Идеология революционера. Глава1

1 127

#АлександрПятигор

В отношении исторических наук величайшим достижением является признание того факта, что в мире нет и не может быть ничего безусловного и вечного. Всюду и во всём наблюдается изменение и становление, всё вокруг подвергается постоянной смене вновь и вновь утверждающихся качеств. То, что однажды было необходимым, со временем становится излишним. То, что считалось разумным, с течением времени оказывается нелепым, абсурдным и должно быть отброшено. Всё новое становится старым, всё старое должно быть заменено новым; сама логика вещей требует непрерывного обновления. Стоит признать, что человеческое общество в этом отношении не является исключением и что ему также требуется обновление, тем более, что его состояние, вследствие очень долгого игнорирования происходящих в нём процессов, постепенно приобретает характер болезни. Читая какой-нибудь очередной отчёт ООН, невольно задумываешься, неужели это происходит сейчас, в XXI веке? До сих пор не побеждён голод? Не можем справиться с отходами? Эпидемии, вызванные антисанитарными условиями? Постоянные перевороты и перманентные, затяжные войны, вспыхивающие по всему миру? Глобальные кризисы, регулярно обваливающие мировую экономику? Наша сегодняшняя жизнь в наиболее широком смысле сводится к деятельности, благодаря которой, осознаём мы того или нет, сами подготавливаем почву для будущего, т.е. создаём условия, которые для следующего за нами поколения будут такой же обыденностью, какой является для нас наше сегодняшнее положение. То, что они кардинально изменятся – несомненно, но от того, какими именно эти условия станут, зависит, сможет ли человечество в них существовать и успешно развиваться. Сегодня мало кто осмелится утверждать, что эта задача нынешнему поколению по силам, – предстоящая эпоха гораздо требовательней к результатам нашей деятельности, чем все прежние эпохи истории. Человечество обязано ради своего выживания выйти на совершенно новый уровень своих физических, умственных, организационных и моральных способностей. К сожалению, наиболее значительная часть усилий человечества до сих пор была направлена на удовлетворение временных, преходящих и малозначительных потребностей отдельных групп людей, теряя из вида общечеловеческие задачи, которые остаются нерешёнными, с годами становясь всё актуальнее. В итоге мы имеем очень небольшой запас времени, чтобы всё изменить. К счастью, решительная эпоха рождает решительных людей, дерзающих сломать общепринятные рамки ради общественного блага. Современный революционер – чего он хочет, к чему стремится? Какие причины заставляют его взяться за своё ремесло? Неужели какие-то частные, личные мотивы, или же наоборот, стремление к благоденствию и счастью для всего человечества? Уже сам факт появления (рождения) революционеров говорит о том, что с нашим обществом явно что-то не так, что оно смертельно больно. За очень короткое время мы должны не только осознать, за что следует бороться и к чему стремиться, но и успеть приступить к осуществлению этих намерений. Человек, раньше других осознавший необходимость скорейших радикальных общественных преобразований, и есть современный революционер.

ГЛАВА 1

В жизни многих народов наступает такое время, когда становится ясно, что дальнейшая жизнь невозможна без коренного переустройства всего общественного уклада. Как будто очнувшись от полусна, люди начинают замечать, что все учреждения, созданные для сохранения и укрепления общества, являются главным препятствием для его нормального существования. Раньше тоже было видно, что социальная жизнь хуже, чем мы ожидали, но теперь больше нельзя обойтись мелкими реформами и заплатками, поскольку, если тянуть дальше, то очевидно, всё общество погрязнет в болоте неустранимых последствий. На этом этапе уже бесполезно бороться с недостатками системы, так как их становится настолько много, что вся система оборачивается одним сплошным недостатком. Начинает казаться, что почва уходит из-под ног, потому что всё, что раньше существовало в качестве жизненной опоры, неожиданно само превращается в источник бед и лишений. Экономика, построенная для обеспечения людей всеми необходимыми материальными благами, оказывается причиной голода и нищеты; наука и образование вместо знаний внедряют стереотипы и невежество; армия, предназначенная для защиты страны от врагов, обращает оружие против своего же народа; полиция обнаруживает себя преступной организацией, по сравнению с которой всякая другая преступность выглядит лишь детской шалостью, суды — центром попирания элементарных прав и человеческого достоинства, а правительство вместо положенного обеспечения порядка творит жесточайший беспредел. Одним словом, всё, что должно было служить созиданию, не только разрушается, но и всё человечество тянет за собой к гибели и уничтожению.

В такой момент все честные люди, раньше выступавшие против жестокости и жертв,теперь желают беспощадного и основательного разрушения старого порядка, так как понимают, что дальше жить по-старому нельзя, и что опускать руки и проповедовать смирение в подобной ситуации, наоборот, означает быть пособником циничного и жестокого преступления. Они начинают понимать, что старые институции, переставшие служить людям, должны быть отброшены и заменены новыми, что нужно расчистить путь от того гнилого и устаревшего хлама, который по привычке применяли до сих пор, и начать строительство совершенно нового, молодого и здорового общественного строя.

Но раз прежние учреждения тоже изначально создавались под предлогом блага, то перед людьми, совершающими этот грандиозный переворот, не может не встать главный вопрос: можем ли мы гарантировать, что в будущем новые, вновь созданные учреждения снова не превратятся в орудия угнетения и попирания свобод, как это уже бывало не раз в истории? Не потребуется ли на этот раз пересмотреть коренным образом все привычные убеждения, которыми мы руководствовались до сих пор, поскольку если уже однажды они оказались ложными, то разве это не означает, что они ошибочны в принципе? Разве может быть свободным общество, главным регулятором порядка в котором является аппарат наказания и насилия, а именно суды, тюрьмы и так далее? Разве может быть справедливым порядок, закрепляемый угрозой применения оружия к безоружным, а именно армия, полиция и так далее? И если действительно всё общество держится на этом принципе силового подавления, то разве не будет глупостью надеяться, что без уничтожения всей этой силовой системы угнетения возможно будет построить более менее справедливое распределение материальных и культурных благ?

Мы помним прежние ошибки подобных восстаний. Большинство политических переворотов, совершавшихся в истории вообще и особенно в последнее время, сводилось лишь к замене одних государственных учреждений другими, причём в любом случае государственный порядок, устанавливавшийся в результате переворота, создавался с целью господства одной части общества над другой. Тем не менее, для привлечения на свою сторону большинства, группа людей, стремящихся к власти, заявляла, что действует в интересах всего народа. Она провозглашала главной целью переворота установление достатка, братства, свободы и справедливости, и благодаря этим лозунгам приобретала поддержку в лице народных масс — основную ударную силу, которая в решительный момент бросалась в очаг вооружённых битв против свергаемого правительства. Пользуясь таким образом доверием большинства,новое активное меньшинство устанавливало свой политический порядок и собственное господство. Но очень скоро обнаруживалось, что этот порядок почти ничем не отличается от прежнего и что вместо обещанной свободы народ получал лишь новую форму угнетения. Таков результат всех переворотов нынешнего века, ошибочно называемых революциями.

Не будет также преувеличением добавить, что вся история политических баталий человечества, начиная с древнейших времён, была историей смены различных форм рабства и господства над людьми. Несмотря на большие различия этих форм, им всем присущи основные общие черты, а потому и формы общественного сознания, развивающиеся в этих условиях, также мало чем отличаются друг от друга и представляют собой лишь различные формы рабского сознания.

Само собой разумеется, господствующее положение в обществе всегда достигается теми, кто сам стремится к господству, а не к устранению господства как такового; соответственно и господствующая идеология поэтому всегда служит оправданию существующего порядка, но не осуждению его. В связи с этим до сих пор общепринятые понятия о достатке, свободе, справедливости и т.д. существовали лишь в качестве обманных рассуждений и лозунгов, призванных вводить в заблуждение народные массы, а также для нравственного обоснования государственных законов, запрещающих применение насилия гражданами, в то время как само государство от такого запрета освобождено. Любое посягательство на государство расценивается как посягательство на свободу. И если когда-нибудь ради достижения действительной свободы, действительного достатка и действительной справедливости становилось необходимым применение насилия против государства, то сами эти понятия оказывались препятствием для своего же осуществления.

Проще говоря, все ходячие нравственные представления являются инструментом идеологического порабощения угнетённых. И поэтому если мы, наконец, пришли к убеждению, что возникла необходимость переворота во всём до сих пор существовавшем социальном устройстве и полной замены всех общественных учреждений, то тем более необходимо произвести фундаментальный пересмотр идеологических понятий, которыми существование этих учреждений оправдывалось.

Нет сомнений в том, что несмотря на то, что слом устаревшей социальной системы полностью соответствует исторической необходимости, найдутся такие люди, которые выступят против подобных изменений и всеми силами будут им сопротивляться. Такое положение не может не возмутить сознательную часть населения, воспитывая новый тип людей, на которых ляжет важная задача: довести это великое дело до осуществления. Они заметят, что нарастание общественных бедствий и социальных потрясений вызвано безудержной тиранией, глупой и хищнической эксплуатацией огромного материального достояния и людских сил, направленных на самодовольное благоденствие немногих угнетателей, не заботящихся ни о чём, кроме своих алчных и зачастую ложных интересов. Они увидят, что даже самые возмутительные и вредные для общества порядки существуют благодаря тому, что позволяют некоторым их сторонникам продолжать наживаться и укреплять свою власть. Наконец, они поймут, что только путём слома сопротивления защитников старого режима, только путём уничтожения всех форм паразитизма и его органов, можно добиться оздоровления нашего откровенно больного общества, которому иначе неминуемо грозят печальные последствия.

Ещё совсем недавно таких людей почти не было, теперь же их численность понемногу растёт. Они начинают объединяться, и хоть их объединение ещё не представляет никакой силы, на данном этапе этого вполне достаточно. Появляясь то здесь, то там они пробуждают умы и воспламеняют сердца; их социальное положение оставляет желать лучшего, но они богаты знаниями, с помощью которых надеются перекроить весь нынешний облик общества. Они — предвестники нового молодого общественного строя, люди будущего, живущие сегодня. Их первой победой будет победа идеологическая, результатом которой станет разгром старых укоренившихся представлений. Это — революционеры сегодняшнего века, т.е. люди, решительно и смело стремящиеся к радикальному переустройству общества.

Только не стоит впадать в заблуждение касательно слова революционер. Далеко не каждый человек, бросающий из толпы булыжник или бутылку с зажигательной смесью, может заслуженно называться этим именем, особенно учитывая печальный опыт всех современных псевдореволюций. Настоящий революционер должен хорошо понимать, для чего он берёт в руки оружие, и никогда не использовать его, если в этом нет необходимости для того дела, которому он посвятил свою жизнь. Таким образом, главным его оружием должно быть знание того, каким путём прийти к поставленной им цели; но в связи с тем, что современненная наука об обществе, т.е. социология, находится в зачаточном состоянии, (иначе уже давно было бы покончено с голодом, войнами, преступностью и т.д.) это знание может быть только философским знанием. Современный революционер — это в первую очередь философ и лишь во вторую — боец.

Философия революционера есть философия действия. Его задача целиком практическая, а потому он не может впадать в отвлечённые, сугубо абстрактные размышления. Он подвергает сомнению и критике все положения, на которых основано старое общество: для него нет ничего предвзятого, авторитетного, безусловного или святого, он следует лишь от фактов к фактам. Каждый человек, решившийся на такое серьёзное дело, как преобразование всего существующего социально-политического уклада, просто обязан быть человеком крайне трезвым, рациональным и последовательным. Его позиция должна исходить из фундаментальных научных и логических положений и исключать всё, что каким-либо образом прерывает или нарушает связь между фактами и выводами. Строго говоря, политическая программа революционера — ничто иное, как правильно проработанная научно-социальная теория, в которой все фактические события излагаются во взаимосвязи, исходящей из мира фактов, без каких-либо внезапных надуманных мистических переходов или влияний извне. Он понимает, что революцию невозможно осуществить предумышленно и по произволу, что она всегда является следствием объективных предпосылок, над которыми не властны не только отдельные лица, но и целые народы.

Важнейший принцип всякой человеческой деятельности заключается в том, что она, подобно всем явлениям природы, не происходит произвольно, а подчиняется объективным условиям и строгим законам, независящим от воли и желания людей. Всё, что люди могут осуществить, происходит в рамках этих законов, а всё что противоречит им, принципиально неосуществимо. Таким образом, для того чтобы построить правильную программу действий, необходимо изучить эти законы и затем действовать в соответствии с ними. Пытаться же их проигнорировать так же бессмысленно, как бесполезны попытки мотыльков влететь в освещённое помещение через закрытое окно постоянными ударами о стекло. Пока мы не знаем, по каким принципам осуществляются политические, социальные и экономические процессы, не будем знать и их последствий. Наша собственная деятельность будет представлять для нас нечто чуждое, непредсказуемое, со всеми негативными проявлениями, сопровождающими любое дело, к которому подходят без необходимых для него знаний.

Мы знаем, что они задумали или о наивной западной хитрости

Вы не задумывались для чего Россия опубликовала запись разговора двух немецких военных, обсуждающих удары по нашей стране и возможность отправки войск Германии в зону конфликта?Вариант ...

Это уже серьезно! Запад готовит новый сюрприз для России. Сможем ли грамотно на него ответить?
  • pretty
  • Сегодня 10:13
  • В топе

ПРОСТО  О  СЛОЖНОМУ многих из нас под влиянием различных факторов появилась привычка несерьезно относиться к действиям Запада. Типа, они там какие-то дурачки и всё делают себе во вред. И над...

Началась чистка элит: задержан всем известный олигарх

По всей вероятности, в России в конце концов началась акция по "очистке" элиты, и сегодня олигархи, которые не принимали слова Владимира Путина всерьез, вынуждены серьезно задуматься о ...

Обсудить
  • мутная лапшичка.