• РЕГИСТРАЦИЯ

МИХАИЛ АНДРЕЕВИЧ МИЛОРАДОВИЧ ИСТИННЫЙ РЫЦАРЬ ИМПЕРИИ

Ходанов
Консервативен, патриотически настроен, работал в оборонке
23 июня 19:22 150 7615

МИХАИЛ АНДРЕЕВИЧ МИЛОРАДОВИЧ

 «Чтобы быть везде при вашем высокопревосходительстве, надобно иметь запасную жизнь».                                                                               Генерал Ермолов А.П. Милорадовичу М.А.

"Прямота моя меня поддерживает."                                                             Девиз  графа М. А. Милорадовича

«Слава Богу! Слава Богу, это пуля не ружейная, не солдатская!»                                                                            Петербургский генерал-губернатор М. А. Милорадович

«Прошу государя императора, если то возможно, отпустить на волю всех моих людей и крестьян»                    Из завещания М.А.Милорадовича 

"Бедный Милорадович скончался! Его последними словами были распоряжения об отсылке мне шпаги, которую он получил от вас, и об отпуске на волю его крестьян! Я буду оплакивать его во всю свою жизнь; у меня находится пуля; выстрел был сделан почти в упор статским, сзади, и пуля прошла до другой стороны.                                                                      Из письма царя Николая I брату Константину

Рассказывали, что, когда истекавшего кровью Михаила Андреевича, раненного отставным поручиком, принесли в казармы Конногвардейского полка, врач извлек пулю и показал ее генералу. Участник таких ярчайших событий века, как легендарный Швейцарский поход Суворова через Альпы, трагедия Аустерлица, Отечественная война 1812 г. и Заграничный поход русской армии, с облегчением сказал: «Слава Богу, это пуля не ружейная, не солдатская». Пуля оказалась со специальной насечкой; она разрывала при проникновении в глубь тела ткани больше, чем обычная. Умирающий Милорадович, собравшись с силами, пошутил: мол, жаль, что после сытного завтрака не смог переварить такого ничтожного катышка.

Перед самой смертью он продиктовал свою последнюю волю. Среди прочего там значилось: «Прошу государя императора, если то возможно, отпустить на волю всех моих людей и крестьян». Всего их набралось порядка 1500 душ. В 3 часа ночи на 25 декабря 1825 года героя многих походов и сражений не стало…

Джордж Доу (1781–1829). Портрет генерала Михаила Милорадовича. Военная галерея героев 1812 года Зимнего дворца

В изданной в Полтаве в царствование Александра III биографии Милорадовича содержатся следующие показательные строки: «Монархи русские считали Милорадовича лучшим перлом в своей короне: император Павел I в довод своего особенного благоволения к отличной службе Милорадовича, сопричислил его к чинам, состоявшим при своей особе; император Николай, в первые часы по воцарении, в собственноручном письме благоволил назваться его другом; император Александр II торжественно почтил вековой юбилей со дня его рождения».

И эти слова отнюдь не кажутся излишне пафосными – полководец, подобный Милорадовичу, стал бы гордостью любой страны. И это при том, что он явно не до конца раскрыл свой огромный полководческий потенциал. Если бы не предательский выстрел и удар штыком заговорщиков-декабристов, то генерал снискал бы лавры еще не одной славной победы.

Герб Милорадовичей-Храбреновичей. Милорадовичи Храбреновичи-знатный сербский род из Герцеговины.

Род Милорадовичей-Храбреновичей принадлежит к одному из самых древних в Сербии, точнее в Герцеговине – его корни уходят в начало XIV века.

Историческая байка гласит: «Было в Сербии одно семейство с многочисленными сыновьями. Все они состояли на военной службе, много воевали, и лишь один из них остался в живых. Вернувшись на родину, он недолго пробыл в родительском доме и опять отправился воевать. Руководивший войсками султан спросил, как его приняли дома. „Я им был мил, – отвечал молодой воин, – а они мне рады!”» Так и появилась фамилия.

Прадед будущего генерала от инфантерии – Михаил Ильич Милорадович, поступил на русскую службу при Петре Великом и в 1715 г. за службу государю получает поместья в Малороссии и назначается гадяцким полковником. Супругой полковника стала дочь генерального есаула Ульяна Бутович, и у них родился сын Степан.

Так появился новый малороссийский род, представители которого внесли огромный вклад в дело защиты и обустройства родной земли.

Андрей Степанович Милорадович (1782-3.05.1796) первый Черниговский наместник - отец нашего героя

Гадяцкий наказной полковой есаул Степан Михайлович Милорадович женился на дочери генерального есаула Марии Гамалее. Их сын Андрей прославился в войне с Турцией в 1771 г., когда он во главе 2-тысячного отряда после переправы через Дунай разбил 7-тысячный корпус неприятеля. Уже будучи генерал-поручиком, он долгие годы был губернатором Черниговского наместничества и очень много сделал для его развития.


Дмитрий Лазаревич Горленко (умер после 1730г)  прилуцкий полковник 1692-1708

                У деда нашего героя Степана Михайловича от брака с Марией Ивановной Гамалей было шестеро сыновей, один из которых и стал отцом полководца. Его отец, Андрей Степанович Милорадович, принял участие в возведении на престол Елизаветы Петровны в 1741 г., за что стал гренадером Лейб-компании – привилегированной роты Преображенского полка. Воевал во время Семилетней войны (1756—1763 гг.). Уже в чине гусарского полковника поддержал дворцовый переворот 1762 г., возведший на престол Екатерину II. Андрей Степанович принял участие во всех войнах своего времени, дружил с Суворовым и Кутузовым, с которыми воевал против турок, достиг чина генерал-поручика и должности черниговского наместника. Нередко у него гостевал светлейший князь Потёмкин.

Иоаким Иоасаф Белгородский дядя мамы Марии Андреевны

Мать Михаила Андреевича, Мария Андреевна Горленко, была правнучкой прилуцкого полковника Дмитрия Лазаревича Горленко, который в 1705 году был наказным гетманом. Её отцом был Андрей Андреевич Горленко, последний Полтавский полковник Войска Запорожского, в российской армии имел звание бригадира. Её дядей по отцу был белгородский епископ Иоаким Андреевич Горленко, который в 1745—1748 годах был наместником старейшей в России Троице-Сергиевой Лавры.

Село Вороньки  на берегу речки супой Бобровицкого района Черниговской области (в XVIII веке - Полтавская губерния). С пересказов известно, что через Вороньки проходил чумацкий путь. С 1782 году селом владел черниговский губернатор генерал-адъютант А. С. Милорадович, в XIX веке — помещик Кочубей. 

Сам М. А. Милорадович считал своей родиной и своим главным имением село Вороньки в Полтавской губернии (по современному административному делению это село находится в Черниговской области, на границе с Полтавской областью). Это село Екатерина II подарила его отцу за победы в войне с турками.

Итак, от брака Андрея Степановича Милорадовича с Марией Андреевной Горленко и родился 1 октября 1771 г. в Санкт-Петербурге выдающийся полководец Михаил Андреевич Милорадович (лично участвовавший, как минимум, в 52 сражениях), ставший общей гордостью братских славянских народов.

Михаил помимо домашнего воспитания имел возможность поучиться за границей, благо состояние родителей позволяло такую роскошь. С семи лет он проживал в Германии и во Франции, где изучал с двоюродным братом Григорием французский и немецкий языки, арифметику, геометрию, историю, архитектуру, юриспруденцию, рисование, музыку и фехтование, военные науки: фортификацию, артиллерию и военную историю. 

Григорий Петрович Милорадович двоюродный брат Михаила Милорадовича с которым учились в Европе

Сначала четыре года юный Михаил учился в Кёнигсбергском университете, где тогда читал лекции сам Эммануил Кант. Еще два года – в Гёттингене. Затем – в Лейпциге, Берлине и Потсдаме. После чего для усовершенствования военных знаний, в частности артиллерии и фортификации, Милорадович отправился в Страсбург и Мец. Незадолго до возвращения в родные пенаты он был принят королем Франции Людовиком XVI и его супругой королевой Марией Антуанеттой, и сам король подписал визу на выезд. В ту пору это было в порядке вещей, и ничего экстраординарного в этом видеть не надо: существовала практика приглашения выпускников Меца королевской семьей, прежде чем вручить юношам аттестационные патенты.

Несмотря на обилие престижных университетов, слушателем которых считался Михаил Андреевич, его образование было поверхностным.

Историческая байка о Милорадовиче также связана с получением его отцом ордена Св. Александра Невского. Якобы отец попросил императрицу Екатерину II заменить высокую награду на зачисление его сына подпрапорщиком в лейб-гвардии Измайловский полк, который первым из всех гвардейских полков признал ее законность вступления на трон. В 1780 г. Михаил Андреевич был записан в измайловцы, а отцу вскоре таки был пожалован вышеуказанный орден.

Полковое знамя Лейб-гвардии Измайловского полка 1799г

По армейской лестнице чинопроизводства подтянутый, молодцеватый и исполнительный Михаил Андреевич взлетает вверх «без сучка и задоринки». В неполные 12 лет он уже сержант, а в 15 – прапорщик. Свой боевой путь он начал в ходе Русско-шведской войны 1788—1790 г.г., получил чин подпоручика, а затем и поручика батальона измайловцев, входившего в сводный гвардейский отряд. А 1 января 1792 г. он уже капитан-поручик. Спустя четыре года его пожаловали в капитаны. Красивый, остроумный, веселый танцор и ухажер Милорадович был своим среди гвардейской молодежи. Уже тогда с ним случались финансовые «казусы»: ему порой не хватало на красивую жизнь и приходилось занимать. Какое-то время его долги компенсировал отец, после его кончины денежные неурядицы преследовали нашего героя до гробовой доски. «Не понимаю, какой интерес жить без долгов», – шутил на склоне жизни боевой генерал. По слухам, будучи при смерти, он довольно констатировал: «Ну, кажется, теперь я расквитаюсь со всеми моими долгами». После его смерти проданного имения едва хватило на покрытие долгов.

Когда на престол вступил Павел I, Милорадович одно время даже подумывал об отставке – слишком тяжко стало служить при этом императоре, к тому же весьма не жаловавшем гвардию, которую он (впрочем, с полным основанием) считал для себя серьезной угрозой.

Достаточно неожиданно для себя Милорадович оказывается в фаворе у недавнего гатчинского затворника.

Дело в том, что Милорадович был прирожденный (как говорили в императорской армии «отчетливый») строевик, и это сразу заметил царь, являвшийся большим любителем парадов, разводов и различных строевых упражнений.

ПавелI со свитой у внутреннего караула в Гатчинском дворце с картины Г.Шварца

16 сентября 1797 г. – новый императорский любимец Милорадович уже полковник, а к июлю 1798 г. – генерал-майор и шеф Апшеронского мушкетерского полка. И это в 27 лет! Полк стал называться «мушкетерским генерал-майора Милорадовича», что было большой честью, поскольку Апшеронский полк считался одним из лучших. Путь от прапорщика до генерала Милорадович проделал за неполные 10 лет! А у некоторых вся жизнь уходила на то, чтобы достичь полковничьего чина.

Конный портрет императора Павла I с сыновьями Александром, Константином и Иосифом Палатином Венгрии

Осенью 1798 г. Милорадович со своим Апшеронским полком в составе 20-тысячного корпуса генерала Андрея Григорьевича Розенберга вошел в пределы союзной России Австрии – император Павел I готовился к войне с революционной Францией. Весной следующего года Милорадович уже добрался до Апеннинского полуострова, где ему предстояло участие в Итальянском походе А. В. Суворова, а затем и в Швейцарском походе, за славу которого один из лучших маршалов Наполеона – Андре Массена готов был отдать все свои победы.

В первом же сражении – у Лекко Милорадович привлек к себе внимание Суворова своей доблестью и уверенным командованием. По семейной легенде, А. В. Суворов дружил с отцом Милорадовича и даже как-то сказал о его сыне: «Миша будет славным генералом».

Милорадович на фоне Измайловского флага

Легенда гласит, что, знакомясь с генералами своей армии и услышав имя Милорадовича, Суворов якобы прослезился, заявив, что знавал Мишу «еще вот таким», показывая рукою на аршин от пола, когда «едал у его батюшки Андрея пироги, а маленький Михайло Андреевич уже тогда хорошо ездил на палочке и лихо рубал врагов деревянною саблею».

В Итальянской и Швейцарской кампаниях Суворова Милорадович всегда находился на острие главного удара – впереди своего полка, и не раз его личное мужество решало исход боя.

Чтобы понять дальнейшее становление Милорадовича как полководца, стоит сказать несколько подробнее о его первом серьезном испытании на поле брани. Показательно, что хотя в сражении приняли участие сравнительно небольшие силы, Суворов оценивал его как одно из самых для себя тяжелых. Как он говорил: «При Лекко чуть было мою печенку не проглотили».

15 апреля события у города Лекко (на восточном берегу реки Адда возле озера Коммо) развивались следующим образом. Город был занят французским 5-тысячным отрядом в составе шести батальонов, четырех эскадронов и шести орудий (два батальона и вся артиллерия находились на западном берегу Адды) под командованием генерала Сойе.

Утром 3-тысячный отряд Багратиона начал атаку на Лекко и сумел вытеснить силы Сойе. Однако французы, отступив на северную окраину, быстро поняли, что численность русских войск невелика и начали проводить контрманевр на окружение. Их действия были разгаданы – русские войска успели вырваться из города до того, как кольцо окружения было замкнуто и заняли жесткую оборону недалеко от Лекко. Багратион надеялся продержаться до прихода подкреплений от Суворова, которые он просил прислать не медля ни минуты.

Сойе, понимая, что к русским вот-вот может подойти подкрепление, не прекращал ожесточенных атак, которые Багратиону все труднее становилось отражать. Ситуация изменилась, когда, выполняя приказ Суворова, подошли два батальона под командованием генерала Повало-Швейковского и батальон апшеронцев под командованием Милорадовича (последний фактически предвосхитил появление мотопехоты, посадив своих солдат для быстрейшего передвижения на подводы). Кстати, высокой мобильностью своих войск Милорадович широко прославился и в следующих войнах. Недаром, уже в 1812 г., сам Голенищев-Кутузов заметил генералу по этому поводу: «Ты ходишь скорее, чем летают ангелы».

Cражение на рекке Адда 16 апреля 1799  завершившееся разгромом французов Суворовым

Осажденные и пришедшие к ним на помощь три батальона подкрепления немедленно контратаковали французов (особо при этом отличились апшеронцы), и, понесший большие потери, Сойе был разбит и отступил в северном направлении. Милорадович предоставил именно Багратиону право успешно закончить бой, сказав при этом, что здесь не место считаться старшинством!

О полном успехе русских войск свидетельствуют и сравнительные цифры потерь. В то время как Сойе потерял убитыми, ранеными и пленными около тысячи, потери русских были почти втрое меньше.

После победы у Лекко Суворов назначил Милорадовича (награжденного за сражение орденом Святой Анны 1-й степени) при себе дежурным генералом. Солдаты Милорадовича были награждены Суворовым каждый по серебряному рублю.

Таким образом молодой генерал становится одним из самих приближенных к великому полководцу людей, и суворовская школа оказывает огромное влияние на его становление. Генералиссимус навсегда останется для Милорадовича образцом, поведению которого он всегда подражал на поле брани и неизменно применял в бою суворовскую тактику.

Балканский молодец усвоил суворовскую удаль, предприимчивость и доброе отношение к солдату, которые в дальнейшем принесли ему популярность. Не обладая особыми тактическими и стратегическими способностями, Милорадович будет брать необычайной находчивостью, невероятной быстротой и поистине былинной удалью. Именно под началом Суворова судьба свела двух будущих героев войн с Наполеоном – Милорадовича и Багратиона. Они были приблизительно одного возраста и всю жизнь соперничали друг с другом. Чуть более старший Багратион стал генералом чуть позже Милорадовича и потому считался «младше» по чинопроизводству. В ту пору это значило очень многое!

В Итальянской и Швейцарской кампаниях Суворова Милорадович всегда находился на острие главного удара – впереди своего полка, и не раз его личное мужество решало исход боя.

С Михаилом Андреевичем, а вернее, с его любимыми апшеронцами связан и один печальный эпизод в самом начале Итальянского похода. Под именем графа Романова в армию прибыл сын императора Павла I великий князь Константин Павлович. 20-летний юноша очень спешил: проведав от генерал-поручика Вилима Христофоровича фон Дерфельдена, что Суворов ведет войну очень быстро, Константин боялся, что ему не придется повоевать и не достанется боевой славы. Но он напрасно торопился – все еще только начиналось!

Ф. Виньон. Портрет великого князя Константина Павловича. Гравюра. 1814 г.

По самоуправному указанию цесаревича солдаты генерала Розенберга вступили в бой с превосходящими силами Моро под Бассиньяно. Началось все с того, что юный «Александр Македонский» подначил решившего было отходить на более выгодные позиции генерала Розенберга, упрекнув его в трусости, на неоправданную атаку вражеской крепости. Для самолюбивого Розенберга великокняжеский упрек-окрик был чем-то сродни удару хлыста по боевой репутации. В результате лишь стойкость пришедших на выручку солдат Милорадовича спасла положение. Милорадович потерял под собой двух лошадей и сломал саблю, со знаменем в руках водил гренадер в штыки. Русским удалось продержаться до темноты. Только чудом им удалось отступить, потеряв всю артиллерию, 2500 человек (в том числе 50 офицеров ранеными и генерала Чубарова).

Неуемное желание царевича побывать в «деле» дорого обошлось армии. Доподлинно неизвестно, как Суворов отчитал Константина Павловича. (Его свите и самому Розенбергу были пообещаны военный трибунал и Сибирь!) Но более царевич, вышедший после головомойки от «русского Марса» заплаканным, никогда не позволял себе своевольничать, став со временем ревностным поклонником суворовской «Науки побеждать», и с отличием проделал Итальянский и Швейцарский походы. Он весь переход через Альпы совершил пешком.

Суворов так оформил приказ по армии, что мало кто понял, какие именно события случились под Бассиньяно. Больше всех «выиграл» от жаркого дела Милорадович. Именно с той поры он сблизился с царевичем Константином Павловичем, которого и раньше знал как шефа лейб-гвардии Измайловского полка. Будучи с ним на короткой ноге, Михаил Андреевич всю свою оставшуюся жизнь пользовался его благорасположением. Их дружба – они активно переписывались – оборвется лишь четверть века спустя, когда бравый генерал попытается «вручить» опустевший престол цесаревичу Константину, но тот категорически откажется. Но всему свое время…

Если верить рассказам, именно в ту пору Милорадович показал всем свою исключительную храбрость, граничащую с бахвальством. Переправляясь через реку на виду у французов, он специально привлек к себе внимание вражеских стрелков. Михаил Андреевич вынул из кармана ленту ордена Св. Анны и, надев ее на себя, усмехаясь, бросил офицерам: «Посмотрим, умеют ли они стрелять?!» Недюжинная личная отвага всегда будет краеугольным камнем его полководческого мастерства, в чем он был сродни наполеоновским маршалам Мишелю Нею и Иоахиму Мюрату.

"Сражение при Нови"   худ. александр Коцебу

Несчастливое для русской армии дело под Бассиньяно упрочило боевую славу Милорадовича. Обожавший стремительных и решительных офицеров Суворов сразу оценил Милорадовича и назначил его своим дежурным генералом, по сути, допустив его в круг особ, которым он доверял. Более того, он поручал ему (как, впрочем, и другому своему любимцу – Багратиону) ответственные задания на ратном поле, благо солдаты его обожали. И наш молодец-удалец справлялся с ними на ура, в частности в многодневном сражении при Треббии 6—8 июня 1799 г. с французским генералом Жаном Стефаном Макдональдом, будущим наполеоновским маршалом. Столь же хорош Милорадович был со своими апшеронцами и в упорнейшем бою под Нови 4 августа 1799 г. по донесению суворова Павлу I:"Все войски наши состояли из 38 000 человек, а по объявлению самих французов, потеря их простирается за 20 000; убитыми до 7000, раненых увезено ими свыше 5000, разбежалось за 4000. Нам в плен досталось 4 генерала, 3 полубригадных шефов, 81 штаб и обер-офицеров и нижних чинов 4520…"

 Великолепен  Милорадович в Швейцарском походе. Удар его авангарда сыграл важную роль в разгроме французских войск, оборонявших у озера Обер-Альп подступы к Сен-Готардскому перевалу.

Переход через перевал Сен-Готард

Между прочим, рассказывали, что с переходом через Сен-Готард связан один прелюбопытный эпизод. При спуске с одной крутой горы в долину, занятую французами, солдаты Милорадовича заколебались. Заметив это, Михаил Андреевич воскликнул: «Посмотрите, как возьмут в плен вашего генерала!» – и покатился на спине с утеса. Обожавшие своего «отца-командира» солдаты дружно последовали за ним, свалились французам словно снег на голову, раздавив их, подобно горной лавине.

Даже сейчас оборудованное шоссе на  перевале Сен- Готард вызывает опасения...

Авангард, на этот раз во главе с генерал-майором Милорадовичем (потрепанной дивизии Багратиона дали передышку), пошел вперед, то продвигаясь по узеньким тропинкам, то взбираясь на высочайшие горы, то спускаясь в пропасти. Часто приходилось переходить вброд речки. Туман стоял такой густой, что люди двигались на ощупь. Они упирались в камни штыками и прикладами, подсаживали друг друга, но бесконечные уступы поднимались все выше и выше. Все эти дни лил дождь, ночи выдались темные, холодные, с сильным северным ветром. Переход следовал за переходом, с ранней зари до глубоких сумерек. Шедшие ускоренным маршем солдаты, лошади и вьючные мулы скользили на крутых горных склонах, неслись вниз кубарем и гибли в пропастях.

Бой за Чёртов мост

Самыми трудными препятствиями в Альпийских горах оказались Урзерн-Лох (Урзернская дыра) и Тёйфельсбрюк (Чертов мост), перекинутый над рекой Рейс на высоте 25 м. Первая была в полном смысле слова дырой длиной 80 шагов, а шириной четыре шага. Почти круглая, сырая, она была настолько тесная, что там едва мог протиснуться груженый мул. В темном скальном проходе находилось орудие, стрелявшее картечью. Выйдя из туннеля, дорога, а вернее, тропка резко уходила вверх, образуя карниз на отвесной скале, а затем столь же круто обрывалась к узкому одноарочному мосту в 30 шагов над глубоким (23 м) ущельем, который обороняли французы. Здесь низвергалось несколько водопадов, рев и грохот разносились далеко вокруг. С моста дорога круто, почти отвесно поднималась в горы. Урзернская дыра и Чертов мост казались неприступными!

Еще с вечера Суворов выслал егерей генерал-майора графа H. М. Каменского-младшего (очень даровитого в военном деле младшего сына его недруга и соперника графа и фельдмаршала Михаила Федотовича Каменского) в обход через горы. Не дождавшись условного сигнала, он отдал приказ к лобовой атаке. В ночной атаке русские гренадеры из авангарда Милорадовича попытались миновать дыру, пойдя в штыковую атаку. Но встретили сильный ружейный и картечный огонь в упор. Лишь после того, как сзади туннеля наконец показались егеря Каменского, удалось уничтожить французский заслон, но противник все же успел взорвать часть моста. Большего он сделать не сумел: прицельной стрельбой егеря отогнали его.

Гренадеры подбежали к мосту и только тут увидели, что дальше зияет огромный провал. Повернуть назад было невозможно: задние подпирали передних. На узкой тропинке образовался затор. В него-то и ударили залпы французской картечи. Атака захлебнулась. Люди срывались и падали в пропасть.

Не долго думая, солдаты и офицеры передового отряда майора князя С. В. Мещерского 1-го из бревен обнаруженного рядом сарая под непрекращающимся огнем противника сделали настил, связав его шелковыми офицерскими шарфами и кожаными солдатскими ремнями.

Тем временем егеря майора Тревогина и мушкетеры полковника Свищева спустились к реке Рейс, перешли этот бурный горный поток по пояс в ледяной воде и вскарабкались по кручам на вершину противоположного берега, создав угрозу французским флангам. А в тыл врага снова сумел пробраться отряд удальцов Каменского-младшего.

Первые храбрецы, ведомые Мещерским, устремились по хлипкому настилу и упали, сраженные пулями французских стрелков. Геройски погиб и сам князь – раненный, он сорвался в Рейс. Но своей отчаянной штыковой атакой он и его гренадеры проложили дорогу всей армии.

Так, яростными штыковыми ударами, экономя патроны и порох, теряя друзей и товарищей, суворовские чудо-богатыри поднимались все выше и выше в горы. Ночь сменяла день, день уступал место ночи. В авангарде по-прежнему шли егеря из дивизии Милорадовича. Французы все время огрызались. Они старались зацепиться за каждую удобную для обороны позицию, но все было тщетно. Правда, вскоре у русских закончилось продовольствие. Теперь каждый ел то, что у него оставалось в сумке. Когда генерал Милорадович в обмен на пригорелую солдатскую лепешку отдал свой единственный кусочек сыра, то рядовые, ужаснувшись, чем питается их командир, сыра не взяли, но вскладчину поддержали его сухариками и кубиком сухого бульона.

За эти походы Милорадович был награжден не только орденом Св. Анны 1-й степени, но и орденом Св. Александра Невского и Мальтийским орденом. В свою очередь, австрийский император и король сардинский выразили свою признательность Милорадовичу: первый одарил его табакеркой, осыпанной алмазами, второй пожаловал орден Маврикия и Лазаря Большого Креста. Суворов подарил подчиненному свой миниатюрный портрет. Милорадович вставил его в перстень и на четырех сторонах его написал: «быстрота, штыки, победа, ура-а-ааа!» Суворов, увидев это, рекомендовал добавить между «штыками» и «победой» еще и пятое слово: «натиск», тем самым окончательно сформулировав свое полководческое кредо.

Последний прижизненный портрет Суворова

С той поры визитной карточкой суворовского ученика Милорадовича стало умение водить людей в бой тогда, когда одного бесстрашия и командирской удали недостаточно, а нужны еще твердость воли и отчаянная решительность. Вскоре великий полководец умер, а у Милорадовича, резко выдвинувшегося среди других генералов, популярность в войсках стала расти как на дрожжах.

Между прочим, у Михаила Андреевича была одна весьма интересная привычка. Будучи человеком учтивым, он тем не менее умел держать людей на дистанции, предпочитая говорить «вы». Обращение «ты» можно было от него услышать только тогда, когда он был готов с кем-то сблизиться. Такое случалось чаще всего с офицерами его же полка. Но, подметив за кем-то из них упущение по службе, он тут же возвращался к вежливо-официальному «вы».

«В такое критическое мгновение генерал Милорадович, в голове двух рот, с правого крыла бросается в ту сторону, где угрожает большая опасность. Взяв в руки знамя, он сам устремляется вперед и еще раз отбивает атаку неприятельскую» (Д. А. Милютин) (цитата из труда будущего военного министра Александра II Дмитрия Милютина о суворовском походе, изданного в 50-е гг. XIX века)».

А вот строки из приказа самого Суворова, в котором говорится о действиях Милорадовича при переправе у Бассиньяны: «Мужественный генерал-майор Милорадович, отличившийся уже при Лекко, видя стремление опасности, взявши в руки знамя, ударил по штыках, поразил и поколол против стоящую неприятельскую пехоту и конницу, и, рубя сам, сломал саблю; две лошади под ним ранено».

Из донесения Суворова Павлу I об итогах швейцарской компании: 

«Все воинство вашего императорского величества от каждого генерала до последнего солдата подвизалось в сем сражении единым духом храбрости, мужества, неутомимости и неустрашимости; все они совокупно одушевлялись великими монаршими милостями и щедротами, вашим величеством к ним ниспосылаемыми, и охотно приносили на жертву служению престолу и живот и кровь свою.

Обязанностию верноподданическою поставляю я здесь в высокомонаршее вашего императорского величества благоволение припоручить:…Милорадовича, с храбростию и расторопностию поражавшего неприятеля, наступавшего на его атакою».

Добавим еще следующее. Когда мы говорим о Милорадовиче как ученике Суворова, то речь идет не только о полководческом искусстве, а и об отношении к солдатам, умении переносить с ними все тяготы наравне или даже в еще большей мере. Для подтверждения этого приведем только один пример времен перехода через Альпы, описанный суворовским биографом конца XIX века генерал-лейтенантом Александром Петрушевским: «Требовались большое внимание и осторожность, чтобы не сорваться со скользкого пути и не полететь вниз, а когда туман сгущался или над головою чернела туча, то опасность увеличивалась, ибо приходилось лезть ощупью, двигаться на авось. Еще труднее, почти невозможным делалось движение ночью, когда, при ненастье, не видно было ни зги и истощенные дневным походом силы солдат отказывались служить. Части войск останавливались на привал, где встречались площадки; но такие ночлеги служили больше утешением, чем на действительную пользу, потому что леденящий ветер гулял тут свободнее, пробирая насквозь, а голая, бесприютная высь не давала ни прутика для бивачного огня. Предшествовавший поход по дикой горной стране послужил, правда, школою для войск, но он перемежался упорными боями, а не отдыхами, и войска не имели досуга привести свое снаряжение в исправное состояние. Обувь солдатская, и в особенности офицерская, теперь в течение немногих часов совсем сбилась и пришла в негодность; у иных отодрались подошвы. О каких-нибудь приспособлениях, вроде, например, сандалий с железными шипами, не было и помину, ибо не имелось ни времени, ни опытности, как у Французов, искусившихся бойцов горной войны. В довершение бедствия нечем было подкрепить силы; вьюки с провиантом тянулись позади, а при себе или ничего не было, или очень немногое, и эту малость надо было расходовать бережливо. Кто был позапасливее, тот сохранил муку, розданную в Альторфе, в ожидании огня, чтобы спечь из нее лепешки. Другого харчевого подспорья не было; иные раздобылись в прежнее время картофелем или сыром, но это все уже вышло, да и большинство солдат употребляло сыр лишь в последней крайности, считая его гнилью. Офицеры и генералы бедствовали чуть ли не больше, и солдаты им охотно помогали, чем могли: чинили обувь на привале, делились харчами из последних скудных остатков. Милорадович на биваке съел у одного солдата спеченную из альторфской муки пригорелую лепешку, очень ее похвалил, поблагодарил хозяина и прислал ему взамен небольшой кусочек сыра, – половину всего, что имел сам. Солдат не взял сыру, а вместе с другими своего десятка или капральства составил складчину, по сухарику с брата, и все это с кусочком сухого бульона, взятого с убитого французского офицера, отнес в узелке к Милорадовичу, который поблагодарил и принял».

Мемориал Суворову и его чудо-богатырям в швейцарских Альпах

Отмеченный после окончания Итальянского и Швейцарского походов многими российскими и австрийскими наградами, Милорадович вновь скрестил шпагу с французами в 1805 г. Командуя отдельной бригадой (в составе трех пехотных и одного конного полка), он отличился в сражениях при Амштеттене и Креймсе, за что был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени и получил эполеты генерал-лейтенанта.

Служивший под началом Милорадовича Федор Глинка рассказал о действиях своего командира под Амштеттеном, и его слова снова заставляют вспомнить о школе Суворова: «Мы стояли в две линии, вторая наша линия и резерв были у самого леса в лощине, так что неприятель не мог их хорошо видеть. Генерал Милорадович, помня наставления великого Суворова, что русский солдат должен доставить победу концом своего штыка, отдал приказание, чтоб гренадерский батальон его полка не заряжал ружей, а встретил бы неприятеля прямо грудью и холодным ружьем. В четыре часа пополудни дело началось: первая наша линия выслала стрелков против неприятельских, которые высыпали из лесу».

Не менее показателен и рассказ Глинки о сражении при Креймсе, в котором французы, благодаря действиям Милорадовича, были наголову разбиты и понесли огромные потери: «Мы несколько раз принуждены были отступать до самого города, и всякий раз генерал Милорадович, начальствовавший в сем деле, мужественно отражал неприятеля и по трупам его водил расстроенные полки свои вперед… На долине и в горах бой продолжался с равным жаром. Теснота места усугубляла жестокость сражения. Пули сновали туда и сюда, как рои пчел. Ядра и картечи, шумя по горам, ссекали деревья и дробили камни… Полк наш, сражаясь отчаянно, очевидно исчезал. Много офицеров было раненых, и многие, перевязав раны, возвращались в строй. Наконец уже к вечеру Уланиус с егерями, а генерал Дохтуров со своей колонной ударили на неприятеля с тылу, и он весь частью потоплен, частью забран был в плен».

Прославился своей отвагой Милорадович и в сражении при Аустерлице, где он командовал бригадами, входившими в состав колонны австрийского генерала Иоганна Коловрата-Краковского. Конечно, не имея возможности повлиять на принятие решений командования, он никак не мог изменить результат сражения, но его действия остались в истории примером выдающегося проявления воинской доблести.

В трагическом для русского воинства сражении при Аустерлице Милорадовичу очень крупно не повезло. На печально знаменитом ночном совете, где австрийский генерал-квартирмейстер Франц фон Вейротер педантично излагал, как будет разбит Бонапарт, а Кутузов сладко почивал (он знал, что фактический главнокомандующий император Александр I, грезивший скорой, легкой и блестящей победой, уже одобрил «чудо-план» австрийского «гения кабинетных войн»), Милорадович предпочел тактично смолчать.

Под давлением Александра I Кутузов отдал приказ спускаться с Праценских высот последней ударной колонне союзных войск под совместным руководством генералов Иоганна Карла Коловрата и Милорадовича. Причем под непосредственным началом у Михаила Андреевича были лишь его 12 русских пехотных батальонов, в том числе любимые апшеронцы. За 15 слабых австрийских батальонов отвечал Коловрат. Во главе с самим Кутузовым колонне следовало двигаться на центр противника, как потом выяснилось, на самую мощную группу войск! Французские мальчишки-барабанщики дружно ударили: «В атаку!!!» И под хриплые выкрики своих командиров французы, подкрепившиеся для поднятия боевого духа двойной порцией спиртного (350 грамм на брата!), атаковали численно уступавших им союзников: почти 27 тысяч против 16 тысяч. Солдаты генералов Вандамма и Сент-Иллера внезапно вынырнули из плотного седого тумана и удушливой пороховой дымки под зловещий бой барабанов и без единого выстрела, что всегда бывает необычно и страшно, и, словно разжавшаяся пружина, ринулись вверх по склону. Эффект от французской атаки усиливался багровыми отблесками восходящего солнца на начищенных до блеска трехгранных штыках. Вскоре неприятель оказался на вершине склона, быстро дал с расстояния в 100 шагов прицельный залп и дружно ударил в штыки на уже спускающуюся вниз колонну Милорадовича. Его люди, двигавшиеся на помощь своему левому флангу, шли неразвернутой колонной, таща пушки в хвосте, без предосторожностей, без авангарда, без разъездов, без боевого охранения. Это, конечно, было большим упущением со стороны Милорадовича.

Не помогла Михаилу Андреевичу и его выдающаяся храбрость. На своей великолепной английской лошади он бесстрашно скакал галопом по фронту под градом пуль и ядер. Ничто не брало его: ему не суждено было погибнуть на поле боя, его даже ни разу не ранило за всю его долгую военную карьеру. Он кричал на солдат, пытался ими руководить, но на исход сражения это никак не повлияло, поскольку полководческим искусством здесь и не пахло, а налицо было лишь демонстративное геройство. Зато на поникшего Александра I презрение Милорадовича к смерти произвело сильное впечатление. И, несмотря на общую неудачу русской армии, за кампанию 1805 г. Милорадович был повышен до генерал-лейтенанта и вскоре награжден орденом Св. Георгия 3-й степени.

Наполеон в битве при Аустерлице Худ Франсуа Жерар

Кстати, Михаил Андреевич под пулями мог спокойно закуривать трубку, поправлять ордена и шутить. Отдаваясь музыке боя, он везде успевал, возбуждал войска личным примером; раньше всех садился на коня и слезал с него последним, когда все были устроены на отдых. Это о нем и ему подобных М. Ю. Лермонтов сказал: «Слуга царю, отец солдатам».

Если отвага и полководческий талант Милорадовича не могли повлиять на результат кампании против Наполеона, то в русско-турецкой войне 1806–1812 гг. он добился выдающихся успехов и снискал заслуженные лавры победителя.

Будучи командиром корпуса в составе Днестровской (Молдавской) армии знаменитого усмирителя пугачевского бунта генерала от кавалерии Ивана Михельсона, Милорадович одерживает победы при Гладени, Бухаресте, Турбате, Обилешти, Расевате.

Именно Милорадовичу Михельсон поручил освобождение Валахии от турок, и показательно, в каких выражениях он приказал это сделать: «Избираю к сему ваше превосходительство, яко опытность, храбрость и усердие ваше неоднократно отличались».

Милорадович спас мирное население Бухареста 13 декабря 1806 г., когда его корпус отбросил османов и вошел в город (турецким командованием был отдан приказ об уничтожении всех его жителей и страшная резня уже началась). За подвиг под Бухарестом Милорадович был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость и спасение Бухареста».

Не менее важным, чем взятие Бухареста, была и победа при Обилешти 29 сентября 1809 года. Тогда только что захвативший трон султан Мустафа IV отправил для возвращения Бухареста 40-тысячное войско под командованием визиря, и в случае успеха его плана Михельсон вынужден был бы отступить из Валахии. После переправы через Дунай у Силистрии к туркам должен был подойти из Рущука Мустафа-паша во главе 13-тысячного отряда, и их объединение делало падение Бухареста неизбежным. Русское войско численностью 4500 солдат под командованием генерала Михаила Милорадовича нанесло поражение турецкому войску численностью 13000 солдат, которым командовал Алемдар Мустафа-паша. Милорадович форсированным маршем успел подойти у Обилешти к Мустафе-паше до соединения с подкреплением, стремительной атакой разбил его и вынудил отступить за Дунай.

За победу при Расевате (где русскими войсками командовал Багратион) Милорадович производится в генералы от инфантерии, что было заслуженной оценкой данного стратегического успеха. Тогда именно Милорадович сыграл решающую роль в достижении победы, и она явилась одной из важнейших в его полководческой биографии.

Небольшое местечко Расеват располагалось около Дуная в лощине между двумя крутыми скатами. Подходы к нему были сильно укреплены, и у турок был большой сектор обстрела для ведения концентрического огня по наступавшим. И действительно, когда к Дунаю подошли авангарды корпусов Милорадовича и Платова, то они сразу попали под плотный огонь. Одновременно османская конница попыталась нанести удар по правому флангу Милорадовича.

Все это заставило русские войска остановиться на высотах и занять оборону, не прекращая при этом перестроения войск из походного в боевой порядок (Милорадович разделил свой корпус на четыре каре, которые были выставлены на возвышенностях, а на фланги из авангарда поставил казачьи полки). Одновременно генерал с целью защиты своего правого фланга поставил туда гренадерский и гусарский полки, которые отбили кавалерийскую атаку и заставили турок отступить.

После отражения кавалерийской атаки османов Милорадович начал вести массированный артиллерийский огонь по турецким позициям, которым нанес противнику большие потери.

Багратион приказал Платову (выстроившему свой корпус в три колонны) занять вторую возвышенность и с этой позиции открыть артиллерийский огонь, а также направил войска с целью обойти город по дороге в Кузгун, что лишало османов единственного пути отступления.

После этого турецкая кавалерия начала поспешно отступать по горной дороге, а пехота – по низменности в направлении Силистрии.

Отступающих османов начала преследовать вся русская кавалерия. Остальные войска были направлены Багратионом для захвата турецких позиций у Расевата. Милорадович при этом находился в рядах Белорусского гусарского полка (его задачей было занятие укреплений на левом фланге), который действовал чрезвычайно энергично.

Турки уже, не оказывая никакого сопротивления, бежали, оставляя большое количество военного имущества и орудия.

В итоге 12-тысячное турецкое войско потеряло более четырех тысяч убитыми и более тысячи ранеными и пленными. В качестве трофеев было взято тридцать знамен и семь пушек. Русские потери составили всего менее двухсот человек.

В 1809 г. Милорадович берет штурмом Рущук,

Вскоре Милорадович покидает армию. Формально по состоянию здоровья, хотя существует версия, что у него начался конфликт с Багратионом (возможно, он был обижен тем, что после смерти князя Прозоровского не был назначен новым главнокомандующим).

В апреле 1810 г. Милорадович назначается киевским военным губернатором и пребывает в этой должности до конца лета 1812 г. Несмотря на то что в Киеве он был недолго, но, по единодушному свидетельству современников, сумел снискать искреннюю любовь и уважение всего местного общества, прославившись как губернатор лишь пышными балами.

Мариинский дворец киевского генерал-губернатора

После начала Отечественной войны император поручает Милорадовичу формирование резервных частей в районе Калуга – Волоколамск – Москва. С этим поручением он быстро и успешно справляется и со сформированным 15-тысячным корпусом, присоединяется 18 августа к главной армии в районе Гжатска.

Первым сражением Милорадовича в Отечественной войне была Бородинская битва, в которой он командовал правым флангом (заняв позиции, оставленные 2-й Западной армией), а затем арьергардом, прикрывавшим отступление основных сил.

