перьями да и пустить в чисто поле. Объективности ради нужно уточнить, что эта история противоречит хронологии событий — и с огромной долей вероятности может считаться выдумкой, пущенной недоброжелателями Мазепы при дворе.

Наоборот, симпатизанты гетмана (пользуясь польским словечком) нашли самое романтическое и возвышенное объяснение его отъезду из Варшавы: мол, молодой украинский патриот услышал сердцем необоримый, прямо-таки мистический зов Родины и без сожаления покинул ляхов, чтобы трудиться на благо «неньки Украины». Однако все, что известно о Мазепе, ничуть не позволяет заподозрить его в таком уж благородстве душевном.

Истина, как водится, лежит где-то посередине. Причины, судя по всему, были гораздо более житейскими и вовсе не оригинальными: польские паны, спесивые и надменные, всегда относились к «русской шляхте», как к людям второго сорта. Вероятнее всего, гордые ляхи, недовольные тем, что какой-то «козак» делает чересчур уж успешную карьеру при дворе, постарались его оттуда выдавить. Примеров в истории масса…

«Служение Украине» заключалось в том, что Мазепа поступил на службу к тому самому «турецко-подданному» гетману Петру Дорошенко, чье воинство, по словам современника, было не что иное, как «великая разбойничья шайка». Дорошенко обитал на правом берегу Днепра и, несмотря на свою скверную репутацию, поддерживал самые тесные дипломатические отношения и с левым берегом, и с Крымом, и с запорожцами. Во все эти места в качестве личного гетманского посланца и ездил Мазепа, успевший стать у Дорошенко не только дипломатом, но и начальником гетманской гвардии.

Потом случилась загадка, внятное объяснение которой историки не выдвинули до сих пор. Мазепа был отправлен послом к крымскому хану, куда и отправился с татарской охраной, а также пленными жителями Левобережья, которых Дорошенко послал хану в виде подарка. По дороге всю эту компанию захватил в плен запорожский атаман Сирко.

Подобно всем прочим «полевым командирам» того времени в тех местах, Сирко особенной моральной щепетильностью не страдал и при нужде вступал в любые альянсы. Один-единственный твердокаменный принцип у него все же имелся: атаман люто ненавидел крымских татар, каковых резал при первой возможности — равно как и их украинских «союзников».

И тем не менее произошло некое чудо: Мазепа, которому по логике событий следовало расстаться с жизнью немедленно, остался цел и невредим, что в случае с Сирко было примером уникальнейшим. Разводя руками, историки пишут, что хитрый и обаятельный дипломат Мазепа «очаровал» неотесанного степного «лыцаря», пришелся ему по нраву. Что там происходило, в точности неизвестно. Закончился плен тем, что Сирко отправил Мазепу на Левобережье, к гетману Самойловичу, а тот переслал этот интересный трофей в Москву, чьим врагом Дорошенко заслуженно считался.

В Москве для Мазепы все обошлось. Его не то что не сослали в Сибирь, но даже кнутом не погладили, наоборот, в конце концов удостоили даже аудиенции у царя Алексея Михайловича, выдали «государево жалованье» и отпустили к Самойловичу в качестве вполне лояльного к Москве элемента, вообще своего человека.

Объяснение этому может быть только одно: Мазепа, много лет игравший немалую роль в польско-гетманско-татарско-турецкой тайной дипломатии, попросту слил тогдашней русской разведке все, что знал, а знал он немало. Человечка примитивно перевербовали… Дело житейское и вполне обычное.

Мазепа стал потихоньку делать карьеру у Самойловича, поднявшись до чина генерального есаула. Чин был важнейший: именно генеральный есаул командовал наемными полками, составлявшими личную охрану гетмана. А попутно наладил тесные торговые связи с Московией, куда отправлял большие партии водки. Согласно реалиям того времени подобная коммерция была немыслима без московских покровителей на самом верху, получавших приличные «откаты» — ничего нового, господа мои, в этом мире…

Судя по всему, гетман Самойлович, даром что хитрющая лиса, своему генеральному есаулу доверял полностью. А зря…

Уже поминавшаяся однажды старши́на, недовольная Самойловичем, накатала на него в Москву серьезную «телегу», каковую с тайным гонцом отправила окольными путями. Именно об этом и повествуют строки Пушкина:

Зачем он шапкой дорожит?

Затем, что в ней донос зашит.

Донос на гетмана-злодея

Царю Петру от Кочубея.

