МИЛЬША-МИЛЬЧА. ХОТМЫШЛЬ-ХОТМЫЖСК. ПУТЬ ЧЕРЕЗ ВЕКА

110 2329


ХОТМЫШЛЬ-ХОТМЫЖСК. ПУТЬ ЧЕРЕЗ ВЕКА

«А мои ти куряне сведомы (бывалые) кмети (воины), под трубами повиты, под шеломы взлелеяны, конец копья вскормлены, пути им ведомы, яруги им знаемы, луки у них напряжены, тули (колчаны) отворены, сабли изъострены, сами скачут аки серые волки в поле, ищучи себе чести, а князю славы».

«Слово о полку Игореве» Князь Всеволод о воинах-курянах 

"На тревожных рубежах" худ. Андрей Шишкин

В процессе работы над историей фамилии и Рода Мильшиных изложенной в цикле статей «Мильша-Мильча» открыл для себя историю древнего русского города-крепости Хотмышля-Хотмыжска на самой границе Русского государства с Диким полем. Историю интересную, полную важных для России исторических ярких событий. Счёл необходимым поделиться с Вами, мои дорогие Читатели информацией об этом небольшом, но очень важном для истории нашей России городе-крепости, городе-воине, возникшем в глубине истории Древний Руси и почти исчезнувшем после выполнения своей исторической роли города-крепости, города-защитника на западном фланге Белгородской засечной черты, которая помогла упрочить позиции Русского Государства в борьбе с Крымским Ханством на юге и со своим извечным врагом на западе – Речью-Посполитою…

В западной части Белгородской области на высоком плато правого берега реки Ворсклы к югу от обычного на первый взгляд села Хотмыжск на высоком мысу хорошо заметны остатки оборонительных укреплений - рвов и валов. Это все, что осталось от былого величия некогда существовавшего здесь укрепленного поселения: города летописных северян, города Древней Руси, города Белгородской черты. Это единственный город на Белгородчине, который упоминают русские средневековые источники, это единственный пункт, упомянутый в Книге Большому чертежу на реке Ворскла. Исследовавшие мыс археологи пришли к выводу, что, по крайней мере, пять раз поселение на мысу возникало и растворялось в истории.

Нынешнее село Хотмыжск Борисовского района Белгородской области является древнейшим поселением на нашей древней, обильно политой русской кровью, земле Белгородчины. В написании статьи использовались архивные материалы Российского государственного архива древних актов в Москве (РГАДА), а также ряд печатных изданий.[1].

Славянская культура, известная в археологии под названием «роменской», возникает в VIII столетии н. э. Название эта культура получила от города Ромны, где впервые были исследованы её памятники.

Николай Емельянович Макаренко (1877—1938) — советский историк, искусствовед, археолог. Изучал памятники различных эпох на территории многих губерний России, в том числе в Новгородской, Тверской, Ярославской, Владимирской, на территории Украины, Поволжья, Казахстана. 

Древности роменского типа вошли в науку благодаря Н.Е. Макаренко, который в начале XX в. проводил исследования около г. Ромны. Открытые памятники он датировал VIII–IX вв. (Макаренко Н.Е., 1907). Вскоре культура была определена крупнейшими русскими археологами как достоверно славянская (Спицын А.А., 1909; Городцов В.А., 1911), что не вызывает сомнений и в современной историографии, как и то, что роменцы соответствуют летописным северянам (Сухобоков О.В., 1975.; Седов В.В., 1982.). Ареал роменской культуры охватывает верхнее и среднее течение рр. Ворсклы, Псла и Сулы, бассейн Сейма и поречье Десны. 

Археологические культуры на юге Восточной Европы.IX—Xвв.

Памятники, очень близкие роменским, хорошо известны и в Поочье. Роменские поселения часто появлялись па месте городищ эпохи раннего железа VI — V вв. до н. э., которые роменцы приспосабливали для своей жизни и обороны. Жилища в роменских поселениях представляют собой полуземлянки глубиной до 1,5 м и площадью 16 — 20 м2. 

Остатки славянского жилища с печью роменской культуры

Роменцы занимались пахотным земледелием, у них были сохи с железными наконечниками — насошниками. Развито было и скотоводство, особенно разведение лошадей и крупного рогатого скота. Большое значение имели охота и рыбная ловля, а также бортничество, т. е. сбор мёда диких пчёл. На поселениях роменцев находится много пряслиц и грузиков от ткацких станков, что свидетельствует о развитии прядения и ткачества.

Почти около каждого укреплённого роменского городища находилось неукреплённое селище. Роменцев можно рассматривать как наших прямых предков — славян и даже конкретнее славян-северян. Памятниками славянской культуры роменско-борщевского типа в Борисовском районе является Хотмыжское городище.

В 1948 году оно было осмотрено Днепровской левобережной экспедицией профессора И.И. Ляпушкина. Описание его дано в книге «Днепровское лесостепное левобережье в эпоху железа» М-Л. АН СССР. 1961.:

«Хотмыжск… Борисовский район (правый берег р. Ворсклы) городище и селище. Поселение находится на правом берегу р. Ворсклы, в черте села, в южной его части, против церкви. Оно состоит из городища и селища. Оно занимает мыс коренного берега, образованный долиной реки и впадающими в неё оврагами. Прослеживаются две линии остатков укрепления: одна защищающая центральную часть, детинец, и вторая — к западу от неё. Детинец расположен на стрелке мыса, вьтянутой по оси СВ — ЮЗ. 

Северо-восточный конец стрелки отрезан от площадки городища (детинца) глубоким рвом; ещё более глубокий ров, доходящий до 8 м, отделяет детинец от напольной, юго- западной, стороны. Северо-западные и юго-восточные склоны достигают 50 м, что делает детинец совершенно недоступным со стороны долины реки. Размер площади детинца 74 х 50 м. Вторая линия укреплений сохранилась плохо, вал почти полностью разрушен. Высота его в уцелевших частях не повышает 2-3 м. Он полукольцом охватывает площадку размером 100 х 200 м, лежащую к западу от детинца… Селище примыкает к городищу. Оно тянется вдоль берега на протяжении до 400 м и в глубь берега до 150 м.

Собранные на поселении материалы (на городище и селище) принадлежат славянско-русской культуре ранней (роменско-борщевского типа) и велико-княжеской поры». (В книге «Днепровское лесостепное левобережье в эпоху железа» М-Л. АН СССР. 1961, стр. 312). То, что И. И. Ляпушкин датирует Хотмыжское городище VIII — XIII вв., свидетельствует о том, что жизнь на нём продолжалась без перерыва, и роменская культура постепенно переходила в культуру Киевской Руси.

Керамика летописной «северы» IX — нач. X вв. (Фотография Вл. Бочкарёва из книги А.Г. Дьяченко «Древний Хотмыжск», Белгород, 1996 г.)


Бронзовая застёжка IX — нач. XI вв. Фотография Вл. Бочкарёва из книги А. Г. Дьяченко Древний Хотмыжск, Белгород, 1996

В 80-х годах прошлого столетия частичные раскопки городища вёл кандидат исторических наук А. Г. Дьяченко, он высказал предположение, что в X веке поселение было разрушено печенегами, но потом восстановлено. Историки располагают скудными сведениями по истории Северской земли, в которую входил в тот период белгородский край.

Как указывал историк Д.И. Багалей, «местной северской летописи нет», а летописи других русских земель упоминают о нашем крае крайне мало. Хотмыжск в эпоху Киевской Руси был, очевидно, одним из укреплённых пунктов на востоке. Здесь территориально просматриваются три города-крепости. Это город Рим или Римов, ныне Гочевские городища в Беловском районе Курской области, разрушенный в XII веке половцами, известный и по русским летописям и по «Слову о полку Игореве».

Это Хотмыжская крепость и наконец город Донец в районе современного Харькова, куда пришёл князь Игорь после побега из половецкого плена.

Можно считать установленным, что наш край тогда входил к состав Северской земли и был населён славянами-северянами. Это название не связано с географическим понятием «север». Историки предполагают, что оно связано с названием реки — Сев. Русские летописи говорят о северянах как о более отсталом племени по сравнению с полянами, жившими в районе Киева. Но, читая характеристику северян, надо иметь в виду тенденциозность летописца-монаха, которому все отличающееся от христианских обычаев казалось «зверским». («Повесть временных лет» М-Л. АН СССР. 1950 г., стр. 211).

Уже в самой летописи содержится опровержение его утверждений. Так, к примеру, он говорит, что северяне «жили в лесу как звери». Но буквально строкой ниже он рассказывает об игрищах, устраивавшихся между селами. Значит, у северян уже были селения и видно значительные, а не одиночные дворы. Летописец говорит, что они «ели всё нечистое», но это тоже условное понятие, часто определяемое религией. Для мусульман, например, свинина «нечистая пища». Летописец говорит, что «северяне умыкают себе жён», но тут же говорит, что «умыкание» происходит по предварительному сговору с девушкой, т.е. носит характер обряда, а не настоящего похищения, и это свидетельствует, пожалуй, о большей свободе женщины у северян.

До принятия христианства боги у северян были в сущности обожествленные силы природы. Стрибог — бог ветров, Полисун —лесной бог, Велес — бог скота, Даж-бог или Хорс — бог Солнца, Цур-пек — огонь.

Основным занятием северян было земледелие, подсобными — скотоводство и охота. Знали северяне и торговлю, тем более, что торговый путь из Киева в Булгарию (на Волге) проходил через северские земли. В IX веке северяне были зависимы от хазар и вынуждены были платить им дань.

В 884 году князь Олег присоединил северян к Киеву и не позволил платить дань хазарам, говоря — «Я враг их и вам платить им незачем». Южная и восточная границы Киевской Руси и часто подвергалась набегам степных кочевников — хазары, печенеги, с XI века _ половцы. Нашествиям кочевников способствовали наступившая феодальная раздробленность Киевской Руси и связанные с ней междоусобицы князей. После смерти Ярослава Мудрого в 1054 году наш край вошёл в состав Черниговского княжества, которое наследовал его сын Святослав, а в XII веке — в состав Переяславского княжества.

Муравский шлях...

Путь вторжения степных кочевников пролегал между Донцом и Ворсклой, позже этот путь стал называться Муравским шляхом. Борьба русских княжеств с половцами шла с переменным успехом. Когда русские князья выступали совместно, они побеждали, а обособленность вела к поражениям, чему причиной было раздробление бывшей Северской земли на мелкие удельные княжества.

В XII веке земли по верховьям Северского Донца, Ворсклы и Псла отошли к Новгород-Северскому княжеству. С именем новгород-северского князя Игоря Святославича связано величайшее произведение древнерусской литературы — «Слово о полку Игореве». 1185 год — тяжелый год для русской земли. Храбрый, но самоуверенный князь Игорь, выступив в поход против половцев, потерпел жестокое поражение, попал в плен, а тысячи русских воинов сложили свои головы из-за княжеского несогласия. Разгромив Игоря половцы вторглись в русские земли. Хан Кза сказал: «Пойдём на Сейм. Там одни жёнки да дети остались.». Взять укреплённые города Переяславль и Путивль они не смогли, но по пути отхода взяли и уничтожили город Рим или Римов. Отзвуки этой трагедии отразились и в летописях, и в «Слове о полку Игореве», где автор скорбно говорит: «Се у Рим кричат под саблями половецкими». Возможно и к Хотмыжску, также несшему нелёгкую порубежную службу, подлетали летучие отряды половцев. Жизнь на рубеже, в постоянной опасности не могла не вырабатывать особых черт характера наших предков. И к предкам — хотмыжанам может быть отнесена характеристика курян, которую даёт князь Всеволод: «А мои ти куряне сведомы (бывалые) кмети (воины), под трубами повиты, под шеломы взлелеяны, конец копья вскормлены, пути им ведомы, яруги им знаемы, луки у них напряжены, тули (колчаны) отворены, сабли изъострены, сами скачут аки серые волки в поле, ищучи себе чести, а князю славы». («Слово о полку Игореве». Древняя русская литература. Хрестоматия. М. Просвещение.

Феодально-раздробленная, ослабленная княжескими междоусобицами, встретила Русь грозное нашествие татаро-монгол. Впервые русские столкнулись с ними в 1223 году на реке Калке. В этой битве участвовали и дружины Курского, Трубчевского, Путивльского князей. А так как белгородский край входил в состав Путивльского княжества, то участниками битвы могли быть и наши земляки из Хотмыжска.

Художник Павел Рыженко "Калка"

Несогласованность действий русских князей и их союзников в этой битве половцев привела к страшному разгрому… «и погибе много бещисла людей, — писал новгородский летописец, -и бысть вопль, и плач, и печаль по городам и сёлам». Но ни поражение не образумило русских князей, не вызвало объединении перед лицом грозной опасности. В 1237 — 1238 годах войско хана Батыя разгромило северо-восточные русские княжества. В 1239 — 1240 годах они обрушились на юго- западную Русь. 19 ноября 1239 года пал Киев. Такая же судьба постигла и другие города. Везде русское население подвергалось массовому истреблению, тысячи людей, особенно ремесленников, угонялись в рабство. Русь превращается в вассальную, зависимую от ханов страну. У нас нет сведений о судьбе нашего края в этот период. Но запустение южных княжеств, начавшееся ещё раньше из-за набегов половцев, было завершено татаро-монголами. Как указывал историк М. К Любавский… «бассейны Псла и Ворсклы, Орели и Самары после татар являются уже совершенной пустынею» («М. К. Любавский «Историческая география России» М. 1909, стр. 142).

Хотя какое-то население оставалось и даже продолжало борьбу, о чём свидетельствуют события 1284 — 1285 гг. в Курском княжестве.

Худ. Михаил Щрилёв

Первоначально дань собирали ханские сборщики — баскаки. Таким в Курском крае был Ахмат-Хивинец, выделявшийся неслыханной жадностью и жестокостью. Против него и было направлено выступление курян. Сопротивление баскакам было и в других городах, что заставило ханскую власть отказаться от системы баскачества и предоставить русским князьям независимость во внутренних делах, при условии признания ими зависимости от золото-ордынских ханов и уплаты дани, которую они должны собирать сами. В то время как на севере Руси шло постепенное объединение русских земель вокруг Москвы, на юге образования прочной государственной организации русских княжеств не произошло, и история нашего края в XIV веке оказалась связанной с историей Великого Литовского княжества.

В XIII веке между Неманом и Двиной образовалось раннефеодальное литовское государство. Литовские князья начали захватывать западно-русские земли, пользуясь их раздробленностью и ослаблением в результате татаро- монгольского нашествия. Около 1362 г. литовский князь Ольгерд в числе других земель захватывает Чернигово-Северщину. Литовские князья угрожали и северо-восточным русским землям, но здесь они встретили решительные противодействия со стороны Московского княжества.

После включения династического союза Литвы и Польши Кревская уния 1386 г. и образования единого государства князь Витовт всё же добился признания политической обособленности Литвы, хотя и на условиях вассала польского короля. Витовт вел двойную игру: с одной стороны — он хотел использовать союз с Москвой против татар, а с другой стороны —использовать татар против Москвы.

Наш край с 1362 по 1500 год входил в состав Великого Литовского княжества, то некоторые сведения мы находим в исторических трудах, посвященных Литве. В эти годы наш край входил в состав Путивльского повета (уезда). К концу XIV — началу XV в.в. мы находим первые письменные упоминания Хотмыжска. В летописных сборниках XV — XVI вв. есть статья «А се имена всем градом Русским дальним и ближним». Этот документ проанализирован историком, академиком М. Н. Тихомировым.

Изделия из бронзы и бусы XII в. — середина XIII в. (Фотографии Вл. Бочкарёва из книги А. Г. Дьяченко «Древний Хотмыжск», Белгород, 1996г.)

(Тихомиров М.Н. «Список русских городов, дальних и ближних». «Исторические записки», том 40. М. АН СССР. 1952 стр 214 — 259). Города в этом «Списке» перечислены по группам. В группе киевских городов есть упоминание -…«на Ворскле Хотмышль». М.Н. Тихомиров датирует «Список» временем между 1387 и 1392 годами, высказывая предположение, что он мог возникнуть в Новгороде, в купечески кругах, которые вели торговлю по всем городам. Это самое раннее письменное упоминание Хотмыжска. Есть упоминание Хотмыжска — «Хотмысла» — и в списке городов, принадлежавших великому литовскому князю Свидригайлу. Этот документ хронологически относится к 1430 — 1432 гг. На основе этих документов можно сделать вывод, что это древнейшее поселение нашего края существовало после татаро-монгольского нашествия. Нам пока не известно — уцелел ли он при нашествии или возродился после него, но он существовал, причём Хотмыжск был не просто маленьким селом, а являлся центром одной из волостей Путивльского повета (уезда). Профессор Ф. Петрунь пишет: «… здесь было 14 волостей ..ярлыки дают названия для них, известные из актового материал. Жолваж, Бирин, Хорен, Хотмышль…» (Ф. Петрунь «Ханские ярлыки на украинской земле», журнал «Схидный свит» №2, 1928)

Что представлял собой Хотмышль эпохи Киевской Руси и литовского времени можно представить по «Росписи хотмыжскому городищу», которая была сделана в 1639 г. во время подготовки к строительству крепости Белгородской оборонительной черты. (РГАДА, ф. Белгородский стол, ex. 113, лл.21 — 28). Из этого документа видно, что Хотмыжская крепость тех времён хоть и была невелика, но состояла в сущности из двух крепостей: детинца (малое городище) и собственно города (большое городище). В соединении с расположением на высокой горе с крутыми склонами это была труднодоступная крепость. В крепости имелся тайник, т. е. подземный ход к реке, а на высокой горе, где был город «… исстари бывал колодезь». При городе имелся посад (неукреплённое поселение), занимавший площадь «версту на полверсты».

Место расположения древнего колодца в крепости

В 1500 г. наш край присоединился к Московскому государству. Нам пока не известно, когда город Хотмышль запустел. Возможно это случилось в конце XV — начале XVI вв., когда особенно усилились нашествия крымской орды. Ведь Хотмышль лежал рядом с главной дорогой набегов Крымской орды — Муравским шляхом. В документе «Книга большому чертежу», которая представляет собой описание географической карты России, бывший город Хотмышль фигурирует уже как «Хотмышское городище».

О НАЗВАНИИ ХОТМЫЖСКА

Всегда возникает вопрос о названии того или иного поселения.

Иногда этот вопрос решается просто, но зачастую корни названия уходят в глубокую древность. Такой интерес в нашем краеведении проявляется к названию старейшего нашего поселения, появление которого уходит во времена докиевской Руси, а в XVII веке города-крепости Белгородской оборонительной черты, ныне села Борисовского района Белгородской области.

Сейчас достоверно установлено, что задолго до татар, ещё в VIII веке это было славянское поселение и незачем связывать его с татарами. С лингвистической точки зрения это слово явно славянского происхождения. Как уже сказывалось, самые старые названия звучат’ как «Хотмыщль, Хотмыщл, Хотмысл».

После исчезновения города это место называется «Хотмышское городище», а при постройке города-крепости в 1640 году он называется «Хотмышск», «Хотмышской»(город). Черкасы-переселенцы с Украины называли его «Хотмынской» и «Хотмын». К концу XVIII века утверждается форма «Хот мыжск». Как видно, все эти названия близки и идут от общего корня. Отмечено, что слог «хот» встречается в названии многих других населённых пунктов, как известных в истории, так и существующих сейчас. В Сумской области есть село Хотень около Серпухова — Хотунь, у Козельска — Хотимль, Хотимльские сёла, у Дорогобужа есть Хотомичи, в Орловской области есть районный центр Хотынец, на Десне есть деревня Хотынево. Нынешнее наше село Зыбино имело и другое название — «слобода Хотежская», по названию малой речки — Хотежский Колодезь. Довольно ясное объяснение корня «хот», лежащего в основе этих названий, даёт языковед Э.М. Мурзаев в книге «Очерки топонимики», М., Мысль. 1974 г. Ссылаясь на исследования многих учёных, он показывает, что во многих языках есть элемент «кат, хат, кот, хот» и во всех языках oн означает какое-то строение — хижина, жилище, крепость, погреб и т.п. Э.М. Мурзаев показывает, что этот корень сохранился во многих языках: в украинском — хата, в древнеиндийском кот — крепость, в финском — хота — жилище, в древнерусском — катун — военный стан, крепость, в диалекте русского язык котух — хлев, шалаш, свинарник, в болгарском и сербско-хорватском котец — небольшой хлев.

Довольно ясно, что этот корень во всех языках означает какую-то постройку, жилище. Если брать самые старые, дошедшие до нас названия Хотмыжска — Хотмышль, Хотмышл, Хотмысл, то мы встречаем и второй слог «мыщл, мысл». Мы видим этот слог в таких славянских именах как Гостомысл, Осмомысл, в названии города Перемышль.

Наконец, этот слог есть в словах, означающих какое-либо занятие. Древнейшее занятие человека — охота в украинском языке называется «мысливство», а охотник «мысливец». Определенное занятие каким-либо делом — «промысел». В Сибири, на севере охота называется «промыслом». Этот корень есть в слове «промышленность».

Подводя итог сказанному, логично выдвинуть такое предположение: основываясь на первоначальных названиях Хотмыжска, , что это поселение возникло в VIII веке, а может быть и ранее, что оно не сразу стало большим селением, а началось может быть с одного жилища, то в глубокой древности оно могло означать «жилище охотника», «хижина охотника». Ну, а потом слово с веками преобразовывалось и изменялось.

Как готовилось построение Хотмыжска

Защиту южных границ России от ордынских набегов могла обеспечить только сплошная укреплённая линия, расположенная поперёк основных путей татарских вторжений. Такой явилась Белгородская оборонительная черта, историю создания которой исследовал В. П. Загоровский в книге «Белгородская черта», Воронеж, 1969 г. Строительство оборонительной черты длилось с 1635 по 1658 годы.

В военно-техническом отношении Белгородская черта представляла собой комплекс деревянных и земляных укреплений, здесь не было каменных сооружений, типа крепостей. Максимально использовались природные преграды — леса, болота, реки. Земля и дерево использовались не только потому, что они был доступны в нашем крае, а камня не было, но это определялось и характером противника. Татарская конница, слабо вооруженная, быстрая, но не стойкая, в XVII веке не могла и не вела длительной осады городов. Поэтому дерево-земляные укрепления вполне служили препятствиями для такого противника.

В 1635 г. было начато строительство Белгородской засечной черты. Новая оборонительная укреплённая линия протяжённостью более 800 км д.б. перекрыть основные пути вторжения южных кочевников: Кальмиусский, Изюмский, Муравский и Ногайский шляхи (степные дороги). В состав Белгородской засечной черты д.б. войти 27 городов с острогами (совр. крепостями), земляные валы и естественные преграды: реки, леса, болота. С 1638 г. проводилась реконструкции крепостей и других укреплений Большой засечной черты.

Белгородская засечная черта начиналась у границы с федеративным Королевством Речь Посполитая и шла на восток по правому лесистому берегу реки Ворскола; поскольку река была мелкой, вдоль неё была протянута сплошная полоса засек и надолбов и поставлены города с деревянными острогами Вольный  1640 г. и Хотмыжск 1640 г. 

План строительства южной (Белгородской) укреплённой оборонительной черты по заданию Разряда (своего рода военного министерства) разработан посланными в район Белгорода и Оскола дворянина Ф. Сухотиным и подьячим Е. Юрьевым. В 1638 — 1639 годах и начал решаться вопрос о строительстве городов-крепостей на западном фланге оборонительной черты.. Основной спор шёл о том, где строить крепость — на Хотмыжском городище или Карповом сторожевье (район современной Томаровки). Для расспросов служилых людей северских городов о том, где построить жилой город, а где стоялые острожки (караульные места без постоянных жителей) … «чтоб теми крепостьми ту новую сакму от татар отнять и украинные северские городы от татарской войны уберечь» выезжали по царскому указу думный дьяк Иван Габренев и Григорий Ларионов.

29 июля 1639 года посылаются царские указы воеводам — П. Пожарскому в Белгород, Г. Пушкину в Путивль, И. Алфёрову в Рыльск, И. Бутурлину в Курск, в которых приказывалось расспросить … «станишников и детей боярских, и всяких служилых людей, которые Карпово сторожевье и Хотмытское городище и татарские перелазы с Муравские сакмы на Бакаев шлях достаточно знают, расспросить подлинно в которых де местах, на Хотмытцком городище или на Карповом сторожевье, или в иных которых местах на реке Ворскле город жилой устроить и стоялые острожки держать, чтоб татарский перелаз через реку Ворскол отнять и проход их на Бакаев шлях перенять…». (РГАДА, ф. 210 Белгородский стол, ex. 113, лл. 34 — 35, 39). В донесении требовалось указать также наличие в окрестностях городища обилия леса, как строевого, так и дровяного, наличие больших полей, пригодных под пашню. В «Росписи» оценивалось положение Хотмыжского городища с военной точки, расположенного в 10 верстах от Муравского шляху, указывались татарские перелазы через реку Ворскол. Белгородские дозорные описали также Вольный курган и Карпово сторожевье. Как и служилые люди северских городов белгородцы отметили недостатки Карпова сторожевья — плохую обеспеченность водой, отсутствие вблизи его леса, что затрудняло строительство города.

Строительство города-крепости на реке Псле означало бы, что западный фланг Белгородской черты прошёл бы более чем на 30 км севернее. Расположение Гочевского и Хотмыщского городищ на путях набегов татар наводит на мысль, что в эпоху Киевской Руси существовавшие тогда города-крепости служили для борьбы с набегами степных кочевников.

Дозорные северских городов и белгородцы высказались за строительство городов-крепостей на Хотмыжском городище и на Вольном кургане. На Карповом сторожевье предлагалось устроить стоялый острожек. Но позже, в 1646 году, и на Карповом сторожевье был построен город-крепость.

В 1640 году собранные воинские отряды под начальством воевод В.И. Толстого и Г.И. Бокина и начали строить города Хотмышск (Хотмыжск) и Вольный.

Построение Хотмыжска

Когда был решён вопрос о месте строительства новых крепостей Белгородской черты, то весной 1640 года был собран воинский отряд служилых людей из Белгорода, Курска, Путивля, Рыльска, Севска, Новгорода-Северского и московских стрельцов. Этот отряд и должен был построить жилые города- крепости на Хотмышском городище и Вольном кургане. Возглавляли его воеводы В.И. Толстой и Г.И. Бокин. Здесь отметим интересный факт: Василий Иванович Толстой был дедом известного деятеля петровского времени Петра Андреевича Толстого, ставшего графом при Петре I и бывшего предком знаменитой в России фамилии Толстых.

Памятная доска на месте заложения крепости Хотмыжск

Воевода В.И. Толстой доносил в Москву «… на Хотмышское городище пришли мы, холопы твои, майя в 11 день и пришед на Хотмышское городище з головами и сотниками и з детьми боярскими и со всякими с лучшими и ратными людьми, рассмотря и помоля з божею помощию на Хотмышском городище почали жилой город строить в майя 17 день». (РГАДА, Белгородский стол, ex. 117, ч. I, л. 54). 

М.Пресняков "На границе с Диким полем" 

Строительство на Вольном кургане под руководством Г. И. Бокина началось 20 мая 1640 года. Общая численность воинских служилых людей «всех чинов» на строительстве составляла 1087 человек.

Хотмышская крепость строилась по наиболее распространенному на Белгородской черте типу стоячего острога, который сооружался из вкопанных в землю вертикально стоящих брёвен, плотно прилегающих друг к другу. Длина брёвен обычно равнялась трем саженям (шесть с лишним метров), а толщина брёвен должна была быть не менее 5 вершков (22 см) в тонком отрезе. На одну сажень бревно закапывалось в землю, и на сажень стены требовалось обычно 10 брёвен. Изнутри острожная стена скреплялась горизонтальным бревном и железными скобами. Из описания «Строельной книги» видно что Хотмышская крепость имела высоту стены две сажени с четвертью, т.е. 4,6 м.

Дубовый острог был поставлен на месте старой крепости — Хотмыщля, по «старой осыпи», т.е. по тем местам, где была крепостная стена в старину. Внутри крепости вдоль острожной стены делались особые мостки, поднимаясь на которые стрелки могли вести бой. Огонь вёлся через бойницы, прорубленные в острожной стене. Хотмыжская крепость имела семь башен, из которой три были проезжие, а четыре — глухие. Башни были четырёхугольные и делались срубом. Проезжие башни имели размер стены четыре сажени (т. е. 8 метров), имели ворота, были в два этажа, пол второго этажа назывался мостом и к нему вела лестница. На верху башни имелась караульная клетка — помещение для наблюдателей. На башне на московской дороге помещался вестовой колокол. Высота обычно была 15 — 20 метров, и на её сооружение примерно шло 260 брёвен. Глухие башни имели размер стены три сажени и верх имел шатёр. Общая длина крепостных стен острога и башен Хотмышской крепости составляла 409 сажен (т. е. 850 м).

Необходимой принадлежностью крепостей Белгородской черты были тайники, представляющие собой наклонные подземные ходы из крепостей. В Хотмыжске такой тайник шёл к реке Ворсклу и длина его была 75 сажен. У двух проезжих башен строятся две караульные избы, в остроге был сделан пороховой погреб, воеводский двор и церковь. Хотмыжская крепость строилась быстро, уже 28 июня 1640 года В. И. Толстой доносил в Москву, что он «… на Хотмышском городище острог и башни проезжие и глухие поставил, и на острогу нижние и средние и верхние бои ( т.е. бойницы, через которые вёлся огонь) и кровати поделал и котки поклал и около острогу ров выкопал, и казенный погреб и тайник сделал, и всякие городовые крепости учинил, и в городе соборную церковь Воскресения Христова обложил июня в 28 день». (РГАДА, ф. 210 1 Белгородский стол, ex. 117, часть II , л. 223).

Город-крепость Хотмыжск. Середина XVII в. Рисунок-реконструкция К. Лопяло. Из книги М. П. Цапенко «По западным землям Курским и Белгородским», М., 1976 г.)

Город-крепость Хотмыжск. Середина XVII в. Вид изнутри . Рисунок-реконструкция К. Лопяло (Из книги М.П. Цапенко «По западным землям Курским и Белгородским», М., 1976 г.)










Первая деревянная церковь Воскресения Христова была возведена одновременно со строительством крепости Хотмыжск в 1640 г. Первыми священниками в ней были Игнатий Иванов и Семён Иевлев. В XIX веке построена каменная церковь Воскресения Христова (по проекту архитектора Мель¬никова А. М.). Освящена в 1839 г. В досоветское время в храме хранился вызолоченный серебряный крест, подаренный ему в 1649 г. царём Алексеем Михайловичем в честь победы над неприятелем. Крест утрачен.

Церковь Воскресения Христова. Рисунок К. Лопяло (по фотографии 30-х гг. XX в.Хотмыжская Воскресенская церковь строилась одновременно со строительством крепости. В другом архивном документе, посвящённом устройству Знаменского мужского монастыря, мы находим сообщение о том, что прислано в Воскресенскую церковь.

… «А на Хотмыжское в соборную церковь Воскресения Христова послано церковного строения: месной образ Воскресения Христово з дванадесятыми праздники, образ Пречистыя Богородицы Одегитрия, образ Пречистыя Богородицы запрестольную, двери церковные со святители с столпцы и сению, Деисус, 11 икон, крест большой деревянной, крест осеняной деревянной, сосуды оловянные, кадило медное, кандея, в чем воду святят, паникадило медное с кистью, укропник медной, 2 ризы миткаленные, 2 стихаря полотнаные, 2 потрахели, 2 поручи, 2 пояса нитные, на престол индитъя да срочица, на жертвенник — верхняя и исподняя срочицы или воздух, 2 покровца, литое, антимис, к царским дверям запонь. Книг: Евангелие напрестольное оболочено бархатом, евангелисты серебряные, Евангелие толковое, Устав, Апостол, 4 книги трелогии во весь год, Минья опщая, служебник, потребник, 2 Треоди, поеная и цветная; Псалтырь с следованием; а (слова неразборчиво) на 8 гласов, Псалтырь учебная, Часовник; 3 фунта ладану, ведро вина церковного, миро мала, 4 колокола, весу в них по 8 пуда…».Писано на Москве лета 7150 г. июля в 22 день (1642 г.) (РГАДА, ф. 210, книга 10, ex. 161, лл. 383 — 405).

Надо сказать, что строительство новых городов находилось под постоянным контролем Московского правительства и просьбы воеводы Толстого получали положительный и быстрый ответ.

Так к примеру, когда он доложил в Москву, что белгородский воевода  Леонтьев задерживает присылку в Хотмышск муки и круп, то последовал жесткий приказ все требуемое отправить «…на белгородских на сошних подводах з белгородцы з детьми боярскими с кем пригоже». Так же быстро решается вопрос о присылке из Белгорода второго кузнеца, а из Чугуева о присылке колодезного мастера. Тульскому воеводе князю А. Н. Трубецкому приказано отпустить в Хотмышск (Хотмыжск) 400 ружей, а курский воевода должен дать провожатых и охрану.

В марте 1641 года новый город принимается новым назначенным воеводой Ф.Т. Пушкиным. Отвлекаясь отметим, что Фёдор Тимофеевич Пушкин, бывший воеводой в Хотмыжске в 1641 — 1643 гг., был младшим братом Петра Тимофеевича Пушкина, который является прямым предком А.С. Пушкина, (см. Веселовский С.Б, «Род и предки А.С. Пушкина в истории», ж. «Новый мир», № 2, 1969 г., с. 233).  Пушкины — старый дворянский и боярский род. Ветвь Ратшичей. О службе родоначальника, Григория Пушки(VII колено), ничего неизвестно, но поскольку один из его сыновей был боярином, Григорий был незаурядным служилым человеком, обладавший большими вотчинами. Род достаточно рано разделился на множество ветвей, многие из которых захудали. От 5 из 7 сыновей родоначальника пошли 5 основных ветвей рода. Младшая ветвь произошла от Константин Григорьевич Пушкина(VIII колено). Её представители: Фёдор Тимофеевич(?—п.1645), дворянин московский 1627, стольник, воевода, Пётр Тимофеевич Чёрной (Толстой)Пушкин(?—1633), дворянин московский 1622, голова, воевода. Братья XIV колено. Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837), знаменитый русский поэт (XX колено).

При осмотре города и укреплений Ф.Т. Пушкин отметил некачественность постройки Хотмыжска. В донесении в Москву он сообщал, что в нарушение существующих правил городские укрепления построены не из дуба, а из дерева мягких пород. Отмечались и другие недостатки. (РГАДА, ф. 210, Белгородский стол, ex. 1139, лл. 35 — 36). Правительство однако не поставило это в вину В.И. Толстому, объясняя тем, что «… Василей Толстой да Гаврило Бокин будучи отпущены на Хотмыщское городще и на Вольный курган для городового строения по зимнему последнему пути поздно и им было на Хотмыщском скорым обычаем городовых и острожных и по реке Ворсклу всяких крепостей учинить и стоялых острожков укрепить неколи» (РГАДА, ф. 210 Белгородский стол, ex. 139, л. 52). Тем не менее уже через 10 лет потребовалась перестройка всей крепости, которая и проводилась в 1650 году воеводой Кириллом Арсеньевым. Он сообщал в Москву о заготовке дубового лесу и получил указание о строительстве нового города 11 мая 1650 года. («Акты Московского государства», том II, СПб, 1864, стр. 264). К. Арсеньев несколько изменил план Хотмыжской крепости, число башен увеличилось с 7 до 10, вместо трёх проезжих оставлено две.

Ещё в 1640 году Хотмыжск получает и вооружение, было получено 9 пищалей (пушек), 400 мушкетов (ружей), которыми вооружаются стрельцы и казаки.

Воеводы Хотмыжска.


В первые годы после постройки Хотмыжска принимаются меры к укреплению всего Хотмыжского участка Белгородской черты. В пяти верстах от города вниз по течению Ворсклы, где был татарский перелаз, устраивается стоялый острожек, в котором стояли в карауле 10 детей боярских, 10 казаков и 10 стрельцов. Другая сторожа вниз по Ворскле стояла в 17-ти верстах от города, в которой было 20 человек служилых людей. Вверх по Ворскле было две сторожи: на Серетинской горе в 17-ти верстах от Хотмыжска и на Карповом сторожевье в 30-ти верстах. В 1646 году на последнем был построен новый город.

Бой казаков с отрядом крымских татар

Наряду со строительством Хотмышской крепости проводятся работы по обеспечению её связи с соседними городами Вольным и Белгородом. 28 августа 1640 года воевода В.И. Толстой доносил в Москву, что дорога из Белгорода в Хотмышск (Хотмыжск) опасна из-за татарских нападений, т. к. она пересекала Муравский шлях. Поэтому он принял решение проложить новую дорогу по правому берегу Ворскола (Ворсклы), где она шла через леса, что обеспечивало большую безопасность. При прокладке дороги просекались леса, устраивались гати через болота, строились мосты через речки. «…А старую, государь, белгородскую, что наперёд сево из Белгорода Муравскою сакмою через реку Ворскол на татарские перелазы под Хотмышским городом я, холоп твой, велел лесом засечь и в засеки надолбы поделать, всякие крепости учинить чтоб впредь из Белагорода в новые города и из тех городов в Белгород тою старою белагородской полевою дорогою по Муравской сакме никакие люди не ездили и на той бы старой белогородской полевой дороге никаких проезжих людей татаровья в полон не имали». (РГАДА, ф. 210, Белгородский стол, ex. 132, л. 12).

А главную силу обороны, конечно, составляли служилые люди, гарнизон нового города-крепости. О составе гарнизона нового города мы узнаём из проведённого в 1641 году смотра новым воеводой Ф.Т. Пушкиным. («Строельная книга города Хотмышска 1640 г.» опубликована в книге: Багалей Д.И. «Материалы по истории колонизации и быта степной окраины Московского государства (Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губерний) в XVI — XVII вв.» том 2, стр. 30). Эти сведения содержатся также в отписке Ф.Т. Пушкина (РГАДА, ф. 210, Белгородский стол, ex. 139, л. 45). Из результатов смотра видно, что в марте 1641 г. в Хотмышске имелось служилых людей — детей боярских 242 человека, стрельцов 134, казаков 400, выезжих черкас (переселенцев с Украины) —10, пушкарей — 23, кузнец — 1, всего 810 человек.

Офицер рейтарского полка из дворян и детей боярских


По годовой сметной росписи 1643 года воеводы И. Львова — «На Хотмышском жилецких людей — детей боярских 229, из них 22 на конях, 203 на меринах и меринках, 2 пеши, все с саадаки, а иные с карабины и пищальми. Станишников 30, из них 5 на конях, 25 на меринах и меринках, все с карабины и пищальми. С головою да с сотниками 314 казаков на меринах и меринках, 30 пеших, все с карабины и пищальми. Стрельцов пеших 276 с пищальми. Пушкарей 23 человека, воротников (караульных на воротах) — 6 человек, казённых кузнецов — 2 человека. Всего на Хотмышском 976 человек». (РГАДА ф. 210, Белгородский стол, ex. 502, л. 11).

В документе отмечается слабое вооружение служилых людей, отсутствие достаточного количества лошадей, но всё же хотмыжане несли свою службу.


Как заселялся Хотмыжск и окрестности 

В XVI веке территория нынешних Борисовского и соседних районов входила в состав Путивльского уезда как Хотмышская волость. При образовании Белгородского уезда она отнеслась к нему. Но и в XVI и в начале XVII века никаких населённых пунктов и постоянного населения здесь не было. Сюда приходили группы сперва путивльцев, а потом белгородцев, имевшие здесь свои «ухожеи», т.е. угодья, где они занимались охотой, рыбной ловлей и бортничеством, т.е сбором мёда диких пчёл. Построение в конце XVI века Курска, Оскола, Белгорода и Валуек означало начало заселения юга России. Но этот процесс был на десятилетия прерван «смутным временем» — польско-шведской интервенцией и крестьянской войной. Постоянному заселению нашего края мешали грабительские набеги Крымской орды. В нашем крае проходила главная дорога их нашествий — Муравский шлях или сакма. Главной целью татарских набегов был захват пленных, которых они продавали на рабовладельческих рынках. По минимальным оценкам только в течение первой половины XVII века в плен было захвачено до 200 тысяч человек.

О тяжести борьбы с ордынцами писал профессор М. К. Любавский: «Те жертвы, которые требовала оборона от татар вместе с ежегодными разорениями, постигавшими Русь, вместе с расходами на поминки (подарки) татарским мурзам и ханам, в общей сумме едва ли была меньше, если не больше того выхода, который некогда платила Русь в Орду. Поэтому татарское иго, перестав существовать юридически к концу XV века, тяготело над Русью по крайней мере до начала XVIII века». (М. К. Любавский «Историческая география России» М, 1909, стр. 264).

Только с началом строительства Белгородской оборонительной черты в 1635 году, после сооружения городов-крепостей начинается хозяйственное освоение нашего края, его всё более плотное заселение, образование новых сёл и деревень. Иногда, говоря о заселении нашего края, историки употребляли термин «колонизация». Неточность этого термина, очевидно, чувствовал Д.И. Багалей когда писал: «Русское население опять стало разъезжать по той степи, где ещё не забыты были старые названия рек и речек и намечать на ней места своих будущих оседлостей, нередко на старых русских городищах и урочищах; таким образом, это не было занятие совсем чужих местностей — это было как бы своего рода возвращением домой». (Д.И. Багалей «К истории заселения и хозяйственного быта Воронежского и Курского края» СПб. 1896, стр. 16 — 17). Постоянная оседлость, появление сёл и занятие земледелием стали возможны в нашем крае только после постройки города-крепости Хотмышска. Говоря о появлении селений, надо отметить, что все сёла, расположенные на правобережье Ворсклы, возникли раньше чем на левом берегу. Из документа 1643 года (РГИА, ф. 1088 оп 6, ex. 122) видно, что тогда уже существовали деревни Тополи и Ломный Колодезь, село Дорогощ. Очевидно вскоре после постройки Хотмыжска возникли такие сёла как Казачья Лисица, Почаево, Касилово (Становое), Крюково (Тросная), Никитское (Тростенец), Зыбино (Хотежская), Чуланово.

 Французская карта Хотмыжска и окрестностей крепости: Никитского и Покровского (Солдатского).Territoire de hotmysch géodésiste Ivan Krouchtchov, 1724-1729, Bibliothèque nationale de France
Пеший воин  солдатских полков 1552 г.
Пикинёры солдатских полков 1553-1554 г.г.

Кто же были первопоселенцы нашего края? Все они служилые люди, построившие крепость и ставшие на защиту юга России от ордынских набегов. Служилые люди Белгородской черты были двух родов — служилые по отечеству и служилые по прибору. Первую категорию составляли в основном дети боярские. Это было низшее звание служилых людей по отечеству. Сын боярский получал землю как все дворяне, но он, в большинстве, не имел крепостных крестьян и обрабатывал свой надел силами своей семьи, т.е. жил одним двором. Отсюда позже и произошло название «однодворец». При постройке Хотмышска дети боярские были поселены при городе в отдельной слободе. Но это для них было нехарактерно и постепенно они переселяются в деревни и сёла, являясь первыми их жителями. В выписи из «Строельных книг» 1653 г., выданной М.Т. Креневу о даче ему поместной земли, говорится: «А наперед сего та земля была за станичными ездоками, за Семёном Поповым с товарыщи, а ныне они тою землю покинув взяли поместья по деревням и живут в своих поместьях, а та земля лежит порозжа». (РГИА, ф. 1088, оп. 6, ex. 130). Такими детьми боярскими, поселившимися в сёлах, были Прокопий Крюков, первожитель с. Крюково — Тросной, Панкратий Зыбин — слобода Зыбино-Хотежская, Мартын Ведила-поселянец деревни Ломный Колодезь или Ведилина.

Откуда же появились служилые люди в нашем крае?

Переселение служилых людей во вновь построенные города-крепости являлось в большинстве принудительным, как тогда говорили, «по выбору». Обычно в старых городах производился «выбор» наиболее семьянистых и зажиточных служилых людей. Первыми на новые места посылались отцы семейств и их старшие сыновья «для того, чтобы им дворами устроиться, указанные свои пашни пахать и хлебом посеять». Жёны и младшие дети оставались на старых местах, убирали хлеб и переселялись на новые места по первому зимнему пути.

Более охотно на новые места шли «неверстанные» служилые, т. е. ещё не получившие ни земельного надела, ни денежного жалованья. Воевода В. И. Толстой, строивший Хотмыжскую крепость, доносил в Москву: «и ко мне, холопу твоему, на Хотмышской приходят из городов от воевод с описными и отпускными памятьми вольные люди — отцы со дети и отроки, братья, племянники и бьют челом тебе, государю, …чтоб ты, государь, пожаловал их, велел бы быть на новом Хотмыжском городе в своей государевой службе»(РГАДА, ф. 210, ex. 117, Ч. 2-я, Л. 324).

Основная масса детей боярских прибрана на службу в Хотмышск из городов, прилегающих к Белгородской оборонительной черте. Из «Строельной книги г. Хотмышска» 1640 г. видно, что новоприборные дети боярские были вывезены: 74 человека из Курска, 62 из Белгорода, 40 из Рыльска, 33 из Путивля, 17 из Новгорода-Северского, 4 из Новгорода Великого и по одному человеку из других городов.

Городовые дети боярские несли службу на конях или пешие. При конной службе они ходили только в ближние походы для защиты близлежащих границ. Пешие дети боярские служили в гарнизонах городов-крепостей. В отличие от дворян дети боярские-однодворцы не освобождались от тягла, т.е. от отбывания государственных повинностей. Так что и этот слой служилых людей «по отечеству» мы можем рассматривать как достаточно демократическую массу, руками которой не только защищался юг России, но и производилось хозяйственное освоение южной окраины.

Помимо служилых людей по отечеству, были и служилые люди по прибору — стрельцы, казаки, пушкари, воротники (караульные на воротах крепости). Они вербовались из разных классов общества — из беднейших городовых детей боярских, из вольных жителей городов и даже из тяглых людей. Как указывает историк А. А. Новосельский («Исторические записки» М. АН СССР, 1938, с. 23) для выполнения черновой работы по освоению и защите южных окраин не было пригодно ни провинциальное дворянство, ни тем более люди столичных чинов. Требовались многочисленные и выносливые кадры приборных служилых людей. В самом деле, освоение новых земель требовало выполнения огромного масштаба фортификационных работ — надо копать рвы, строить укрепления, рубить лес, прокладывать дороги.

Как можно заключить из «Строельной книги Хотмышска», из 810 человек служилых людей города в 1641 году около 70% составляли приборные служилые.

Стрельцы и пушкари оставались городскими жителями. В идеале они должны были жить на государственное жалованье. Но у правительства как всегда не хватало денег и они наделялись землёй и побуждались к ведению своего хозяйства. В Хотмыжске они жили в слободе Стрелецкой и Пушкарной. Казаки также имели свою слободу — Казачью, но часть их по примеру детей боярских стала жить в отдельных сёлах, где они были наделены землёй. Такими поселениями казаков были сёла Казачья Лисица, с. Казачье-Рудченск, с. Никитское. 

Итак, первопоселенцами на территории нашего края были служилые люди, которые наряду с несением военной службы одновременно начинали и хозяйственное освоение Черноземья.

Это был первый этап заселения нашего края. Второй этап заселения нашего края связан с распространением крупного феодального землевладения. Земли мелких служилых людей — детей боярских и приборных служилых начинают разными способами приобретать крупные бояре и дворяне. Этот процесс занял несколько десятилетий в конце XVII — начале XVIII вв. Так в нашем крае возникают крупные вотчины Б.П. Шереметева — Борисовка, А.Д. Меншикова — Ракитная, Г. И. Головкина — Томаровка и Головчино. Проблема рабочих рук для этих крупных поместий решалась благодаря переселенческому движению с Украины. Украинские крестьяне в отличие от русских ещё сохраняли право перехода от одного помещика к другому. Это право сохранялось за ними, как на Украине, так и в русских уездах, куда они переселялись. Так в Хотмыжском уезде возникает ряд селений с украинским населением, или как их тогда называли черкасами. Это право перехода сохранялось до 1783 года, когда оно было отменено Екатериной II. Это и был второй этап заселения нашего края.

Хотмыжский Знаменский мужской монастырь

Возникновение некоторых сёл Борисовского района связано с основанием Хотмышского (Хотмыжского) Новознаменского мужского монастыря. Он был организован вскоре после постройки Хотмыжска по прошению хотмышан царю Михаилу Фёдоровичу. Надо иметь в виду, что монастыри в то время являлись не только религиозными центрами, но и в какой-то мере выполняли функцию социального обеспечения, давая приют престарелым и искалеченным служилым людям, особенно если они оставались одиноки.

Хотмыжские служивые люди в своём прошении царю писали: «и у нас, холопей твоих, отцы и дяди, и матери, и братья люди старые, а иные больные и на боях ранены и от больших ран по обычаю своему желают совершение христианского (неразборчиво ) и иноческий образ принять, постригаться и в Хотмышском, государь, твоего государева богомолья монастыря нет, нам богомольцам и холопем твоим и отцом, и дядям и матерям, и братьям нашим, старым и раненым людям в Хотмышском постригатца негде…» (РГАДА, ф. 210, Белгородский стол, ex. 151, лл. 173 — 174).

В 1642 году в декабре воевода Ф.Т. Пушкин писал в Москву: «… и посоветовав с хотмышаны всяких чинов людьми, занял я, холоп твой, под чорной монастырь место в Хотмышском на посаде, на большой улице за торговою площадью и за гостинным двором и той, государь, монастырь в Хотмышске устроится вскоре и церковь в отделке». (РГАДА, ф. 210, Белгородский стол, ex. 161, л. 384)

Хотмыжский Знаменский монастырь просуществовал до 1764 г., когда при проведении правительством секуляризации монастырских и церковных владений был упразднён. Его церковь стала обычной приходской, а бывшие монастырские крестьяне стали государственными и назывались экономическими крестьянами.

Были упразднены Знаменский мужской монастырь и Покровский девичий, а села и деревни Готня, Подмонастырская, Трефиловка, Покровка стали селеньями хотмыжских крестьян. В Хотмыжском уезде стало две основных категорий крестьян государственные и владельческие, т. е. крепостные помещиков.

На защите южных рубежей.

В 1480 году, при великом московском князе Иване III, Россия юридически освободилась от татаро-монгольского ига. А двадцать лет спустя, в 1500 году, бывшая Северская земля, в которую входил и наш край, вошла в состав централизованного Русского государства.

Золотая Орда к тому времени распалась на ряд самостоятельных ханств, Казанское, Астраханское, Ногайское, Крымское. Хотя Русь уже не платила дань в Орду, но набеги ордынских отрядов продолжали нести разорение русским сёлам и городам. При внуке Ивана III — Иване IV Грозном было завоевано Казанское ханство в 1552 г. и покорено Астраханское. Этим самым Русь была избавлена от набегов с востока. По-другому складывалось положение на южных границах. По словам историка С.М. Соловьёва, «в это время Крымская орда начинала обнаруживать вполне свой разбойничий характер» (С.М. Соловьёв «История России», том 3. М, 1960, стр. 228).

 Крымская орда  делает набеги, грабя сёла и города, уводя в плен десятки тысяч жителей. Ордынцы доходят даже до Москвы и жгут её. Крымское ханство не могло быть в то время также покорено как Казанское. Дело в том, что Крым стал вассалом могущественной Оттоманской империи (Турции) и Россия не имела достаточных сил для борьбы с таким могущественным противником. Поэтому в защите южной границы Московское правительство придерживалось оборонительной тактики.

Для защиты с юга в середине XVI века начинают строиться укрепленные линии, состоящие из городов-крепостей, земляных валов, лесных засек и других укреплений с целью перекрыть пути вторжения ордынских отрядов татар. Максимально использовались природные преграды — болота, реки, леса. Первой была построена Тульская засечная черта, потом южнее по Оке, верхнему течению Дона строится Заоцкая черта. В конце XVI века опорные пункты русской обороны передвигаются дальше на юг. Как сообщает «Разрядная книга», в 1596 году сооружаются города-крепости — Белгород, Оскол, Курск и Валуйка. («Разрядная книга» 1475 — 1598 гг. М. Наука, 1966, стр. 500—501). По другим данным постройка этих городов произошла в 1593 году. Это было начало строительства новой системы укреплений—Белгородской оборонительной черты.

Но сложившиеся в Московском государстве условия — истощившая страну Ливонская война, крестьянская война под руководством И. Болотникова, борьба с польско-шведской интервенцией примерно на 40 лет задержали строительство новой оборонительной черты, а значит и хозяйственное освоение чернозёмного края. Через нынешний Борисовский район проходила основная дорога татарских набегов — Муравский шлях. Поэтому в нашем крае не было условий для возникновения постоянных поселений, а древний город Хотмышль превратился в запустевшее городище. Как уже отмечалось, ордынские нашествия наносили громадный ущерб Русскому государству. Русь несла большие людские потери, а также большие финансовые расходы — подарки хану и его приближённым, расходы на выкуп пленных, на поддержание дипломатических отношений. Годовой расход составлял до 26 тысяч рублей, огромная по тем временам сумма. «Укажем для сравнения, что в 1640 году для построения двух городов — Вольного и Хотмышска — было отпущено из казны 13532 рубля. Следовательно, на Крымские расходы можно было сооружать ежегодно, по крайней мере, по четыре города, подобных Вольному и Хотмышску». (Новосельский А.А. «Борьба Московского государства с татарами в XVII веке», М-Л. АН СССР, 1948 Г., стр. 442).

Строительство на юге новой оборонительной черты — Белгородской началось в 1635 году. За 10 лет было построено 10 новых городов-крепостей, в том числе в 1640 году Хотмыжск. Строительство же укреплённой черты продолжалось до 1658 года. Начало строительства на Белгородской черте беспокоило татар. Захватив в октябре 1639 года белгородских служилых людей, ходивших на рыбную ловлю, крымцы добивались от них сведений о строительстве городов на Ворсколе. А на следующий год, обнаружив строительство крепостей, татары, захватив белгородца — сына боярского и спешно отправили его в Крым для расспроса к самому хану.

Уже в период строительства Хотмыжской крепости пришлось отбивать нападение татар. Воевода В.И. Толстой 26 мая 1640 года сообщал: « к Хотмыилскому городищу … приходили татаровя многие люди, тех, государь, татар я … с ратными людьми у Хотмыилского городища, а заставные люди у Пробойной горы через реку Ворскол на прежние татарские перелазы на Бакаев шлях не перепустили и от реки Ворскла отбили» (РГАДА, ф. 210, ex. 117, л. 160). 8 мая 1643 года татарский отряд в 200 — 300 человек прорвался к Курску, но встреченный русскими служилыми людьми во главе с воеводой И. Стрешневым отступил по Муравскому шляху. 10 мая татары были встречены белгородскими воинами под предводительством воеводы Н. Боборыкина и преследовались на протяжении 60 верст. Татары понесли потери, у них был отнят полон — 18 человек.

«К месту боя подоспели ратные люди Вольного и Хотмышска и напали на татар с правой стороны; ратные люди этих городов продолжали преследовать татар от верховий р. Гостеницы до Мерчика день и ночь и причинили татарам новые потери.

Из рассказов освобождённых из полона людей мы узнаём, что в момент нападения на татар русских ратных людей татары, не надеясь увести с собой полон, начали его избивать и истребили 18 человек, а остальным удалось спастись: увидев ратных людей рассказывают спасшиеся люди, они с коней пометались и их татаровя побить не успели» (А.Н. Новосельский, «Борьба Московского государства с татарами в XVII веке» М-Л. АН СССР, 1948 г., стр. 319). В июне 1646 года Хотмышский воевода М. Волконский доносил, что он с хотмыжскими ратными людьми соединился с белгородцами во главе с Ф. Хилковым и стоял в верховьях реки Нежеголи. Там они получили известие о том, что Белгородский уезд к селу Городищу и деревне Тюрино пришло человек 500 татар, что они взяли в плен двух мужчин и шесть ребят, стороживших скот. Отряд белгородцев и хотмышан пошёл в погоню и настиг татар не доходя реки Оскол. … « И с теми, государь, татары у нас … был бой… на том бою татар многих людей побили и преранили и в языцех взяли было татарина ногайца Казыева улусу и тот татарин от ран умер; да полон отбили и стада конские и животинные, что было они взяли отбили, и бились с теми татары идучи вёрст с пятнадцать и болыии» (РГАДА, ф. 210, ex. 201, лл. 65 — 95).

К воеводскому донесению приложен список хотмыжан — детей боярских и полковых казаков, которые служили в отряде М. Волконского и …«с татарами бились явственно». В этом списке имена 400 человек. В другом донесении сообщается, что в декабре 1646 года приходили татары в деревню Глинскую, но отряд служилых людей под командой головы Никифора Ноздрачева вступил в бой …«и из деревни тех татар выбил и иных деревень Хотмышского уезду тем татарам извоеватъ не дал». (РГАДА, ф 210, ex. 206, л. 2).

В то же время другой отряд хотмыжан во главе со станичным головою Климом Корогодским, очевидно, спешно сформированным, т.к. в нём участвовали и «недоросли», дал отпор татарам по реке Ворсклице в устье Санкова Колодезя. В этом документе также есть список участвующих в боях. (РГАДА,ф. 210, ех 207, л. 3).

Жизнь в сёлах и деревнях Хотмыжского уезда в те времена проходила в постоянной тревоге и напряжённости. В одном из указов воеводе М.И. Волконскому предписывалось послать в сёла и деревни уезда специальных гонцов, объявлять по торговым местам …«чтоб всякие уездные люди жён своих и детей, и хлеб, и всякие животы (имущество) везли в город, а иной хлеб ссыпали в ямы, а немолочный хлеб развозили по лесам, чтоб воинские люди не повоевали, людей не побили и в полон не поймали и хлеба не пожогли, а сами б уездные люди жили в деревнях в большой опаске». (РГАДА, ф. 210, ex. 235, лл. 70). Другой указ предупреждал о необходимости большой осторожности при сенокосе и перевозке сена, особенно если сено заготовлено «на Крымской стороне», т.е. на левом берегу Ворскола.

«… В летнюю пору на сенокос ездили бы немалыми людьми с пищалъми и всяким ружьём… и были на сенокосах на двое: половина б из них косила, а другая б половина стояла для бережения от татар с ружьём на готове, чтоб на них татаровья безвестно не пришли, и не побили, и в полон не поймали». (РГАДА, ф. 210, ех 256, лл. 65).

Особое внимание уделялось сохранению естественных преград, прежде всего лесов и устроенных в них засек. Так, в указе 1648 года (РГАДА, ф. 210, ex. 279, лл. 199 — 200) предписывалось выбрать из добросовестных детей боярских заказчиков и строго приказать им … «чтобы они, заказчики, лесных завалов и всяких засечных крепостей от пожару оберегали и дорог бы и стёжек никто, никакое человек через засеку за реку Ворскол не накладывал и деревья не сек…»

Русские драгуны 17 в
Русские рейтары в 17 веке












Набеги татар показали, что постройка Хотмышска и Вольного ещё не закрывала для татар главную для них дорогу — Муравский шлях. Вторгаясь по Кальмиусской дороге, татары с добычей возвращались по Муравскому шляху и служилые люди — Белгорода, Хотмышска и Вольного хоть и вели с ними бой, но остановить их не могли. Воспользовавшись незащищённостью Муравского шляху, татары в 40-х годах XVII века наносят страшные удары по уездам южной России. В 1644 году, обогнув Ворскол с востока, татары вторгаются в Путивльский, Рыльский и Севский уезды, в Комарицскую волость и по оценке А.А. Новосельского захватывают в полон более 10000 человек. В 1645 году татары осуществили зимний набег, захватив в плен более 6000 человек. Многие пленники погибли от голода и холода, т. к. стояли сильные морозы. Большие потери понесли и сами татары.

Нашествия 1644 — 1645 годов показали настоятельную потребность дальнейшего укрепления западного фланга Белгородской черты, чтобы прикрыть главный путь татар — Муравский шлях. « …К концу 40-х годов промежуток между Белгородом и рекой Ворсклой был преграждён 5 новыми городами: вперёд был выдвинут город Валки; внутри на повороте с Муромского шляха на Бакаев шлях, был построен город Обоянь».

В 1646 году князь Н. И. Одоевский руководил построением земляного вала между Карповым и Белгородом на протяжении 4-х вёрст. Этот вал ещё не заполнял всего промежутка между Белгородом и Ворсклой; в 1648 году одновременно с построением Болхового в обе стороны от него был построен вал на протяжении 8 вёрст». (А.А. Новоселъский, «Борьба Московского государства с татарами в XVII веке», М-Л, АН СССР, 1948 г., стр. 370).

Хотя в 40-х годах XVII века ещё не было возможности полностью предотвратить татарские набеги, но … «сравнивая татарские набеги 30-х годов с набегами 40-х годов XVII века легко можно заметить, что новые укрепления на создаваемой черте значительно сузили район России, доступный татарам… В 1643—1645 годах татары не доходили до Оки» (В.П. Загоровский «Белгородская черта», Воронеж, 1969, стр. 104). Оборона южной границы России требовала не только целой системы крепостей и оборонительных сооружений, но и определённой подвижной армии. Такой силой могло быть дворянское ополчение. Но в середине XVII века стало ясно, что ни по вооружению, ни по дисциплине дворянская конница не отвечала требованиям времени. Поэтому с 1653 года русское правительство начинает формирование на Белгородской черте нескольких полков «солдатского строя» численностью 8000 человек. На солдатскую службу в основном брались не служившие родственники служилых людей. Норма набора — 50% от общего числа не находящихся на службе мужчин. Командирами новых полков назначались иностранцы, а на должности младших командиров ставились «старые солдаты», присланные из Москвы.

По данным документов, в 1658 году среди служилых людей, прибывших в Белгород и записанных в Белгородский полк от Хотмышска, было 424 человека, в т.ч. рейтаров 67, солдат нового набора 236, «старых солдат» — 121.

Появление полков нового строя вызвало появление и новых категорий служилых людей — рейтаров, драгунов, солдат. Рейтары — это конница, драгуны сражались как в конном, так и в пешем строю, солдаты составляли пехоту. В полках нового строя главную роль стало играть огнестрельное оружие, а холодное занимало вторичную.

Белгородская оборонительная черта, одним из элементов которой и был город-крепость Хотмыжск, сыграла большую роль в защите России от разорительных набегов Крымской орды. Её строительство и борьба с ордынскими набегами — подвиг русского народа, в котором есть вклад и наших предков — земляков.

Русский рейтар XVII века

В заключении данного очерка коснёмся роли Хотмыжска во время воссоединения Украины с Россией. В 1648 году началась борьба украинского народа под руководством гетмана Богдана Хмельницкого.

С самого начала восстания Б. Хмельницкий выражал желание объединиться с Россией. Города-крепости Белгородской черты не могли не быть втянуты в той или иной форме в борьбу украинского народа. И переписка Б. Хмельницкого с русским правительством началась именно через эти города, и их воеводы выступают и как осведомители о событиях на Украине и как дипломаты. 7 июня 1648 года хотмыжский воевода С.И. Волховский посылает на Украину станицу во главе с Тимофеем Милковым для разведки о татарах. Милков побывал у гетмана                       Б. Хмельницкого и привёз от него письмо хотмыжскому воеводе. Письмо было отослано в Москву, и воеводе даётся образец ответного письма, в котором содержатся заверения о дружественных отношениях. В июле 1648 года произошёл ещё один обмен письмами между Б. Хмельницким и хотмыжским воеводой.

Так, мы видим, что дипломатические отношения украинского гетмана с московским правительством завязывались через города Белгородской черты. Большой помощью украинскому народу была продажа хлеба через пограничные города, т. к. 1648 год на Украине был неурожайным. К концу 1653 года московское правительство и Земский Собор приняли решение о принятии в подданство гетмана и всего войска запорожского. А 8 января 1654 года Рада, собранная в Переяславле, принесла присягу русскому царю. Воссоединение Украины с Россией вызвало войну с Польшей и солдаты белгородских полков участвовали в боях на Украине.

Таким образом в решении исторической задачи воссоединения Украины с Россией сделал большой вклад и Белгородский край (входящий в тот период в состав Курской губернии) и конкретно жители Хотмыжского уезда Курской губернии.

Художник М.Хмелько "Переяславская рада 1654 г."


ПЕРЕЧЕНЬ ССЫЛОК

1) И.Г.Охрименко «Хотмыжск. Исторические очерки. От древности до XIX века».

2) https://belstory.ru/mir-belogo...

3) https://www.borisovka31.ru/his... «История Борисовского района Белгородской области», 3 издание.

4) http://www.edinainedelima.ru/r... Хотмыжск, город (русское царство).

Арка Дружбы Народов на месте древней Хотмыжской крепости




Мать вашу всех санкций и Триумф Байдена

Амерский политический перец Мендез сорвал «джек-пот» угроз, анонсировав «мать всех санкций», которые «разрушат народ России». На слово «Украина» в его риторике и воплях других западных говорунов внима...

Опять нас санкциями пугают

Прекрасные стихи замечательной российской поэтессы Юнны МорицИ да, пугать нас санкциями - это как ежа голой .жопой

Расстрел в МФЦ "Рязанский"

В Москве отставной подполковник вооруженных сил Сергей Глазов (из армии свинтил в 2010-м году), 45 лет от роду, открыл огонь на поражение в МФЦ "Рязанский". Якобы в результате конфл...

Обсудить