Художник Петер Гесс. Сражение при Бородино

Бородинская битва и действия в ней всех частей русской армии неоднократно подробно описаны и вряд ли имеет смысл делать это вновь. Лучше мы просто приведем, полное искренним восхищением свидетельство уже упоминавшегося Глинки о поведении Милорадовича в бою: «Вот он, на прекрасной, прыгающей лошади, сидит свободно и весело. Лошадь оседлана богато: чепрак залит золотом, украшен орденскими звездами. Он сам одет щегольски, в блестящем генеральском мундире; на шее кресты (и сколько крестов!), на груди звезды, на шпаге горит крупный алмаз… Средний рост, ширина в плечах, грудь высокая, холмистая, черты лица, обличающие происхождение сербское: вот приметы генерала приятной наружности, тогда еще в средних летах. Довольно большой сербский нос не портил лица его, продолговато-круглого, веселого, открытого. Русые волосы легко оттеняли чело, слегка подчеркнутое морщинами. Очерк голубых глаз был продолговатый, что придавало им особенную приятность. Улыбка скрашивала губы узкие, даже поджатые. У иных это означает скупость, в нем могло означать какую-то внутреннюю силу, потому что щедрость его доходила до расточительности. Высокий султан волновался на высокой шляпе. Он, казалось, оделся на званый пир! Бодрый, говорливый (таков он всегда бывал в сражении), он разъезжал на поле смерти как в своем домашнем парке; заставлял лошадь делать лансады, спокойно набивал себе трубку, еще спокойнее раскуривал ее и дружески разговаривал с солдатами… Пули сшибали султан с его шляпы, ранили и били под ним лошадей; он не смущался; переменял лошадь, закуривал трубку, поправлял свои кресты и обвивал около шеи амарантовую шаль, которой концы живописно развевались по воздуху. Французы называли его русским Баярдом; у нас, за удальство, немного щеголеватое, сравнивали с французским Мюратом. И он не уступал в храбрости обоим».

Лейб-гвардии Измайловский полк в Бородинском сражении. Художник А. Коцебу. Середина XIX

Уже командуя арьергардом, Милорадович вступает в переговоры с Мюратом на аванпостах, чтобы добиться беспрепятственного отступления русской армии через Москву. Наполеоновский маршал был вынужден согласиться на это после следующего заявления Милорадовича: «В противном случае я буду драться за каждый дом и улицу и оставлю вам Москву в развалинах».

Иоахим Мюрат ок 1808г

Воспользовавшись встречей, Мюрат попытался зондировать возможность заключения мира, но получил следующий ответ: «Сколько вы желаете мира, столько мы желаем продолжения войны; впрочем, если бы и император захотел, то русские не захотят, и вправду сказать, я на их стороне». Когда же король Неаполитанский сказал о необходимости «искоренения народных предрассудков», то услышал от своего визави следующие слова: «О, нет! Не в России, у нас народ страшен, он в ту же минуту убьет всякого, кто вздумает говорить о мирных предложениях».

Благодаря прикрытию со стороны Милорадовича, армия смогла потом перейти на старую Калужскую дорогу – постоянными нападениями на французские силы он не дал им возможности помешать этому главному кутузовскому маневру стратегического значения.

Когда армия Наполеона начала свой путь обратно из Москвы, Милорадович неоднократно проявлял свой полководческий талант. Так, он совершил, вызвавший восхищение главнокомандующего, молниеносный маневр на помощь Дохтурову и Раевскому под Малоярославец. В сражении под Вязьмой, благодаря Милорадовичу, французы были выбиты из города и понесли огромные потери.

Известный русский военный историк первой половины XIX века генерал-лейтенант Александр Михайловский-Данилевский (адъютант Голенищева-Кутузова во время Отечественной войны) так писал о действиях подчиненных Милорадовичу войск во время освобождения Вязьмы: «Милорадович… приказал Поль (генерал-майор Иван Поль, в то время шеф Каргопольского драгунского полка) атаковать одну французскую колонну. Пока вверенный ему Каргопольский полк, по чрезмерной усталости лошадей, медленно перебирался через рвы, Поль далеко опередил его, должен был один выдержать огонь всей неприятельской колонны. Лошадь его, пораженная многими пулями, упала: фуражка и шинель были во многих местах прострелены, но сам он остался невредим и успел сесть на другую лошадь, подведенную ему верным его конюшим. Все сие совершалось в нескольких шагах от неприятеля. Между тем подоспели каргопольцы, и французы, не выждав атаки, сложили оружие».

В итоге французы, благодаря действиям Милорадовича и Платова, потеряли в этом сражении более восьми тысяч человек, в то время как потери русских не превышали двух тысяч.

Прекрасно проявил себя Милорадович и в сражении под Красным, в результате которого отступающая наполеоновская армия должна была сойти с главной дороги и идти по направлению к Днепру второстепенными дорогами. Это стоило ей значительных потерь военного имущества (в первую очередь брошенных пушек) и живой силы.

Согласно приказу Александра I, Милорадович самостоятельно освобождает от французов всю территорию Варшавского герцогства и овладевает Варшавой. За взятие Варшавы императором Милорадовичу были пожалованы вензеля на эполеты, в связи с чем главнокомандующий написал ему такие сроки: «Великие заслуги ваши столь много сблизили вас с всеавгустейшим императором нашим, что сие даруемое им вам преимущество находиться при особе его императорского величества сделалось необходимым для вас и для него».

В Заграничном походе Милорадович достигает не меньших успехов, за которые возводится императором в 1813 г. в графское достоинство.

После неудачного Лютценского сражения в апреле 1813 г. Милорадович три недели не давал возможности войскам Наполеона приблизиться к отступавшим русским и прусским войскам. В сражениях при Вальдгейме, Эндорфе, Носсене и Вильдсдруфе он неизменно отбрасывал наступавших французов, что так и не дало им возможности развить достигнутый при Лютцене успех и переломить в свою пользу ход кампании.

Отличился Милорадович и в мае 1813 г. в Бауценском сражении, где он командовал левым флангом. Хотя действия одного левого фланга, активно контратаковавшего наступавших французов, и не смогли повлиять на неудачный для русских войск исход боя, но позволили избежать полного разгрома.

С Бауценским сражением связана не только воинская доблесть Милорадовича, но и его высокое гражданское мужество. После Лютцена и Бауцена, когда стало очевидно, что главнокомандующий – генерал от кавалерии Петр Витгенштейн не справляется со своими обязанностями, он счел своим долгом лично поехать к своему боевому товарищу и прямо заявить ему об этом. Как об этом рассказывал сам Милорадович: «Я поехал поутру к графу Витгенштейну и сказал ему: зная благородный образ ваших мыслей, я намерен с вами объясниться откровенно. Беспорядки в армии умножаются ежедневно, все на вас ропщут, благо отечества требует, чтобы назначили на место ваше другого главнокомандующего. «Вы старее меня, – отвечал граф Витгенштейн, – и я охотно буду служить под начальством вашим или другого, кого император на место мое определит».

Император прислушался к мнению Милорадовича (у которого в этом деле не было и тени честолюбивых интересов, ибо он отказался от предложения Александра I самому возглавить армию), и новым главнокомандующим был назначен генерал от инфантерии Михаил Барклай-де-Толли.

Сражение под Кульмом август 1813 г Эрмитаж Худ. А.Котцебу

Отличился Милорадович и в сражении под Кульмом в августе 1813 г., в котором наголову был разбит корпус под командованием дивизионного генерала Жозефа Вандама. В этом сражении, ставшим переломным моментом в Заграничном походе, Милорадович командовал войсками в ночь с первого на второй (он же и последний) день сражения.

Чтобы понять всю ожесточенность битвы и то, насколько непросто было русским войскам достигнуть победы, дадим ее описание непосредственным участником. Вот отрывок из дневника Павла Пущина: «Сражение под Кульмом. Французы атаковали наши аванпосты. С рассветом наша дивизия колоннами побатальонно отступила от Кульмских высот. Она остановилась при входе в ущелье, упираясь левым флангом в лесистые возвышенности. Здесь был получен приказ не отступать ни на шаг, так как главная армия, потерпев неудачу под Дрезденом, спешила нам на помощь через Теплиц. Этот приказ однако не так легко было исполнить. Мы имели дело с генералом Вандамом, у которого было 40 000 человек, а помощь, которую нам обещала главная армия, не могла скоро подоспеть, во-первых, потому что на нее наступал восторжествовавший неприятель, а во-вторых, ей нужно было пройти ущелье гор, отделяющих Саксонию от Богемии, 2-й корпус, сражавшийся в течение 5 дней, насчитывал уже очень мало людей, а наша дивизия в составе четырех полков тоже понесла большие потери. В общем наши силы не превышали 10000 человек.

Несмотря на это, мы немедленно перешли к нападению. Первая линия оборотилась лицом к неприятелю и налетела на французов, только что появившихся из ущелья на Кульмскую долину. Большая часть корпуса генерала Вандама находилась еще в ущелье, когда его авангард, не ожидавший вовсе этого нападения, был опрокинут и обращен в бегство. В то же время гвардейские егеря зашли в лес, находившийся от нас слева, и атаковали неприятельских застрельщиков с присущей им отвагой. Сначала они взяли перевес, но скоро их отвага должна была уступить численному перевесу. 3-й батальон семеновцев, находившийся во второй линии, послан был в подкрепление, он вошел в лес, вытеснил французов за мельницу, которую они занимали, но так как французские стрелки, стараясь захватить верхушку возвышенности, обходили наш левый фланг, то 1-я рота семеновцев его величества зашла в лес, и равновесие установилось настолько, что к 12 часам 3-й батальон мог снова выйти из леса и остановился на опушке в резерве.

В промежуток этого времени французы, оправившись от первой неожиданности, почти все вышли из ущелья на равнину и атаковали центр наших позиций превосходящими силами. С этого момента вся пехота была в деле. В резерве оставались только две роты имени его величества – одна преображенцев и одна семеновцев. Полки Кавалергардский и Конногвардейский, прибывшие в это время, заняли позиции на крайнем правом фланге и находились за оврагом, единственной защитой на этом крыле. Это был ужасный момент.

После геройской защиты численный перевес французов начал брать верх. Егеря отступали по всей линии равнины, и неприятель завладел окончательно деревнями, которые занимал наш центр, наступал повсюду, кроме леса, где его успехи были не так значительны. В это время прибыл на поле сражения генерал Дибич и во главе нескольких эскадронов гвардейских уланов и драгун атаковал с беспримерной стремительностью неприятельские колонны. Французы побежали, наша пехота перешла в наступление и быстро кинулась вперед. Это был сигнал к полному расстройству неприятельской армии, которая бежала к своим резервам и не посмела больше наступать в течение всего дня.

В лесу, на нашем левом фланге, неприятель снова взял мельницу; меня послали с двумя ротами 3-го батальона в помощь егерям, чтобы отобрать мельницу. Я это скоро исполнил, лишившись тем не менее нескольких офицеров.

Было 6 часов вечера, я оставался в лесу до 10 часов, но французы даже не показали вида о намерении что-либо предпринять серьезное, довольствуясь тем, что время от времени давали несколько ружейных выстрелов ради забавы. Первым подкреплением нам явился генерал Пышницкий с несколькими батальонами пехоты и с 3-м корпусом. Они меня сменили в лесу. Я присоединился к батальону, который со всей дивизией направился на ночлег в Собохлебен.

18-го с рассветом опять раздались пушечные выстрелы. 3-й корпус занял 1-ю линию, а первая гвардейская дивизия – 2-ю. К 10 часам утра прибыла на поле сражения 2-я гвардейская дивизия, и, увидев Николая, я очень обрадовался. Венгерская пехота подоспела к ним почти в то же время. 3-й корпус атаковал французов, и ровно в полдень они бежали. Кавалерия их преследовала. Генерал Вандам, 80 пушек и много пленных были в наших руках. Победа была полная. Мы расположились бивуаками на поле сражения».

За отличие в сражении при Кульме Милорадович был награжден золотой шпагой «За храбрость». За успешные действия своего корпуса в начале 1813 г. Милорадович первым получил в награду право носить на эполетах вензель Императора Александра I, а за умелое руководство войсками в заграничном походе 1 мая 1813 г. – титул графа Российской империи.

Следующим триумфом Милорадовича стала великая Битва народов под Лейпцигом в октябре 1813 г., о которой он сказал так: «Эта канонада громче Бородинской». Лучше ее трудно охарактеризовать – это было самое ожесточенное сражение Заграничного похода.

Федор Николаевич Глинка адьютант  Милорадовича 

Обратимся к  дневникам адъютанта Милорадовича - Фёдора Глинки: «Союзники отступили в расходящихся направлениях — русские войска были направлены в Дрезден. Наполеон лично с 90 тысячами вел преследование наших войск, но арьергард Милорадовича в течение 6 дней удерживал натиск целой армии. 30 апреля союзные армии соединились на укрепленной позиции под Бауценом и готовились снова вступить в бой».

Дневниковая запись Федора Глинки, датированная 2 мая: «Сейчас привезли генералу Милорадовичу высочайший рескрипт, в котором Его Императорское Величество за важные услуги Отечеству всемилостивейше жалует его и с будущим потомством графом Российской империи. Рескрипт наполнен лестнейшими выражениями, какими только может великодушнейший из монархов осчастливить вернейшего из подданных. Один Суворов получал такие рескрипты от Великой Екатерины, в блистательный век ее».

Генерал Милорадович и его адъютант Ф.Н. Глинка

«Господину генералу от инфантерии Милорадовичу. Важные заслуги, оказанные вами России на полях чести, давно уже признаны благодарным отечеством, а знаменитое участие, которое вы брали во всех походах, царствование наше ознаменовавших, обращали на вас во всякое время особенную признательность нашу. Победа была неразлучна с вами в недрах отечества и в отдаленнейших странах от него. Настоящая война увенчала подвиги ваши новой славой, стя-жанной вами наипаче предводительством арьергарда армии, где каждый шаг земли заставляли вы неприятеля искупать кровью многих тысяч. В воздаяние всех таковых подвигов ваших возводим мы вас с будущим потомством вашим на степень графского Российской империи достоинства. Да узрит в сем отечество новое доказательство признательности нашей и новый залог, налагаемый на вас к вящей славе России. В прочем пребываем вам благосклонны.          Александр»...

«Весь арьергард обрадован был сим монаршим благоволением к начальнику его. Солдаты окружили Милорадовича и кричали ему ура!»(Ф.Глинка).

«Девизом к старинному гербу своему он взял "Ma droiture me soutient" — "Прямота меня поддерживает", и при возведении в графское достоинство не захотел переменить герба, а только заменил дворянскую корону, поместив графскую».

Герб графа Михаила Андреевича Милорадовича

Интересное описание Битвы народов содержится в дневнике Пущина. Несмотря на свою краткость, оно позволяет ощутить саму атмосферу сражения, дух победоносных русских войск, гордостью которых был Милорадович (командовавший в битве гвардейскими частями): «5, 6 и 7 октября. Воскресенье – вторник.

Проснувшись довольно поздно на том же месте, я очень удивился. Действительно, наш корпус не двигался целый день, и французы не делали никаких попыток. Они готовились дать сражение, и все наши армии соединились в долинах Лейпцига. Армия наследного шведского принца и армия генерала Бенигсена вошли в первую линию и заняли позиции на правом фланге. В понедельник, в 10 часов утра, атаковали французов превосходящими силами. Они были совершенно уничтожены, ни одно их ядро не долетало до нас, находившихся в резерве. Мы наступали без выстрелов. О других нельзя того же сказать, им досталось-таки хорошо. Французы особенно ожесточенно сражались в деревне Конневиц, которую они обороняли для прикрытия своего отступления, так как они сражались уже не в целях одержать победу, а защищаясь. Огонь прекратился лишь с наступлением ночи. Наш корпус ночевал в недалеком расстоянии от Конневица.

В ночь с понедельника на вторник неприятель выдвинул все свои посты, занимаемые им между г. Лейпцигом и нашими линиями, а на рассвете его арьергард был атакован у ворот и в предместьях города. Наш корпус, помощь которого уже не была нужна, получил приказ двинуться на Пегау, но я, не имея батальона для командования, так как из 3-х батальонов мы сформировали только 2, лично отправился в Лейпциг и вступил в него с первыми нашими колоннами, разбившими арьергард Наполеона, армия которого совершенно отступала. Жители Лейпцига встретили нас восторженно с выражением неподдельной радости, и я долго бродил по улицам города в свое удовольствие, наслаждаясь ласковым приемом, нам оказанным.

Король саксонский, все верный Наполеону, признан военнопленным. Несмотря на насильственное завладение всего его королевства, он никогда не хотел примкнуть к союзу. Французский маршал князь Понятовский, командовавший наполеоновским арьергардом, был убит утром. Это было упование Польши.                                                                Вторично французская армия уничтожена».

А о том, как действовала гвардия под командованием Милорадовича, свидетельствует  также доклад Милорадовичу будущего героя Кавказских войн генерал-лейтенанта Алексея Ермолова: «Огонь начался жесточайший. Лейб-гвардии Егерский и Финляндский полки, с неимоверной храбростью сражающиеся, уступали уже превосходному неприятелю. Стрелки уже угрожали артиллерии нашей. Сильный с батарей огонь загорелся с обеих сторон. Сквозь град ядер проводил я лейб-гвардии Гренадерский полк к деревне Госса и с удивлением видал равнодушие к опасностям молодых людей, большей частью полк сей составляющих. Генерал-майор Желтухин, впереди полка мужеством своим и хладнокровием ободряя, ударил в штыки. Лейб-гвардии Егерский и Финляндский полки стремительно ворвались в средину неприятеля. Санкт-Петербургский и Таврический гренадерские полки, с отличным мужеством им содействовавшие, много способствовали, и в мгновение деревня была во власти нашей. Ничто не остановило храбрые полки наши. По телам неприятеля дошли они до его линий. Уже свезены были его батареи. На полверсты вперед подались цепи стрелков наших. Приближающаяся ночь заставила меня отозвать стрелков ближе к деревне; расстроившиеся полки велел я собрать в резервы. Лейб-гвардии Гренадерский и Павловский полки расположить в деревне, и сражение кончилось».

Фельдмаршал Шварценберг рапортует о победе под Лейпцигом русскому царю Александру I, австрийскому королю Францу I и прусскому королю Фридриху-Вильгельму III Худ. иоганн Петер Краффт

Чрезвычайно показательный факт – Милорадович после Битвы народов обратился к императору с необычной просьбой. Кавалер высшей награды России – ордена Святого апостола Андрея Первозванного – попросил разрешения носить чисто солдатскую награду – простой серебряный крест на георгиевской ленте. Александр I согласился на это со словами: «Носи его, ты – друг солдат».

Дальше Заграничный поход приносил Милорадовичу одни победы – Арси-сюр-Об, Бриенн, Фер-Шампенуаз и, наконец, победное вхождение в Париж.

Рапорт генерала от инфантерии М.А. Милорадовича цесаревичу и Великому Князю Константину Павловичу об участии русской гвардии в сражении за Париж 18 марта 1814 г.
Капитуляция Парижа Худ Иван Жерен. Раненый французский маршал Огюст де Мормон согласился на капитуляцию французских войск , условия которых были оформлены русским флигель-адъютантом полковником М.Ф.Орловым в ночь на 31 марта 2014 года после ожесточённого сражения  у стен Монмартра

 В свите императора Милорадович победителем въезжает в Париж.

После возвращения в Россию Милорадович командует гвардией.

Милорадович М.А. Худ. Ф. Вендрамини с оригинала П. Росси. 1816 г.

19 августа 1818 г. назначен военным генерал-губернатором Санкт-Петербурга и членом Госсовета. По собственной инициативе он готовил проект отмены крепостного права. Под его руководством в Санкт-Петербурге была осуществлена реформа деятельности театров, построено здание цирка, введено освещение центра города, получили развитие институты Путей сообщения, Педагогический, Артиллерийское и Инженерное училища, построен Михайловский дворец, интенсивно начали обустраиваться пригороды Санкт-Петербурга. Милорадович занялся улучшением состояния городских тюрем и положения заключенных, организовал антиалкогольную кампанию, уменьшив количество питейных заведений в городе и запретив устраивать в них азартные игры.

М. А. Милорадович Художник Г. А. Гиппиус. 1822

Тяготившийся административной рутины, он лишь время от времени находил выход своей неукротимой энергии, регулярно появляясь на улицах столицы во главе отряда во время тушения пожаров. Во время катастрофического наводнения 1824 года Милорадович принимал самое деятельное участие в спасении людей, о чем упоминает А.С. Пушкин в «Медном всаднике»: пустился «в опасный путь средь бурных вод спасать и страхом обуялый и дома тонущий народ».

Доступный и снисходительный Милорадович на посту генерал-губернатора старался во всех делах соблюдать справедливость и гуманность. Относясь к своим заслугам в мирное время скептически, он писал царю: «Убедительно прошу Ваше величество не награждать меня… По мне лучше выпрашивать ленты другим, нежели получать их, сидя у камина».

 Придворная балерина Екатерина Телешева гражданская жена Милорадовича. Худ Орест Кипренского

Милорадович в Санкт-Петербурге занимал со своею гражданской женой балериной Екатериной Телешевой скромный по тем временам бывший дворец ПетраI в Летнем саду (кстати открытый в мае этого года после реставрации, в первомайские праздники нам удалось побывать в этом уникальном скромном дворце, неразрывно связанном с великими и славными именами императора Петра I и петербургского генерал-губернатора Михаила Андреевича Милорадовича).

Отреставрированный Дворец ПетраI в Летнем саду в котором проживал Михаил Андреевич Милорадович до 1825 года

С подачи Суворова Милорадович заслужил доверие царской семьи, за честь которой в декабре 1825 года он и погибнет на Сенатской площади.

Трудно было не подпасть под обаяние острослова и храбреца. Милорадович производил впечатление человека прямодушного, было ясно, что он не ударит в спину, не предаст. И Константина Павловича он не предал до последнего дня. Недаром, когда Милорадович завоюет в бою графский титул, он изберёт девиз: «Прямота меня поддерживает». И – написанное на гербе: «Без страха и упрёка».

И именно в Санкт-Петербурге, а не на полях многочисленных сражений настигла Милорадовича смерть от пули и штыка, полученных в спину от предателей России – декабристов, первых «либералов-евроинтеграторов» России.

Поздняя политика Александра I Милорадовича не вполне устраивала. Милорадович не был сторонником и Николая Павловича, но до самой смерти сохранил верность царской семье. 

Не зная деталей завещания Александра I Милорадович пытался подготовить  приход к власти Константина Павловича – боевого товарища с суворовских времён. В его руках в самых грозных сражениях оказывалась гвардия, которая не раз ставила на престол монархов.

Но планы Милорадовича нарушил сам Константин, отказавшийся от борьбы за власть. По-видимому, генерал не знал, что великий князь отказался от престолонаследия ещё в январе 1823-го (отречение держали в тайне) или считал, что под давлением обстоятельств Константин всё-таки примет императорскую корону.

На протяжении 25 дней, с 19 ноября по 13 декабря 1825 года, официально считался Императором и Самодержцем Всероссийским Константином I, хотя по сути он на престол не вступил и не царствовал 

После смерти Александра армия присягнула Константину, но великий князь дважды подтвердил давнее отречение от престола. 13 декабря Николай Павлович провозгласил себя императором – и началась переприсяга, ставшая формальным поводом к декабрьским волнениям.

Почему же сразу не огласили отречение Константина и не приступили к присяге Николаю? Милорадович настаивал: нужно сперва присягнуть Константину – а там уж великий князь решит, подтвердить ли тайный отказ от престола. Николаю такая настойчивость Милорадовича не пришлась по вкусу, но он был вынужден подчиниться. 

Нежелание Константина брать власть удручало генерала. Милорадович остановился перед портретом великого князя и сказал Фёдору Глинке: «Я надеялся на него, а он губит Россию». Когда стало ясно, что новым императором будет Николай – Милорадович упал духом. Но 14-го он исполнял долг подданного и приводил армию к присяге Николаю…

Дж.Доу Портрет императора Николая I

К Николаю Павловичу он тогда явился взъерошенный, непохожий на уверенного в себе боевого генерала. О чём он мог доложить? Ситуация опасная, нужно утихомирить мятежников, которых подстрекали, вводили в заблуждения руководители восстания. Обязанность генерал-губернатора – восстановить порядок, даже ценой жизни...

 И Милорадович взялся объяснить мятежникам и поднятым ими солдатам нюансы престолонаследия солдатским языком. Он надеялся всё решить в одиночку, не поднимая гвардию. Если в этот день не прольётся кровь – новый император оценит рвение и волю генерал-губернатора. 

 Милорадович прибыл в Конногвардейский полк, но не повёл его против восставших, не желая братоубийственного кровопролития.

«Пойду сам», - сказал он и поскакал на Сенатскую площадь с целью уговорить выступивших прекратить мятеж и вернуться в казармы. Он на мятежную Сенатскую въехал как настоящий боевой генерал - любимец солдат, чьи слова решают судьбы тысяч людей. Генерал-губернатор проскакал до середины площади и обратился к выстроившимся войскам с вопросом: «Скажите, кто из вас был со мной под Кульмом, Лютценом, Бауценом?»

Когда в ответ воцарилось напряженное молчание, то Милорадович воскликнул: «Слава Богу, здесь нет ни одного русского солдата!»

Нанесение смертельной раны Милорадовичу 14 декабря 1825 года. Гравюра с рисунка, принадлежащего Г. А. Мило

Главари мятежа поняли, что, еще немного и приведенные ими обманом, войска могут выйти из повиновения. Поэтому они решили подло расправиться с боевым генералом, популярность которого среди солдат была огромной. Подбежавший Каховский выстрелил ему подло в спину из пистолета (ярко характеризует мятежников то, что пуля была с насечкой и действовала как разрывная). А потом еще и застрелил полковника Стюрлера, командира гренадерского полка. Оба офицера получили смертельные ранения.

 Евгений Петрович Оболенский 6окт1796-26.02.1865 нанёс штыковую рану Милорадовичу

Начальник штаба восставших князь Оболенский, ударяет упавшего с лошади генерала Милорадовича штыком. Это были первые ранения генерала, которого в армии прозвали заговорённым. Ведь Милорадович прошёл через 55 сражений, не получив даже царапины! Тяжелораненого генерал-губернатора унесли с площади и отвезли в манеж Конногвардейского полка.

Умирая, Милорадович успел увидеть извлеченную врачом из раны пулю (пробившую легкое и застрявшую под правым соском), и у него с облегчением вырвались слова: «Слава Богу, это пуля не ружейная, не солдатская. Теперь я совершенно счастлив». Ничто уже не могло спасти героя многих сражений от смерти, и в три часа ночи генерала не стало.

Приверженец ненавистного рабского самодержавия освободил 1500 человек своих крепостных, успев перед смертью запросить у Николая I на то разрешение,  а Северное общество — декабристы, борцы за свободу, стали его убийцами, так и не дав свободы никому, но спровоцировав гибель многих участников декабрьского восстания.

Пётр Григорьевич Каховский убийца Милорадовича 1797-13.06.1826 смоленский бедный дворянин, поручик в отставке, игрок

А кто же он, Пётр Каховский, «бесстрашный» (им восхищались в советской школе, как остановившем «опасного для восстания» Милорадовича) стрелок? Происходящий из обедневших дворян, маленький, одинокий, неуспешный и озлобленный человечек. Начал службу юнкером, затем за «шум и разные неблагопристойности… неплатёж денег в кондитерскую лавку и леность к службе» был разжалован в рядовые, затем выслужился и дослужился до поручика, вышел в отставку, вступил в Северное тайное общество… Находясь до казни в тюрьме, Каховский писал письма Николаю I о государственном переустройстве, ставя в пример «просвещённую» Европу и Североамериканские штаты. Мнил себя государственным стратегом, но в историю вошёл как убийца, выстреливший в спину.                          Через несколько месяцев, когда казнили декабристов, никто из приговоренных не подал Каховскому руки...

Погибший, как воин на посту, генерал-губернатор Милорадович был похоронен в Духовской церкви Александро-Невской лавры. На надгробии его была помещена следующая надпись: «Здесь покоится прах генерала от инфантерии всех российских орденов и всех европейских держав кавалера графа Михаила Андреевича Милорадовича. Родился 1771-го года октября 1-го дня. Скончался от ран, нанесенных ему пулей и штыком на Исаакиевской (на Сенатской, но ближе к Исаакиевскому собору) площади декабря 14-го дня 1825-го года в Санкт-Петербурге».

По высочайшему указу 38-й Тобольский пехотный полк стал носить имя Милорадовича. Один из островов в Тихом океане был также назван его именем.

После закрытия Духовской церкви в 1936 году прах Михаила Андреевича Милорадовича - любимца и последователя А.В.Суворова был перенесён и погребен рядом с духовным наставником и учителем. Могилы Милорадовича и Суворова в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры разделяют пять метров...

 Отсутствует  памятная доска на здании (ул. Морская, д. 38) о том, что здесь находилась канцелярия генерал-губернатора Санкт-Петербурга графа М.А. Милорадовича… 

Здание на Большой морской. дом 38 в котором располагалась канцелярия генерал-губернатора М.а.Милорадовича


Памятник Милорадовичу открыт 4 дек 2015. Скульптор Альберт Серафимович Чаркин фонд Центр Национальной Славы

4 декабря 2015 года в Московском парке на Лиговском пр. 197 в Санкт-Петербурге на средства фонда "Центр Национальной Славы"  установлен памятник графу Михаилу Андреевичу Милорадовичу работы скульптора Альберта Серафимовича Чаркина. Очередь за авторами учебников истории... 

P/S:

Совершенно неслучайно, что уже после казни декабристов в 1826 году, на Сенатской площади было совершено символическое действо, о котором далеко не все знают – на площади духовенством был совершен особый чин ее освящения и очищения, был отслужен молебен с окроплением всей площади святой водой, с принесением чтимой иконы Казанской Божией Матери. Это весьма символическая и глубоко духовная оценка произошедшего на Сенатской площади… Все произошедшее на площади воспринималось большинством народа, обществом как какая-то блажь, зараза, нечисть, привнесенная на русскую землю, которую необходимо было очистить…

СПИСОК ССЫЛОК

1)  https://detectivebooks.net/boo... 

2) /https://www.pravmir.ru/milora...

3) https://topwar.ru/17120-zabyty...

Триумф русской армии в Париже в 1814 году. Худ. Сергей Трошин


Консервативен, патриотически настроен, работал в оборонке

Он сделал великий и страшный выбор

Ведь мог же всё сделать по-другому? Конечно мог. Мог договориться на счет себя и ближнего круга — всё бы дали, на многое закрыли бы глаза и СМИ. Сейчас никто бы не пел лалала. Не было бы...

«Предательство – души незаживающий ожог». Как «украинская многовекторность» завела страну в тупик

На Украине опять истерика. Макрон не просто собрался плодотворно сотрудничать с Россией в создании единой Европы от Лиссабона до Владивостока, но и написал это на своей странице в Faceb...

Стою вчера, речку фотографирую, идут два гоблина..

Стою вчера на набережной, воздухом дышу и речку фотографирую. С правой стороны с лестницы спустились два пацана лет около 15-16, идут себе мимо, с другой стороны по пояс голый в одних шортах с майкой ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Ходанов 19 июля 18:35

    КНЯЗЬ ПЁТР БАГРАТИОН - ГОРДОСТЬ РУССКОЙ АРМИИ 1812 ГОДА

    ПЕТР ИВАНОВИЧ БАГРАТИОН - ГОРДОСТЬ РУССКОЙ    АРМИИ 1812 г."Со млеком материнским влил я в себя дух к воинственным подвигам."                                                              &nb...
    4547

    МСТИСЛАВ КЕЛДЫШ - ОТ ФЛАТТЕРА И ШИММИ ДО КОСМОСА, ЯДЕРНОГО И ГИПЕРЗВУКОВОГО ОРУЖИЯ (часть 2)

    КЕЛДЫШ И СОЗДАНИЕ АТОМНОГО ОРУЖИЯВ 1946 г. возникло грозное противостояние между недавними странами-победительницами − ведущими странами Запада во главе с США, с одной стороны, и СССР с другой. В Советском Союзе, только что пережившем четыре тяжелейших года войны, была карточная система и разруха во многих отраслях народного хозяйства. Во многих районах...
    6751

    МСТИСЛАВ КЕЛДЫШ - ОТ ФЛАТТЕРА И ШИММИ ДО КОСМОСА, ЯДЕРНОГО И ГИПЕРЗВУКОВОГО ОРУЖИЯ

    МСТИСЛАВ ВСЕВОЛОДОВИЧ КЕЛДЫШ. ОТ ФЛАТТЕРА И ШИММИ ДО КОСМОСА, ЯДЕРНОГО И ГИПЕРЗВУКОВОГО ОРУЖИЯ «Келдыш родился и вырос в интеллигентной дворянской семье. Нетрудно вычислить, что период его отрочества, юности, образования и формирования личности приходится на первые 15 лет советской власти, и совершенно очевидно, что нет никаких оснований подозревать со...
    8659
    Ходанов 2 июня 08:20

    ИВАН ФЕДОРОВИЧ ПАСКЕВИЧ. НЕПОБЕДИМЫЙ ФЕЛЬДМАРШАЛ ИМПЕРИИ

    ИВАН ФЕДОРОВИЧ ПАСКЕВИЧ. НЕПОБЕДИМЫЙ ФЕЛЬДМАРШАЛ ИМПЕРИИ«Везде Россия, где властвует русское оружие» И.Ф. Паскевич«Познакомься с одним из лучших генералов моей армии, которого я еще не успел поблагодарить за его отличную службу» АлександрI при представлении Паскевича брату Николаю Ф. Крюгер.На портрете изображены И...
    12297

    ДЕТИ ГОР. БРАТУШКИ

    ДЕТИ ГОР. БРАТУШКИЖиви, Россия, в славе, в мощи,                                                               трепещет мир, твой слыша глас,               ...
    13398
    Ходанов 29 марта 18:49

    ДЕТИ ГОР. ЛЕНИНГРАДСКИЙ РОК. МИФЫ

     ДЕТИ ГОР. ЛЕНИНГРАДСКИЙ РОК. МИФЫ"Исчезли в облаке тумана все голубые городаИ земляничные поляны остались в детстве навсегда. В конце пути придёт расплата за радость тех далёких днейКогда любой казался братом, когда ты был среди друзей.Сейчас по улицам знакомым тебя ведёт другой маршрутИ горько путнику иному, когда его нигде не ждут.Друзья становятся чужими, себ...
    14209
    Ходанов 15 марта 18:53

    ДЕТИ ГОР. О ДРУЖБЕ

    По жизни встречаем мы много народа,Все мимо шагают и только одинПодходит тебе, как глоток кислорода,С которым не страшно дожить до морщин.Богдан ХудавердМужская дружба… Как юношеская привязанность превращается в настоящую мужскую дружбу на всю жизнь? Этот рассказ – моя робкая, неуверенная попытка докопаться до корней, причин возникновения этого ощущения привязанности,...
    12922
    Ходанов Созидатели
    22 февраля 18:56

    СВЯТИТЕЛЬ ЛУКА ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКИЙ. ХИРУРГ, МОНАХ, УЧЁНЫЙ

    СВЯТИТЕЛЬ ЛУКА ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКИЙ.ХИРУРГ, МОНАХ, УЧЁНЫЙ"О Мать моя, поруганная, презираемая Мать, Святая Церковь Христова!Ты сияла светом правды и любви, а ныне что с тобой? Тысячи и тысячи храмов твоих по всему лицу земли Русской разрушены и уничтожены, а другие осквернены, а другие обращены в овощные хранилища, заселены неверующими, и только немногие сохранились. На ме...
    11026
    Ходанов Созидатели
    9 февраля 09:05

    ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ ШУХОВ. ПЕРВЫЙ ИНЖЕНЕР РОССИИ

    ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ ШУХОВ, пожалуй, первый по заслугам и изобретениям архитектор и инженер-изобретатель Российской империи и молодой Советской республики. В мировой истории инженерного дела вряд ли найдется личность более талантливая и многогранная, ученый, внесший неоспоримый вклад в развитие нефтегазовой отрасли, архитектуры и строительства. Владимир...
    17659
    Ходанов 1 февраля 22:14

    ДЕТИ ГОР. ПИТЕРСКОЕ ПИВО

    ДЕТИ ГОР. ПИТЕРСКОЕ ПИВО 18+ «А мы будем пить, пить, пить…Оно будет плыть, плыть, плыть…Туда, туда - где милая живёт,В ту самую сторонушку где милая живёт!»Застольная семейная песня моих дедов-прадедов, отца и его братьев(исполнялась на сватанье. свадьбах и просто под хорошее настроение)   Я не сторонник потребления крепких алкогольных нап...
    18468
    Ходанов Созидатели
    25 января 18:50

    ОДА БОЖЬИМ ОДУВАНЧИКАМ

     ОДА БОЖЬИМ ОДУВАНЧИКАМЖенщинам блокадного Ленинграда посвящается. Женщина — с нами, когда мы рождаемся,Женщина — с нами в последний наш час. Женщина — знамя, когда мы сражаемся, Женщина — радость раскрывшихся глаз. Первая наша влюбленность и счастие, В лучшем стремлении — первый привет. В битве за право — огонь соучастия, Женщина — м...
    17364
    Ходанов Созидатели
    25 декабря 2018 г. 19:31

    ДЕТИ ГОР. ВОЕНКА

    Военная кафедра в любом ВУЗе – тема, требующая отдельного обсуждения. Я не склонен эту тему обсуждать глубоко и обстоятельно, но пару поучительных историй из своего опыта готов донести до сведения уважаемых Читателей.Военка в ЛИТМО была военно-морская. Все Читатели, надеюсь, понимают, какое значение в Петербурге-Петрограде-Ленинграде занимал и занимает на всём протя...
    21133
    Ходанов Созидатели
    14 декабря 2018 г. 20:46

    ДЕТИ ГОР. КАМНО, КУРГАНЫ

    ДЕТИ ГОР. КАМНО, КУРГАНЫ«Если хотите увидеть место самое древнее,ищите самое красивое»Н.К. РерихПосле успешного окончания первого курса института ЛИТМО я с другом и тёзкой Колей Трифоновым собрался летние каникулы 1976 года провести в ССО (студенческий строительный отряд).  Не совсем чтобы в ССО, а точнее совсем не в строительный отряд, а…в археологическую экспе...
    16420
    Ходанов Созидатели
    8 декабря 2018 г. 18:18

    ДЕТИ ГОР. УЧИТЕЛЯ

    «Современная технология, выросшая из христианства, не приведёт к катастрофе только в том случае, если не хищные и не наглые будут управлять наукой»Андрей Анатольевич Гриб«Без учеников учёный обычно очень быстро погибает как творческая личность и перестаёт двигаться вперёд»Пётр Леонидович КапицаВ понедельни...
    19307
    Ходанов 30 ноября 2018 г. 19:45

    ДЕТИ ГОР. ТЕРРИКОНЫ

    «В светлом небе донецкомГолубиную стаю догоняет степной ветерок…Что ты знаешь о солнце, если в шахте ты не был,Если ходишь под солнцем с утра?Только тот ценит солнце и высокое небоКто поднялся с зарёй на-гора...»Георгий Дударев"Вы - ненормальный класс,Вы - дети гор!..."Виктор АлександровичУже стал седым,  но стараюсь не сгибаться, ...
    26008
    Ходанов 10 ноября 2018 г. 18:34

    ДЕТИ ГОР. АЛЫЙ ЦВЕТ СТЕПИ ДОНЕЦКОЙ

    "Я оказался бессилен описать всю красоту степи……Я должен написать ещё повесть о степи, она раскроет глаза моим сверстникам и покажет им, какое богатство, какие залежи красоты остаются еще нетронутыми..."А.П.Чехов Стал седым, мои ровесники, друзья, одноклассники и однокурсники уходят...Есть о ком вспомнить и чем поделиться.Вспоминаю... и приглашаю Читател...
    15497
    Ходанов 16 октября 2018 г. 19:07

    БЛОКАДНАЯ ИСТОРИЯ

    Золотая осень на дворе. Стоят чудесные солнечные ясные дни. Тёплый ветерок ласкает лицо. Золотая и багряная листва шуршит под ногами, над головой синее бездонное мирное небо...Только неспокойно сердцу, холодно и мерзко на душе...Новоявленные отечественные комедианты-"соросята" вновь протягивают свои липкие ручки в светлой памяти наших отцов и дедов, мам и бабушек — н...
    17199
    Ходанов 28 сентября 2018 г. 18:47

    ДЕТИ ГОР. РТУТЬ

    «Воронками изрытые поляНе позабудь и оглянись во гневе,Но нас, благословенная Земля,Прости за то, что роемся во чреве.»В.С.ВысоцкийСтал седым, мои ровесники, друзья, одноклассники и однокурсники уходят...Есть о ком вспомнить и чем поделиться.Вспоминаю... и приглашаю Читателя вспомнить о счастливых, забавных и не очень, моментах нашего советского детства. Итак, ...
    24674
    Ходанов Созидатели
    19 августа 2018 г. 08:52

    ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ ПОТКИН. ГЛАВНЫЙ ТАНКОВЫЙ КОНСТРУКТОР «ДЕВЯНОСТЫХ» ИЗ НИЖНЕГО ТАГИЛА

    «Беречь Россию!» Никита ДемидовСовременный уральский генофонд сформировался в течение трёх веков, начиная с времён царствования Петра I, который весной 1704 года доверил Никите Демидову с братьями: «Лес валить и заводы строить!». Первый памятник Н.Демидову был установлен на площади Нижнего Тагила перед зданием горнозаводского управления  в 1846-1847...
    22471
    Ходанов Созидатели
    12 июня 2018 г. 18:32

    НОСТАЛЬГИЯ ПО НАСТОЯЩЕМУ ФУТБОЛУ (АТМОСФЕРА 70-80тых)

    сборная СССР - обладатель Кубка Европы 1960 годаВ последнее время приходится слышать , что Россия (да и бывший СССР) — это не футбольная держава. А мне хочется напомнить Вам, дорогие читатели, несколько иные времена и наших футболистов, тренеров 70-80 г.г. прошлого века, которые вписали в историю отечественного футбола немало ярких достойных страниц и к...
    16342
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика