Обнародованы признания чекиста о пытках НКВД

149 4831

Томское новостное агентство ТВ2 опубликовало интервью 1989 года с Антоном Карташовым, сотрудником советского НКВД, в котором тот рассказал о своей карьере в органах госбезопасности СССР и о том, как чекисты выбивали из граждан признания на допросах.

В органы он пришел в 1932 году, не успев окончить Томский госуниверситет. Стал следователем в системе НКВД, ответственным как за уголовные дела, так и за дела контрреволюционеров. В конце 1930-х сумел избежать репрессий и благодаря своей безжалостности быстро продвинулся по карьерной лестнице, дослужившись в итоге до звания майора.

Ко мне на следствие в 37-38 годах односельчане из моей родной деревни стали попадать, в том числе родственники, Карташовы. Дядья там, племянники, братья всякие. Ну, чтобы в деревне разговоров не было, я их всех под расстрельные статьи подводил.

Одного своего дядю он "пожалел" и вместо расстрела отправил его в лагеря на 20 лет. Отсидев, родственник вернулся и пытался его убить, однако попал в лошадь, на которой скакал Карташов.

В детстве он меня на охоту брал, учил охотиться. В общем, пожалел гада, вместо расстрела срок ему, 20 лет накрутил. Думал, что за столько лет в лагере подохнет, а у меня совесть будет чиста. А жалости в нашем деле не должно быть. Вот и пострадал за свою доброту.

По признанию Карташова, для применения физического давления на подозреваемых в те времена требовалось разрешение начальства. Кроме обычного насилия признания выбивали и более изощренными способами.

Некоторых, когда пол над котельной железный сделали из листового металла, в эту подсобку запирали. Так пол от котла раскалится, а они там в голом виде пляшут (...) Все расскажешь, когда паленым мясом запахнет, да еще и своим. Все, что знал и чего не знал, что не ведал.

Капитан госбезопасности Иван Овчинников, продолжает Карташов, однажды добился нужных показаний от задержанного, посадив его на раскаленный котел кочегарки. По рассказам бывшего чекиста, в Томском городском отделе ОГПУ была специальная комната для тех, кто занимался расстрелами. Им полагался усиленный паек, в который входил алкоголь, причем его употребление было обязательным, поскольку считалось, что эта работа требует "повышенной нервной отдачи". В их комнате отдыха "пахло псиной, человеческим дерьмом и винным перегаром".

Антон Карташов, 1936 год

1937-38 года прошлого века считаются периодом Большого террора, на который пришелся пик репрессий. По данным правозащитного общества "Мемориал", всего от террора пострадали 40 млн советских граждан, около 1,1 млн из них были расстреляны, 3,5 млн попали в лагеря, порядка 7 млн погибли от голода.

https://ruposters.ru/news/21-0...

Мать вашу всех санкций и Триумф Байдена

Амерский политический перец Мендез сорвал «джек-пот» угроз, анонсировав «мать всех санкций», которые «разрушат народ России». На слово «Украина» в его риторике и воплях других западных говорунов внима...

Опять нас санкциями пугают

Прекрасные стихи замечательной российской поэтессы Юнны МорицИ да, пугать нас санкциями - это как ежа голой .жопой

Экономист Колташов: Россия похоронит патентную систему США в случае новых санкций
  • sam88
  • Вчера 16:29
  • В топе

Соединенные Штаты рискуют лишиться дохода от прав на интеллектуальную собственность, если вздумают ввести серьезные санкции против России. Об этом в интервью «ПолитРоссии» рассказал Вас...

Обсудить
  • больше не о чем писать? совсем тупой?
    • karat
    • 21 февраля 2019 г. 18:51
    Страсти какие... проклятый сталин...... Большой террор... Горим!!!!!!
  • Забил в поиск; Антон Карташов НКВД. Вылез сайт ЭХО,всё понятно :smirk: Автор иди вместе со всей вашей редакцией по известному маршруту
    • v49
    • 21 февраля 2019 г. 18:56
    в 80 с лишним лет и не то ещё расскажешь за стакашок.Ну а "мемориаловские" 40 мульёнофф-это уже прописная ржака.
  • Это повсеместно было. Начальник отдела УГБ НКВД БССР Сотников писал в своём объяснении: "Примерно с сентября месяца 1937 года всех арестованных на допросах избивали... Среди следователей шло соревнование, кто больше "расколет". Эта установка исходила от Бермана (бывший наркомвнудел Белоруссии), который на одном из совещаний следователей наркомата сказал: "Ленинград и Украина ежедневно дают на "двойку" по одному альбому, и мы должны это делать, а для этого каждый следователь должен давать не менее одного разоблачения в день". Дела о шпионаже рассматривались не "тройками", а "двойкой", состоявшей из Ежова и Вышинского, которая рассматривала их на основании так называемых альбомов - списков обвиняемых с указанием их фамилий, имени, отчества и других установочных данных, краткого содержания выдвинутого обвинения и предложений следствия по приговору. Избиение арестованных, пытки, доходившие до садизма, стали основными методами допроса. Считалось позорным, если у следователя нет ни одного признания в день. В наркомате был сплошной стон и крик, который можно было слышать за квартал от наркомата. В этом особенно отличался следственный отдел."