НЮРНБЕРГСКИЙ КОДЕКС

6 1508

После поражения Германии во Второй мировой войне державы-победительницы предали суду главных военных преступников.   

Первым и одним из самых важных "малых Нюрнбергских процессов" стало дело нацистских врачей, открывшее миру всю правду о медицинских экспериментах в Третьем рейхе и впервые со времен Гиппократа заставившее мир пересмотреть кодекс медицинской этики.    

Одним из главных обвиняемых Нюрнбергского процесса над врачами стал личный врач Гитлера Карл Брандт,
© picture-alliance / dpa

Говоря о Нюрнбергском процессе, обычно подразумевают основной процесс по делу высокопоставленных военных преступников Третьего рейха, среди которых в частности были рейхсмаршал Третьего рейха Герман Геринг (Hermann Göring) и министр иностранных дел Йоахим фон Риббентроп (Joachim von Ribbentrop). Он начался 20 ноября 1945 года в Нюрнберге, длился почти год, участие в нем принимали все четыре страны-союзницы и для многих обвиняемых он завершился смертными приговорами. Однако за период с 1946 года по 1949 в Нюрнберге были проведены в общей сложности 12 последующих процессов, где на скамье подсудимых сидели другие крупные функционеры Третьего рейха – врачи, дипломаты, промышленники, бизнесмены, юристы и военные.

Медицина против человечества

Нюрнбергский процесс над нацистскими врачами проходил под официальным названием "США против Карла Брандта и других", поскольку был инициирован США и, как и другие "малые Нюрнбергские процессы", единолично велся американской стороной (Нюрнберг был частью американской оккупационной зоны). 

Суд начался в декабре 1946 года и длился почти десять месяцев. На скамье подсудимых оказались 23 врача. Среди обвиняемых были личный врач Гитлера Карл Брандт (Karl Brandt), руководивший евгенический программой "Т-4" по умерщвлению душевнобольных и умственно отсталых людей, главный врач концлагеря Бухенвальд Вальдемар Ховен (Waldemar Hoven), один из инициаторов медицинских экспериментов над заключенными концлагерей Карл Гебхардт (Karl Gebhardt) и другие высокопоставленные нацистские медики.

Основными пунктами обвинения были заговор и соучастие в военных преступлениях и преступлениях против человечества. Об истинном масштабе беспощадности национал-социалистов страны-союзницы стали постепенно узнавать еще до окончания Второй мировой войны: в июле 1944 года советская армия освободила концентрационный лагерь Майданек, где впервые собственными глазами увидела газовые камеры, тысячи пар детской обуви и другие свидетельства происходящего в лагерях смерти зла.

"Те злодеяния, которые мы пытаемся осудить и наказать, были настолько изощренными, настолько коварными и настолько беспощадными, что цивилизованный мир не может их игнорировать – вынести их повторения он будет уже не в состоянии", – говорил главный обвинитель со стороны США Роберт Джексон.

Вера в правоту Гитлера снимала личную ответственность

Подсудимые, которые занимали высокое положение в германской медицинской службе, отвергали ответственность за преступные деяния своих подчинённых. Те ссылались на приказы начальства. Один из врачей свидетельствовал: «Я государственный служащий с 43-летним стажем работы. Как государственный служащий был научен абсолютно во всем следовать господствующим приказам и законам, таким образом, я рассматривал Декрет об эвтаназии как закон. Я действовал не с намерением преступления, а с осознанием того, что поступаю милосердно по отношению к несчастным созданиям, с намерением освободить их от страданий тогда, когда отсутствует какой-либо способ спасти их или улучшить их состояние. Следовательно, я действовал сознательно, потому что я истинный и честный доктор».

Его медсестра заявила следующее: «Я жалела пациентов, но меня не спрашивали, хочу я или нет, я должна была следовать указу врача. Я чувствовала себя обязанной выполнять данную клятву, исполнять свой долг. Хотя мне сейчас говорят, что данная мной клятва обязывала меня только хранить молчание, а не фактически убивать, я отвечаю, что кто-то должен был это делать, а доктор сказал, что выбрали меня. Доктор доверял мне, чтобы я исполняла его приказания».

Принудительная стерилизация, опыты с сульфаниламидом, эксперименты с заражением такими особо опасными инфекциями, как сыпной тиф, малярия, туберкулез или гепатит, или с реакцией на низкие температуры, эксперименты по пересадки органов и эвтаназия – в ходе рассмотрения дела открывались все новые подробности того, как нацисты в белых халатах использовали обстоятельства того времени, зачастую оправдывая свои действия научными целями.

"Третий рейх предоставил мне, как я старался продемонстрировать, большой шанс на врачебном поприще. Я этим шансом воспользовался", – заявлял на процессе Гебхардт (позднее приговоренный к смерти).

Свою личную вину никто из врачей на суде не признавал. "Вера в юридическую правоту руководства, государства и фюрера, как мне тогда казалось, давали юридическую защиту и оправдание и снимали с меня, как мне подчеркнуто высказывали, индивидуальную ответственность", – говорил один из обвиняемых, хирург Фриц Фишер (Fritz Fischer). В женском концлагере Равенсбрюк он проводил опыты с использованием сульфаниламида на заключенных женщинах и по итогам разбирательства был приговорен к 15 годам заключения.

Семь обвиняемых, в том числе Брандт, Ховен и Гебхардт, были приговорены к смерти через повешение, семеро были оправданы, остальные получили различные тюремные сроки (однако затем даже те, кто был приговорен к пожизненному заключению, досрочно вышли на свободу). Впрочем, наказание постигло далеко не всех – всего в нацистской Германии было 90 тысяч врачей, а партбилет НСДаП был у каждого второго. Многие из них затем успешно продолжили работу в послевоенной Германии.

Не оказалось на скамье подсудимых и печально известного Йозефа Менгеле (Joseph Mengele) – врача из концлагеря Освенцим, получившего за свою жестокость прозвище "ангел смерти". В концлагере он в частности проводил эксперименты над детьми (особенный интерес для него представляли близнецы), а после капитуляции Германии, как и многие другие нацисты, бежал в Латинскую Америку.

И вот после этого главного процесса в 1947 году был создан Нюренбергский кодекс, состоящий из 10 статей.

Десять заповедей врачебной этики

Вместе с вынесением обвинительного приговора, который не подлежал обжалованию, американские судьи сформулировали так называемый Нюрнбергский кодекс, где были обозначены этические нормы для проведения медицинских экспериментов в будущем. Основным постулатом стало обязательное получение "информированного добровольного согласия", а также отсутствие у участников физических и психических страданий и повреждений.

Через год после окончания Нюрнбергского "дела врачей" на Второй Генассамблее Международной медицинской ассоциации была принята Женевская декларация, ставшая современным вариантом клятвы Гиппократа. 

Один из ее пунктов гласит:

"Я буду проявлять абсолютное уважение к человеческой жизни с момента зачатия и никогда, даже под угрозой, не использую своих медицинских знаний в ущерб нормам гуманности".

Этот кодекс, состоящий из десяти пунктов, называют "десятью заповедями" современных медиков и ученых – именно он лег в основу современной деонтологии.

Вашему вниманию его текст.


Тяжесть свидетельских показаний, лежащих перед нами, заставляет делать вывод, что некоторые виды медицинских экспериментов на человеке отвечают этическим нормам медицинской профессии в целом лишь в том случае, если их проведение ограничено соответствующими, четко определенными рамками.

Защитники практики проведения экспериментов на людях оправдывают свои взгляды на том основании, что результаты таких экспериментов чрезвычайно полезны для всего общества, чего невозможно достичь с помощью других методов исследования. Все согласны, однако, что нужно соблюдать определенные основополагающие принципы, удовлетворяющие соображениям морали, этики и закона.

1. Абсолютно необходимым условием проведения эксперимента на человеке является добровольное согласие последнего.

Это означает, что лицо, вовлекаемое в эксперимент в качестве испытуемого, должно иметь законное право давать такое согласие; иметь возможность осуществлять свободный выбор и не испытывать на себе влияние каких-либо элементов насилия, обмана, мошенничества, хитрости или других скрытых форм давления или принуждения; обладать знаниями, достаточными для того, чтобы понять суть эксперимента и принять осознанное решение.

Последнее требует, чтобы до принятия утвердительного решения о возможности своего участия в том или ином эксперименте испытуемый был информирован о характере, про должительности и цели данного эксперимента; о методах и способах его проведения; обо всех предполагаемых неудобствах и опасностях, связанных с проведением эксперимента, и, наконец, возможных последствиях для физического или психического здоровья испытуемого, могущих возникнуть в результате его участия в эксперименте.

Обязанность и ответственность за выяснение качества полученного согласия лежит на каждом, кто инициирует, руководит или занимается проведением данного эксперимента. Это персональная обязанность и ответственность каждого такого лица, которая не может быть безнаказанно переложена на другое лицо.

2. Эксперимент должен приносить обществу положительные результаты, недостижимые другими методами или способами исследования; он не должен носить случайный, необязательный по своей сути характер.

3. Эксперимент должен основываться на данных, полученных в лабораторных исследованиях на животных, знании истории развития данного заболевания или других изучаемых проблем. Его проведение должно быть так организовано, чтобы ожидаемые результаты оправдывали сам факт его проведения.

4. При проведении эксперимента необходимо избегать всех излишних  физических и психических страданий и повреждений.

5. Ни один эксперимент не должен проводиться в случае, если "a priori" есть основания предполагать возможность смерти или инвалидизирующего ранения испытуемого; исключением, возможно, могут являться случаи, когда врачи-исследователи выступают в качестве испытуемых при проведении своих экспериментов.

6. Степень риска, связанного с проведением эксперимента, никогда не должна превышать гуманитарной важности проблемы, на решение которой направлен данный эксперимент.

7. Эксперименту должна предшествовать соответствующая подготовка, и его проведение должно быть обеспечено оборудованием, необходимым для защиты испытуемого от малейшей возможности ранения, инвалидности или смерти.

8. Эксперимент должен проводиться только лицами, имеющими научную квалификацию. На всех стадиях эксперимента от тех, кто проводит его или занят в нем, требуется максимум внимания и профессионализма.

9. В ходе проведения эксперимента испытуемый должен иметь возможность остановить его, если, по его мнению, его физическое или психическое состояние делает невозможным продолжение эксперимента.

10. В ходе эксперимента исследователь, отвечающий за его проведение, должен быть готов прекратить его на любой стадии, если профессиональные соображения, добросовестность и осторожность в суждениях, требуемые от него, дают основания полагать, что продолжение эксперимента может привести к ранению, инвалидности или смерти испытуемого.



Источник

Источник

Источник

Источник

Россия поднимает ставки

Визит Нуланд в Москву завершился для США безрадостно — Россия явно не собирается ничего уступать в обмен на готовность Вашингтона очистить то, что он удержать не в состоянииВозможное об...

Потроллить русских: как вы Украину назовете, так оно и поплывет

Есть на территории нынешней Украины русский город корабелов – Николаев. Не так давно праздновали День города, и решили к этому событию приурочить мурал, нарисованный на стене в центре г...

Они ТАМ есть! Да, мы один народ!

«Активиста» из Николаева практически порвало! Некий «активист» Артур в истерике обзванивает николаевские издания и СБУ. Оказывается, ехал он в сторону бывшего завода ЧСЗ и на мосту увид...

Обсудить