Помогла дочери в трудный момент и стала врагом?

16 5319

— Дочь со мной не общается уже четыре года! — жалуется пенсионерка Ирина Геннадьевна. — Вот так бывает. Я для нее теперь враг. И все потому, что я помогла ей в трудный момент не так, как она того хотела! Не давала ей гулять, личную жизнь устраивать, видите ли! Хотя, видимо, была обязана!..

...Шесть лет назад дочь Ирины Геннадьевны, Ольга, с двухлетним сыном на руках вернулась к матери после развода. Без копейки денег, с наспех покиданными в сумку вещами и в растрепанных чувствах. Идти Ольге больше было некуда — с мужем они, кроме ребенка, ничего не нажили.

— Я не удивилась, потому что сразу было понятно, что так и будет, — рассказывает Ирина Геннадьевна. — Мне этот ее муж никогда не нравился. Но разве же матерей в таких делах кто-то слушает? В итоге вышло все так, как я предупреждала... Конечно, я ее приняла, а что поделаешь! Все-таки родная дочь... Потеснилась, выделила им с сыном комнату, взяла на полное свое содержание. Но предупредила сразу, что жить в моем доме будем по моим правилам. Ну а как еще? Я в доме хозяйка, и деньги в семье зарабатывала на всех тоже я!..

Денег Ирина Геннадьевна дочери не давала — с какой бы стати еще? Через какое-то время Ольга начала получать от бывшего мужа алименты — что-то около семи тысяч рублей. Половину этой суммы Ирина Геннадьевна забирала у дочери «на проживание».

— Что и говорить, их с ребенком проживание и питание обходилось как минимум на порядок дороже! — вздыхает Ирина Геннадьевна. — Ее эти копейки ничего не решали. Но она взрослый человек! Должна принимать участие в расходах. Чтобы понимала, что всё не с неба падает! Что всё дорого! Тем более они с ребенком целые дни были дома, воду лили утром, в обед и вечером...

Нарядов и развлечений у Ольги не было, но мать кормила ее и ребенка, купила им самое необходимое из одежды и обуви, изредка баловала внука сладостями и немудрящими игрушками.

— Голодными они у меня не сидели точно. Сыты были, одеты тоже. Без излишеств, без деликатесов, но все же! Взамен я требовала от дочери совсем немного — поддерживать чистоту в квартире и самой заниматься своим ребенком. Всё! Но она и этого не хотела делать. Вечно корчила недовольную морду — то не тем тоном я ей слово сказала, то косо посмотрела, то упрекнула за бардак в квартире!.. Злилась, что я на работу ее не пускаю. Ей хотелось, конечно, чтобы я села дома с внуком, а ее бы отправила хвостом крутить в офисе. Конечно, так веселее и интереснее! Нарядиться, накраситься, выйти в люди... О том, что мне может быть непросто с маленьким ребенком целыми днями, и что работы я потом больше в жизни не найду — она, конечно, не думала...

Таким образом, в размолвках и скандалах, Ирина Геннадьевна с дочерью с грехом пополам дожили до трех лет ребенка. Как только появилась такая возможность, Ольга попыталась устроить сына в сад и выйти на работу. Но ничего из этой затеи не вышло. Мальчик принялся болеть без перерыва, и Ольге пришлось уволиться.

— А виноватой оказалась я! — разводит руками Ирина Геннадьевна. — Работать ей не давала, гулять не пускала, подруг-друзей приглашать в гости не разрешала, попрекала тарелкой супа... Да еще и с ребенком не хотела сидеть, во как! Чудовище, а не мать!.. Но извините, это не я выскочила замуж за урода, никого не слушая вокруг, и не я ребенка родила! Не мне эту кашу и расхлебывать...

...Через какое-то время Ольге все-таки удалось пристроить сына в домашний детский сад к многодетной соседке, а самой найти неплохую работу. Постепенно женщина встала на ноги, сняла комнату неподалеку, уехала от матери, к слову сказать, с тем же чемоданом, что и пришла на родительский порог два года назад. И с тех пор с матерью не общается, совсем. Обрубила концы.

— Еще и с сестрой меня рассорила! — объясняет Ирина Геннадьевна. — Всем родственникам рассказывает, какие я ей нечеловеческие условия создала, бедняжке. Сестра меня теперь упрекает, что я дочери родной жизни не давала. Говорит, вот если бы моя дочь пришла ко мне с малышом, да я бы все для нее сделала, и никогда дурного слова бы не сказала! Сидела бы с ребенком, дочь отпустила бы работать и гулять, личную жизнь устраивать, пока молодая... Ага, теоретики все! Если бы да кабы! Эх... Ну что сказать, значит, я не мать, а ехидна, так и запишем. Вот не делай добра, не получишь и зла! Видимо, заслужила я от дочери такое отношение, да. Ну Бог ей судья! Придет еще к матери. Да только поздно может быть уже...

***

— Я эти два года жизни с матерью после развода без дрожи вспомнить не могу! — с грустью в голосе рассказывает Ольга. — Да, приняла, спасибо, выделила кусок хлеба и крышу над головой. Из дома на вокзал с ребенком не выгнала. Хотя, может, честнее тогда выгнать было уже, не знаю... Глядишь, не пропали бы. Мир не без добрых людей...

Ольга тяжело вздыхает.

— Это была не жизнь, а какой-то ад! Гнобила меня каждый день, как хотела, заставляла пятый угол по квартире искать. Пользовалась моим бесправным положением. То тут не так, то там не эдак. Беспорядок, мол, не убрано, еда не приготовлена. А у меня ребенок с температурой сорок, какая еда? Я сама сутки уже не ела тогда... Мать считала демонстративно: сколько воды вылили, сколько света нажгли. Потом увидела у меня алименты эти, стала забирать половину — в счет оплаты ЖКХ... Прямо так ей нужны были эти мои копейки. Я бы лучше Даньке яблок купила на них... Да ладно, я уже все готова была ей отдать. Несколько раз уже на грани была — из окна выйти и покончить разом со всем...

— Ничего себе. А ребенок?

— Ну вот, только из-за ребенка еще держалась... Как только появилась малейшая возможность, конечно, я тут же от матери съехала. Лишнего дня не осталась. Зато сейчас у нас с Данькой все хорошо. Он учится в школе, во второй класс перешел, я работаю. Откладываю деньги, думаю, через годик ипотеку возьму... Жизнь вошла в колею, только вот время идет, а с матерью общаться так и нет никакого желания... У нас на работе женский коллектив, много девчонок разведенных, к сожалению. Почти все с мамами живут. С кем не поговорю — ни у кого таких отношений в семье нет! Матери сидят с внуками, отпускают дочерей строить личную жизнь, встречаться, общаться с мужчинами... И некоторые находят хороших мужчин, выходят замуж! Только одной, без помощи, когда не с кем оставить ребенка, это немыслимо... Чтобы построить крепкие отношения, нужно время, силы и хороший тыл за спиной. У меня этого не было и нет...

А как считаете вы, Ольга имеет право обижаться на мать? Или должна быть благодарна за то, что мать помогла, как смогла? В трудный момент не выгнала на улицу и кусок хлеба дала. А то, что не сюсюкала при этом и не делала вид, что ей все происходящее очень нравится — ну тут вроде как и не обязана была.

А может, Ирина Геннадьевна вела себя совершенно правильно? Зато дочка не стала засиживаться и жалеть себя, а сделала все, чтобы как можно быстрее встать на ноги и съехать. Работает, квартиру будет покупать — молодец. Глядишь, так гораздо быстрее личную жизнь устроит, чем сидя на сайтах знакомств и бегая на свидания.

Как вам ситуация? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте "Семейные обстоятельства" . Заходите, читайте, обсуждайте!


Задержание «вагнеровцев» в Белоруссии - операция по разрыву шаблона?
  • Omez
  • 4 августа 15:12
  • Промо

Постараюсь совсем коротко. Итак, что мы имеем по весьма странному случаю задержания «братским КГБ» 33-х россиян в Минске?Первое. Событие происходит накануне президентских выборов.Второе. Представители...

Министр по делам церкви
  • NewsPrice
  • 4 августа 08:33
  • Промо

Патриарх Кирилл стоит во главе Русской православной церкви вот уже одиннадцать лет. И его деятельность на этом посту вызывает совершенно разные оценки.С одной стороны, считается, что ру...

Выборы в Белоруссии. Заглянуть за горизонт!

Всем хочется знать правду. И не просто правду, а хочется узнать её тогда, когда другие ещё не догадываются. И  правильнее будет сказать, что всем хочется знать инсайд, с целью...

Обсудить
  • Что можно сказать....мама дочку в детстве недовоспитывала, а когда дочь оказалась в беспомощном положении, тогда и попыталась "наверстать упущенное в детстве". Дочь сама хотела свою жизнь строить, но мама и эти годы у ней забрала и отношения испортила. С другой стороны - она реально считала, что для дочери и внука добро делает. А главный вывод - они за весь период совместной жизни не научились друг друга слушать и услышать. Они просто оказались не способны поговорить и понять друг друга. Мама считала, что имеет право, а дочь после психотравмирующей ситуации (разрушение своей семьи) просто закрылась.
    • gyx
    • 23 января 2019 г. 09:17
    Самое худшее решение в этой ситуации - обрядиться в судейскую мантию и вершить "самый гуманный суд в мире". Нету тут "правильно" и "не правильно". Такие вещи обговариваются на договорных отношениях. Мать тоже человек, а не прислуга.
  • Тут надо договариваться как вместе жить, чтобы не было потом взаимных обид. А вот договорится они не смогли. Каждая говорит только о себе, не видя, что у другого тоже есть желания, с которыми хорошо бы считаться (ну, раз уж они решили вместе жить).
  • ну знаете. мать иногда хуже врага
  • Честно говоря - вина обоюдная.