Украина готовит новое контрнаступление на южном участке. Детали в телеграм Конта

ВЕЛИКИЕ КОНСТРУКТОРЫ ТВОРЦЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

98 3789













Девятнадцатого марта в 18 часов в Малом зале Центрального дома литераторов состоялось заседание дискуссионного Клуба "Ракурс". заявленная тема "Великие конструкторы - творцы безопасности России". Заседание Клуба вёл публицист и писатель Игорь Михайлов. С сообщением на указанную тему по приглашению дискуссионного Клуба "Ракурс" выступил Ваш автор, коллега, писатель Николай Ходанов.

«Генералы всегда готовятся к прошедшей войне»                        Уинстон Черчилль

Готовясь к будущим военным конфликтам, военачальники разных стран и разных эпох традиционно готовятся и обучаются тому, как учесть предыдущие ошибки, чтобы не допустить провалов в будущем, но традиционно допускают новые ошибки и оказываются не готовыми к ведению боевых действий в новых условиях.

Новый враг - армия Украины, многие высшие офицеры которой прошли школу Советского Генштаба и обогатили свои знания и опыт в сражениях в составе коалиционных войск во время боевых действий в Ираке, Афганистане и Ливии. Украинские ПВОшники немало попили крови у наших ВВС во время войны 080808 с Грузией .

Вот и наши генералы оказались не готовыми к началу нового острого периода контактных боевых действий в условиях современной сетецентрической войны, теоретические основы которой были сформированы в середине 60-х годов выдающимся советским военачальником ветераном ВОВ маршалом Сергеем Фёдоровичем Ахрамеевым.

Обучаясь в Академиях. Осваивая передовой опыт региональных конфликтов, тем не менее, наши военачальники прозевали и недооценили роль в военных конфликтах роль, например, беспилотников в современной сетецентричной войне. Не позаботились о достаточном количестве военных специализированных спутников связи для сплошного покрытия возможной зоны боевых действий… Есть проблемы с обычной защищённой от прослушивания противником радиосвязью на поле боя. Ощущается острая нехватка средств контрбатарейной борьбы. Корабли черноморского флота оказались не готовы к противодействию ракетных ударов с воздуха и от ударов береговых ракетных противокорабельных комплексов и полупогруженных морских БП..

«Всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны» (Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре») скажете Вы, напомнив слова классика и будете, безусловно, правы.

Пуск ЗРК "Игла" КБМ Непобедимого С.П.

Но были и есть в нашем славном Отечестве люди, которые смогли минимум за три десятилетия предложить и разработать образцы вооружений, которые до сего дня представляют ценность и верно служат Российской Армии в деле защиты наших рубежей.

Сегодня хочу рассказать Вам, уважаемые Читатели о генеральном конструкторе Коломенского КБ Машиностроения – Непобедимом Сергее Павловиче и о его коллеге, бессменном руководителе Тульского КБ Приборостроения с 1962 по 2006 год – Шипунове Аркадии Георгиевиче.

Работает  ПЗРК "Панцирь" КБП Шипунова А.Г.

Эти выдающиеся инженеры-конструкторы и учёные обладали талантом заглянуть за временной горизонт текущего момента на лет 40 вперёд. Ведь именно им мы обязаны высокой готовностью и вооружённостью наших воинов-участников СВО по широкой гамме вооружений для Сухопутных войск. Заседание Клуба традиционно открыл своим выступлением публицист и писатель Игорь Михайлов.


19.03.2024 года, ЦДЛ Малый зал : "Великие конструкторы - творцы безопасности России" , часть I "https://www.youtube.com/watch?...









19.03.2024 года, ЦДЛ Малый зал : "Великие конструкторы - творцы безопасности России" , часть II  

 https://youtu.be/fjohoyY1TLs?s...




Дискуссия. Вопросы для обсуждения

19.03.2024 года, ЦДЛ Малый зал : "Великие конструкторы - творцы безопасности России" , часть III (дискуссия. вопросы)

  https://youtu.be/hk768FKhY4w?s...














Имя Сергея Павловича Непобедимого на знамени 448-й ракетной бригады 20-й Общевойсковой армии станет для бригады и для всех нас символом славной боевой традиции беззаветного и победоносного служения своему родному Отечеству


ОТРК"Искандер" Сергея Павловича Непобедимого
 ЗРК "Панцирь С1" Аркадия Георгиевича Шипунова  - лидер комбинированных систем ПВО ближнего боя 









Средняя тульская школа имени Аркадия Шипунова с углубленным изучением физики и математики открылась на базе тульского лицея № 2. Создание цепочки "специализированная школа - вуз - предприятие" - это новая страница в системе подготовки кадров для оборонной промышленности. По замыслу организаторов, раннее обучение высокотехнологичным профессиям повысит интерес молодежи к предприятиям ОПК.

В 2015 году было заключено соглашение между правительством Тульской области, оборонным "КБ приборостроения", Тульским госуниверситетом, администрацией Тулы и лицеем № 2 об организации этого специализированного учебного заведения дополнительного образования. Основную финансовую и организационную нагрузку по его созданию берет на себя предприятие. То есть предприятие фактически вынуждено готовить кадры для себя начиная со школы.  


ТВОРЦЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

«Генералы всегда готовятся к прошедшей войне». Эти слова премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля подразумевают, что, готовясь к будущим военным конфликтам, военачальники призывают себе на помощь весь свой прошлый опыт, думают о том, как учесть предыдущие ошибки, чтобы не допустить провалов в будущем, но традиционно допускают новые ошибки и оказываются не готовыми к ведению боевых действий в изменившихся вновь сложившихся боевых условиях. И тут очень важно, как Армия и Флот реагируют на возникновение новых моментов связанных с появлением на арене новых образцов вооружений и к изменениям в стратегии и тактике боевых действий противника, в лице армии Украины, офицеры которой как правило прошли отличную школу Советского Генштаба и обогативших свои знания и опыт в сражениях в составе коалиционных войск во время боевых действий в Ираке, Афганистане и Ливии. Украинские ПВОшники немало попили крови у наших ВВС во время войны 080808 с Грузией .

Но наши военноначальники. да впрочем как и абсолютное большинство военных специалистов наших противников из НАТО традиционно оказались не вполне готовыми к началу нового острого периода контактных боевых действий в условиях современной сетецентрической войны, теоретические основы которой были сформированы в середине 60-х годов выдающимся советским военачальником ветераном ВОВ маршалом Ахрамеевым.

Тем не менее наши военачальники прозевали и недооценили в военных конфликтах роль, например, беспилотников в современной сетецентричной войне. Не позаботились своевременно о достаточном количестве военных специализированных спутников связи для сплошного покрытия потенциальной зоны боевых действий… Есть проблемы с обычной защищённой от прослушивания противником радиосвязью на поле боя. Ощущается острая нехватка средств контрбатарейной борьбы. Корабли черноморского флота оказались не готовы к противодействию ракетных ударов с воздуха и от ударов береговых ракетных противокорабельных комплексов. При том, что флот у Украины фактически отсутствует, а имеющиеся корабли Черноморского флота России вынуждены прятаться в портах Новороссийска и Абхазии. Можно много ещё чего наговорить, чего ещё не предусмотрели наши военачальники для ведения войны на современном уровне

Легко как говориться давать советы ,

«Всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны»

Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре»

Однако же были и есть в нашем Отечестве люди, которые смогли за 30-40 лет предложить и разработать отработанные серийные образцы вооружений, которые позволяют нашей Армии и её героическим воинам оказывать достойное сопротивление и наносить непоправимый урон украинским войскам, вооружённых аналогичным советским вооружение 80-90-х годов прошлого века и лучшими образцами современного высокоточного, разрекламированного и распиаренного западного вооружения.

Сегодня хочу поделиться с Вами своими воспоминаниями и сведениями, почерпнутыми из открытых источников информации, о двух выдающихся генеральных конструкторах – руководителях мощных научно-технических и оборонных комплексах Коломенского КБ машиностроения – Непобедимом Сергее Павловиче и его визави, коллеги и конкуренте руководителе Тульского КБ Приборостроения – Шипунове Аркадии Георгиевиче. Эти выдающиеся руководители, коллеги и в то же время конкуренты - академики, Герои социалистического труда, орденоносцы. Лауреаты многих премий по-настоящему обладали талантом заглянуть за временной горизонт текущего момента на лет 40-50 вперёд. Ведь именно им мы обязаны высокой готовностью и вооружённостью наших воинов-участников СВО по широкой гамме оружия Сухопутных Войск России.

Чем же принципиально отличается советская и российская техника вооружений, стоящая сейчас на вооружении наших Сухопутных войск от вооружений наших противников:

1) Высокий потенциал модернизации советской техники, поставленной на вооружение и проектируемой в период 80-90-х г.г. прошлого века

2) Наличие громадного советского конструкторского и научного задела, который, к сожалению, в настоящий период близок к исчерпанию. При больших проблемах с состоянием современного инженерного образования и профессионального среднего технического образования в нашей стране – это существенная угроза для обороноспособности страны уже в ближайшие десятилетия.

3) Неприхотливость и высокая надёжность и ремонтопригодность в полевых условиях советской и российской военной техники.

4) Цена, соотношение цена/качество и высокая конкурентно-способность на поле боя и на рынке вооружений.

5) Реорганизация полноценных военных кафедр в инженерно-технических ВУЗах страны. В советское время студенты дневной формы обучения получали дополнительное военное образование и навыки работы со стоящими на вооружении образцами вооружений. По крайней мере в моём ВУЗе (ЛИТМО) – военно-морская кафедра однозначно углубляла и усиливала полученные знания и навыки на базовой профессиональной кафедре, дополнительными сведениями, оказавшимися весьма полезными в дальнейшем, при разработке новых и перспективных образцов вооружений.

Конкретно, я обучался по основной специальности «Оптико-электронные приборы и системы управления, наведения и сбора информации» 0620а и военная специальность «Комплексы с крылатыми ракетами морского базирования на надводных кораблях» (ракетные комплексы «Термит» с крылатыми ракетами П15-У с радиолокационными и тепловыми головками самонаведения).

6)Военная техника принималась на вооружение с перспективой эксплуатации 30-40 лет с возможностью модернизации.

7) Специализированные Конструкторские Бюро и серийные заводы Министерств Оборонной промышленности, Средмаша и МАП возглавляли опытные инженерно-технические кадры с высокими навыками управленческой работы народно-хозяйственными промышленными комплексами, а не «эффективными менеджерами» с экономическим или финансовым образованием и не знающие что такое реальное современное высокотехнологическое производство, подбираемыми по принципу личной преданности вышестоящим начальникам.

8) Что касается тех первых руководителей высокого ранга, с которыми мне посчастливилось непосредственно работать – Непобедимый Сергей Павлович, Шипунов Аркадий Георгиевич, Семён Тобиасович Цуккерман, Марк Владимирович Вайнберг, Марат Николаевич Тищенко – они обладали уникальным сочетанием энциклопедических знаний и недюжинным новаторским умом, обладали громадным авторитетом у подчинённых и смежников.

9) Использование в процессе создания уникальной, подчас не имеющий мировых аналогов, техники нетрадиционных общепринятых физических принципов. Непобедимый – использование современных оптических каналов управления, радиолиний и РЛС, формирование принципов активной динамической защиты объектов БТТ.

Остановлюсь на детстве и юности героев моего повествования. – МВТУшника Непобедимого Сергея Павловича и выпускника Тульского механического института Шипунова Аркадия Георгиевича. Рассказ об этом периоде становления их характеров и о базе на которой смогли сформироваться столь неординарные и выдающиеся личности – руководители мощнейших научно-технических Комплексов нашей оборонки – коломенского КБМ и тульского КБП соответственно.


Детство и юность Сергея Непобедимого

Одним из самых знаменитых конструкторов ракетных систем для сухопутных войск, Героем Социалистического Труда, лауреатом Ленинской и трижды Государственной премии. Кавалером трёх орденов Ленина является человек-легенда — Сергей Павлович Непобедимый.

Откуда взялась такая редкая, боевая фамилия? Дед Сергея Павловича — уроженец Курской губернии — был неизменным участником кулачных боёв. И, очевидно, играл в этих молодецких забавах далеко не последнюю роль.

Сергей родился в семье шофёра-механика Павла Фёдоровича Непобедимого и Елены Андреевны Мотиной, работавшей на телефонной станции 13 сентября 1921 года в небольшом городке Обоянь Курской области.

Во время Гражданской войны отцу будущего конструктора довелось поработать в качестве личного водителя Клима Ворошилова. Вместе с ним в годы Гражданской войны Павел Фёдорович жил в Царицыне, здесь же ему неоднократно приходилось возить ещё мало кому известного Сталина.

Павел Фёдорович, ещё не вполне окрепший после перенесённого тифа, решил отправиться в 1928 году на свою малую родину в Щигры Курской области.

Всё внимание мальчика с раннего возраста было обращено в сторону механических мастерских, которыми заведовал отец.

Неизгладимое впечатление производили на Сергея пыхтящий локомобиль, ярко пылающий огонь кузницы, снопы искр, сыплющиеся с наковальни от ударов кузнеца. В шесть лет от роду мальчик, можно сказать, самостоятельно определил себя в начальную школу, расположенную в соседней деревне Длинная, последние три класса заканчивал в городской школе № 1. Учился хорошо, легко ему давалась математика.

Непобедимый неплохо для своих лет разбирался в механике, увлекался моделированием, сконструированный им в четырнадцать лет глиссер на паровой турбине был отправлен на московскую выставку: «Меня окружали прекрасные учителя, хорошие товарищи, добрые люди и замечательная природа. Отношение к учёбе и к делу, формирование характера, физическое и нравственное воспитание дали мне школа, семья и городское окружение….

Конечно, у советской власти были перегибы, жили люди сложно. Однако пустоты в душах не было. В обществе формировался культ знаний. И это гораздо лучше, чем сегодняшний культ доллара».

В 1938 году Непобедимый получил аттестат о среднем образовании. У Сергея возникло твёрдое решение поступить в МВТУ им. Баумана. Непобедимый выбрал факультет «Н» — факультет боеприпасов.

Вступительные экзамены пришлось сдавать по семи предметам: русский письменный, сочинение по литературе, математика, физика, химия, история ВКП(б) и иностранный язык. Отбор был весьма жёстким, отсеивалось восемь из девяти претендентов. Но Сергей поступил.

После размеренной жизни в провинциальных Щиграх Сергею было очень трудно приноровиться к столичному темпу жизни. После первого курса он вместе с другими студентами отправился на производственную практику в Донецк, где его определили на «номерной» завод, производящий боеприпасы.

После второго курса будущий конструктор был отправлен на практику на механический завод в Невьянске на Урале.

Сергей Павлович писал: «Скажу без преувеличения — учебный процесс в институте организован был великолепно. Продуманно сочетались практика и теория. Я, парень из провинции, смог увидеть страну».

22 июня 1941 грянула Война. На второй день после начала войны 20 летний Сергей Непобедимый подал заявление с просьбой зачислить его добровольцем в армию.

Но по распоряжению Сталина третий курс оставляли для продолжения учёбы, а старшекурсники направлялись на промышленные предприятия для работы по специальности в качестве инженеров. Сражающейся стране как воздух нужны были инженерные профильные кадры для оборонной промышленности.

Из трёхсот учащихся Бауманского института был организован специальный стройбат, направленный 30 июня в прифронтовую зону строить ДЗОТы. 5.09.1941 пришел приказ о возвращении батальона в Москву, а через месяц он узнал о эвакуации МВТУ в город Ижевск. Уже на следующий день после приезда Непобедимый был определен токарем на Ижевский механический завод Наркомата вооружений.

За смену Сергей Павлович успевал обтачивать четырнадцать стволов для противотанковых ружей.

К слову, для третьекурсников после учёбы была установлена сокращенная рабочая смена в шесть часов, Сергей работал с восьми часов вечера и до двух ночи, мчался домой и спал, а с девяти часов утра и до самого вечера слушал лекции. Иметь хотя бы один «хвост» после сессии не допускалось. Летом 1943 года студенты Бауманки возвратились в Москву.

Непобедимый опять устроился на работу на труболитейном заводе, где отливались корпуса стокилограммовых авиабомб, он трудился ремонтником подъёмников. Рабочая смена его в то время длилась 16 часов.

На четвёртом курсе института Сергей выбрал специализацию по ракетной технике. Лекции и практические занятия по этому предмету вёл знаменитый профессор Юрий Победоносцев, один из разработчиков «Катюши».

Преддипломную практику Непобедимый проходил в НИИ-1.

После успешной защиты в мае 1945 года у выпускника состоялась беседа с руководителем его дипломной работы Победоносцевым: «В Москве у тебя постоянного жилья нет. Советую тебе отправиться в подмосковную Коломну, к миномётчику Борису Шавырину. Работает он в Специальном конструкторском бюро, у которого есть хорошие перспективы».

Сергей Павлович согласился.

С секретным конструкторским бюро в Коломне (СКБ-101) оказалась связана вся дальнейшая жизнь Сергея Павловича. На этом предприятии он прошел долгий путь от рядового инженера-конструктора до генерального.

В местной библиотеке, молодой специалист повстречал свою будущую супругу дочь осуждённого «врага народа»— Лору Ивановну Кувшинову. Непобедимый не подлаживался под политическую конъюнктуру, не послушал «советов» особистов, что такой шаг может осложнить его будущую карьеру. а послушался зову своей души…


Детство и юность Аркадия Шипунова

Теперь остановимся на детских годах и начале жизненного пути Аркадия Георгиевича Шипунова.

Родился он в городе Ливны Орловской области 7 ноября 1927 года. Мама Ольга Николаевна была врачом, отец Георгий Петрович инженером-землеустроителем.

Воспитанием Аркадия больше занималась мать, Родом Ольга Николаевна из крестьянской семьи, закончила мединститут в Москве, работала детским врачом. В Орле и прошли детство и юность Аркадия. С раннего детства Аркадий читал много книг русских писателей, но любимым автором был Джек Лондон.

«Я родился во времена НЭПа. Видел голод 1933 года, – вспоминает Аркадий Георгиевич. – Бабки очередь за хлебом занимали часов в пять утра. И моя бабушка тоже занимала. А потом она приходила, меня поднимала, и я шел на смену. Писали нам номерки, и я стоял». На смену НЭПу в 1934году, пришел глобальный неурожай, а следом и голод. Аркадий и самые его близкие люди относились к лишениям по принципу «тяжело, но терпимо»: работали, обустраивали быт.

Бабушка и мама Аркадия оказывали на парня большое влияние.

«Да и как иначе? Папанька тоже имелся, конечно. Георгий Петрович,— вспоминал Аркадий Георгиевич.— Говорят, слыл хорошим инженером-землеустроителем. Почерк имел каллиграфический, что должно означать стойкость характера. А вот все-таки приключился с ним казус — сбежал от нас к балерине. Ну да бог с ним. Жили-то мы хорошо, мирно. Мама, правда, тоже второй раз замуж вышла за преподавателя педагогического института, Ивана Михайловича. Авторитетом он для меня не был, но и в процесс воспитания особенно не вмешивался. Жили мы в центре Орла, там, где стояли старинные купеческие дома, которые посещали писатели Тургенев, Лесков. Я, конечно, их произведения прочитал. Особое впечатление на меня Лесков произвел, язык у него сочный, емкий, характеристики точные. В душу запал образ тульского Левши.

А пушками с военной поры заболел… Мне еще четырнадцати не было, когда 3 октября 1941 года немцы подошли к Орлу. Мама спешно связала самое необходимое в узлы, и мы с родственниками и соседями в толпе беженцев потянулись из города.

Фашистский самолет кружил над беженцами, обстреливал их из пулемета. И надо же, до сих пор живы чувства, тогда обуревавшие: не страха, что удивительно, и даже не бессилия, а ненависти к фашистскому летчику, лицо которого помню всю жизнь. Как он расстреливал беззащитных людей, пытающихся укрыться в канавы, кусты, воронки. А у меня занозой сидела мысль — стрельнуть бы прямо в его поганую рожу!

Желание было настолько сильным, а возможности настолько ничтожными, что от этой вопиющей несправедливости и бессилия я буквально кипел жаждой мщения. Она была такой огромной, что я все три дня нашего похода только и думал о том, как побить фрицев, один план был фантастичнее другого, и все они строились на изобретении и применении мной супероружия, невиданного в мире. Вон откуда тянется стремление создавать оружие, не имеющее аналогов в мире. А ведь детские фантазии превратились в реальность… Потому что мы духом сильны. Ведь чтобы достичь высокого, такого, что отрывается от обыденного, человек должен обладать не деньгами, а духом. Мыслить, стремиться к воплощению идей, ставить трудные задачи и решать их. И не бояться, никого и ничего не бояться. И победа обеспечена …»

Когда Воронеж был освобожден советскими войсками, 96% города лежало в руинах. В нем практически не было жителей. В то время в городе работала всего 1 школа с одним укомплектованным 9 классом, в нем и учился будущий конструктор. Шипунов рассказывал, как военрук в школе попросил мальчишек сделать деревянные ружья и принести их с собой для отработки каких-то строевых приемов. Так на следующий день в школу все пришли с настоящими винтовками Мосина, даже пулемет ручной притащили. Этим добром тогда были завалены все окрестности Тулы.

«В своё время я получил исключительно высокое образование как инженер-механик. По ряду обстоятельств преподаватели у нас в Туле в ту пору были очень хорошие…Я получал от них знания, которые с детства считал великими: это знания автоматического оружия…

Но в 1945, когда армия демобилизовалась и воевавших солдат отпустили домой, призвали наш двадцать седьмой год. А я открываю газету «Тульская правда» и вижу объявление: «Тульский механический институт объявляет набор на специальность «автоматическое оружие». Тогда писали прямым текстом без всяких глупостей. Я прямо ошалел! Никогда не думал, что это инженерная специальность.

Мы с моими друзьями во время войны были вооружены до зубов. На полях сражений всякого оружия было до чёрта, и всё оно у нас было: и автоматы, и винтовки, и пулемёты, и взрывчатка.

В то время за это не слишком-то и преследовали. Если милиционер отыщет у тебя винтовку, то отберёт, даст пинка, скажет: «Всё, ступай и больше эту дрянь не собирай». Но мы успели пробрести страсть, вкус ко стрелковому оружию. Поэтому я и решил поступить на факультет. Добрые люди посоветовали: сходи-ка ты на приём к военкому, может, он тебя отпустит, ты минуешь призыв и поступишь в свой институт.

Ну, пришёл я к военкому. Сидит в кабинете майор с палочкой, лицо измождённое, на нём написано постоянное страдание, непрерывная боль. Спрашивает: что пришёл? Я показываю: вот, объявление в газете, хочу учиться. «И что?»— спрашивает. «Но мне не отдают документы». Он позвал секретаршу, говорит: «Скажи, чтобы ему отдали документы». Взял я документы, он проводил меня до двери, положил руку на плечо и сказал: «Учись, сынок». Я запомнил это на всю жизнь.

И стал я учиться очень рьяно, с наслаждением. Нам повезло в том, что нас учили не в узком направлении, а механиками широкого профиля: теория механизмов машин, знания теплотехники…»[2]

Тульский мехинститут окончил с отличием в 1950 году по специальности «Стрелковые и артиллерийские системы и установки».

Шипунова рекомендовали для поступления в аспирантуру. Но он по распределению пошёл на работу в НИИ-61 в Климовске (позднее – ЦНИИ «Точмаш»), где он и начал свою конструкторскую деятельность. С будущей женой Ангелиной Аркадий познакомился в первые дни работы в НИИ-61, где она работала после Московского механического института. Они поженились 26 ноября 1950 года. В Климовске у них родилось две дочери - старшая Татьяна и младшая Анна.

Итак, обобщая вышеизложенное, отметим, что детство и юность героев нашего повествования достаточно типичны для того времени и наших героев выделял только горячий интерес к технике и стремление овладеть специальностью полезной для укрепления обороноспособности Родины.

Сергей Павлович Непобедимый

А теперь вернёмся к Непобедимому. Одной из первых разработок Сергея Павловича в Коломенском КБ стал механизм заряжания для противолодочного бомбомета БМБ-2 и активно участвовал в создании безоткатных орудий Б-10, Б-11.

В 1957 году был подписан приказ об организации конструкторского бюро КБ-1, включающего в себя несколько отделов. Руководить новым подразделением было поручено Непобедимому. Коллектив, который возглавил Сергей Павлович, фактически на пустом месте с использованием примитивной элементной базы за три года спроектировал и запустил в производство систему, коренным образом изменившую наши методики борьбы с вражескими танками.

Первая в стране управляемая противотанковая ракетная система получила название «Шмель». В ходе работы был реализован целый ряд передовых технических решений, сыгравших значимую роль и в других отраслях промышленности.

В это же время произошел очень крупный конфликт Непобедимого с начальником всего СКБ Борисом Ивановичем Шавыриным, поддержавшим разработку другого проекта — ПТРК «Скорпион».

Дело дошло до открытого зажима непокорного сотрудника. Но в своём деле Шавырин был настоящим профессионалом и прекрасно понимал, что Непобедимый — Конструктор от Бога. Сергей Павлович же злопамятным никогда не был. Перед смертью в 1965 году Борис Иванович объявил Непобедимого своим преемником. В министерстве оборонной промышленности с выбором этим согласились единогласно.

Комплекс «Шмель» оказался оружием дорогостоящим. Каждый пуск стоил тысяч рублей. Непобедимый принялся за разработку новой системы, сочетающей высочайшую технологичность и многократное снижение себестоимости.

В начале шестидесятых годов в рядах управляемого противотанкового оружия произошла очередная революция — появился комплекс «Малютка». Новый ПТРК был создан за два года.

У людей уже был опыт, стала лучше элементная база, и все же коллектив Сергея Павловича работал почти круглосуточно. Ракета комплекса «Малютка» обходилась стране в пятьсот рублей, а по эффективности и простоте управления комплекс превосходил все ПТРК, производившееся в Западной Европе и США.В шестидесятые-семидесятые годы зарубежные эксперты считали «визитными карточками» Советского Союза МиГ-21, автомат Калашникова и, собственно, «Малютку».

Спустя десятилетие Сергей Павлович разработал еще более современный двухканальный ПТРК, получивший название «Хризантема». В разработке которого мне довелось участвовать.

В середине шестидесятых правительство страны приняло решение начать разработки мобильных ракетных комплексов стратегического назначения. На конкурсной основе вести работы поручили Коломенскому СКБ и Московскому НИИ-1.

Результатом кропотливой работы конструктора стала мобильная стратегическая система «Гном». Ракета имела дальность полета 11 тысяч километров, весила шестьдесят тонн и размещалась на гусеничном шасси габаритами чуть больше танкового. Но комиссия отдала предпочтение москвичам, несмотря на то, что вес их ракеты достигал девяносто тонн, перемещалась она на громадном колесном транспортере. Сергею Павловичу, ставшему к тому времени уже руководителем предприятия (1965 год), пришлось отказаться от «Гнома». «Гном» Советская Армия так и не увидела.

В условиях жесточайшего планирования и регламентирования выдающемуся конструктору удавалось быстро решать различные задачи. КБ не имело по статусу права на опытный завод, который. На берегу Оки при поддержке министра обороны Д.Ф. Устинова были выстроены огромные гаражи и складские помещения, которые наполнили технологическим оборудованием и станочным парком. Включать станки никто не запрещал. Вот их постепенно и включили в опытное производство КБ.

Этот завод очень сильно помог в решении многих задач, поставленных перед «КБ машиностроения», так и появилось Коломенское оборонное предприятие.

В 1969 году был разработан полуавтоматический ПТРК «Малютка-П». При его создании был реализован ряд новаторских технических разработок, сыгравших важную роль и в других отраслях промышленности, например: управление реактивным снарядом ПТРК «Малютка» осуществлялось с помощью тонкого трёхжильного кабеля, упрочнённого шёлковыми нитями, производимыми в Китае. В середине 1960-х, после обострения отношений их поставка прекратилась. Так как производимый в СССР натуральный шёлк не удовлетворял техническим требованиям, пришлось искать замену. Был найден вариант с использованием искусственного волокна — лавсана. Для его производства за рубежом были закуплены соответствующие технологии и готовые производства, продукция которых использовалась не только в оборонной промышленности, но и в гражданке. В частности, было начато производство искусственных тканей на основе лавсанового волокна – капрона.

«Малютка-П» создавалась КБМ в рамках конкурса по созданию переносного ПТУРС в конкуренции с КБП Шипунова – ПТУРС «Овод». В то время такие конкурсы внутри министерства оборонной промышленности широко практиковались. Так жизнь впервые столкнула на узкой дороге двух выдающихся генеральных конструкторов нашей оборонки. Тульское КБП тогда проиграло конкурс. Все Малютки попали в цель. А большая часть Оводов упало в лес. Это поражение стало хорошим уроком для молодого главного конструктора КБП Шипунова.

После назначения на должность главы КБМ жизнь Сергея Павловича сильно изменилась. Проблемы перед ним ставились государственного масштаба, под свои задумки конструктор получал в подчинение целые заводы и институты. Невидимые ниточки протягивались с окских берегов в десятки городов Советского Союза, где сотни тысяч людей самых разных специальностей работали на некие «изделия», назначение и конечный вид которых им были неизвестны.

Любопытный пример приводит в своих воспоминаниях Непобедимый: «Я часто оказывался в компании известных учёных или партийных работников и… невольно попадал под прицел фотоаппаратов. Позже корреспондент записывал фамилии людей, запечатлённых на снимке. Я честно называл свое имя и видел досаду на лице фотокоров. Многим советским журналистам моя редкая фамилия была известна, они понимали, что её лучше не знать — ни фото, ни текст к нему всё равно не напечатают. Я понимал, что порчу удачные кадры и старался заранее ускользать с мест съёмки, однако это удавалось не всегда».

Зато на вооружение спустя годы поступила целая серия, разработанных Непобедимым переносных зенитно-ракетных комплексов «Стрела» (1968) и «Игла» (1981), а также тактических ракетных комплексов «Точка» (1975). Отдельное место в творениях Сергея Павловича занял оперативно-тактический комплекс «Ока», фронтовой ОТРК «Волга» и их последователь комплекс «Искандер». Боевая часть ракеты, невидимая для радаров, мчалась к цели со скоростью 1000 м/с из ближнего космоса и попадала, по признанию ракетчиков, в колышек. А через пару лет после того, как «Ока» встала на вооружение, начались разработки фронтового ОТРК «Волга».

Когда вышло решение правительства о создании комплекса, КБМ в очередной раз был присвоен статус головного предприятия. По боевой машине головным стал Волгоградский завод «Баррикады», по аппаратуре системы управления — ЦНИИАГ, а по топливу НИИ-125. В целом же в рамках данного проекта работали более ста пятидесяти НИИ, КБ и заводов страны.

По-прежнему имея худшую, чем за рубежом, элементную базу, Непобедимый в середине семидесятых годов создал шедевр мирового ракетостроения комплекс ОКА, даже близко не имеющий аналогов в странах НАТО.

У передовой Оки была трагическая судьба. Её фактически безответственно уничтожил Горбачёв по личной инициативе, так как «ОКА» не подпадала под сокращение согласно договора о сокращении СНВ, прогнувшись под «хотелки» переговорщиков со стороны США и всячески стремился им понравиться и угодить.

На Ми-24 – штурмовой вертолёт с возможностью перевозки десанта.

Ми 24 к корректировщик огня, Ми 24Р - разведчик

Акцентировать внимание на участии в конкурсной разработке первого ударного противотанкового вертолёта – Ми-28 Охотник (МВЗ Миля и КБМ Непобедимого)-Ка 52 Чёрная акула (УВЗ Камова и КБП Шипунова)

Конкурс между МВЗ им.Миля и КБМ в части вооружения и КБ Камова и КБП Шипунова в части вооружения формально выиграл КБ Камова, но в серию по факту поставили оба вертолёта, которые существенно дополняют и усиливают друг друга в составе армейской авиации Сухопутных войск России.

Восьмидесятые годы стали наиболее плодотворными для КБМ. Огромное количество новых разработок, развитие социальной базы, удачное омолаживание коллектива — каждый третий работник был не старше тридцати лет. Конструктор приглашал на завод дизайнеров, содействовал организации бюро эстетики.

Сам он работал, по свидетельствам очевидцев, по двенадцать-четырнадцать часов и лишь в воскресенье позволял себе отдохнуть.

Когда к власти в стране пришел Горбачёв, у многих появились надежды на скорые перемены. А в 1985 году Непобедимого избрали депутатом в Верховный Совет РСФСР.

Конструктор писал: «Намётанным глазом начальника КБМ я видел, как растет хаос в различных областях управления экономикой. Во всех сферах общественного производства падала исполнительская дисциплина. В оборонной отрасли, из-за её жесткой иерархической лестницы, эти процессы не ощущались, но мы, конечно, и предположить не могли, что ожидает нас впереди…»

В декабре 1987 года Рейган и Горбачев подписали Договор о ликвидации ракет меньшей и средней дальности. В нем было четко оговорена средняя (от 1000 до 5500 километров) и меньшая (от 500 до 1000) дальность. «Ока» обладала дальностью стрельбы в 400 километров и никак не попадала под ограничения. Каково же было удивление Сергея Павловича и всех военных ракетчиков страны, когда текст Договора был обнародован.

Со слов самого конструктора: «Я прочитал текст Договора в газете “Правда”. Там было ясно сказано, что будут уничтожены ракеты типов «ОТР-22» и «ОТР-23», известные в Штатах как «SS-12» и «SS-23» соответственно. А «ОТР-23» и была наша «Ока», никак не подходящая под согласованные сторонами условия договора, начинающие отсчёт с пятисот километров…

Сначала мне подумалось, что это, возможно, какая-то ошибка, опечатка, необъяснимое недоразумение. Договор между сверхдержавами, в котором стороны договорились на равных о сокращении вооружений, и тут вдруг одна сторона добровольно согласилась на уничтожение оружия, не входящего в рамки документа…

Случившееся я бы назвал преступлением, актом государственной измены высшего руководства… Я сын своего времени и никогда не предполагал, что руководство страны может совершить нечто подобное…»

После новости о ликвидации ОТРК «Ока» Непобедимый обратился в различные высокие инстанции. Он встретился с главкомом Сухопутных войск Ивановским, командующим ракетными войсками и артиллерией Михалкиным, начальником ГРАУ Пенкиным, начальником Генерального штаба Ахромеевым.

Ни высшие чины военного ведомства, ни, тем более, руководство оборонной отрасли, ничего не знали о подробностях предстоящего соглашения с США, все произошло в обстановке строжайшей секретности. Тяжким грузом легла на сердце конструктора новость о том, что в рамках предательского документа должны были быть прекращены все работы над его ещё более безупречным изделием «Окой-У», а также фронтовым ОТРК «Волга».

Его предприятие было в буквальном смысле «подстрелено» на взлёте. Непобедимый написал в ЦК КПСС, министру обороны и руководству Военно-промышленной комиссии ряд писем, в которых изложил свои взгляды на случившееся, а также просил отменить уничтожение ракетных комплексов. Он прекрасно понимал, что шансов после подписания Договора у него нет, но смолчать не мог.

Через три года после этих событий начальник Генштаба СССР — маршал Ахромеев — застрелился, оставив предсмертную записку, в которой говорил, что, он, как человек честный, не может видеть, как на его глазах гибнет Отечество. Сам Непобедимый в итоге угодил в больницу с нервным истощением. Осенью 1988 года Сергей Павлович получил приглашение в Кремль на праздничный приём по случаю 70 годовщины Октября. Во время торжественного банкета он заметил Горбачева.

Переборов свою неприязнь, Непобедимый подошел к руководителю страны. Конструктор напомнил Михаилу Сергеевичу об отправленном ему на утверждение (и благополучно затерявшемся) проекте новейшего оперативно-тактического ракетного комплекса. Выслушав его, Горбачёв обещал принять решение по этому вопросу в ближайшие дни. В этот раз генсек сдержал слово.

Через короткое время Коломенскому «КБ машиностроения» было отдано распоряжение в качестве головного предприятия начать работы по созданию нового комплекса, уже получившего к тому времени название «Искандер».

Он был впервые представлен широкой публике в августе 1999 года. Данный ОТРК, собравший в один «букет» лучшее от «Оки» и «Оки-У», был полон уникальных конструкторских идей и самых современных технологий, его объективно признали первым в мире в своём классе.

Однако Сергея Павловича в рядах работников КБМ к тому времени уже не было. В 1989 году на его предприятии, согласно решения ЦК КПСС, возник Совет трудового коллектива.

На многочисленных собраниях СТК Сергея Павловича стали поливать грязью, а в итоге приняли решение избрать общим голосованием нового Генерального конструктора. Непобедимый обратился за разъяснениями в ЦК КПСС.

Там ему ответили: «Участвуй в выборах». Скорее всего, он победил бы. Но весной 1989 года конструктор написал заявление об уходе. Дальнейшие годы были одними из самых сложных в жизни Сергея Павловича. Человек, при котором на КБМ стали производить уникальную, не имеющую аналогов продукцию, при котором каждый год для сотрудников строилось не меньше сотни квартир, а их средняя заработная плата стала чуть ли не самой высокой в отрасли, был в одночасье вычеркнут из истории. Непобедимый оказался у разбитого корыта — все его сбережения сгорели в пламени реформ, и жить ему пришлось на жалкую пенсию.

Он рассказывал в интервью: «Не скрою, нам с супругой было тяжело. Как морально, так и материально. В Академии наук в те годы меня в лицо именовали „милитаристом”. Обществу навязали примитивную мысль, что если мы прекратим делать самолёты, танки, ракеты, когда у нас повсюду партнёры и друзья, то не пройдёт года, как наступит богатая жизнь… Ныне мы пожинаем горькие плоды этого процесса».

Невероятно, но факт — гений отечественного ракетостроения в девяностых годах по-настоящему бедствовал. Правда, ему неоднократно поступали настойчивые предложения из США и ряда арабских стран.

Предлагали поработать, почитать лекции в университетах, просто «пообщаться» с коллегами. Дав согласие тогда, вполне возможно, вскоре стал бы долларовым миллионером.

Однако Сергей Павлович всегда неизменно отказывался: «Прекрасно понимаю, сколь рискованны такие разговоры для обороноспособности нашей страны… Даже уточняющие или наводящие вопросы могут стать ключиком к решению различных проблем. Я не собираюсь делать вероятному противнику такие подарки».

В конце девяностых черная полоса в жизни выдающегося конструктора закончилась. Его пригласили на консультативную работу в ведущие оборонные предприятия России. Спустя годы и в его родном КБM, ставшем ныне ОАО «НПК «КБМ», произошли положительные изменения. Сегодня во главе организации стоит один из любимейших учеников Сергея Павловича — Валерий Кашин.

Сам Непобедимый продолжал работать до последних дней своей жизни, являясь научным руководителем НТЦ «Реагент», главным научным сотрудником «ЦНИИ автоматики и гидравлики», советником Валерия Кашина. Он скончался 11 апреля 2014 года на 93 году жизни. Похоронен на военном кладбище в Мытищах.

Автор более 350 научных работ, изобретений и одного открытия. Член-коррАН СССР, 3 лаупевт Госпремии, 5 орденов Ленина, Герой СоцТруда.

Он говорил: «Мы потеряли многих союзников и не приобрели новых. Как нельзя более актуально видится фраза русского царя Александра III, когда-то справедливо заметившего, что у России лишь два надежных и преданных друга — армия и флот».

А сегодня на защите рубежей нашей Родины стоит последнее, самое высокотехнологичное детище Сергея Павловича — комплекс «Искандер», который не даёт спокойно спать натовским стратегам и всем современным европейским политикам-европровокаторам, настоящим американским «шестёркам», которые сегодня находятся в креслах первых лиц государств Западной, Центральной, а теперь уже и Восточной Европы. Последние эффективные разработки Непобедимого комплекс активной защиты бронетехники "Арена-Э", комплекс Хризантема наземный и для Ми-28НМ, лёгкая многоцелевая ракета 305Э для Ка-52 и Ми28 НМ.

Наследник Кашин Валерий Михайлович достойно продолжил дело и традиции С.П.Непобедимого – гиперзвуковая ракета «Кинжал», комплекс ПВО «Гибка», ПЗРК «Верба» на шасси «Тигра», КУВ "Атака-Т" на различных носителях, КУВ «Хризантема» и др.

13 сентября 2021 года исполнилось 100 лет со дня рождения знаменитого конструктора боевых ракетных комплексов для сухопутных войск Сергея Павловича Непобедимого, который десять лет назад 11 апреля 2014 года ушёл из жизни. Формула создания непобедимого оружия конструктора Непобедимого — это феноменальный конструкторский и исследовательский дар в сочетании с подлинным патриотизмом и беззаветным служением на протяжении всей своей яркой жизни делу защиты Отчизны.

Аркадий Георгиевич Шипунов

"Я до сих пор не могу понять, как Сталину вообще удалось не только восстановить всю промышленность, но и добиться ее динамичного развития. Как удалось фактически заново воссоздать науку?! У меня в голове это не укладывается: 1929 год - по сути, нет ничего, а в 1939 году есть вполне современная научно-промышленная база, почти повсеместно возрожден профессионализм.

Кто-то утверждает, что тогда все работали из-за страха оказаться в лагерях, быть даже расстрелянным. Но страх побуждает к рабскому труду, который никогда не бывает производительным, тем более - творческим. А те года как раз и отличались невиданной производительностью и настоящим всплеском свободного творчества".

А.Г.Шипунов

7 ноября 2024 года генеральному конструктору Тульского конструкторского бюро приборостроения (возглавлял предприятие с 1962 по 2006 год), академику РАН, Герою Социалистического Труда Шипунову Аркадию Георгиевичу исполнилось бы 97 лет. Дата не круглая, но его вклад в национальную оборону настолько значителен, что о нем можно рассказать и без повода. Тем более что долгое время это имя из-за режима секретности знал лишь узкий круг специалистов. Стрелковое оружие Шипунова, пушки, ракетные и комбинированные системы — легендарны. Зенитно-ракетный комплекс "Панцирь" и противотанковые системы "Корнет" известны специалистам и военным на всей планете. Даже звук имени — раскатистый. Аркадий Георгиевич!... Тут не забалуешь.

Шедевр, авиационная пушка для штурмовиков и истребителей, равной которой нет и не будет еще лет пятьдесят ГШ-23. «Если вы увидите где-то пушку — на БМП, вертолете или самолете, не задавайте дурацкого вопроса: чья она. Она — разработки Конструкторского бюро приборостроения. И только!" — говорил Шипунов.

Под руководством Шипунова тульское КБП (с 1962 по 2006) выдало такое количество проектов революционного характера, что это поставило и предприятие, и оружейную Тулу, да и весь отечественный ВПК на одно из ведущих мест в мире в сфере разработки и производства ракетного, автоматического, высокоточного оружия, пусковых установок, систем управления, гироскопов, электроники.

Глубокие теоретические знания, организаторские способности и целеустремленность позволили А.Г. Шипунову в сравнительно короткие сроки пройти путь от инженера до заместителя главного инженера НИИ-61. Климовск во многом предопределил его трудовой и научный путь.

- Помню себя примерно с трех лет, — вспоминает старшая дочь конструктора Татьяна Саклакова [3].

- Когда он приехал в Климовск, он не знал своего будущего, но многое уже представлялось, — считает Татьяна Аркадьевна. — Он был одарен и знал это. Получил хорошее образование, выбрал, по его словам, лучшую в мире профессию. Именно здесь, в Климовске, родился девиз «Достичь и превзойти», заимствованный отцом из лесковского «Левши». Здесь, в НИИ-61, пришло осознание важности системного подхода в работе, проявились организаторские и лидерские качества. И была подготовлена к защите кандидатская диссертация.

Шипунов вывел принцип безударного досылания в скорострельной артиллерии, ставший постулатом для дальнейших разработок. Нашел конструктора — Василия Петровича Грязева, с которым реализовал этот принцип. Вместе они создали более 10 пушек, многие из которых на вооружении Российской армии. А их главное детище того периода — высоко-стрельная пушка ГШ-23. Именно в Климовске были проведены все расчеты, прошли испытания.

– Аркадий Георгиевич на многое смотрел с иронией, — продолжает один из руководителей военного представительства Минобороны при Тульском КБП Николай Тархов. — Вот он как-то с улыбкой сказал: генерал Калашников сделал всего один автомат и пулемет и вооружил один род Вооруженных сил. А мы с Грязевым вооружили и авиацию, и сухопутные войска, и моряков. Если бы каждый из главнокомандующих этими родами войск дал бы нам на плечи по одной звезде, мы были бы генерал-полковниками.

В 1962 году Шипунов был назначен руководителем и генеральным конструктором в тульское ЦКБ-14, впоследствии «КБП» (которым он руководил до 2006 года, а затем оставался научным руководителем).

В 1964 году он, уже в должности руководителя тульского ЦКБ-14 был командирован в воюющий Вьетнам [4]. Вернулся, и сразу его к себе с докладом на Старую площадь вызвал секретарь ЦК КПСС Дмитрий Устинов, будущий министр обороны СССР. Именно он — об этом хорошо знали и военные, и оборонщики — был инициатором минимизации роли пушечного вооружения и одним из авторов решения о расформирования знаменитого Грабинского КБ. Но Шипунов не побоялся вступиться за классику.

— Во Вьетнаме американцы воюют с помощью весьма эффективных пушек «Вулкан»,— доложил он.— Все самолеты США ими оснащены. И в этом американцы нас обошли: противопоставить-то нечего, пушечная тематика закрыта…

Признаваться 36-летнему спецу, радевшему за пушки, в том, что этот ляп на его, Устинова, совести, он, конечно, не посчитал нужным.

— Кто закрыл? — слукавил Дмитрий Федорович.

— Специалисты такого рода всегда найдутся,— не выдал осведомленности Шипунов.— Нашелся бы такой, что открыл...

Правильно думал. Через три месяца вышло Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР о восстановлении работ по пушкам. Перед ЦКБ-14, которым руководил Шипунов, была поставлена серьезнейшая задача: оснастить авиацию скорострельными пушками.

Вдвоем с Грязиным они создали непревзойденную до сего дня серию малокалиберных пушек ГШ. Они применялись в авиации, в системах войсковой ПВО, стояли на всех кораблях ВМФ, а затем на бронемашинах и вертолетах.

За океаном первыми спроектировали, стали массово производить шестиствольные пушки и пулеметы по так называемой системе Гатлинга [6]. Однако их врожденным недостатком стал электрический привод вращения стволов, что неизбежно вело к значительному увеличению массы многоствольной системы, необходимости иметь надежный привод с непрерывной подачей электроэнергии.

Шипунов Аркадий Георгиевич и Василий Петрович Грязев - коллеги и единомышленники

А вот Шипунов с Грязевым спроектировали изящную и малогабаритную шестиствольную установку калибров 23 и 30 мм, которая по совокупности характеристик превзошла американский аналог. Главная отличительная особенность - вращение стволов осуществляется оригинальным газовым мотором, работающим на отводимых после выстрелов газах. В США такую гениальную простоту реализовать так и не смогли.

В 1965 году на вооружение принимается двуствольная авиапушка калибра 23 мм - ГШ-23. На вид очень простая система. Однако руководство стрелковым отделением фирмы "Дженерал электрик" дало задание своим конструкторам полностью ее скопировать, подогнав под свой калибр. Так появилось "американское" авиационно-артиллерийское изделие "GE-225". Возможно, просчитав все варианты, в США решили, что до конца ХХ века ничего лучше в этом калибре создать не получится, и предпочли просто украсть чужую разработку.

При этом Аркадий Георгиевич был не только талантливым конструктором вооружений, но и грамотным организатором. Под его руководством КБП стало одной из ведущих проектно-конструкторских организаций военно-промышленного комплекса России, мощным, наукоемким и инновационным центром, приобретя мировую известность и авторитет. А сам Шипунов стал основателем современной научно-конструкторской школы проектирования высокоточного управляемого и стрелково-пушечного оружия.

Пушка 2A42 на Ми-28Н

Под его руководством и на основе его конструкторских решений и идей был разработан целый ряд образцов артиллерийского и стрелкового вооружения, в том числе авиационные пушки ГШ-23 (которыми оснащалась почти вся советская, а затем и российская авиация), 2А42 (используется на БМП и вертолетах), ГШ-6-23, ГШ-30-1, ГШ-30-2, ГШ-6-30.

Вот что вспоминал сам Аркадий Георгиевич:

"В годы Великой Отечественной наша страна совершила технологическое чудо. Но была и обратная сторона победной медали. Эвакуированные заводы строились впопыхах, станки в 1945 году износились практически полностью. К тому же накопилась огромная физическая и моральная усталость. Страна-победительница оказалась истощена неимоверно.

А тут "холодная война", новая гонка вооружений, ядерный шантаж. Надо принимать новый вызов. Мы, молодые конструкторы и инженеры, пришедшие в оборонную промышленность после войны, не только как губка впитывали опыт наших старших товарищей, ковавших, как принято говорить, оружие Победы, но и сами себя настраивали на что-то запредельное. Работали практически без выходных и гораздо больше положенных 8 часов в день, старались не на самом передовом технологическом оборудовании и не из самых лучших материалов создавать изделия, превосходящие то, что выпускалось за океаном в несравнимо более благодатных условиях. И я уверен: гонку в стрелковом и артиллерийском вооружении мы не проиграли". Тут необходимо отметить, что Шипунов и Грязев в течении первых двадцати лет в отпуск не ходили.

В начале 70-х годов прошлого столетия помимо скорострельных артсистем под руководством Шипунова был разработан ряд противотанковых реактивных комплексов, опять же превзошедших западные аналоги.

Но при разработке первого противотанкового ракетного комплекса столкнулся с серьезными трудностями. Как вспоминал Шипунов, ночами не спал, так переживал и так много думал. Всё-таки тяжело прирождённому конструктору-артиллеристу было переходить к разработке управляемых ракетных противотанковых комплексов.

Его коллега Василий Бакалов вспоминал: «Вместе с ним мы готовы были вкалывать от зари до зари. Так и работали. Но с «Оводом» не получилось. Мы проиграли фирме из подмосковной Коломны... ».

Но нужно признать, что при потенциально равных технических возможностях, на сравнительных испытаниях все запущенные «Малютки» поразили цели, а большинство «Оводов» рухнуло в лес...

Таким было начало. Но молодой генеральный сделал правильные выводы. В министерство ушло предложение разработать новый ПТРК «Фагот», где были учтены все «детские болезни» предшествовавшего изделия. В новом полуавтоматическом комплексе действия оператора сводились к удержанию перекрестья прицела на танке, что значительно упрощало управление ракетой и повышало боевую эффективность ПТРК. На предприятии тогда начал эффективно функционировать НТС. В комплексе с организационными и экономическими мероприятиями это обеспечило стратегическую линию на совершенствование вооружений ближнего рубежа и соответствующее развитие КБ минимум на 15 лет.

После «Фагота» родилась идея сделать ПТУРС, который конструктивно был бы близок ручному гранатомету, но стрелял очень точно, как управляемая ракета. Проект назвали «Метис». В 1977 году успешно закончились госиспытания. Разработали самую легкую в мире управляемую ракету весом 3,5 килограмма с дальностью стрельбы тысяча метров. В состав бортовой аппаратуры входили проводная линия связи, трассер и простейший рулевой привод, работавший от энергии набегающего потока воздуха.

Комплекс приняли на вооружение, после чего он был модернизирован и действовал на расстоянии уже 1500 метров, пробивая 800-мм броню. Решения оказались настолько удачными, а ПТУРС так эффективен, что до сих пор находится в арсенале российских Сухопутных войск и ВДВ, а также армий целого ряда стран.

КБП в период руководства Шипунова принадлежит более 80 уникальных образцов военной техники: ПТРК «Конкурс», танковые ствольные ТУРС «Рефлекс», «Бастион», «Шексна», переносные ПТРК«Метис», «Фагот» и «Корнет», огнемёт Рысь, управляемые дальнобойные артснаряды «Краснополь» и «Китолов» (САУ и гаубица Д-30) , ЗРК на гусеничном ходу «Тунгуска», ЗРАК «Кортик»«-Каштан» экспорт, ПТРК «Вихрь» для Ка 50, Ка52. самолётов Су25, Су39, катеров. Таким диапазоном и высочайшей интенсивностью выполнения разработок в 80-е годы не могла похвастаться другая конструкторская фирма.

Заслуга Шипунова - создание научно-конструкторской школы, оснащение предприятия высокоэффективными станками, ввод в строй испытательной базы стрелково-пушечного вооружения, разработка и изготовление уникального стендового оборудования.

Каждое КБ в условиях кооперации сильно прежде всего прочными связями со смежниками. Шипунов не отгораживался от проблем смежников. Наоборот – порой бросал в помощь партнерам целые бригады специалистов.

Примеры помощи: разработка конструкции наземной аппаратуры комплекса «Фагот», ППН 1К13 танков Т-72 различных модификаций, решение сложных технических проблем по системе стабилизации «Тунгуски» и ГСН выстрела «Краснополь» ЛОМО.

Возникали проблемы и с запуском серийного производства разработанных образцов: при освоении комплексов ПТРК«Фагот» на кировском «Маяке», полуавтоматический ПТРК 2 поколения «Метиса» на Вятско-Полянском мехзаводе, выстрела ЗУБК10 на Тульском машиностроительном, снаряда «Краснополь» в Ижевске. Другая большая проблема, которую пришлось решать, – создание собственной стендовой базы. Введенная в 1973 году в эксплуатацию испытательной станции с шестью стрельбовыми кабинами, включая 100-метровую трассу, она позволила поднять процесс тестирования на новый уровень.

Лишь благодаря неимоверным усилиям Шипунова был сохранен основной профиль разработок. А для «гражданки» запущены культиваторы и лазерные медицинские приборы. Но не они позволили предприятию выжить в тяжелые времена, а параллельные работы над созданием ручного оружия, в частности пистолетов-пулеметов, объем выпуска которых был доведен до двух тысяч единиц ежемесячно. Эта продукция благодаря дальновидности Шипунова позволила предприятию преодолеть самый трудный период безденежья. Именно тогда была начата разработка комплекса «Панцирь-С1» шедевра Шипунова.

К тому времени на вооружение войск ПВО уже поступило несколько вариантов системы С-300П с высокими характеристиками. Началось списание устаревших комплексов С-75, С-125, обеспечивавших эшелонированное построение ПВО страны. В результате Войска ПВО оказывались без оружия, защищавшего как отдельные объекты, так и их самих от ударов с малых дистанций и высот.

В КБП выдвинули идею нового комплекса, который мог использоваться в качестве средства ближнего рубежа в эшелонированной системе ПВО наиболее важных объектов и войск. Так рождался «Панцирь-С1», который должен был базироваться на использовании радиолокационной станции мм-диапазона, тепловизионной системы с аппаратурой автоматического сопровождения цели и ракетно-пушечного вооружения. От комплекса требовались чрезвычайно быстрая реакция, способность противостоять широкому спектру даже перспективных воздушных средств нападения, включая крылатые ракеты и беспилотные летательные аппараты, а также борьба с наземными и надводными целями.

Многим показалось, что будет логичнее создать «умную» ракету, которая сама сможет находить и сбивать цель. «Но мы, хотя и действовали во многом интуитивно, пошли другим путем – убрали с ракеты все лишнее, сделали ее максимально простой и быстрой», – напишет потом в воспоминаниях Аркадий Шипунов. А размещение на установке средств наведения позволило использовать более сложные алгоритмы, выполнять максимально глубокую фильтрацию и обработку сигналов.

Но КБП вновь серьезно подвело одно из предприятий кооперации, сорвавшее разработку и поставку РЛС. И тогда Шипунов принял неординарное решение: самим взяться за ее создание, причем в сжатые сроки, хотя подобной компетенции предприятие не имело. То был один из самых драматичных эпизодов. Ведь срыв контракта с инозаказчиком грозил крахом предприятию и ставил под сомнение авторитет России на международной арене.

Большую роль в решении задачи сыграл тогда коллега Шипунова – конструктор Леонид Рошаль, который нашел специалистов-единомышленников. За работу взялись на петербургском заводе «Магнетон». Приемопередающую антенну сконструировали в ЦКБА. Блок обработки сигналов сделал небольшой коллектив НИИ МВТУ. Полноразмерная фазированная решетка содержала несколько тысяч элементов фазовращателей.

Поломали голову и над ракетой. Она, как и в «Тунгуске», получилась би-калиберной, но с более значительной разницей в диаметре стартовой и маршевой ступеней, скоростной и мощной боевой частью. Отдельно решалась задача создания стартового двигателя на смесевом топливе. В результате ракета впервые перестала быть ограничивающим фактором для комплекса. Точность ее попадания на максимальном расстоянии составила единицы метров, что позволило говорить об увеличении эффективной дальности почти в три раза.

О «Панцире» узнали за рубежом. Был подписан контракт с Объединенными Арабскими Эмиратами. Событие оказалось беспрецедентным для ОАЭ, где многие десятилетия безраздельно господствовали военно-промышленные фирмы из США, Англии, Франции.

Постепенно максимальная величина зоны поражения ЗРПК достигла 20 километров. В составе комплекса появились автономный оптический пост и твердотельная РЛС с АФАР. На боевой машине размещались 12 ракет и две 30-мм пушки, что позволяло в течение минуты обстреливать 12 целей. Требовательность Шипунова к испытаниям и его прозорливость сработали в нужное время, обеспечив выход на мировой рынок супероружия. В Сирии Шипунову удалось сделать доклад президенту Хафезу Асаду и ЗРПК «Панцирь» оказался в сирийской армии.

Когда в 2006 году случился очередной военный конфликт между Израилем и палестинцами, произошло то, что по меркам западных стандартов произойти не могло никак. Всего один оператор палестинской "Хезболлы" подбил 11 танков "Меркава", до того считавшихся неуязвимыми. Стрелял он тульскими "Корнетами" — ПТРК нового поколения с лазерным каналом управления.

"Сытый человек меньше склонен к творчеству", - отвечал Шипунов тем, кто сетовал на скромную зарплату конструкторов в то смутное время. Он работал за идею.

В начале 1990-х Шипунову, которого считали типичным "красным директором", предрекали крах руководимого им предприятия.

Презрев все катастрофические прогнозы «доброжелателей», он сумел добиться для КБП прав свободного выхода на мировой рынок и заключение экспортных сделок. Он увеличил экспорт противотанковых управляемых ракетных комплексов, прежде всего - "Корнета" и сумел заключить немыслимую сделку с ОАЭ на создание для них зенитных ракетно-пушечных комплексов "Панцирь".

Шейхи, несмотря на противодействие США, оплатили своими нефтедолларами разработку, испытания и запуск в серию в России самого мощного на сегодня зенитного комплекса ближнего боя. Контрактом с ОАЭ Шипунов спас не только родное предприятие, он сумел создать новый тип зенитной ракетно-пушечной системы для ПВО России, прежде всего ПВО Сухопутных войск. Сегодня эта система поставляется не только на экспорт, она охраняет пусковые позиции ЗРК С-400, сопровождает колонны "Тополей". Ставится на корабли ВМФ.

На территории бывшего завода по производству комбайнов сейчас располагается входящее в состав КБП уникальное предприятие «Щегловский вал», выпускающее ЗРПК «Панцирь» не только для армии России, но и для иностранных заказчиков. Здесь также изготавливают боевые модули «Бахча-У», «Бережок», «Берег».

«Щегловский вал» стал очередным достижением выдающегося конструктора Шипунова. Именно ему этот уникальный промышленный комплекс обязан своим рождением.

В 90-х годах, когда экономическая ситуация в России была очень тяжелой.

Конструкторы бронетанковой техники тогда заканчивали разработку боевого отделения для БМД-4. И опять встал вопрос, где эти отделения производить. Либо на базе Курганского завода или на Уралвагонзаводе. Но Шипунов тогда уже знал решение этой проблемы - «Щегловский вал!

На тот момент твердый заказ ни на «Бахчу» (универсальный боевой модуль для БМП-2, БМП-3, БТР-90, БМД-4, БМД-4М, а также для катеров, кораблей), ни тем более на «Панцирь» Минобороны России обеспечить Конструкторскому бюро приборостроение не могло.

Работы по зенитному ракетно-пушечному комплексу КБП вело не только за счет частичного финансирования со стороны Объединенных Арабских Эмиратов, но и вкладывая собственные средства.

В начале 2000-х годов, когда на очередном совещании с представителями Минобороны по «Панцирю» они высказали претензии, что часть работ ведется за счет денежных средств ОАЭ, Шипунов резко парировал: «Если бы я только сосал вашу «сиську» и не подпитывался от других, то давно бы уже сдох».

Пуск «Щегловского вала» потребовал подготовку собственных специалистов!

«В кратчайшие сроки «Щегловский вал» приступил к производству продукции как на экспорт, так и по государственному оборонному заказу. В 2004 году началось производство модулей для БМД-4, а в 2006-м уже ЗРПК «Панцирей». Коллектив рос ежегодно, чуть ли не помесячно. Новые специалисты требуются и сейчас. С 2017 года по 2020 год производственные мощности выросли в три раза и вся продукция КБП сосредоточена на этой площадке «Щегловского вала».

В 2009 году в КБП приступили к разработке станции обнаружения целей боевой машины. В начале 2012-го была сдана первая партия боевых машин с новой станцией, а 16 ноября того же года «Панцирь-С1» был принят на вооружение Российской армии, захватив лидерство в своем классе на 20 лет. Сегодня в нем используется уже многорежимная адаптивная радиолокационно-оптическая система управления с элементами искусственного интеллекта, модульным принципом построения боевой машины. Создана новая РЛС, станция обнаружения целей, появились высокоскоростные ракеты. В 2018 году Российская армия получила ЗРПК «Панцирь-СМ». И это прямое продолжение дела Шипунова.

Под руководством Шипунова КБ приборостроения стало одной из ведущих проектно-конструкторских организаций ОПК. При этом он сам автор 427 научных трудов и 740 изобретений, что, вероятно, является абсолютным рекордом. Стал академиком РАН, возглавил кафедру «Производство автоматизированных комплексов» в Тульском госуниверситете, председательствовал в докторском диссертационном совете. Помимо «Золотой Звезды» Героя Социалистического Труда отмечен орденами Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», несколькими российскими наградами, многочисленными премиями.

Аркадий Шипунов: «Несомненно, и важно, и необходимо, чтобы Тула по-прежнему оставалась оружейной столицей, но не в понятиях улиц Курковая, Мосинская, Дульная, Ствольная. Сейчас другие времена, другие песни. Это высокоточное оружие. И это надо иметь в виду. Время массовых армий прошло. Поэтому необходимо, чтобы больше усилий шло на новую технику, технологии. Я думаю, что тулякам посильно удержать звание оружейной столицы».

«Мне нравится то время, которое прожил, – скажет однажды Шипунов. – Понимаете, я видел все: родился во времена НЭПа. Стоял в очередях за хлебом. Видел голодающую деревню и резкий подъем 1934 года. Я видел войну. И поверьте, мы, пацаны, хорошо знали нашу технику. Но также я видел, как за время перестройки разрушили все то, что было создано и накоплено даже при царе. Я помню, как ценой неимоверных усилий удалось переломить эту тенденцию и как промышленность пошла вверх». Аркадий Шипунов: «Иногда меня спрашивают: чувствую ли я себя счастливым человеком? И я говорю: да… С тех пор, как помню себя, и по сию пору, потому что всегда чувствовал себя свободным и никогда не прогибался. Человек счастливый занимается тем, к чему душа лежит, и его не погоняют каждый день. Счастливый человек живет самостоятельно, по своему разумению. При этом он, естественно, принимает на себя и ответственность».

Под руководством Шипунова ЦКБ-14 ( с 1992 года ГУП "КБП") стало одной из ведущих проектно-конструкторских организаций оборонной промышленности страны, коллективом которого с 1962 г. по настоящее время разработаны и находятся в серийном производстве более 120 высокоэффективных образцов, принятых на вооружение Советской и Российской Армии.

Во всех программах, которыми занимается КБП, российская оборонная отрасль превосходит Запад [8]. Тратя, что немаловажно, значительно меньше средств. Один пример. Для нового вооружения вертолетов американцы выделили своему ВПК 13 млрд долл., Шипунов попросил 50 млн долл. И сделал систему лучше. Под научным и техническим руководством Шипунова велась разработка специальных роботизированных систем с элементами искусственного интеллекта. Вот откуда у «Чёрной акулы» и «Аллигатора» появились системы управления огнём с элементами искусственного интеллекта!

Шипунов и Грязев создали (по аналогии с системой Менделеева) «периодическую систему» стрелково-пушечного вооружения. К ней же можно отнести и цельную систему высокоточного вооружения различного назначения, и «управляемую пулю системы Шипунова», как назвал ее сам конструктор (работа под кодовым названием «Фломастер»).

Аркадий Георгиевич был, если можно так выразиться, эстетом от науки, от техники, нередко говорил: «Какое красивое, изящное решение!». Научная плодотворность его вызывала восхищение. Во время празднования одного из юбилеев его спросили, есть ли у него новые проекты? «Беда, что их много», – был ответ.

Одной из таких «бед» стала разработка самого легкого пистолета в мире (всего 450 граммов) ГШ-18. Его можно носить уже с патроном в патроннике, значит, использовать очень быстро. Пистолет принят на вооружение во все силовые структуры России. После появления ГШ-18 некоторые западные разработчики стали использовать при производстве своего оружия определенные схемы, разработанные Шипуновым и Грязевым.

Идеи и наработки Шипунова широко применяются и в создании гражданской продукции: металлообрабатывающего и швейного оборудования, медицинских лазерных приборов, биотехнологических производств.

Подчинённые Шипунова до сих пор с гордостью называют себя «Подшипниками»!

Аркадий Георгиевич был великим семьянином: он был, по сути, отцом и для тех, кто работал с ним, и конечно, очень любил свою семью. У него две дочери, пятеро внуков, правнуки...

– Как говорят все, кто знал моего отца, он никогда и никого не предавал и не продавал, – рассказывает Татьяна Аркадьевна Саклакова. – Он до конца дружил с руководителем Тульской области Василием Стародубцевым, несмотря на тянущийся за тем след мятежного ГКЧП. Часто говорил: «Во всем я опираюсь на Стародубцева». Василий Александрович ценил отца и где мог, помогал.

И все же в 2006 году Шипунова неожиданно для него сняли с должности. Отстранение от работы выбило у него почву из-под ног. Этим, вероятно, он был подкошен и физически, при его могучем здоровье. История тянулась несколько месяцев. Был применен иезуитский прием с конкурсом, в котором участвовали два кандидата – Шипунов и «варяг» из Центра. Судьи – чиновники. Отвечать на почти сотню вопросов – крайне унизительно для человека, трудами которого создана фирма, а теперь имеет большие заказы на поставку военной техники для зарубежных заказчиков.

Конкурент на конкурс не явился. И мероприятие объявили несостоявшимся, перенесли на более поздний срок. Через неделю процедуру повторили. В этот раз Шипунов не поехал. Он просто по привычке просчитал: и во второй раз конкурент не явится, и в третий, пока там будет Шипунов. И конкурент, молодой «шустрый эффективный» как его прозвали за глаза старожилы КБП финансовый менеджер, «победил»... Но и то, что отобрали его детище – КБП, Шипунов пережил мужественно, оставшись научным руководителем, он был бойцом во всём.

У Шипунова было парадоксальное мышление. Однажды на приеме в Кремле он оказался рядом с тогда еще митрополитом, а ныне патриархом Кириллом. Беседа их изобиловала цитатами различных, в том числе религиозных источников. Кирилл спросил Аркадия Георгиевича, верующий ли он. «Я православный атеист», – ответил Шипунов. Кирилл засмеялся и поблагодарил за душевную беседу.

К наградам А.Г. относился спокойно, даже снисходительно. Цитировал Пушкина: награда это «…яркая заплата на бедном рубище певца». Орден «Знак почета» называл «веселые ребята» – за нарисованные две фигурки. Носил только звезду Героя и значок академика РАН.

А еще он был предсказателем, пророком. Многие его «сумасшедшие» идеи потом осуществлялись. Вот одно из утверждений Аркадия Георгиевича, очень актуальное сегодня: «Третьей мировой войны, как ее представляют себе обыватели, я думаю, не будет. Она будет, если можно так выразиться, рассеяна по регионам, по частным конфликтам. А если посмотреть правде в глаза, то она как раз сейчас и идет. И это война высокоточного оружия. Позиции традиционного вооружения будут утрачены».

Говорил он, по сути, о гибридной, сетецентрической войне идущей сейчас …

Аркадий Шипунов в последние годы жизни был тяжело болен. Последние годы жизни вынужден был передвигаться на костылях. Незадолго до смерти попросил перевезти его из столичной клиники в Тулу. Он умер у себя дома 25 апреля 2013 года. Его похоронили в Москве, на Троекуровском кладбище, рядом с женой.

«Мне нравится время, которое прожил», – подвел итог сделанному Аркадий Георгиевич Шипунов незадолго до своего ухода...

Но умирая такие люди не уходят от нас. ТОЛЬКО ВДУМАЙТЕСЬ: ИТОГ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЕЛИКОГО УЧЁНОГО И КОНСТРУКТОРА - 740 изобретений, 120 образцов вооружений, 427 научных трудов!!!

Аркадий Шипунов сказал своим товарищам, когда в 2006 г. был вынужден отойти от управления предприятием: «Мы создали организацию, направления, которые обеспечили и сейчас обеспечивают превосходство России. Мы оказались той фирмой, которая по приказу страны превзошла всех». Замечательные слова! Сейчас предприятиям «оборонки» явно не хватает руководителей такого масштаба.

Гордостью КБП являются его люди – талантливые конструкторы и рабочие. Более 1000 человек награждены государственными наградами и почетными званиями. На предприятии работают 15 докторов наук, 70 кандидатов наук, 1 академик РАН, 2 академика Российской Академии ракетно-артиллерийских наук, 65% сотрудников имеют высшее или среднее профессиональное образование. На предприятии работают несколько тысяч рабочих и инженеров, подавляющая часть которых потомственные оружейники, чьи отцы и деды ковали славу тульского русского оружия в былые века, их потомки продолжают эти славные традиции в наши дни.


Сергей Павлович Непобедимый и Аркадий Георгиевич Шипунов навсегда войдут в историю российского оружия как великие конструкторы, выдающиеся ученые, мудрые и проницательные руководители, талантливые организаторы производства, как беззаветные патриоты своей горячо любимой России!

ПЕРЕЧЕНЬ ССЫЛОК

1) https://cont.ws/@hodanov/20847... Непростой век конструктора Непобедимого

2)  https://sdelanounas.ru/blogs/2...

3) https://tass.ru/armiya-i-opk/1...

4) http://www.calend.ru/person/73...

5) http://vpk-news.ru/articles/33...

6) https://rg.ru/2013/05/08/shipu...

7) http://nvo.ng.ru/realty/2016-1...

8) Аркадий Шипунов. Гениальный русский оружейник. Блог Ходанов  https://cont.ws/@hodanov/58130...

Зачем им мир, который нельзя грабить?

Глобальный системный кризис оставляет всё меньше надежд на мирное его разрешение, а значит, «наши западные партнёры» просто обречены воевать с Россией. "Хорст Вессель" уже звучит над Европой. Они пойд...

Правда и её варианты

Часто слышу, читаю мнение, что «если бы мы смогли донести до людей правду», то и кризис украинский давно бы разрешился, и сами украинцы устыдились бы и вновь стали русскими, с энтузиазм...

А что делали США во Вьетнаме?
  • Conrat
  • Вчера 11:12
  • В топе

Троллинг дня - Мэтт Ли пытается уточнить у спикера Госдепа Миллера, как США могут упрекать Россию в присутствии на Украине после своей истории с Вьетнамом: - Вы говорите об уставе ООН, территориа...

Обсудить