Проба журналистского пера: военкор 3. Цветы лучше пуль

3 2094

У журнала «Time» есть традиция. Ежегодно в декабрьском номере редакция объявляет «Человека года». В 2018 году этому званию удостоились сразу несколько претендентов. Это журналисты, которые объединились в так называемую группу The guardians («Стражи»), что подразумевает охрану и защиту самого важного, что есть у журналиста – ПРАВДУ.

Список возглавил Джамаль Хашукджи. Интересно, что

впервые в истории «Time» звание было присвоено человеку, которого уже нет в живых.

Под впечатлением от выбора редакции и был написан этот материал.

Журналисты, находящиеся в горячих точках показывают свои сильные стороны. Они смелые, храбрые, отважные,...но что делать, если мне страшно? Я не трусливый человек, но у меня дети…

Каждый раз, выходя из бомбоубежища, я смотрю на небо. Этой привычкой я обзавелся еще с юношества, тогда я любовался красотой облаков или одурманивающим алым закатом. Сейчас же, я высматриваю бомбардировщиков, чтобы исключить возможность нового налета, новых жертв.

Нет-нет, я не солдат, я здесь всего лишь наблюдатель, всего лишь журналист. Через пару дней я поеду назад, на Родину, где буду писать об увиденном в своей маленькой, но чертовски уютной квартирке, которая раньше мне не нравилась,… как же я был глуп... все познается в сравнении.

Впереди меня стоит 16-летний Алексей. На своем веку он видел уже многое: обстрелы, взрывы гранат, и гибель самых дорогих людей. У него светло-голубые глаза, порой мне кажется, что раньше они были какими-нибудь карими, и после N-ых событий, его душа вместе с цветом глаз растворилась.

По приезде в этот эпицентр военных действий, наша группа попала под обстрел. Оружия мне не дали, сказали сидеть и не выглядывать. Какой же журналист останется в стороне? Но что я мог делать, оставаясь безоружным? И я начал наблюдать за происходящим с замирающим сердцем. Мне кажется, каждый новый выстрел неприятеля окрашивал один из моих волос в пепельно-седой цвет. Мне было страшно, я никогда не переживал за свою жизнь так, как в тот момент. Все мышцы тела были напряжены до предела, но тут я увидел, как кто-то перебегает в новое убежище – это был Алексей. Его движения были точны, спокойны и размеренны. Мой взгляд сосредоточился только на этом юном старике, он будто точно знал, сколько ему осталось жить и абсолютно не боялся схватить пулю, как минимум, в этой схватке. Стоило только мне так подумать, мой взгляд оказался прикованным к ужасной сцене - молодой человек в крике падает на землю. Сердце замерло, время тянулось до невозможности медленно, секунды стали вечностью, глаза начал окутывать туман, нет, не может так просто оборваться эта жизнь…

Секунда, две, три…

Алексей медленно, но верно начинает вставать. Как оказалось, пуля лишь прошла по касательной и задела руку. Да, больно, но не смертельно.

В этот момент я вспомнил, как сидел на семинаре, когда еще учился в вузе… лектор, с каким-то чересчур сильным трепетом зачитывает строки стихотворения Евгения Евтушенко:

Тот, кто любит цветы,

Тот, естественно, пулям не нравится…

Тут мое воспоминание о первом дне прервали. Нужно идти. Вести дневник в таких условиях сложно, но нужно. Я убираю карандаш в тетрадь и кладу в сумку… Между тем смотрю на героя своей истории. Он чем-то увлечен, что-то перебирает в руках. Проходя мимо, вижу – это ромашка.

М-да, «Цветы лучше пуль».

                                                Елизавета Бондаренко

Ростову приготовиться...

Совершенно неожиданные варианты пополнения населения может ожидать этот, а также другие города РФ,  - подумалось мне во время прочтения приключений одной известной в России американской журн...

Обсудить
  • Достаточно реалистичное описание. Качественная композиция, но на мой взгляд не хватает деталей (при каких обстоятельствах начился бой, чем он кончился и что случилось с мальчиком). Внимание концентрируется на отдельном герое. Да и элемент карандаша боевых условиях не очень-то актуален в наши дни... а так душевно
  • Хорошая история, добрая. Напомнило по смыслу тексты из рубрики «Занимайтесь любовью, а не войной». Переходим к делу. «Под впечатлением от выбора редакции и был написан этот материал» Почему вас так впечатлило присвоение человеку звания в журнале посмертно? Разве вашей жизни никогда такого не было? Награды никогда не находили героя лишь после смерти? О каких впечатлениях идёт речь? «В своей маленькой, но чертовски уютной квартирке, которая раньше мне не нравилась,… как же я был глуп» Зачем мне нужна эта информация? Репортаж это не место для личных переживаний, либо уходи в направление гонзо, либо проведи все переживания через героев репортажа. «По приезде в этот эпицентр» - это в какой этот? Ранее информации про эпицентр не было. Очень много в тексте своего мнения и оценки, нет деталей, много фактических ошибок, несогласованности по времени.