ВВС России в Пятидневной войне

40 4201

Почти 9 лет назад, 8 ав­гу­ста 2008 года на­ча­лась война в Южной Осетии - первый во­ору­жён­ный кон­фликт, в ко­то­ром рос­сий­ские во­ору­жён­ные силы во­е­ва­ли с ре­гу­ляр­ны­ми во­ору­жён­ны­ми силами дру­го­го го­су­дар­ства. В данной войне, по­лу­чив­шей также на­зва­ние Пя­ти­днев­ной, при­ня­ли ши­ро­ко­мас­штаб­ное уча­стие и рос­сий­ские Военно-Воз­душ­ные силы, и то, что данная война по­лу­чи­ла на­зва­ние Пя­ти­днев­ной - огром­ная за­слу­га рос­сий­ских ВВС, ко­то­рые внесли гро­мад­ный вклад в быст­рый раз­гром гру­зин­ских во­ору­жён­ных сил. Война в Южной Осетии от­чёт­ли­во про­де­мон­стри­ро­ва­ла как силь­ные, так и слабые сто­ро­ны то­гдаш­них рос­сий­ских Во­ору­жён­ных Сил. В полной мере это от­но­сит­ся и военно-воз­душ­ным силам. Несмот­ря на то, что война в Южной Осетии очень по­дроб­но изу­че­на, в ней по преж­не­му оста­ёт­ся много "белых пятен", в том числе и в дей­стви­ях авиа­ции.

Со­сто­я­ние ВВС России перед войной в Южной Осетии.

До начала войны во­ен­ное и по­ли­ти­че­ское ру­ко­вод­ство России по­ла­га­ло, что само по себе осо­зна­ние Гру­зи­ей мощи рос­сий­ских во­ору­жён­ных сил в ре­ги­оне за­ста­вит её воз­дер­жать­ся от си­ло­во­го ре­ше­ния Гру­зи­но-Аб­хаз­ско­го и Гру­зи­но-Осе­тин­ско­го кон­флик­та. И одним из ос­нов­ных "ко­зы­рей" рос­сий­ско­го ко­ман­до­ва­ния была мощная авиа­ци­он­ная груп­пи­ров­ка.

Несмот­ря на зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство рос­сий­ских войск в ре­ги­оне их чис­лен­ное пре­иму­ще­ство су­ще­ствен­но ни­ве­ли­ро­ва­лось гео­гра­фи­че­ски­ми и при­род­ны­ми осо­бен­но­стя­ми тогда ещё по­тен­ци­аль­но­го театра во­ен­ных дей­ствий - Южной Осетии. Россию с Южной Осе­ти­ей свя­зы­ва­ет лишь узкий Рок­ский тон­нель, яв­ля­ю­щей­ся един­ствен­ным спо­со­бом су­хо­пут­но­го со­об­ще­ния тер­ри­то­рии России с тер­ри­то­ри­ей Южной Осетии. От тон­не­ля до сто­ли­цы Южной Осетии, города Цхин­ва­ли про­хо­дит един­ствен­ная, узкая и низ­ко­ка­че­ствен­ная Зар­ская дорога. Эти фак­то­ры не поз­во­ля­ли быстро пе­ре­бро­сить в Южную Осетию боль­шое ко­ли­че­ство су­хо­пут­ных войск и ор­га­ни­зо­вать их эф­фек­тив­ное снаб­же­ние, что на­гляд­но про­яви­лось уже с самого начала Пя­ти­днев­ной войны. 

Гру­зин­ская армия же по­доб­ных труд­но­стей не ис­пы­ты­ва­ла. Более того, до войны Гру­зи­ей кон­тро­ли­ро­ва­лись Прис­ские высоты, окру­жа­ю­щие Цхин­ва­ли, что обес­пе­чи­ва­ло гру­зин­ским вой­скам огром­ные так­ти­че­ские пре­иму­ще­ства. В итоге, фак­ти­че­ски первую по­ло­ви­ну войны рос­сий­ским вой­скам в Южной Осетии при­ш­лось во­е­вать в крайне труд­ных усло­ви­ях, в усло­ви­ях чис­лен­но­го и так­ти­че­ско­го пре­иму­ще­ства про­тив­ни­ка. "Урав­но­ве­сить" силы и внести су­ще­ствен­ный вклад в раз­гром войск про­тив­ни­ка и должна была рос­сий­ская авиа­ция.

Груп­пи­ров­ка ВВС России в ре­ги­оне со­сто­я­ла из 4-й воз­душ­ной армии, на­счи­ты­вав­шей по­ряд­ка 200 са­мо­лё­тов. Непо­сред­ствен­но к уча­стию в боевых дей­стви­ях были при­вле­че­ны са­мо­лё­ты 2 штур­мо­вых авиа­пол­ков (Су-25, Су-25СМ), 2 бом­бар­ди­ро­воч­ных полков (Су24М), раз­ве­ды­ва­тель­но­го авиа­пол­ка (Су24МР), двух ис­тре­би­тель­ных полков (МиГ-29), 3 вер­то­лёт­ных полков, а также неболь­шое ко­ли­че­ство са­мо­лё­тов из авиа­ци­он­ных со­еди­не­ний других окру­гов. Стоит за­ме­тить, что зна­чи­тель­ная часть из вы­ше­ука­зан­ных авиа­пол­ков была за­дей­ство­ва­на в боевых дей­стви­ях далеко не в полном со­ста­ве.

4-я воз­душ­ная армия счи­та­лась, по­жа­луй, наи­бо­лее бое­спо­соб­ным опе­ра­тив­ным объ­еди­не­ни­ем рос­сий­ских ВВС. Сте­пень ис­прав­но­сти авиа­пар­ка до­сти­га­ла 70-80%, а лёт­чи­ки имели уро­вень налёта в сред­нем в 60 часов, что пре­вы­ша­ло сред­ний по­ка­за­тель по ВВС России в то время. Вместе с тем, 4-я воз­душ­ная армия, как и все ВВС России имела мно­же­ство про­блем - в виде почти пол­но­го от­сут­ствия новых и мо­дер­ни­зи­ро­ван­ных са­мо­лё­тов, ко­то­рые име­лись лишь прак­ти­че­ски в еди­нич­ных ко­ли­че­ствах. При этом, рос­сий­ской авиа­ции пред­сто­я­ло столк­нут­ся с до­ста­точ­но раз­ви­той си­сте­мой ПВО Грузии. Соб­ствен­но, война в Южной Осетии, первый случай после Арабо-Из­ра­иль­ской войны Суд­но­го дня 1973 года, когда авиа­ция столк­ну­лась с си­сте­мой ПВО со­по­ста­ви­мо­го тех­ни­че­ско­го уровня.

Состав и со­сто­я­ние ВВС и си­сте­мы ПВО Грузии.

Гру­зин­ская авиа­ция была крайне ма­ло­чис­лен­ной в срав­не­нии с груп­пи­ров­кой ВВС России в ре­ги­оне. Её основу со­став­ля­ла эс­кад­ри­лья из 12 штур­мо­ви­ков Су-25КМ "Скор­пи­он" (мо­дер­ни­зи­ро­ван­ные при помощи из­ра­иль­ской ком­па­нии "Elbit-Systems" Су-25. Мо­дер­ни­за­ция обес­пе­чи­ва­ла воз­мож­ность эф­фек­тив­но­го при­ме­не­ния са­мо­лё­том вы­со­ко­точ­но­го оружия и дей­ствий ночью и в слож­ных ме­тео­усло­ви­ях. Данные штур­мо­ви­ки по своим боевым воз­мож­но­стям ана­ло­гич­ны рос­сий­ским мо­дер­ни­зи­ро­ван­ным Су-25СМ), 12 учебно-тре­ни­ро­воч­ных са­мо­лё­тов L-39 "Аль­ба­трос" и несколь­ко лёгких военно-транс­порт­ных са­мо­лё­тов. Вер­то­лёт­ный парк ВВС Грузии со­сто­ял из 8 вер­то­лё­тов Ми-24 раз­лич­ных мо­ди­фи­ка­ций, 16 Ми-8, а также 8 вер­то­лё­тов аме­ри­кан­ско­го про­из­вод­ства UH-1 "Ирокез" и Bell-212. Чис­лен­ность и со­сто­я­ние ВВС Грузии было крайне недо­ста­точ­ным для про­ти­во­сто­я­ния рос­сий­ской армии и ВВС, но вполне поз­во­лял на­не­сти ряд эф­фек­тив­ных ударов по наи­бо­лее важным целям.

Си­сте­ма ПВО Грузии имела до­ста­точ­но боль­шую груп­пи­ров­ку ра­дио­ло­ка­ци­он­ных стан­ций - как старых РЛС со­вет­ско­го про­из­вод­ства, на­при­мер, П-18, так и со­вре­мен­ных об­зор­ных РЛС - фран­цуз­ских ASR-12 и РЛС боль­шой даль­но­сти 36Д6 укра­ин­ско­го про­из­вод­ства (может при­да­вать­ся ди­ви­зи­о­ну ЗРК се­мей­ства С-300П для ав­то­ном­ной работы).

По­лу­чен­ные в "на­след­ство" от СССР ЗРК С-75 и С-125 к 2008 году были не бое­спо­соб­ны. Однако к тому мо­мен­ту Грузия успела при­об­ре­сти боль­шое ко­ли­че­ство со­вре­мен­ных средств ПВО. Основу си­сте­мы ПВО Грузии со­став­лял ди­ви­зи­он ЗРК "Бук-М1", при­об­ре­тён­ный Гру­зи­ей у Укра­и­ны. Ещё один ди­ви­зи­он "Бук-М1" был до­став­лен в гру­зин­ский порт Поти неза­дол­го до начала войны и неза­дол­го до её окон­ча­ния был за­хва­чен рос­сий­ски­ми де­сант­ни­ка­ми. Также в со­ста­ве си­сте­мы ПВО Грузии име­лось 3 ба­та­реи ЗРК малой даль­но­сти "Оса-АК" и "Оса-АКМ" (4 боевых машины в каждой), впро­чем часть "Ос" была небое­спо­соб­ной, а также ба­та­ре­ей ЗРК малой даль­но­сти "Spyder-SR" из­ра­иль­ско­го про­из­вод­ства. Су­хо­пут­ные войска Грузии имели на во­ору­же­нии по­ряд­ка 10-15 зе­нит­ных са­мо­ход­ных уста­но­вок ЗСУ-23-4 "Шилка" и несколь­ко де­сят­ков пе­ре­нос­ных зе­нит­но-ра­кет­ных ком­плек­сов "Гром" (поль­ская версия ПЗРК "Игла-1") и "Стрела-2М".

Боевое при­ме­не­ние и потери ВВС России в Пя­ти­днев­ной войне.

Рос­сий­ская авиа­ция начала боевые дей­ствия ещё с самого утра 8 ав­гу­ста 2008 года. Утром 8 ав­гу­ста про­из­ве­ли и един­ствен­ный боевой вылет в ходе данной войны са­мо­лё­ты ВВС Грузии, в со­ста­ве группы из 6 штур­мо­ви­ков Су-25КМ, два из ко­то­рых вер­ну­лись на базу вскоре после взлёта (по всей ви­ди­мо­сти по тех­ни­че­ским при­чи­нам). Чет­вёр­ка гру­зин­ских штур­мо­ви­ков на­нес­ла бом­бо­вый удар по Гуф­тин­ско­му мосту (через него про­хо­дит дорога в Цхин­вал) в районе по­сёл­ка Джава (второй по ве­ли­чине город Южной Осетии), с целью за­дер­жать вы­дви­же­ние пе­ре­до­вых под­раз­де­ле­ний рос­сий­ских войск к Цхин­ва­ли, ата­ко­ван­но­му гру­зин­ски­ми вой­ска­ми. 

Однако удар ока­зал­ся аб­со­лют­но не ре­зуль­та­тив­ным - ни одна из сбро­шен­ных бомб не попала в цель, не только не раз­ру­шив или хотя бы по­вре­див мост, но и не задев на­хо­дя­щи­е­ся рядом с ним рос­сий­ские под­раз­де­ле­ния. Вскоре после этого рос­сий­ские ис­тре­би­те­ли МиГ-29, вза­и­мо­дей­ству­ю­щие с са­мо­лё­том даль­не­го ра­дио­ло­ка­ци­он­но­го об­на­ру­же­ния (ДРЛО) А-50 взяли под кон­троль воз­душ­ное про­стран­ство Грузии, в ре­зуль­та­те чего во из­бе­жа­ние потерь авиа­ция Грузии пре­кра­ти­ла какие-либо ак­тив­ные дей­ствия, была рас­сре­до­то­че­на на аэро­дро­мах ба­зи­ро­ва­ния и больше не со­вер­ша­ла боевых вы­ле­тов.

При­мер­но к 10 часам утра 8 ав­гу­ста 2008 года, рос­сий­ская авиа­ция начала воз­душ­ную кам­па­нию против Грузии, нанеся ряд ударов по объ­ек­там гру­зин­ской во­ен­ной ин­фра­струк­ту­ры. Однако ос­нов­ной за­да­чей рос­сий­ской авиа­ции стало про­ти­во­дей­ствие на­ступ­ле­нию гру­зин­ских войск в Южной Осетии, за­мед­ле­ние темпов их на­ступ­ле­ние и "изо­ля­ция поля боя", т.е. недо­пу­ще­ние под­хо­да под­креп­ле­ний в район боевых дей­ствий. К по­лу­дню пер­во­го дня войны рос­сий­ской авиа­ции уда­лось на­не­сти гру­зин­ским вой­скам чув­стви­тель­ные потери. 

Данный эпизод в Грузии из­ве­стен как "тра­ге­дия в Ду­бо­вой роще". Пара рос­сий­ских Су-25 ата­ко­ва­ла ав­то­ко­лон­ну 42-го ба­та­льо­на 4-й пе­хот­ной бри­га­ды Грузии, вы­дви­гав­шей­ся из Гори к Цхин­ва­ли, и оста­но­вив­шей­ся на привал в т.н. "Ду­бо­вой роще". Гру­зин­ские сол­да­ты при­ня­ли рос­сий­ские штур­мо­ви­ки за свои и не про­яви­ли ни­ка­кой бди­тель­но­сти за что же­сто­ко по­пла­ти­лись - в ре­зуль­та­те удара рос­сий­ских Су-25 было сразу же убито более 20 гру­зин­ских солдат, вклю­чая ко­ман­ди­ра ба­та­льо­на, что со­ста­ви­ло наи­боль­шие од­но­мо­мент­ные потери гру­зин­ской армии в данной войне. Ещё больше солдат было ранено. Такие потери при­ве­ли к полной де­мо­ра­ли­за­ции ба­та­льо­на, а вслед за ним и всей бри­га­ды, что в свою оче­редь резко за­мед­ли­ло темпы на­ступ­ле­ния на Цхин­ва­ли. Стоит за­ме­тить, что 4-я пе­хот­ная бри­га­да счи­та­лась в Грузии элит­ной, а её личный состав обу­чал­ся аме­ри­кан­ски­ми ин­струк­то­ра­ми. На под­сту­пах к Цхин­ва­ли дей­ство­ва­ли и рос­сий­ские удар­ные вер­то­лё­ты Ми-24.

Всего же в первый день войны рос­сий­ская авиа­ция на­нес­ла мно­же­ство ударов как по гру­зин­ским вой­скам, так и по объ­ек­там гру­зин­ской ин­фра­струк­ту­ры. 8 ав­гу­ста 2008 года. Были на­не­се­ны удары по во­ен­ным базам в Гори и базе 1-й пе­хот­ной бри­га­ды в Ва­зи­а­ни, в 25 ки­ло­мет­рах от Тби­ли­си и слу­жив­шей пунк­том сбора ре­зер­ви­стов. Было на­не­се­но 3 бом­бо­вых удара по глав­ной базе ВВС Грузии Мар­не­ули, что пол­но­стью вывело её из строя. Бла­го­да­ря дей­стви­ям ВВС и ге­ро­и­че­ским дей­стви­ям рос­сий­ских су­хо­пут­ных войск на­ступ­ле­ние гру­зин­ской армии на Цхин­ва­ли 8 ав­гу­ста было отбито, гру­зин­ские под­раз­де­ле­ния "от­ка­ти­лись" из города и оста­ви­ли за­хва­чен­ные в нём в те­че­нии дня по­зи­ции.

Однако первый день войны принёс и первые потери ВВС России. Ве­че­ром 8 ав­гу­ста был сбит рос­сий­ский штур­мо­вик Су-25 из со­ста­ва 368-го от­дель­но­го штур­мо­во­го авиа­пол­ка, управ­ля­е­мый под­пол­ков­ни­ком Олегом Те­ре­бун­ским. Лётчик сумел ка­та­пуль­ти­ро­вать­ся. Как уста­нов­ле­но впо­след­ствии са­мо­лёт был сбит "дру­же­ствен­ным огнём" ПЗРК со сто­ро­ны осе­тин­ских опол­чен­цев. Ещё два штур­мо­ви­ка в те­че­нии дня по­лу­чи­ли тя­жё­лые по­вре­жде­ния.

Второй день войны ока­зал­ся наи­бо­лее дра­ма­тич­ным. Именно в ходе него фак­ти­че­ски про­изо­шёл пе­ре­лом в войне, а рос­сий­ские су­хо­пут­ные войска и ВВС по­нес­ли наи­боль­шие потери за всю войну. Уже утро 9 ав­гу­ста при­нес­ло рос­сий­ским ВВС наи­бо­лее тя­жё­лую потерю - был сбит даль­ний бом­бар­ди­ров­щик Ту-22М3 из со­ста­ва 52-го тя­же­ло­бомбар­ди­ро­воч­но­го авиа­пол­ка.

Об­сто­я­тель­ства гибели бом­бар­ди­ров­щи­ка, а также боевая задача, ко­то­рую он вы­пол­нял над тер­ри­то­ри­ей Грузии по преж­не­му не до конца про­яс­не­ны и по­кры­ты огром­ным ко­ли­че­ством самых раз­но­об­раз­ных версий и до­мыс­лов. Наи­бо­лее прав­до­по­доб­ная кар­ти­на гибели бом­бар­ди­ров­щи­ка Ту-22М3 пред­став­ля­ют­ся сле­ду­ю­щим об­ра­зом. Утром 9 ав­гу­ста, группа из 9 бом­бар­ди­ров­щи­ков Ту-22М3 на­но­си­ла мощный бом­бо­вый удар либо по гру­зин­ским вой­скам в Ко­дор­ском ущелье, либо по базе одной из пе­хот­ных бригад. 

Сбитый Ту-22М3 был за­мы­ка­ю­щим, и должен был про­из­ве­сти оценку ре­зуль­та­тов удара сред­ства­ми объ­ек­тив­но­го кон­тро­ля и при необ­хо­ди­мо­сти "до­пол­нить" дей­ствия ос­нов­ной группы. После вы­пол­не­ния боевой задачи, на об­рат­ном пути группа бом­бар­ди­ров­щи­ков под­верг­лась об­стре­лу ди­ви­зио­ном гру­зин­ско­го ЗРК "Бук-М1", ко­то­рым было вы­пу­ще­но 6 ракет. Са­мо­лё­ты "ос­нов­ной" группы путём вы­пол­не­ния про­ти­во­зе­нит­но­го ма­нёв­ра и ис­поль­зо­ва­ния стан­ций ра­дио­элек­трон­но­го про­ти­во­дей­ствия бор­то­во­го ком­плек­са обо­ро­ны сумели укло­нить­ся от вы­пу­щен­ных ракет, однако за­мы­ка­ю­щий группу Ту-22М3 был по­ра­жён ра­ке­та­ми. Из че­ты­рёх членов эки­па­жа сумел выжить только один - второй пилот Вя­че­слав Малков.

В 10.20 минут был по­те­рян третий рос­сий­ский са­мо­лёт (над гру­зин­ским по­сёл­ком Шин­ди­си, на­хо­дя­щим­ся между Гори и Цхин­ва­ли) - бом­бар­ди­ров­щик Су-24М из со­ста­ва 929-го Го­су­дар­ствен­но­го Летно-ис­пы­та­тель­но­го центра (Ах­ту­бинск). Ко­ман­дир эки­па­жа, лётчик Игорь Зинов сумел ка­та­пуль­ти­ро­вать­ся и по­лу­чил травмы при при­зем­ле­нии и был взят в плен. Штур­ман Игорь Ржа­ви­тин погиб, в ре­зуль­та­те по­вре­жде­ния об­лом­ка­ми са­мо­лё­та купола па­ра­шю­та. По разным данным са­мо­лёт был сбит ПЗРК "Гром" или ЗРК "Spyder-SR". Впро­чем, вполне воз­мож­но, что огонь вёлся и двумя вы­ше­ука­зан­ны­ми ЗРК - име­ют­ся све­де­ния, что по са­мо­лё­ту было вы­пу­ще­но сум­мар­но 3 зе­нит­ные ракеты, от двух из ко­то­рых он сумел укло­нить­ся.

Спустя бук­валь­но 10 минут был по­те­рян штур­мо­вик Су-25СМ, пи­ло­ти­ру­е­мый ко­ман­ди­ром 368-го от­дель­но­го штур­мо­во­го авиа­пол­ка пол­ков­ни­ком Сер­ге­ем Ко­бы­ла­шем. В ходе атаки в со­ста­ве пары гру­зин­ской ко­лон­ны его са­мо­лёт был по­вре­ждён огнём ПЗРК, уни­что­жив­ший один из дви­га­те­лей и повёл по­вре­ждён­ный са­мо­лёт на базу. Однако, уже над Цхин­ва­лом штур­мо­вик был "добит" из ПЗРК осе­тин­ски­ми опол­чен­ца­ми, при­няв­ши­ми его за гру­зин­ский Су-25. Пол­но­стью ли­шив­шись дви­га­те­лей, пол­ков­ник сумел спла­ни­ро­вать по­даль­ше от линии фронта и ка­та­пуль­ти­ро­вал­ся на тер­ри­то­рии кон­тро­ли­ру­е­мой рос­сий­ски­ми вой­ска­ми и был опе­ра­тив­но по­до­бран вер­то­лё­том Ми-8 по­ис­ко­во-спа­са­тель­ной службы.

На земле в этот момент раз­во­ра­чи­ва­лись не менее дра­ма­тич­ные со­бы­тия. Утром 9 ав­гу­ста рос­сий­ские войска пред­при­ня­ли по­пыт­ку де­бло­ки­ро­ва­ния го­род­ка ми­ро­твор­цев силами ба­та­льон­но-так­ти­че­ской группы (БТГр) 135-го мо­то­стрел­ко­во­го полка (другая часть полка и со­став­ля­ла рос­сий­ский ми­ро­твор­че­ский кон­тин­гент в Южной Осетии), воз­глав­ля­е­мой лично ко­ман­ду­ю­щим 58-й армией Ана­то­ли­ем Хру­лё­вым - ос­нов­ные силы 58-й армии к тому мо­мен­ту ещё не были раз­вёр­ну­ты в Южной Осетии.

 В ре­зуль­та­те данная по­пыт­ка вы­ли­лась в столк­но­ве­ние с ос­нов­ны­ми силами гру­зин­ской армии, на­чав­ши­ми новое на­ступ­ле­ние силами 2-й и 4-й пе­хот­ных бригад и попала в окру­же­ние на улицах Цхин­ва­ла. На под­мо­гу окру­жён­ной группе рос­сий­ское ко­ман­до­ва­ние бро­си­ло все име­ю­щи­е­ся силы, а боль­шая часть авиа­ции была "пе­ре­на­це­ле­на" на ока­за­ние ей под­держ­ки. В ре­зуль­та­те упор­но­го боя, а также мас­си­ро­ван­ных авиа­ци­он­ных и ар­тил­ле­рий­ских ударов окру­жён­ная группа к вечеру была де­бло­ки­ро­ва­на, а гру­зин­ские войска по­тер­пе­ли по­ра­же­ние и начали бес­по­ря­доч­ный отход.

Ве­че­ром 9 ав­гу­ста над по­сёл­ком Джава был по­те­рян ещё один Су-25 из со­ста­ва 368-го штур­мо­во­го авиа­пол­ка, пи­ло­ти­ру­е­мый май­о­ром Вла­ди­ми­ром Еда­мен­ко. Ве­ро­ят­но штур­мо­вик был сбит "дру­же­ствен­ным огнём" своих войск из ЗСУ-23 "Шилка". Лётчик погиб.

Таким об­ра­зом, 9 ав­гу­ста 2008 года рос­сий­ская авиа­ция по­нес­ла крайне бо­лез­нен­ные потери - было по­те­ря­но сразу 4 са­мо­лё­та. Ещё несколь­ко са­мо­лё­тов по­лу­чи­ли по­вре­жде­ния. Наи­боль­шие потери понёс 368-й от­дель­ный штур­мо­вой авиа­полк, дис­ло­ци­ро­ван­ный под Бу­дё­нов­ском - за 2 дня боевых дей­ствий сби­ты­ми и тяжело по­вре­ждён­ны­ми са­мо­лё­та­ми он по­те­рял 6 са­мо­лё­тов, что со­ста­ви­ло чет­верть со­ста­ва полка. В ре­зуль­та­те по­не­сён­ных потерь бое­спо­соб­ность полка сни­зи­лась. 

Потеря такого ко­ли­че­ства са­мо­лё­тов стала фак­ти­че­ски шоком для рос­сий­ско­го ко­ман­до­ва­ния и ак­ти­ви­зи­ро­ва­ла меры по пе­ре­смот­ру так­ти­ки и ор­га­ни­за­ции бо­е­во­го при­ме­не­ния ВВС. Вместе с тем, стоит за­ме­тить, что основу штур­мо­вой авиа­ции ВВС России на тот момент со­став­ля­ли немо­дер­ни­зи­ро­ван­ные Су-25, имев­шие крайне уста­рев­ший ком­плекс бор­то­во­го ра­дио­элек­трон­но­го обо­ру­до­ва­ния и не имев­ших со­вре­мен­ных систем точ­но­го бом­бо­ме­та­ния, что вы­нуж­да­ло их для на­не­се­ния эф­фек­тив­ных ударов по про­тив­ни­ку про­из­во­дить атаки с низких высот и со­от­вет­ствен­но вхо­дить в "зону до­ся­га­е­мо­сти" ПЗРК и ЗРК малой даль­но­сти. 

Также стоит за­ме­тить, что во многом бла­го­да­ря дей­стви­ям авиа­ции 9 ав­гу­ста уда­лось не только спасти окру­жён­ную группу 135-го мо­то­стрел­ко­во­го полка, но и фак­ти­че­ски раз­гро­мить гру­зин­ские войска - после этого гру­зин­ские войска не только не пред­при­ни­ма­ли каких-то по­пы­ток на­ступ­ле­ния, но и фак­ти­че­ски начали отход с тер­ри­то­рии Южной Осетии. В даль­ней­шем, на­чи­ная уже с 10 ав­гу­ста, после раз­вёр­ты­ва­ния ос­нов­ной груп­пи­ров­ки рос­сий­ских войск и начала рос­сий­ско­го на­ступ­ле­ния, се­рьёз­но­го со­про­тив­ле­ния со сто­ро­ны гру­зин­ских войск уже не ока­зы­ва­лось. Таким об­ра­зом, 9 ав­гу­ста ход войны был пе­ре­лом­лен в пользу России.

На­чи­ная с 10 ав­гу­ста ввиду боль­ших потерь, по­не­сён­ных рос­сий­ской авиа­ци­ей, её так­ти­ка кар­ди­наль­но из­ме­ни­лась. К уча­стию в боевых дей­стви­ях были при­вле­че­ны прак­ти­че­ски все имев­ши­е­ся в ВВС России силы ра­дио­элек­трон­ной борьбы. В тот момент рос­сий­ские авиа­ци­он­ные со­еди­не­ния РЭБ на­хо­ди­лись в весьма упа­доч­ном со­сто­я­нии - на их во­ору­же­нии были ис­клю­чи­тель­но са­мо­лё­ты и вер­то­лё­ты-по­ме­х­о­по­ста­нов­щи­ки со­вет­ско­го про­из­вод­ства с уста­рев­ши­ми стан­ци­я­ми помех.

 Была за­дей­ство­ва­на груп­пи­ров­ка из несколь­ких "тя­жё­лых" са­мо­лё­тов РЭБ Ан-12ПП, а также вер­то­лё­тов-по­ме­х­о­по­ста­нов­щи­ков Ми-8ППА и Ми-8СПМ-ПГ со стан­ци­я­ми помех "Фасоль" и "Смаль­та" со­от­вет­ствен­но. Такие са­мо­лё­ты и вер­то­лё­ты РЭБ в виду огром­ной мощ­но­сти раз­ме­ща­е­мых на борту средств РЭБ, а также на­ли­чие антенн с огром­ным ко­эф­фи­ци­ен­том уси­ле­ния (для вер­то­лё­тов) могут со­здать ак­тив­ные шу­мо­вые и от­вет­ные помехи с огром­ной спек­траль­ной плот­но­стью мощ­но­сти. С 10 ав­гу­ста и до самого конца войны са­мо­лё­ты Ан-12ПП осу­ществ­ля­ли боевое пат­ру­ли­ро­ва­ние над морем и над Кав­каз­ским хреб­том по 12-16 часов в сутки, вы­дви­га­ясь к линии фронта при на­не­се­нии ударов груп­па­ми рос­сий­ской авиа­ции для их при­кры­тия по­ме­ха­ми. 

При­ме­не­ние са­мо­лё­тов и вер­то­лё­тов РЭБ сразу же су­ще­ствен­но дез­ор­га­ни­зо­ва­ло работу си­сте­мы ПВО Грузии. По­ме­ха­ми были по­дав­ле­ны прак­ти­че­ски все гру­зин­ские РЛС и сред­ства ПВО, что сни­зи­ло их даль­ность об­на­ру­же­ния до ми­ни­маль­ных зна­че­ний. К уча­стию в боевых дей­стви­ях была при­вле­че­на и пара но­вей­ших на тот момент бом­бар­ди­ров­щи­ков Су-34 - на тот момент ВВС России имели лишь несколь­ко пред­се­рий­ных машин дан­но­го типа. Су-34 ис­поль­зо­ва­лись глав­ным об­ра­зом в ка­че­стве са­мо­лё­тов РЭБ и по всей ви­ди­мо­сти при­ме­ня­ли на­хо­див­ший­ся в тот момент на ис­пы­та­ни­ях про­то­тип со­вре­мен­ной кон­тей­нер­ной стан­ции помех груп­по­вой защиты САП-14 "Та­ран­тул". 

При­ме­не­ние даже пред­се­рий­ных Су-34 с "сырыми" стан­ци­я­ми помех при­нес­ло ощу­ти­мые ре­зуль­та­ты. По име­ю­щим­ся све­де­ни­ям в ходе боевых вы­ле­тов Су-34 была пол­но­стью ней­тра­ли­зо­ва­на работы ра­дио­элек­трон­ных средств ЗРК "Бук-М1" - успеш­но по­дав­ля­лись как об­зор­ная РЛС ком­плек­са 9С18 "Купол", так и РЛС са­мо­ход­ных ог­не­вых уста­но­вок. Было за­фик­си­ро­ва­но мно­же­ство по­пы­ток об­стре­ла рос­сий­ских са­мо­лё­тов со сто­ро­ны ди­ви­зи­о­на ЗРК "Бук-М1", однако все они были со­рва­ны путём пол­но­го по­дав­ле­ния его ра­дио­элек­трон­ных средств.

В ночь с 10 на 11 ав­гу­ста рос­сий­ская авиа­ция на­нес­ла удары по объ­ек­там гру­зин­ской си­сте­мы ПВО. Бом­бар­ди­ров­щи­ки Су-24М при­ме­нив про­ти­во­ра­дио­ло­ка­ци­он­ные ракеты Х-58 уни­что­жи­ли гру­зин­скую РЛС 36Д6, а также РЛС в районе Тби­лис­ско­го аэро­пор­та на горе Махата, с ко­то­рой осу­ществ­ля­лась ко­ор­ди­на­ция де­я­тель­но­сти гру­зин­ских средств ПВО. После этого гру­зин­ские РЛС пре­кра­ти­ли работу во из­бе­жа­ние даль­ней­ших потерь и сколь-либо ор­га­ни­зо­ван­ная работа гру­зин­ских средств ПВО, за ис­клю­че­ни­ем оди­ноч­ных са­мо­ход­ных ог­не­вых уста­но­вок ЗРК "Бук-М1" не велась, чьи дей­ствия впро­чем, не имели ни­ка­ко­го успеха.

11 ав­гу­ста ВВС России по­те­ря­ли по­след­ний са­мо­лёт за время войны в Южной Осетии - Су-24М. Прак­ти­че­ски нет ни­ка­ких со­мне­ний, что он также был сбит "дру­же­ствен­ным огнём".

Во время Пя­ти­днев­ной войны ВВС России внесли огром­ный вклад в победу России. Рос­сий­ская авиа­ция сумела на­не­сти чув­стви­тель­ные потери гру­зин­ским су­хо­пут­ным вой­скам, во многом бла­го­да­ря авиа­ции уда­лось за­дер­жать на­ступ­ле­ние гру­зин­ских войск на Цхин­ва­ли днём 8 ав­гу­ста, а на сле­ду­ю­щий день мас­си­ро­ван­ные ар­тил­ле­рий­ские и авиа­ци­он­ные удары на­нес­ли боль­шие потери гру­зин­ским вой­скам, что поз­во­ли­ло не только выз­во­лить из "котла" ба­та­льон­но-так­ти­че­скую группу 135-го мо­то­стрел­ко­во­го полка, но и фак­ти­че­ски пе­ре­ло­мить ход боевых дей­ствий. 

Бом­бар­ди­ров­ки Ко­дор­ско­го ущелья в Аб­ха­зии по­мог­ли быстро сло­мить со­про­тив­ле­ние обо­ро­няв­ших его гру­зин­ских солдат и легко "за­чи­стить" его силами аб­хаз­ской армии. Помимо прак­ти­че­ски непре­рыв­но­го воз­дей­ствия на су­хо­пут­ные войска Грузии, рос­сий­ская авиа­ция под­верг­ла бом­бар­ди­ров­ке прак­ти­че­ски все объ­ек­ты гру­зин­ской во­ен­ной ин­фра­струк­ту­ры - неод­но­крат­ным бом­бо­вым ударам под­верг­лись все во­ен­ные аэро­дро­мы Грузии, а также базы прак­ти­че­ски всех пе­хот­ных бригад. Удары по базе 2-й пе­хот­ной бри­га­ды в Сенаки, слу­жив­шей пунк­том сбора ре­зер­ви­стов в За­пад­ной Грузии при­ве­ли к срыву мо­би­ли­за­ции. Таким об­ра­зом, рос­сий­ские авиа­ция, как и рос­сий­ские Во­ору­жён­ные силы успеш­но вы­пол­ни­ли сто­я­щие перед ними задачи. 

Вместе с тем, война в Южной Осетии вскры­ла огром­ное ко­ли­че­ство недо­стат­ков рос­сий­ских во­ору­жён­ных сил и Военно-Воз­душ­ных сил в том числе, что стало "ка­та­ли­за­то­ром" мас­штаб­ной ре­фор­мы Во­ору­жён­ных Сил России на­ча­той в конце 2008 года. Можно вы­де­лить сле­ду­ю­щие недо­стат­ки ВВС России, про­яв­лен­ные в ходе Пя­ти­днев­ной войны:

Крайне малое ко­ли­че­ство новых и мо­дер­ни­зи­ро­ван­ных са­мо­лё­тов, ко­то­рые не в полной мере со­от­вет­ство­ва­ли тре­бо­ва­ни­ям со­вре­мен­ной войны. К при­ме­ру, от­сут­ствие на рос­сий­ских са­мо­лё­тов со­вре­мен­ных систем вы­со­ко­точ­но­го бом­бо­ме­та­ния за­став­ля­ло рос­сий­ские штур­мо­ви­ки и бом­бар­ди­ров­щи­ки про­во­дить атаки с низких высот, что делало их крайне уяз­ви­мы­ми к огню ПЗРК, ЗРК малой даль­но­сти и ма­ло­ка­ли­бер­ной зе­нит­ной ар­тил­ле­рии и яви­лось при­чи­ной до­ста­точ­но вы­со­ко­го уровня потерь.

От­сут­ствие со­вре­мен­ных средств ра­дио­элек­трон­но­го про­ти­во­дей­ствия, осо­бен­но ин­ди­ви­ду­аль­ной и груп­по­вой защиты са­мо­лё­тов так­ти­че­ской авиа­ции.

Недо­ста­точ­но вы­со­кий уро­вень лётной и так­ти­че­ской под­го­тов­ки стро­е­вых лёт­чи­ков, что в част­но­сти вы­ну­ди­ло при­вле­кать к уча­стию в боевых дей­стви­ях лёт­чи­ков Цен­тров бо­е­во­го при­ме­не­ния и ис­пы­та­тель­ных цен­тров.

От­сут­ствие на на­чаль­ном этапе войны средств для по­дав­ле­ния средств ПВО про­тив­ни­ка. Так, к при­ме­ру, Су-24М, уни­что­жив­шие в ночь с 10 на 11 ав­гу­ста гру­зин­ские РЛС по­лу­чи­ли кон­тей­нер­ные стан­ции ра­дио­тех­ни­че­ской раз­вед­ки "Фан­тас­ма­го­рия", обес­пе­чи­ва­ю­щие вы­яв­ле­ние работы РЛС про­тив­ни­ка и це­ле­ука­за­ние про­ти­во­ра­дио­ло­ка­ци­он­ным ра­ке­там лишь на второй день войны. Го­лов­ки са­мо­на­ве­де­ния про­ти­во­ра­дио­ло­ка­ци­он­ных ракет при этом пер­во­на­чаль­но не были на­стро­е­ны для работы в ча­стот­ном диа­па­зоне средств ПВО со­вет­ско­го про­из­вод­ства, имев­ших­ся на во­ору­же­нии Грузии.

Низкий уро­вень вза­и­мо­дей­ствия между авиа­ци­ей и су­хо­пут­ны­ми вой­ска­ми. Это стало одной из причин боль­ших потерь авиа­ции - из 6 по­те­рян­ных са­мо­лё­тов 4 были сбиты "дру­же­ствен­ным огнём". В виду нераз­бе­ри­хи, ца­рив­шей на поле боя и от­сут­ствия долж­но­го вза­и­мо­дей­ствия рос­сий­ских войск с осе­тин­ски­ми опол­чен­ца­ми по мень­шей мере один са­мо­лёт был сбит огнём осетин. На участ­ву­ю­щие в боевых вы­ле­тах са­мо­лё­ты ВВС России не были на­не­се­ны ни­ка­кие сим­во­лы (на­при­мер хорошо видные полосы) для быст­ро­го опо­зна­ва­ния, что в ввиду схо­же­сти то­гдаш­не­го ка­му­фля­жа са­мо­лё­тов ВВС России и ВВС Грузии при­во­ди­ло к тому, что рос­сий­ские са­мо­лё­ты при­ни­ма­лись за вра­же­ские и об­стре­ли­ва­лись своими сред­ства­ми ПВО малой даль­но­сти.

За годы, про­шед­шие с окон­ча­ния войны в Южной Осетии, по­лу­чен­ный в ходе неё опыт был очень хорошо усвоен, и прак­ти­че­ски все недо­стат­ки рос­сий­ских ВВС, про­яв­лен­ные в ходе данной войны были устра­не­ны.

В на­сто­я­щий момент ВВС России по­лу­чи­ли более 250 новых са­мо­лё­тов, де­сят­ки са­мо­лё­тов были мо­дер­ни­зи­ро­ва­ны. Так к при­ме­ру, если в 2008 году, ВВС России рас­по­ла­га­ли лишь несколь­ки­ми пред­се­рий­ны­ми бом­бар­ди­ров­щи­ка­ми Су-34, то сейчас ими пол­но­стью уком­плек­то­ва­но три "пол­но­кров­ных" авиа­пол­ка трёх­эс­кад­риль­но­го со­ста­ва - по 36 са­мо­лё­тов в каждом, и число эс­кад­ри­лий Су-34 уже пре­вы­си­ло со­по­ста­ви­мое число бом­бар­ди­ро­воч­ных эс­кад­ри­лий во­ору­жён­ных бом­бар­ди­ров­щи­ка­ми преды­ду­ще­го по­ко­ле­ния Су-24М и по всей ви­ди­мо­сти к началу 2020 годов все Су-24М будут за­ме­не­ны на Су-34 в со­от­но­ше­нии 1:1. Более 80 штур­мо­ви­ков Су-25 мо­дер­ни­зи­ро­ва­но в ва­ри­ант Су-25СМ и Су-25СМ3.

Ра­ди­каль­но воз­рос­ло ко­ли­че­ство и ка­че­ство авиа­ци­он­ных средств ра­дио­элек­трон­но­го про­ти­во­дей­ствия. За по­след­ние несколь­ко лет боль­шая часть новых са­мо­лё­тов ВКС России по­лу­чи­ли сред­ства РЭБ ин­ди­ви­ду­аль­ной защиты ком­плек­са "Хибины" - ими уком­плек­то­ва­ны почти все бом­бар­ди­ров­щи­ки Су-34, зна­чи­тель­ная часть ис­тре­би­те­лей Су-35С и начато про­из­вод­ство стан­ций помех ин­ди­ви­ду­аль­ной защиты для ис­тре­би­те­лей Су-30СМ. 

Начато осна­ще­ние бом­бар­ди­ров­щи­ков Су-34 и новыми стан­ци­я­ми помех груп­по­вой защиты САП-14 "Та­ран­тул". ВКС России по­лу­чи­ли по мень­шей мере 7 но­вей­ших вер­то­лё­тов РЭБ Ми-8МТПР-1 с ком­плек­сом РЭБ нового по­ко­ле­ния "Рычаг-1", а всего их за­ка­за­но 18 единиц. В те­ку­щем году ВКС России по­лу­чи­ли и 3 но­вей­ших са­мо­лё­та Ил-22ПП "По­руб­щик", осна­щён­но­го ши­ро­чай­шим спек­тром всех су­ще­ству­ю­щих средств ра­дио­элек­трон­но­го про­ти­во­дей­ствия, спо­соб­ных со­здать помехи ги­гант­ской мощ­но­сти, в де­сят­ки раз более мощные, чем со­зда­ют кон­тей­нер­ные стан­ции помех так­ти­че­ской авиа­ции. Такие са­мо­лё­ты, а также но­вей­шие вер­то­лё­ты РЭБ спо­соб­ны по­да­вить целую груп­пи­ров­ку РЛС и ЗРК про­тив­ни­ка.

Су­ще­ствен­но возрос уро­вень лётной и боевой под­го­тов­ки лич­но­го со­ста­ва ВКС России. По срав­не­нию с 2008 годом уро­вень го­до­во­го налёта лёт­чи­ков уве­ли­чил­ся в 2, а в неко­то­рых со­еди­не­ни­ях и более, раза. Ка­че­ствен­но из­ме­ни­лась и си­сте­ма ор­га­ни­за­ции рос­сий­ских воз­душ­но-кос­ми­че­ских сил.

До начала опе­ра­ции ВКС России в 2015 году многие скеп­ти­ки ожи­да­ли, что боевое при­ме­не­ние рос­сий­ской авиа­ции будет мало от­ли­чать­ся от того, ко­то­рое было в Пя­ти­днев­ной войне. Но уже первые боевые вылеты рос­сий­ской авиа­ции в Сирии сразу же раз­ру­ши­ли все со­мне­ния. За время про­ве­де­ния воз­душ­ной опе­ра­ции ВКС России в Си­рий­ской Араб­ской Рес­пуб­ли­ки рос­сий­ская авиа­ция со­вер­ши­ла более 20 тысяч са­мо­лё­то­вы­ле­тов, по­те­ряв всего один са­мо­лёт - бом­бар­ди­ров­щик Су-24М, ко­то­рый был пре­да­тель­ски сбит ту­рец­ким ис­тре­би­те­лем. 

Со­вер­шая, за­ча­стую, по несколь­ко боевых вы­ле­тов рос­сий­ские са­мо­лё­ты не имели ни одной небо­е­вой потери. От огня бо­е­ви­ков, рас­по­ла­га­ю­щих до­ста­точ­но боль­шим ко­ли­че­ством ПЗРК и раз­лич­ной ма­ло­ка­ли­бер­ной ар­тил­ле­ри­ей не было по­те­ря­но ни одного са­мо­лё­та. При этом са­мо­лё­ты ВКС России на про­тя­же­нии всей опе­ра­ции на­но­сят успеш­ные то­чеч­ные удары с боль­ших высот. Опе­ра­ция ВКС России на­гляд­но по­ка­за­ла их ра­ди­каль­но воз­рос­ший ка­че­ствен­ный уро­вень, и ны­неш­ние ВКС России уже прак­ти­че­ски не имеют ничего общего с тем, что было в 2008 году.

«36-я бригада морской пехоты ВСУ переходит на сторону России»
  • amurweb
  • Сегодня 10:15
  • В топе

«Волыну» Киев проклинает, но юго-восток Украины ждет нашу армиюОпубликованное в телеграм-канале «Военная хроника» интервью пленного майора 36-й бригады морской пехоты ВСУ Сергея Волынск...

Эстония, отменяются быстро и очень эффективно

Экс-министр внутренних дел Латвии Марис Гулбис заявил, что НАТО и Евросоюз отберут у России Калининград: «Ограничение транзита в Калининградскую область – это первый шаг Европы и НАТО п...

Разоружён и больше не опасен

Завершаем тему по захваченным французским гаубицам.Итак, "Ceaser" - французская 155-мм самоходная артиллерийская установка, разработанная и производимая французской фирмой Nexter.Достои...

Обсудить
  • Молодцы, что сделали работу над ошибками. Не знал, что фактически победу над грузинами обеспечила наша устаревшая авиация. 
  • Ну что ж, так на войне и учатся...Ценой потерь и смертей, увы.
  • Главное выводы сделаны и меры приняты. Будем надеяться, что наши военные больше не забудут , что учиться  нужно каждый день, а не раз в год.
  • Вы свою статью только нашим военным лётчикам не показывайте... Они до сих пор за сбитого "Белого лебедя" отойти не могут....
  • За статью плюсую!!! :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: