Ханойский саммит показал, что Вашингтон не готов к миру на Корейском полуострове

0 4377

После завершения встречи Дональда Трампа и Ким Чен Ына во Вьетнаме, итогом которой стал дипломатический тупик, стоит задать вопрос – существуют ли в обозримом будущем перспективы мирного урегулирования конфликта на Корейском полуострове? Учитывая почти непреодолимые препятствия, могут ли даже благоприятные переговоры привести к полной денуклеаризации КНДР? Готовы ли Соединенные Штаты признать жизненно важные интересы Пхеньяна, связанные с отменой экономических санкций, спустя 65 лет после того, как в корейской войне наступило «временное перемирие»?

Есть множество причин для скептицизма по этому поводу, несмотря на показное взаимопонимание между Трампом и Кимом во время первого саммита в Сингапуре. Прежде всего, американская администрация привыкла считать «уничтожение ядерного оружия» односторонним делом. Северокорейцы, по мнению американской стороны, должны проявить добросовестность, проведя демонтаж своих ядерных объектов и открыв доступ ко всем военным объектам для иностранных специалистов, и согласиться на то, что им смогут предложить в Вашингтоне – но лишь после выполнения ими собственных обязательств.

На этом фоне отсутствие прогресса не должно вызывать удивления, несмотря на утверждения обоих лидеров о плодотворности двусторонних переговоров. Также нельзя позволять вводить себя в заблуждение сообщениями о том, что КНДР не предпринимает реальных шагов по сворачиванию своей ядерной программы – делать что-либо для этого при отсутствии четких гарантий со стороны США было бы безумием.

Если существуют гипотетические перспективы для награждения Дональда Трампа Нобелевской премией мира, в период его нахождения у власти США должны будут достичь следующего: мирный договор между Севером и Югом, ослабление экономических санкций, прекращение военных учений вблизи границ КНДР, сокращение военного контингента США в Южной Корее.

Готов ли американский истеблишмент к переговорам по этим вопросам? Может ли денуклеаризация – то есть фактический отказ Северной Кореи от того, что больше всего защищает ее от операции спецслужб США по смене режима – быть достигнута в результате давления? До настоящего времени американский президент и государственный секретарь выступали лишь с устными заявлениями, не имеющими практической ценности.

Стремясь следовать лозунгу «вновь сделать Америку великой», Трамп давал понять, что экономические санкции могут быть ужесточены, военные маневры – проводиться чаще, а американские ядерные силы в регионе – увеличены. Такая близорукая тактика фактически обречена на провал, так как северокорейцы никогда не откажутся от ядерного сдерживания без соразмерных уступок взамен.

Что касается долгожданного мирного договора двух Корей, то деструктивная позиция США объясняется страхом перед их возможным объединением, что послужит стартовой точкой для окончания господства Вашингтона на полуострове, а заодно лишит его основания для нахождения американских войск в регионе.

В настоящее время к югу от демилитаризованной зоны дислоцируется группировка в 28 500 американских военнослужащих, якобы для отражения угрозы вторжения с севера. Уже при президенте Трампе Пентагон заверил Южную Корею в том, что не планирует сокращать численность войск на полуострове. Кроме того, Вашингтон и Сеул недавно пришли к новому соглашению о совместном финансировании: Республика Корея будет платить 900 миллионов долларов в год для субсидирования американских военных расходов.

Существует также острая и часто игнорируемая проблема американского ядерного оружия в регионе: если в конечном итоге северокорейцы предпримут шаги по упразднению своего ядерного арсенала, военное превосходство США будет подавляющим. Вопрос в том, захочет ли Пхеньян пойти на такой дисбаланс или, наоборот, проявит ли Вашингтон готовность отказаться от ядерного доминирования.

Для тех, кто надеется стать свидетелем окончательного разрешения корейского конфликта, поиск ответа на этот и другие вопросы вряд ли станет поводом для оптимизма. На данный момент, по крайней мере, международная напряженность относительно смягчена. Правда, не стоит забывать, что в Ливии Муаммар Кадафи в 2003 году добровольно отказался от ядерной программы, находившейся в зачаточном состоянии, главным образом по указке Вашингтона. Этот шаг был с аплодисментами встречен внешнеполитическими «экспертами» на Западе как гарантия мира и безопасности. И чем же обернулись подобные посулы для ливийцев?

Путь Лукашенко: анализ событий

Сомнений не было, что победит Лукашенко. Честная ли победа? Это уже не вопрос после арестов основных конкурентов, когда единственный противник – непонятная тетка, без четкой позиции и программы действ...