Великий поэт допустил одну маленькую неточность: в то время царь Петр по малолетству был чисто номинальным правителем, а реальная власть была у царевны Софьи и ее фаворита князя Василия Голицына, каковым «сигнал» и был передан. В остальном все правильно: первой под доносом стояла подпись генерального писаря Кочубея (второго после гетмана лица в тогдашней иерархии), а вот автограф Мазепы скромненько притулился где-то посередке…

Гетмана, помимо прочих грехов, обвиняли еще и в срыве крымского похода князя Голицына. Русское войско, отправившееся завоевывать Крым, натолкнулось на огромную полосу выжженной степи (вероятнее всего, дело рук татар) — и, поскольку нечем теперь было кормить быков в немаленьком обозе, бесславно повернуло назад. Кочубей, Мазепа и компания утверждали, что именно коварный изменник Самойлович, вступив в предосудительные сношения с ханом, степь и поджег…

Наверняка это была чистейшая брехня. Наверняка ей и в Москве не особенно верили. Однако князю Голицыну, надо полагать, хотелось предстать перед всем миром не скверным полководцем, а жертвой измены. В качестве козла отпущения Самойлович подходил как нельзя более кстати…

А посему его с превеликой радостью арестовали и вместе со всем семейством законопатили в Сибирь. И как-то так получилось, что опустевшее гетманское кресло занял именно генеральный есаул Иван Мазепа, хотя хватало и других претендентов. Москва именно его поддержала самым активнейшим образом.

Ходит легенда, что предусмотрительный Мазепа, не полагаясь на дипломатию, по обычаям того времени поклонился князю Голицыну бочонком с десятью тысячами червонцев. Доказательств, конечно же, нет, но эта история нисколечко не противоречит вольным нравам эпохи, когда подобные подарочки были в большом ходу. Во всяком случае, и позже (что уже установлено совершенно точно) Мазепа «заносил» московским сановникам, включая царя Петра, нехилые подарочки.

 Даже точные цифры сохранились: Петру — 2000 дукатов, Меншикову — тысячу и шесть больших серебряных бутылей, Головкину — тысячу, Шереметеву — 500 и серебряные сервизы, Шафирову — 500, Долгорукому — 600, секретарю Посольского приказа Степанову — 100. Со временем московские покровители Мазепы даже добились для него титула князя Священной Римской империи германской нации (во сколько это обошлось гетману, история вроде бы умалчивает, но ясно, что даром такие вещи не делаются).

За двадцать один год правления (1687–1708) Мазепа особой народной любви не обрел. Как и его предшественник, он щедро раздавал в потомственное владение земли, села и деревеньки — вместе с крестьянами, разумеется. И даже ввел «универсалом» 1701 года обязательную еженедельную двухдневную барщину даже для тех крестьян, что жили на собственной земле и ни под каким помещиком не числились. Даже «отец самостийности» профессор Грушевский, апологет Мазепы, вынужден был признать: 

«Разумеется, эта новая барщина страшно возбуждала крестьянство, у которого еще были свежи в памяти времена беспомещичьи, когда оно хозяйничало на вольной земле. Горькая злоба поднималась в нем на старши́ну, которая так ловко и быстро сумела взять его в свое подчинение. Особенным гневом дышали люди на гетмана Мазепу, подозреваючи, что он, шляхтич и „поляк“, как его называли, старался завести на Украине польские панские порядки. С большим подозрением относился народ ко всем начинаниям его и старши́ны».

Такой вот парадокс: в Польше Мазепу считали «козаком», а на родине — «чертовым ляхом»… Грушевский, большой мастер фокусничать с реальной историей, пытался оправдать своего героя тем, что Мазепа-де поневоле выполнял «тайные приказы Москвы», по своему злодейскому обыкновению стремившейся уничтожить все украинские вольности. Однако, вот незадача, в архивах Коллегии Малороссийских дел сохранился указ Петра 1693 г. прямо противоположного содержания: царь предписывает гетману «надзирать за малороссийскими помещиками, удерживать их от жестокости, поборов, работ излишних»

Указ этот гетман спрятал подальше и притворился, будто его и не было. Сохранились распоряжения Мазепы касательно того, как поступать с теми крестьянами, кто пробует сопротивляться закабалению, а то и бежит в Московию: ловить, хлестать кнутами, при необходимости и вешать…

Перед Москвой Мазепа долго выслуживался как мог. Еще при вступлении в должность он подписал обязательства, по которым гетман не мог отныне без разрешения царя смещать старшин, иметь какие-либо дипломатические отношения с Польшей и Крымским ханством.

Двадцать лет Мазепа служил Москве верой и правдой, не проявляя ни малейших поползновений отстаивать «украинские вольности». Вместе с русскими полками гетманское войско участвует в южных походах — за что Мазепа вторым в России (царь Петр только четвертым) получает орден Андрея Первозванного; воюет в Лифляндии, в Польше, подавляет восстания запорожцев и донского атамана Кондратия Булавина. Петр буквально осыпает гетмана подарками и пожалованиями: деньги, соболя, бархат, парча, драгоценности, семга, стерлядь, наконец княжеский титул и переданная в потомственное владение целая волость в Великороссии…

Если с Петром отношения выстроились самые сердечные, то с собственными «подданными» все обстояло далеко не так лучезарно. «Черный народ» откровенно ненавидел закабалявшего их гетмана — не зря Мазепа, подобно Самойловичу, держал при себе «сердюков» и «компанейцев», а чисто казацкие полки старался как можно чаще посылать воевать куда-нибудь подальше.

Как легко догадаться, и среди старши́ны со временем сложился тесный кружок недовольных гетманом. Возглавлял его генеральный писарь Кочубей, у которого имелись к тому и личные причины. Дело в том, что 65-летний Мазепа загорелся самой что ни на есть пылкой страстью к юной красавице Мотре, дочери Кочубея. Симпатия была взаимной — такой, что Мотря даже сбежала из отцовского дома и какое-то время жила у Мазепы.

История эта принесла колоссальный ущерб гетманской репутации. Дело даже не в тех вольностях, что влюбленные себе позволяли практически на глазах у всех, а главным образом в том, что Мотря была крестной дочерью Мазепы. Согласно суровым церковным канонам, спать с крестницей было все равно что спать с родной дочерью…

Тут в Польше началась нешуточная смута. Объявились сразу два претендента на престол: саксонский курфюрст Август и отечественный шляхтич Лещинский. Благородное панство, набившее руку в подобных делах, разделилось на два лагеря и принялось весело рубать друг друга, разоряя вражеские владения. Чтобы поддержать Августа, в Польшу вступили русские войска и казацкие полки Мазепы. Чтобы поддержать Лещинского, в Польшу вступил со своими обстрелянными молодцами шведский король Карл XII. Война разыгралась долгая и нешуточная…

И вот тут-то старый интриган и прохиндей Мазепа увидел для себя шанс!

Началась тайная переписка с одним из польских королей Станиславом Лещинским. Мазепа обещал выступить на его стороне с двадцатитысячным как минимум войском, а «король Стась» в ответ обещал сделать Мазепу «потомственным князем Русским», отдать ему в удел всю Украину-Русь, которая все же вошла бы в состав Речи Посполитой на правах автономии. Поляки, подсуетившись, даже быстренько нарисовали для Мазепы княжеский герб и послали ему рисуночек, чтоб не сомневался…

Переговоры удалось сохранить в глубочайшей тайне. Кочубей и полковник Искра все же что-то о них проведали и моментально отправили в Москву «сигнал». Однако они, судя по всему, краем уха узнали только о самом факте тайных сношений гетмана с поляками и не располагали ни малейшей конкретикой. Донос этот сохранился, он и в самом деле, по отзывам историков, «производит впечатление не обоснованного обвинения, а бездоказательного навета». К тому же московское «руководство» давно было Мазепой прикормлено. Кончилось все тем, что обоих доносчиков выдали на расправу Мазепе. Гетман тут же распорядился их казнить, а все движимое и недвижимое имущество присвоил себе — так оно целее будет…

Буквально через год в Москве самым горьким образом пожалели о необдуманном решении и пренебрежении к «сигналу». Когда на территорию Гетманщины вступил шведский корпус с королем Карлом во главе, Мазепа уже открыто к нему присоединился во главе казачьего отряда…

Однако практически сразу же шведский король обнаружил, что, как говорится, купил кошку за енота. Обещанного Мазепой казачьего войска он не дождался. С Мазепой к шведам прибыла лишь горсточка приверженцев гетмана — пессимисты оценивают их число в полторы тысячи, а оптимисты — в пять. Даже если верна вторая цифра, это была именно что горсточка. 

Когда Мазепа посылал казачьи полки воевать совместно с московскими, то они насчитывали не менее пятидесяти тысяч сабель. Так что даже по самым оптимистическим подсчетам самостийников, к изменившему присяге гетману присоединился лишь каждый десятый казак. Ясно, что население Гетманщины авантюру своего главы никоим образом не поддерживало… Старшины и полковники (в том числе и те, что сначала последовали за Мазепой) в массовом порядке прибывали к Петру. Новым гетманом быстренько выбрали полковника Ивана Скоропадского. Еще через шесть дней митрополит Киевский, посовещавшись с высшими церковными сановниками, публично провозгласил Мазепе и его сторонникам анафему, то есть церковное проклятие (не отмененное до сих пор). Чучело Мазепы при большом стечении народа подвесили на виселице.

Сам он тем временем печально сидел в лагере шведов, уже отлично осознавая, что дал маху. Пришедшие с ним казаки составляли силу ничтожную. Карл косился недружелюбно. Запорожцев, сдуру выступивших было на стороне Мазепы, московско-казачий отряд разнес вдребезги. Единственным утешением были три бочки денег, которые гетман прихватил с собой. В общем, жизнь как-то не задалась…

С горя Мазепа начал тайно посылать гонцов к Петру, обещая загладить вину, сделать все, чтобы способствовать поражению шведов. Обещал даже, что непременно постарается захватить живьем короля Карла и «представить по начальству». Вполне возможно, что бывший гетман, дабы восстановить прежнее положение, охотно все это проделал бы, да вот беда, не было ни силенок, ни возможностей… Каким бы опытным и хитрым игроком ни был Мазепа, но настал момент, когда тузы в рукаве закончились.

Дальнейшее проистекало просто и незамысловато. Под Полтавой петровские полки совместно с отрядами присягнувших на верность казачьих полковников расчихвостили шведов в хвост и в гриву. Воинство Мазепы по неведомым нынче причинам участия в Полтавской баталии не принимало. Остатки Карловой орды были окружены регулярной кавалерией Меншикова и казаками, после чего с превеликим облегчением сдались.

Карл и Мазепа в сопровождении буквально горсточки «сподвижников» сумели все же ускользнуть и бежали к туркам. Там Мазепа лишился последней радости — тех самых трех бочонков с деньгами. Карл их, деликатно выражаясь, «позаимствовал» и раздал своим шведам. Вскоре Мазепа отдал богу душу — не исключено, что от лютого огорчения…

Иные нынешние украинские историографы, как легко догадаться, облагородили эту историю до полной неузнаваемости. На полном серьезе утверждается, что Мазепа заключил с Карлом «равноправный союз» — вот только никаких письменных подтверждений этому не находится, да и современники событий об этаком «союзе» дружно помалкивали. Тем не менее громогласно провозглашается, что Мазепа-де из самых благородных побуждений намеревался создать «независимую украинскую государственность».

Намеревался, конечно, кто ж спорит? Однако все, что о Мазепе известно, позволяет с уверенностью говорить: персонаж этот наверняка никакими такими идеалами не заморачивался, а думал исключительно о собственной выгоде. Поведись ему и впрямь стать властителем всей Украины-Руси, это было бы не мифическое «самостийное государство вольных украинцев», а стопроцентное феодальное владение, увеличенная модель мазепинской Гетманщины, где кучка «знати» безраздельно властвовала бы над «черным людом», а над всем этим гордо возвышался бы Мазепа, используя любую возможность, чтобы набивать закрома золотишком…

Бывший президент Украины Ющенко учредил награду под названием Крест Мазепы. За какие именно деяния собирался награждать будущих кавалеров, неизвестно. Строить предположения не хочется, а потому свои комментарии автор оставляет при себе, дабы ненароком не обидеть иные чувствительные души…

«Век золотой Екатерины»

На протяжении следующей полусотни лет Гетманщина многие свои вольности, то есть автономию, конечно же, помаленьку теряла,— отрицать этот очевидный исторический факт глупо. Но также глупо видеть в этом какие-то специфически «москальские» козни. Попросту происходило становление и укрепление Российской империи, централизованного государства — процесс во многом естественный, как природное явление. Некоторые вещи при этом происходят словно бы автоматически, в том числе и урезание всевозможных «автономий». Достаточно вспомнить историю Великобритании, где точно так же методично и постепенно урезались сохранившиеся со старых времен автономии, а тамошние «украйны» Уэльс и Шотландия превращались в обычные, по-русски говоря, губернии. Причина — не злая воля отдельных субъектов, а исторический процесс…

Гетманщина, некогда в полном смысле слова бывшая Украйной-Окраиной, со временем оказалась внутри государства. На западе после разделов Польши к Российской империи были присоединены Правобережная Украина и Волынь. На юге, после ряда победоносных войн с турками, Россия заняла бывшее Дикое поле, то есть Причерноморье — и принялась его активнейшим образом осваивать, строя города, крепости, корабельные верфи. Без всякого вооруженного сопротивления капитулировал и признал власть Москвы Крым. Конечно, во всех этих войнах, боях и походах участвовали и казацкие полки, в том числе из Гетманщины, но их роль, признаем честно, все же вспомогательная. 

Да и Причерноморье, получившее название Новороссии, обустраивалось на русские деньги и русскими трудами. Да и особо переоценивать казачий вклад в победы не стоит. Один пример: во время Русско-турецкой войны 1735–1739 гг. Малороссия должна была выставить шестнадцатитысячный казачий корпус. Однако больше трех тысяч призванных дезертировали, еще не добравшись до театра военных действий, а из оставшихся половина оказалась без лошадей, по поводу чего знаменитый фельдмаршал Миних, возглавлявший эту кампанию, в сердцах выразился: «Как мыши, только даром хлеб едят»…

Одним словом, в 1764 г. последний гетман, Разумовский, сложил свои полномочия. Гетманщина, она же Малороссия, превратилась в Черниговскую и Полтавскую губернии. Часть гетманских и запорожских казаков составила Черноморское казачье войско, впоследствии преобразованное в Кубанское. Прочие «украйные» земли уже с самого начала становились губерниями Российской империи.

И коли уж речь зашла о «золотом веке Екатерины», надлежит опровергнуть еще один миф, созданный отцами-основателями самостийщины: якобы означенная Екатерина, немка проклятая, успевшая, должно быть, проникнуться извечным москальским шовинизмом, «закрепостила» украинцев. До Екатерины якобы на Украине процветали пышным цветом вольность и свобода, а вот Екатерина всех вольных закрепостила…

Кирилл Разумовский

И это исторической правде нисколько не соответствует…

Крепостное право на Украине не было объявлено указом Екатерины (подобных указов не существует вовсе), а долгими десятилетиями формировалось усилиями самой казацкой старши́ны. Гетманская «знать» помаленьку прибирала к рукам земли, а, как выразился герой знаменитого романа Стругацких, «на что сподвижникам земли без крепостных?» Смешно и думать, что казачья аристократия (а помаленьку сложилась именно что аристократия) видела в земляке-крестьянине «собрата-украинца». Ни в одной стране мира за аристократией подобных благоглупостей не замечено, наоборот, повсюду дворяне, как бы они ни именовались, с превеликой охотой и большим рвением стремились превратить в бесправный рабочий скот родственных им по крови и языку единоверцев. Где-то это не проходило, а где-то великолепно удавалось…


На Украине как раз удалось. Поначалу, в течение буквально пары десятков лет, существовало некое равноправие. На освобожденных от власти польской короны землях Левобережья. Однако очень быстро началось то, что казенно именуется «классовым расслоением». Уже Хмельницкий в своих универсалах объявляет, что «посполитые», то есть свободные крестьяне и городские мещане, обязаны выполнять «послушенство», то есть повинности по отношению как к старшинской верхушке, так и церкви (высшее духовенство, как и в России, имело свои немаленькие владения).

Старши́на же, глядя на своих польских и русских «братьев по классу», откровенно желала стать такими же полновластными хозяевами над «холопами». Довольно быстро они начали выпрашивать у царя «жалованные грамоты» на имения. Самым изворотливым оказался гетман Выговский, ухитрившийся выпросить на одни и те же имения грамоты и у короля польского, и у царя московского — кто бы ни победил, а гетман в выигрыше…

Сохранилась масса документов, свидетельствующих об истинном положении дел — и о том, что именно Москва пыталась одергивать нарождавшихся помещиков. Донесение в Москву от находившегося при гетмане царского чиновника Протасьева: 

«В Малороссии самые последние чиновники добывают себе богатство от налогов, грабежа и винной торговли. Если кого определит гетман сотником, хотя из самых беднейших и слуг своих, то через один или два года явится у него двор, шинки, мельницы и всякие стада и домовые пожитки».

Нетрудно догадаться, что для содержания всей этой благодати требуется немалое число работников — и крайне желательно не вольных, которые много о себе понимают, а самых что ни на есть бесправных. Вот те, кто попал «из грязи в князи», и старались. Инструкции Петра своим представителям при гетмане гласят: 

«Строго смотреть за полковниками, чтобы они не обременяли народ взятками и разными налогами». «Препятствовать, с гетманского совета, Генеральной Старшине и полковникам изнурять работою казаков и посполитых людей». 

Однако, как частенько случается, приказы эти оставались неисполненными: до Бога высоко, а до царя далеко…

В свое время Мазепа установил почетное звание «бунчуковый товарищ». Обладатель его никакого жалованья не получал и никакими обязанностями обременен не был — но фокус весь в том, что звание это массово получали старши́ны и их потомки, владельцы имений, тем самым превращаясь в некое сословие наподобие дворянства. Параллельно старши́на пыталась всеми мерами воспрепятствовать переходу «посполитых» в казаки, мало того, массово переводила казаков в «посполитые» — которые уже не имели никаких прав, кроме обязанностей…

Ну а завершилось все тем, что Екатерина просто-напросто государственным указом юридически узаконила сложившееся положение дел. В 1781 г. особой «Жалованной грамотой» она превратила старши́ну, их потомков, а также «бунчуковых» и «значковых товарищей» в потомственных дворян Российской империи. Они были уравнены в правах с прочими российскими дворянами, их роды были записаны в родословные книги Черниговской и Полтавской губерний. Соответственно, «посполитые» были обращены в крепостных крестьян. 

Если кто-то считает, что новоявленное дворянство протестовало против таких нововведений и с негодованием отнеслось к «закрепощению вольного украинского народа», жестоко ошибется. Наоборот, среди «благородного панства» царило всеобщее ликование: их права наконец-то были узаконены самым бесспорным образом…

Исторической точности ради нужно упомянуть, что процесс 

становления нового дворянства сопровождался массой афер, связанных с подделкой документов. «Благородное происхождение», как это водилось во всем цивилизованном мире, следовало подтверждать документами — а с этим обстояло скверно. Потому что выдвинувшаяся во владельцы имений старши́на происхождения была самого темного и туманного. 

В 1654 г. в Переяславле вместе с казаками и «посольством» московскому царю присягнули всего-то триста настоящих шляхтичей. Однако, когда при Екатерине в Малороссии была создана «Комиссия о разборе дворянских прав», в нее нагрянуло сто тысяч дворян. Причем каждый из них располагал кучей древних на вид грамот, рисунками гербов, развесистыми генеалогическими древами, из которых следовало, что владельцы происходят едва ли не от Адама…

Ларчик открывался просто: на Правобережье располагался известный городок Бердичев, где обитала масса специалистов по конвейерному производству всевозможных «древних» документов. В зависимости от пожеланий и щедрости очередного клиента ему в два счета мастерили охапку самых что ни на есть старинных на вид пергаментов, выводивших родословную едва ли не с допотопных времен. 

Все зависело порой от фантазии самого заказчика: известные впоследствии Капнисты, подсуетившись вовремя, оказались потомками неизвестного европейской истории «венецианского графа Капниссы с острова Занта». И ничего, проехало. Те, у кого выдумки оказалось меньше, не особенно напрягая мозги, приписывались к какому-нибудь известному польскому роду — настоящие представители которого, надо полагать, вертелись в гробах.

В большом почете были и «благородные татарские мурзы» — одного из таких, глазом не моргнув, присвоили себе в качестве пращура Кочубеи, благо сам мурза уже несколько столетий покоился незнамо где и протестовать не мог. Естественно, из предусмотрительности старались выбирать польских магнатов и татарских мурз, не оставивших прямого потомства — чтобы никто не мог уличить. Некий прыткий деятель претендовал на то, чтобы считаться потомком давным-давно вымершего рода польских князей Острожских — его предки, мол, «тоже происходили из Острога».

Над подобной публикой едко иронизировал в свое время автор знаменитого романа «Пан Халявский», классик украинской литературы Квитка-Основьяненко (писавший в основном на русском): 

«Я теперь, как выражаются у нас, целою губою пан. Роду знатного: предок мой, при каком-то польском короле бывши истопником, мышь, беспокоившую наияснейшего пана круля, ударил халявою, то есть голенищем, и убил ее до смерти, за что тут же пожалован шляхетством, наименован паном Халявским, и в гербовник внесен его герб, представляющий разбитую мышь и сверх нее халяву, голенище — орудие, погубившее ее по неустрашимости моего предка».

Иные «родословные» и «семейные легенды» немногим отличались от генеалогии, которую любил излагать пан Халявский. Самое смешное, что большая часть подобных персонажей сравнительно легко просквозила в родословные книги губерний — слишком много было соискателей и слишком мало под рукой настоящих специалистов по древним бумагам. Некоторый процент, самый фантазийный, испытание не прошел, но он был не так уж и велик. Власти, правда, кое о чем были наслышаны, а потому, устав воевать с ордами соискателей благородного звания, вооруженных ворохами «древних пергаментов», просто-напросто установили конкретный срок, после которого никакие претензии на дворянство, даже подкрепленные документами, уже не принимались. Иначе количество дворян выхлестнуло бы за все мыслимые пределы.

Правда, чуть погодя в некой «Истории русов», сочиненной якобы в «добрые старые времена», упоминалась мимическая  грамота царя Алексея Михайловича от 16 сентября 1665 г., где писалось: 

«Жалуем отныне на будущие времена оного военного малороссийского народа от высшей до низшей старши́ны с их потомством, которые были только в сем с нами походе на Смоленск, честью и достоинством наших российских дворян. И по сей жалованной грамоте никто не должен из наших российских дворян во всяких случаях против себя их понижать».

Поскольку в русских архивах не нашлось не то чтобы следа, но и малейшего упоминания об этой «грамоте», всерьез к ней не отнеслись. И великорусское дворянство, наслышанное о бердичевских художествах, долго еще относилось к своим малороссийским «братьям по классу» с некоторой насмешкой…

Одно немаловажное уточнение: в описываемые мною времена никаких следов «украинского языка» отыскать не удается. Никогда, ни единого раза не упоминалось, чтобы с царскими боярами в Гетманщину ездили переводчики. И «москали», и «гетманские» прекрасно друг друга понимали и без толмача, поскольку разговаривали на одном языке — ну разве что какие-то местные словечки были непонятны той или иной стороне, но не они делали погоду. Язык был один и тот же — русский.

Пан Халявский, герой поминавшегося выше романа, был этаким украинским аналогом фонвизинского Митрофанушки — неуч и невежда прямо-таки выдающийся. Никаких языков, кроме родного, он отродясь не знал и учить не хотел. Однако, отправившись во времена Екатерины в Санкт-Петербург, ни благородный пан, ни его слуга, вовсе уж неграмотный мужик, что примечательно, не ощущают никакого такого языкового барьера.

 Общаются с «москалями» на том языке, на котором говорят с детства, и их прекрасно понимают. Однажды только случилось мелкое лингвистическое недоразумение: захотевши состряпать привычное для себя кушанье, вареники с «сыром», герои отправились в лавку, где им, едва услышав про «сыр», предложили кусок чего-то странного, похожего, по мнению путешественников, более на мыло. 

«После того уж узнали, что в Петербурге, где все идет деликатно и манерно, наш настоящий сыр называется «творог». Вот и все языковые недоразумения…

Вплоть до 1917 г., до краха монархии, во всех частях империи, где обитало нерусское население, при органах администрации и в судах полагалось иметь переводчиков. Они существовали везде, кроме «украинских» губерний. Выводы сделать нетрудно. Языкового барьера, требовавшего перевода, просто-напросто не существовало.

Однако в девятнадцатом столетии там и сям объявляются деятели, всерьез заговорившие об «отдельном» украинском народе и «особом», отличающемся от русского, украинском языке. Начинает помаленьку проклевываться пресловутая «самостийность», пока что робко…

Продолжение:  "Корабль дураков или краткая история самостийности... с трезубцем во лбу."  https://cont.ws/@gnuss/1321507

ИСТОЧНИК:  https://www.litmir.me/br/?b=18...

Они ТАМ есть! «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет»

Шатает и разогревает русскую цивилизацию желание чего-то, что трудно подается описанию. Что нужно русскому человеку? СПРАВЕДЛИВОСТЬ! Но что это значит? Каждому по прянику или каждому заслужившему прян...

РЕДКАЯ СКОТИНА

Блогер Федя не жалея сил бился в сетях за свою страну. Один только был узкий момент в его деятельности: ту страну, на языке которой выражался, он «своей» не считал вовсе. Своя для Блогера Феди страна ...

Сбитый Боинг : снова этот убогий цирк с конями!
  • sntdpni
  • Сегодня 10:29
  • Промо

Снова весь инет засорён нашими до смерти надоевшими оправданиями по поводу сбитого "боинга" и заявлениями об ошибочности очередных выводов очередной "комиссии" по очередному этапу "расс...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    О станичных «прозвищах». Станица Филипповская – «Кошка»

    Из Ростова через Раздоры, Ведерники, Цимлу, Гугнины до самого Царицына идет Фуршачий шлях, по которому часто раскатывало начальство и духовные лица, посещая попутные станицы. Считало начальство время от времени своим долгом проведать станичников в их богоспасаемых уголках. Филипповская же станица была в стороне, на берегу Дона. Была она расположена в лесу, среди курга...
    162
    Алексей Т. Опер Сегодня 20:49

    9 января 1905 года глазами очевидца

    В последние десятилетия в разговорах о событиях января 1905 года, известных в истории как "Кровавое воскресенье" от сторонников либерально-неомонархических идей неоднократо приходилось слышать что рабочие, пришедшие к Зимнему дворцу с иконами и петицией царю, сами спровоцировали солдат, охранявших дворец на применение оружия.Что якобы первые выстрелы ра...
    40

    Кубанско-Терский полк 1867г.

    О квартирном расположении и численном состоянии Сборного №1 Кубанско-Терского полка 1867г. (РГВИА ф.330, оп.11, д.908 л.93) Месячный рапорт о состоянии Сборного №1 Кубанско-Терского полка за январь 1867г. Сотенные квартиры расположены: 1 и 2 сотни – в ур. Храм; 3 сотня – в г. Эривань; 4 сотня – в ур. Дележан; 5 сотня – в ур. Кара-Агач; 6 сотня – в г. Ти...
    150

    Инструкции по красному террору в 1905 году

    Документ №1. Боевая организация при Моск. Ком. РСДРП. "Известия Моск. С. Р. Д." № 5, 11 декабря 1905 г."Товарищи! Началась уличная борьба восставших рабочих с войсками и полицией. В этой борьбе может много погибнуть наших братьев, борцов за свободу, если все вы не будете держаться некоторых правил. Боевая организация при Московском Комитете Российской С...
    791

    Казачий жизненный уклад...

    Казачий жизненный уклад...Попробовать казачьи блюда, научиться прясть и вязать и даже управляться с оружием. Казаки рассказали о своих семейных традициях на межрайонном фестивале в селе Сенгилеевское. ...
    296

    О казаках...

    Цитата дня: "Этот народ - воин, живший по своему собственному народному укладу, по своим вольным казачьим законам, которое порой близорукое царское правительство любило ограничивать и уничтожать, - не мог поддаться большевицкой демагогии. У казаков была своя психология - казачья психология. Казак всегда был казаком, а не солдатом. Связь казачьего дворян...
    306

    Казачество: Этот день в истории

    ● В 1637 г. казачество одержало блестящую победу в борьбе за османский Азов. В течение 5 лет Азов был столицей Войска Донского, но в 1641 г. огромная турецкая армия окружила Азов. 4 месяца длилось "Азовское осадное сидение". Донские казаки проявили беспримерное мужество отстаивая город, но не получив поддержки от Российского государства, вынуждены были ...
    380

    Очерк, написанный солдатами учебной команды Волынского полка. ч.1

    Снова и снова гоняют на КОНТЕ высеры про то, как "большевики разложили армию и довели страну до "революции""(февральской), гоняют, при этом, не могут объяснить членораздельно, почему среди застрельщиков событий, определивших победу февральского переворота, были те, кто за два дня до этого разгонял вместе с полицией и казаками митингующую толпу, поче...
    1064
    vovanpain
    15 июня 05:14

    Четыре боя "Славы", или Эффективность минно-артиллерийских позиций (окончание)

    Начало здесь:https://cont.ws/@vv900535441/1358034Изучив бои линкора «Слава» в Моонзунде, мы можем сделать некоторые выводы о бое на минно-артиллерийской позиции как способе ведения боевых действий слабейшего флота против сильнейшего. Вне всякого сомнения, необороняемые минные заграждения серьезно затрудняют действия противника, но самостоятельно останов...
    374
    vovanpain
    15 июня 05:04

    Четыре боя "Славы", или Эффективность минно-артиллерийских позиций (часть 5)

    Начало здесь:https://cont.ws/@vv900535441/1358030Итак, первая германская попытка прорыва не увенчалась успехом, эскадра Бенке вынуждена была отступить для перегруппировки. Но именно в этой, неудачной для немцев фазе боя, определились два важнейших фактора, предопределивших их будущую победу.Первое и самое важное: в связи с наличием у русских всего лишь ...
    469
    vovanpain
    15 июня 04:41

    Четыре боя "Славы", или Эффективность минно-артиллерийских позиций (часть 4)

    Начало здесь:https://cont.ws/@vv900535441/1357853Бой 4 октября 1917 года интересен тем, что в нем смешалось абсолютно все: беззаветная храбрость и верность долгу, трусость и паникерство, профессионализм и разгильдяйство, а кроме того, изрядная доля черного юмора.Дабы не заставлять читателей искать предыдущую статью, приведем карту Моонзундского архипела...
    472

    ЗАБОТЫ ЦЕСАРЕВИЧА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА О ПЕРЕВООРУЖЕНИИ РУССКОЙ АРМИИ

    Во время Севастопольской войны только что вступивший на Престол молодой Государь Александр Николаевич пожелал видеть действия англо-французского флота, который в июне 1855 года подходил к Кронштадту. 10 июня Государь с Императрицею и Своими Августейшими Детьми Николаем и Александром Александровичами отправились в Кронштадт. Здесь Они видели, как со...
    531
    vovanpain
    14 июня 21:48

    Четыре боя «Славы», или Эффективность минно-артиллерийских позиций (часть 3)

    Начало здесь:https://cont.ws/@vv900535441/1357837Новый, 1917 год застал «Славу» на рейде крепости Свеаборг. На корабле велись ремонтные работы. Именно там линкор встретил февральскую революцию.Надо сказать, что экипаж «Славы» в сравнении с иными кораблями встретил революцию едва ли не образцово (если сравнивать с другими линкорами). Сплоченная войной ко...
    493
    vovanpain
    14 июня 21:31

    Четыре боя "Славы", или Эффективность минно-артиллерийских позиций (часть 2)

    Начало здесь:https://cont.ws/@vv900535441/1357826Итак, бой 3 августа для немцев оказался провальным – прорваться в Ирбены они не смогли. Можно предположить, что наши противники по достоинству оценили действия единственного русского линкора, осмелившегося преградить путь кайзеровским дредноутам. Иначе было бы сложно объяснить отправку в ночь на 4 августа...
    492
    vovanpain
    14 июня 21:24

    Четыре боя "Славы", или Эффективность минно-артиллерийских позиций (часть1)

    Известно, что существуют две полярные точки зрения на действия линкора (эскадренного броненосца) «Слава» во время боев в Моонзунде в ходе Первой мировой войны. Множество источников называют боевой путь этого линкора героическим. Однако же «в интернетах» присутствует и другое мнение – что линкор использовался малоэффективно, к тому же за все время боев т...
    742

    Донская республика

    Донская республика (Всевеликое Войско Донское) — государство, провозглашенное Кругом Спасения Дона 18 мая 1918 года на территории казачьей Области Войска Донского после ликвидации Донской Советской Республики в результате установления казачьими отрядами контроля над Новочеркасском 10 мая 1918. Оно было утверждено постановлением Большого Донского Круга 15 сентября того...
    1408

    Зивинское сражение./RP/

    Справка из тома 10 Военной энциклопедии (Сытин, 1911—1915), о ходе сражения русско-турецкой войны 1877—78 гг., имевшего место  у с. Зивин. Более подробно описание боя присутствует в монографии  о боевой жизни 13 Эриванского лейб-гвардии полка, и данная монография может показаться интересна широкому кругу лиц.ЗИВИН, сел. Эрзерумского вилай...
    657

    Казачий подвиг "Георгиевского" поста у Липок

    В середине XIX века для связи Правобережья Кубани с берегом Чёрного моря была построена Адагумская коммуникационная укреплённая линия. Она проходила от современного города Славянск-на-Кубани до города Новороссийска и состояла из 20 постов. В её составе находился и Георгиевский пост, расположенный на берегу реки Неберджай у липовой рощи. Пост представлял собой в плане ...
    864

    История заселения Тамани казаками

    События, разворачивающиеся в XVIII веке, сыграли большую роль в новой истории Тамани. В результате русско-турецкой войны 1768-1774 гг. был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор, который в большей степени отражал интересы России. Согласно этому договору во владение России переходили все южные степи, простирающиеся до реки Кубань.В 1775 году императрицей Екатерин...
    1549

    «Штурм Праги»: за что поляки не любят Суворова

    Генералиссимус Александр Суворов – незыблемая фигура российской военной истории. Но это не мешает ему быть человеком: с неожиданными фактами биографии, черными страницами жизни и простыми слабостями. Шведское происхождение Вот что написал Суворов к изготовлению диплома и герба на пожалование его в графское Российской империи достоинство. «По в...
    2879
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика