Турецкие банки вводят российскую платежную систему \"Мир\", США заблокировали поставки РСЗО Himars на Украину

Капитан Очевидность

5 1134

В воздухе разлит запах паники и топлёного шоколада. Ко мне оборачивается юное, искажённое страхом лицо, и девушка кричит:

— Да что тут происходит?!

— Универмаг горит, поэтому из-за паники люди толпятся возле выходов, не давая друг другу пройти, — спокойно отвечаю я. Она, как ни странно, успокаивается.

Рядом с нами падает горящая балка, высекая сноп искр. По полу разлетается обуглившееся с одного бока печенье, и я беру её за руку и под треск огня вывожу из опасной зоны, едва не подскальзываясь на овсяном. Никогда его не любил.

Девушка висит у меня на локте, полубесчувственная от дыма, и я выношу её к аварийному выходу. На полочке лежит рупор, и я улыбаюсь.

Пришло время показать им свою истинную силу.

***

Мемуары описывают жизнь с начала, поэтому я начну с детства.

Мать моя — изумительная женщина, красивая, как Венера, и размеров примерно тех же. Об отце я знаю не так много. Мне досталось от него рассудительное мышление, отчество Чингизович, немного азиатский разрез глаз и дурацкая фамилия. Маме от него досталось куда больше, но алименты в этот список не входят, поэтому об отце мы говорили весьма нечасто.

Я же — Олег. У всех людей есть свои недостатки, это — мой основной. Ещё мне часто говорили, что я как-то странно сужу о вещах. Особенно часто это говорила мама.

— Кот опять надудонил в мои туфли! — слышал я её крик и отвечал:

— А вот если бы ты не оттаскала его вчера за шкирку, когда он вознамерился съесть фикус, этого бы не произошло.

После я часто бывал оттаскан сам. Мать считала, что я над ней издеваюсь, а я просто чувствовал потребность указывать людям на простые вещи с точки зрения логики.

Моя первая любовь часто смеялась над этим.

— Олеж, а что бы ты сделал, если бы я умерла? — спрашивала она и игриво стреляла в меня глазками, сидя на парте и болтая ногами.

— Вызвал бы скорую, милицию, затем поставил в известность твоих родителей, — говорил я, удивляясь, а она смеялась и целовала меня в макушку. Потом она уехала из города, а через год прислала мне письмо с приглашением на свадьбу. Я приехал.

— Ох, Ирочка, милая моя, совет да любовь! Детишек вам побольше… — причитала её мама, орошая слезами фату.

— Так вон один уже на подходе, — указал я ей глазами на животик. Воцарилось неловкое молчание, а потом Ира расхохоталась и обняла меня. Не понимаю, почему, — я просто внёс ясность, — но мне было приятно.

— ...Не спорить! Командир всегда прав!

— Командир прав в том случае, если его аргументы верны, а точка зрения, которой он придерживается, обоснована и общепринята. А вы, трищ старшина, действительно неправильно застегнули пуговицы.

Армия мне понравилась. Нередко я был бит, но, наверное, за дело. Моё мышление нравилось людям, но часто вызывало пререкание. Вернувшись на гражданку, я обнял мать, сказал ей, что нашёл своё предназначение, и сменил одну форму на другую. Милиция приняла меня.

Продравшись через лейтенантство, я наконец догрохался до четырёх звёзд. Много всего встречалось на моём пути. Товарищи почему-то смеялись до слёз, когда я говорил убитому при задержании преступнику, что он имеет право хранить молчание. Акт о пропаже разбитого окна из обворованной квартиры до сих пор висит на стенке. Вероятно, я чего-то не понимаю в этой жизни.

— Вызов с Третьей Советской, капитан… Господи, ну и фамилия у вас, — невольно вырвалось у младшего лейтенантика, и он ойкнул.

— Какая есть, лейтенант. Что там?

— Там пожар. Горит универмаг, сообщают о мародёрстве. Преступники выгребли наличность из кассы и скрылись через чёрный ход, а напоследок закинули покупателям подарочек. Бригада пожарных уже едет, но мы…

— Мы ближе. Ладно, — я встал, подтянул пояс, — поехали.

Так я и оказался в горящем кондитерском отделе. Надувались и лопались маршмэллоу, девушка без сил привалилась к стене, а я взял рупор и во всю силу своих лёгких проорал:

— ПОЖАЛУЙСТА, БЕЗ ПАНИКИ! ЗАКРОЙТЕ ДЫХАТЕЛЬНЫЕ ПУТИ ТРЯПКОЙ И ДВИГАЙТЕСЬ НА ГОЛОС. АВАРИЙНЫЙ ВЫХОД СВОБОДЕН!

— Мент, ты чо? Мы горим! — услышал я слабый крик.

— ЕСЛИ БЫ ВЫ ГОРЕЛИ, ВМЕСТО ЧЛЕНОРАЗДЕЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ Я БЫ СЛЫШАЛ ЧТО-ТО В ДУХЕ ‘БЛЯТЬСУКАБОЖЕНЬКИЗАЧТО’. ПОВТОРЯЮ — ПРОДВИГАЙТЕСЬ К ВЫХОДУ ЗА КОНДИТЕРСКИМ ОТДЕЛОМ.

— А что будет, если мы не успеем?

— ВЕРОЯТНО, ВЫ ПОДВЕРГНЕТЕСЬ МУЧИТЕЛЬНОЙ СМЕРТИ.

Мой ответ вызвал смешки. Люди больше не паниковали, и это было главным.

— ПОЖАЛУЙСТА, ОСТАВЛЯЙТЕ КОРЗИНКИ В ЗАЛЕ. В ПОДСОБКЕ НЕТ КАССОВЫХ АППАРАТОВ.

Теперь они смеялись, изредка перемежая это кашлем. Я вздохнул. Никогда не понимал, над чем они вечно смеются, но лучше так, чем паника.

Подхватив девушку на руку, я повёл свою стайку спасённых наружу. Народу за мной вышло прилично, и я задался вопросом — неужели мне удалось спасти всех?

— Господи, соколик-то ты мой! — бросилась мне на шею старушка. — Господь тебя послал!

— Вообще-то младший лейтенант Петренко, — поправил я её, пытаясь подняться на ноги. — Это не совсем одно и то же.

— И что бы мы без тебя делали?...

— Подозреваю, стремительно переходили бы в новое термическое состояние.

Я услышал тихий смех. Девушка, лежавшая рядом со мной на лавочке, приходила в себя. Её глаза блеснули ярко-синим на покрытом копотью лице.

Подъехала бригада пожарных, а за ней — ещё одна полицейская машина. Я вытянулся в струнку перед выскочившим наружу полковником.

— Ты что, вывел всех? Как ты умудрился?...

— Капитан Видность к вашим услугам, — я отдал честь и щёлкнул каблуками.

***

Сегодня был последний день моей службы. Наш с Маришкой внук заговорил — его первым словом было ‘слово’. В этом он пошёл в меня, а вот глаза у него — яркие, как у моей любимой.

В отделении пролилось много слёз. Меня обнимали, хлопали по плечу, жали руку и говорили, что будут жалеть. Я отвечал — не стоит, ведь я в любом случае не мог служить вечно, тело же изна… и они махали на меня рукой, смеялись и обнимали ещё крепче.

В последний раз я расписался в книге отчётности. ‘Капитан О.Ч.Видность’ — твёрдыми прямыми буквами.

На этом моя история заканчивается. Я ведь не могу писать о том, чего ещё не случилось, так?... Ну почему вы опять улыбаетесь? Никогда не понимал.

(Автор неизвестен)

Ца­рь­град: Атака Из­ра­и­ля на сек­тор Газа, но удар при­шёл­ся по "элит­ке" Рос­сии
  • Snow
  • Вчера 13:09
  • В топе

По меньшей мере 15 человек погибло, ещё 125 пострадали в результате израильских ударов по сектору Газа. "Беспокоюсь за Андрея Макаревича. Его страна бомбит мирные города. Убивает женщин...

Почему немецкие танки были бензиновые, а советские - дизельные

В годы Второй мировой войны на бензине ездили отнюдь не только немецкие танки. Бензиновые двигатели на тот момент стояли практически во всей бронетехнике западных демократий. Большим исключением н...

Обсудить
  • немного доброты с утра - так приятно...
    • SRK33
    • 23 ноября 2016 г. 10:20
    Тоже плюсану.
    • SRK33
    • 23 ноября 2016 г. 10:20
    Тоже плюсану.
  • Годнота