Ушёл ещё один комбат ополчения 2014 года

0 1402

Война она для каждого своя.

Для кого – то это картинка с окопами и танками, для другого высадка на «Омаха бич» из «Спасти рядового Райана», для третьего красивая форма, шеврончики и обвес, которыми обладатель будет щеголять только в барах и на улицах прифронтового города.

Война разная. Для мня образ войны - это женщина, да почти девчонка, с ребёнком на санках в Ясиноватой бредущая за гуманитаркой из России.

Донецк для меня три разных города.

Город из детства, где я был в далёких восьмидесятых в гостях у родственников отчима. Это город частной застройки, садов и терриконов на заднем фоне.

Город 2014 года. Это побитые обстрелами кварталы и ДОКТМО. Это зарёваная артнаводчица из местных для укров за копейки, потому что жрать нечего. Это «с добрым утром» из градов в шесть утра, чтобы жизнь мёдом не казалось, да и вообще – пора вставать, укропы. Это красивые, правда только из дали, в ночном небе россыпи зажигалок, очень похожие на салют, но ни фига не прикольные, если они расцветают над тобой.

Это пленный мальчишка 19 лет, который на вопрос: пойдёшь ко мне? Отвечает да, лишь бы не возвращаться обратно к «своим».

Это два города в одном: где рвутся снаряды и где можно спокойно издали наблюдать эту картинку как в кино, играть с ребёнком в песочнице и идти на работу.

А ещё это боеприпасы, которые нужно разгружать и загружать. Ни фига не героически, но очень тяжело и очень надо.

Город 2015. Чистенькие ухоженные улочки и проспекты. Да, нет возможности залатать все последствия от обстрелов, но город подметён, разметка по максимуму нанесена, газончики подстрижены. Коммунальные службы работают. Даже не чувствуется что где-то совсем рядом стреляют, да и нет того почти постоянного отдалённого гула как в 2014 году. Чувствуется, что город уже не выживает, а живёт.

Захарченко был одним из тех людей которые создали новый Донецк. «Восток» и «Оплот» не особо дружили в теперь уже далёком 14-м году, гоняя друг дружку и радостно открывая двери «подвалов» для «чужих» бойцов. Но делали одно дело. В «Востоке» было чуть больше порядка, наверное от того, что Ходаковский был, всё таки, кадровиком. И если в 14-м вы хотели видеть что-то похожее действительно на армию – ваш путь был в «Восток». Но это два батальона, а потом бригады, которые с лета 14-го контролировали и удерживали столицу ДНР - Донецк. Контролировали, наводили порядок. Выявляли «неблагонадёжных», выдавливали откровенных бандитов и «отжиматоров» из рядов ополчения.

Захарченко был командиром Оплота. И после избрания на пост главы ДНР, он всё так же не чурался появится на передовой. Да, Донецк, это тоже практически передовая. Да что ходить далеко: возьмите тот же аэропорт или Пески, а можно и Ясиноватую с Марьинкой. Это всё или черта города или очень-очень рядом. Для москвичей: как Котельники и Химки, Красногорск и Реутов. Т.е. толком непонятно, где кончается один населённый пункт и начинается другой.

Это хороший жест для обывателя, может плохой для руководителя, но хороший для обывателя. И этот жест ещё и нужен, потому как жить стало труднее.

Он сменил войну в окопе на войну в кабинетах. Очень важную войну, которая напрямую определяет как будет жить усреднённый гражданин. И те чистенькие улочки, которым летом 2015 года встретил меня Донецк - это результат работы Захарченко.

К нему можно предъявить кучу вопросов как к политику, но он сделал то, что смог. Как для ДНР, дончан, так и России. И для меня, и для миллионов других людей: дончан, ополченцев, россиян и сопереживающих Донбассу он останется первым главой русского Донецка. Да, по одиозности в 14-м он проигрывал, и очень сильно, Стрелкову, а потом Гиви и Мотороле, но он стал лицом и отчасти символом Донецка и ДНР. Знаковой фигурой. И ушёл он точно так же как Гиви, как Моторола. Был убит во время перемирия.

Боец упал, но знамя подхватят те, кто рядом.

Покойся с миром. 

Для жизни ты сделал всё что мог. Теперь будут делать другие. Ведь жизнь продолжается.