Новое видео ФАБ-3000 в Телеграм Конта

Наци-фаши измы как благо и что здесь правда по сути

17 1751

В 1941 году, за несколько недель до нападения на Советский Союз, Гитлер произнес свои знаменитые слова: «Борьба за мировую гегемонию в Европе будет выиграна путем обретения русского пространства… Русское пространство – это наша Индия, и так же, как англичане правят там всего лишь горсткой своих людей, так и мы будем править этим нашим колониальным пространством. Украинцам мы привезем головные платки, стеклянные бусы как украшения и другие вещи, которые нравятся колониальным народам».

Свое представление о будущем русских людей Гитлер передал в другой известной формулировке того же года: «Нашей Миссисипи должна стать Волга, а не Нигер». Река Миссисипи была той границей, за которую третий президент США Томас Джефферсон собирался изгнать индейцев

Гитлер же был убежден, что англосаксы, которые «сократили численность миллионов краснокожих до нескольких сотен тысяч и держат скромный остаток в клетке под наблюдением», подали немцам правильный пример того, как нужно поступать с русскими. По его мнению, «на Востоке Германии», то есть в России, подобный процесс должен был стать «повторением завоевания Америки».

Гитлер недаром называл русских «краснокожими». Его война против СССР была всего лишь еще одной колониальной войной Запада. Все зверства гитлеровцев, массовые убийства, переселение, превращение людей в рабочий скот, были опробованы в начале двадцатого века, когда немцы устроили геноцид народов гереро и нама в Юго-Западной Африке. Аналогичные преступления совершали французы, голландцы, бельгийцы, американцы, англичане. 

Эме Сезер писал в «Речи о колониализме», что когда утром люди просыпаются и с удивлением видят в своем мире самый настоящий нацизм, причина этого проста: «Однажды они уже простили его, закрыли на него глаза, узаконили его, потому что до сих пор он применялся только к неевропейским народам». 

«Фашизм уже давно был знаком Индии под именем империализма», писал Джавахарлал Неру, постоянно подчеркивавший, что борьба за свободу Индии была частью мировой борьбы против фашизма и империализма.

Борьба за свободу народов Советского Союза 1941-1945 годов была частью мировой борьбы против фашизма и империализма. 

Увы, в какой-то момент мы об этом забыли, поддавшись искушению объявить свою борьбу исключительной. В каком-то смысле – по размаху военных действий, по напряжению сил, по числу жертв – это и в самом деле было так. Но это было неправдой по сути

Приняв эту неправду, мы ступили на скользкую почву. Согласившись признать исключительный характер нашей борьбы, мы поддержали удобную для Запада трактовку, согласно которой и немецкий нацизм был совершенно исключительным явлением, вроде высадки марсиан в графстве Суррей, описанной в романе Герберта Уэллса. 

Ведь палачи индейцев и индийцев старательно делали вид, что не имеют со своим учеником Адольфом ничего общего, приписывая феномен гитлеризма немецким национальным особенностям, загадочному движению под названием национал-социализм, нюансам истории Германии и злому гению Гитлера – «психопата, который мог явиться только среди гуннов».

Однако фашизм существовал до Гитлера и никуда не делся после 1945 года. По окончании войны западные демократии нашли "пленным нацистам" работу по специальности, отправив их служить в свои карательные войска в колонии. Так, например, голландские эсэсовцы были отправлены сражаться с национально-освободительным движением в Индонезию, а немецкие эсэсовцы, попавшие в плен к французам, – в Индокитай. 

Печальная правда состоит в том, что гитлеровские палачи и после 9 мая 1945 года продолжали убивать людей в странах третьего мира – на этот раз уже в союзе с французами и англичанами.

Нацизм нельзя было признавать исключительно немецким явлением, поскольку это позволяло коричневой чуме и дальше распространяться по западному миру под другими именами. 

Об этом предупреждали многие. Симона Вейль писала, что импульс, лежавший в основе гитлеризма, играл и играет чрезвычайно важную роль в истории, культуре и повседневных мыслях всего Запада. По ее мнению, Гитлер был реинкарнацией стойкого западного феномена. Вейль подчеркивала, что нельзя мерить одной мерой фашизм в Европе, и совершенно другой – тот же самый фашизм, хотя бы даже французский, в колониях. Этих же взглядов придерживался Уильям Дюбуа. Он отмечал, что «не было такого нацистского зверства – концентрационных лагерей, массовых увечий и убийств, растления женщин или ужасного богохульства в отношении детства, – которое Европа давно не практиковала бы против цветных людей во всех частях света во имя и во благо высшей расы, рожденной править миром».

Об этом же говорили в своих книгах и выступлениях Эме Сезер и Франц Фанон. Сартр писал, что «республиканцы во Франции являются фашистами в Алжире». Философ указывал, что «колониализм заражает молодых французов расизмом и заставляет их гибнуть во имя нацистских принципов», тех самых, против которых сражалось французское Сопротивлениe, и призывал помочь фашизму умереть – «повсюду, где он существует». 

В широко известной «Речи о геноциде» Сартр констатировал, что война американцев с народом Вьетнама тоже идет по лекалам Гитлера: «Он убивал евреев, потому что они – евреи. Американские вооруженные силы пытают и убивают во Вьетнаме мужчин, женщин и детей, потому что они вьетнамцы».

Сартр и многие другие интеллектуалы предостерегали: фашизм не побежден, он продолжает свое победное шествие. Но мы все больше соглашались с западной пропагандой, представлявшей нацизм исключительно немецким явлением, ограниченным временными рамками с 1933 по 1945 год. 

Причины этого понятны – мы чувствовали благодарность за поставки по ленд-лизу, за второй фронт, нам мешало русское миролюбие, мешало наше великодушие, мешала нашa порядочность. 

Эти достойные всяческих похвал качества сильно мешают во время возмездия. Мы считали память о встрече на Эльбе священной.

Впрочем, была еще одна причина. Нам очень хотелось видеть себя в одном лагере с «белыми и прогрессивными» – с теми, кого мы со времен Петра почитали своими учителями. Согласно этой убаюкивающей трактовке, мировое зло было побеждено союзными державами в сорок пятом, и теперь всем оставалось только договариваться о мирном сосуществовании да поругивать поверженный гитлеризм. 

Что, собственно, мы и делали. «Хуже немецкого фашизма ничего нет», говорили мы, словно бы не было избиения ирландцев и индейцев Америки, массовых убийств чернокожих в США, растерзанной Африки, голода, организованного англичанами в Бенгалии, геноцида народов Азии, Латинской Америки, Австралии и Океании, интервенций по всему миру.

«Хуже немецкого фашизма ничего нет», говорили мы, когда американцы выжигали вьетнамские деревни. «Хуже немецкого фашизма ничего нет», говорили мы, когда сыпались американские бомбы на маленькую Камбоджу. «Хуже немецкого фашизма ничего нет», говорили мы, когда англо-американская коалиция терзала Ирак. 

Но чем массовые убийства и пытки всех этих людей, совершенные западными расистами ради каких-то своих экономических и политических выгод, принципиально отличались от того, что пережили мы сами в период Великой Отечественной?! Сейчас у нас принято возмущаться заявлениями западных политиков в стиле «это другое» о геноциде мирного населения Донбасса. 

Но разве мы сами не приняли формулу «это другое» по отношению к индейцам, латиноамериканцам, азиатам и африканцам?              

Немецкий фашизм означал только одно - перенесение колониальных методов в Европу. 

Объявив гитлеровский фашизм исключительным, самым страшным в мире явлением, оторвав фашизм от его корня – колониализма, мы утратили понимание происходящих в мире событий и перестали держать нашего врага в фокусе. 

Mы праздновали свою «окончательную победу» над коричневой чумой, a Запад продолжал совершать преступления против человечества, собирал новую империю и готовился к новым войнам. Готовился к тому, чтобы после индейцев, африканцев, латиноамериканцев, вьетнамцев, индонезийцев, арабов однажды снова и окончательно заняться русскими.

Сейчас неоколониальный расистский Запад осуществляет на Украине старый план Гитлера, согласно которому украинцам обещаны стеклянные бусы, а русским – смерть. Видеть это неприятно. Намного комфортнее было считать, что мы вместе с просвещенными народами совладали с исключительным мороком немецкого фашизма. 

Но это было ложное представление, и оно вело нас к пропасти. Прозрение дает нам шанс, которого у слепых не было.

Наци-фаши измы возведены во благо уже несколько веков и это правда по сути.

Потому что фашизм – это не только крики «хайль!» и «слава Украине!». Фашизм – это разделение людей на грязных и чистых, отсталых и развитых, на тех, кого можно и кого нельзя. И тогда превращения одних в жертвы, а других в зигующую свору не избежать.


По материалам статьи "Мы напрасно думали, что победили фашизм" Дмитрий Орехов: 

https://vz.ru/opinions/2023/5/...

ЗА МОСКВУ ИЗ РУССКИХ СНОВ!

Всем доброго здоровья! Фотография из свободного доступа в интернете 20 июня 2024 года, на 82-ой внеочередной конференции Московского городского отделения Политической партии ЛДПР, в со...

«Пророссийские» на Украине: Александр Вилкул

Владимир Путин заявил, что власть на Украине в лице Зеленского не легитимна. И это так! Но Владимир Владимирович сказал, что пока еще легитимна Верховная Рада. Возможно у президента ест...

Обсудить
  • Надо бороться с фашизмом чтобы он не мешал заселять РФ азиатами и кавказцами.
  • :thumbsup:
  • :thumbsup: :exclamation: Если же копнуть глубже... «Истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, даёт тебе: да не пощадит их глаз твой» (Втор., 7:16). «И будет Господь, Бог твой, изгонять пред тобою народы сии мало-помалу; не можешь ты истребить их скоро, чтобы [земля не сделалась пуста и] не умножились против тебя полевые звери; но предаст их тебе Господь, Бог твой, и приведёт их в великое смятение, так что они погибнут; и предаст царей их в руки твои, и ты истребишь имя их из поднебесной: не устоит никто против тебя, доколе не искоренишь их» (Втор., 7:22-24). «И знай в сердце твоём, что Господь, Бог твой, учит тебя, как человек учит сына своего» (Втор., 8:5). «Тогда сказал Господь Иисусу (Навину): вот, Я предаю в руки твои Иерихон и царя его, [и находящихся в нём] людей сильных…» (Нав., 6:1). «И предали заклятию всё, что в городе, и мужей и жён, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, [всё] истребили мечом» (Нав., 6:20). «А город и всё, что в нём, сожгли огнём; только серебро и золото и сосуды медные и железные отдали, [чтобы внести Господу] в сокровищницу дома Господня» (Нав., 6:23). «…вспомнил Я о том, что сделал Амалик Израилю, как он противостал ему на пути, когда он шёл из Египта; теперь иди и порази Амалика [и Иерима] и истреби всё, что у него; [не бери себе ничего у них, но уничтожь и предай заклятию всё, что у него;] и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла» (1-я Цар., 15:2-3). «И собрал Давид весь народ и пошёл к Равве, и воевал против неё и взял её. И взял Давид венец царя их с головы его, – а в нём было золота талант и драгоценный камень, – и возложил его Давид на свою голову, и добычи из города вынес очень много. А народ, бывший в нём, он вывел и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи. Так он поступил со всеми городами Аммонитскими. И возвратился после того Давид и весь народ в Иерусалим» (2-я Цар., 12:29-31). О том же рассказано и в 1-й книге Паралипоменон, 20:3. В наши политкорректные дни некоторые теологи уверяют, что перевод неверный. Что на самом деле добрые израильтяне вовсе не уничтожили технически продвинутых аммонитян, а всего-навсего разрушили пилами, железными заступами и топорами их города. А жителей они вывели к себе, и во славу Бога велели делать кирпичи в обжигательных печах, и так с помощью «гастарбайтеров» смогли построить храм Соломонов... (ц)
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • С текстом статьи в целом согласен, с заголовком согласиться сложно. Фашизмы, нацизмы и благо у меня в голове плохо уживаются в одном предложении без слова "не".