Время нашей любви (5) /Инди-Ра - Корабелов/ Весенний дождь. Иллюстрации Художник Dorina Costras

486 40625

Посвящается  соавтору Константину Радригес 


Эпиграф: Мне открылся мятежный,

Беспредельный, глубокий и нежный

Словно небо весеннее,

Неразгаданный Мир!


Сколько в нём нерассказанных сказок,

Снов волшебных, невидимых глазу.

С твоих шепчущих губ их считаю,

Знаки тайные все разгадаю

И дыханьем своим оживлю весь эфир!


Светом вечной Любви напитаю,

Краски жизни своей подмешаю,

Кистью трепетной чувства раскрашу

Позолотой декора ампир!

(Ира Берестова)

Глава 5  Весенний дождь

     Андрей Киреев проснулся среди ночи,  повернулся и стал смотреть на Ирму. Она не спала. В свете луны он увидел слёзы в уголках её глаз.

- Ирма, ты почему плачешь?

- Я плачу? Нет, с чего ты решил? - голос её был спокойным, даже каким-то светлым. Андрей с нежностью смотрел на Ирму, потом осторожно тронул хрустальные капельки в уголках её глаз и поднёс палец к своим губам. Слёзы не были горькими или солёным, скорее чистыми, благодатными. Он почувствовал это, но всё же спросил:

- Скажи, что случилось? Я же вижу - ты плачешь. Не надо, Ирма, прошу тебя!

- Случилось? Да, ты прав, не могу поверить, но это случилось. Знаешь, Андрей, я вроде верила, что Бог есть, но где-то там, высоко и далеко. А сейчас я чувствую, что Он точно есть, совсем близко, рядом. Разве я могла представить, что Бог вернёт мне тебя? Я и разговаривала с тобой, как с мёртвым, на небо смотрела... Ведь мне сказали, что ты умер.

- Я и в самом деле умер, ещё в той жизни, да вот воскрес, - Андрей улыбнулся и провёл ладонью по щеке Ирмы, - Может тебя Бог любит, а мне вот за моё предательство Любви пришлось многое пережить. Зато теперь я точно знаю, кого и как я люблю! - Андрей порывисто обнял и сжал в своих объятиях Ирму, закопался лицом в её волосах и стал целовать их. Ирма тихо лежала, и прозрачные слезинки счастья катились и катились по её щекам, смывая все прошлые тревоги, муки и обиды. Ирма повернулась к Андрею, посмотрела в его глаза, провела рукой по волосам и сказала:

- Ты говори, Андрей, рассказывай всё, легче станет!

- Когда наш НИИ закрыли, я ведь запил, сильно запил. Не мог поверить, принять не мог всё это. Супруга моя, Нина Яковлевна под это дело быстро избавилась от меня, выписала из квартиры и вышвырнула на улицу.

Что значит, вышвырнула, а твоя московская квартира? Как же так?

- Она продала её и уехала со своей дочкой Аллочкой к её отцу, к первому мужу. Кажется, в Израиль, я не знаю, что с ними теперь, мне всё равно. Но что Бог ни делает - всё к лучшему. Им там, наверное хорошо и Слава Богу!

- Не жалей ни о чём, Андрей. Я понимаю, отчий дом и квартира эта - память о твоих родителях. Но что поделаешь? Вся эта недвижимость, деньги не сделают человека счастливым, если он потеряет Любовь.

- Я не жалею, Ирма. Да и вообще, я всегда мечтал свой дом построить. Но сейчас меня другое волнует. Не хочу обманывать тебя, ведь сейчас я не доцент и не ведущий специалист НИИ стали и сплавов,а просто рабочий. А ты теперь вон какая стала...

- Прекрати, Андрей, слышать ничего не хочу об этом. Да я и мечтать не могла о таком счастье! Если бы не дети, выла бы от одиночества и тоски. А теперь ты со мной, рядом, живой, здесь и сейчас. И больше я с тобой никогда не расстанусь! А насчёт статуса или что там тебя беспокоит, мне это совершенно безразлично, - она села, посмотрела на часы и уверенно сказала:

- Знаешь, Андрей, вот если ты только захочешь, мы восстановим все твои звания и заслуги. Я сама этим займусь. И работу мы тебе найдём. Конечно, место начальника отдела я не могу  тебе обещать и даже заместителем не могу…

- Ирма, остановись, прошу, я согласен быть простым лаборантом в институте, просто, чтобы вернуться туда, куда, я думал, мне навсегда уже путь заказан.

- Ты хочешь в институт, Андрей? Да я могу сразу взять тебя младшим специалистом в свою лабораторию, но это пока

- В лабораторию, к себе? Ирма, не могу поверить, что мы снова будем  работать вместе с тобой, я и ты!

Она словно ждала этих слов, повернулась, прижалась к нему и поцеловала в шею, потом поднялась выше, поцеловала мочку уха. Тёплая волна счастья опять окутала их. Андрей притянул её ближе к себе, нашёл губы, они были нежные и сладкие. Внутри у него всё горело, в голове шумели всё те же счастливые волны, он чувствовал себя ребёнком, которому добрый волшебник нежданно-негаданно принёс подарок, о котором он мечтал всю жизнь!

Ирма вдруг отстранилась, и с озорными искорками в глазах спросила:

- Андрей, а тебе не страшно будет? Теперь я буду твоим начальником, ты готов к такому повороту судьбы, а?

- Я теперь ко всему готов! – они вместе облегчённо рассмеялись и Андрей продолжил игру:

- Теперь ты моя повелительница, я жду ваших указаний, приказывайте! Что вы желаете, моя царица?

Ирма вся светилась от счастья и таинственным голосом произнесла:

- Так вот, желаю, чтобы ты любил и боготворил меня! И ещё – хочу быть с тобой всегда, пока смерть нас не разлучит!

Он не сводил с неё глаз и задыхаясь от нежности, стал целовать Ирму. Она смеялась, прятала лицо, потом стала шептать что-то, это сводило его с ума, она была такая близкая, родная, что Андрею хотелось умереть от счастья! От её горячего дыхания внутри у него горело и ликовало. Она отзывалась на каждое прикосновение ...

За окном шумел весенний дождь, в ночном небе вспыхивали огни, гроза уходила.

  

      Утром Андрей проснулся от навязчивого звонка телефона. Он открыл глаза. Ирма, свежая, причёсанная, одетая в милую домашнюю тунику, стояла рядом и протягивала его телефон:

- Я нечаянно заглянула, прости. Тебе звонит женщина? – Андрей почти ничего не понял из её слов, знакомые волны счастья по-прежнему шумели в его голове и выходить из этой сказки на берег реальности ему не хотелось:

- Какая ты у меня красивая…

- Ты не ответил мне, Андрей. Кто эта женщина, я могу знать, имею я на это право?

- Конечно, имеешь, - он довольно улыбнулся, - Это Капитолина, с работы, сейчас я ей перезвоню.

- С какой работы, какая ещё Капитолина??

- С той работы… где дороги строят.

- Дороги? Ну и пусть строят. Слушай, Андрей, я думала мы позавтракаем вместе, отведём детей в садик и поедем в институт, а теперь что?

Конечно, поедем и не сомневайся, малыш! - Ирма ахнула, села на край кровати, обняла его голову и прижала к своей груди.

- Малыш...Господи, аж сердце защемило. Как давно ты меня так не называл. Вроде , слово простое, а как от него хорошо. Назови ещё!

- Малыш, люблю тебя! Мой малыш, люблю, люблю, люблю!

Ирма с улыбкой наклонилась к Андрею, поцеловала, потом хихикнула и строгим голосом сказала:

- Я тоже люблю тебя, милый, но не потерплю больше в твоем телефоне никаких женщин, ты меня понял?

-Ирма, ну какие женщины, это же работа.

- Ни на работе, ни в твоем телефоне, нигде и никогда! Обещаешь?

- Их не будет, обещаю, у меня теперь только одна женщина.

- Поклянись, Андрей!

- Клянусь жизнью.

- Ой, не нужно жизнью, я пошутила, прошу тебя…

- А чем мне клясться, скажи, у меня ничего нет, кроме нашей любви, а я ею клясться не буду, лучше сдохнуть!

- Ну уж нет, хватит подыхать, мы оба с тобой заслужили быть, наконец, вместе. Я хочу быть счастливой и с тобой. Это мое одно маленькое желание, одно на всю Вселенную.

Она говорила это с таким воодушевлением, и её глаза так горели, что Андрей снова невольно залюбовался:

- Ирма, какая ты у меня необыкновенная, не могу поверить, что это не сон. Боюсь, вот если сейчас проснусь, то окажусь в своем ларьке и всё исчезнет.

- Андрей, в каком ларьке, ты бредишь?

- Ни в каком, болтаю от счастья всякую чушь, не обращай внимания, малыш.

Ирма счастливо выдохнула, что-то вспомнила и виновато сказала:

- Андрей, ну ты все же позвони на ту работу, неудобно ведь!

- Да, конечно, сейчас перезвоню,- Киреев набрал номер Рябининой, она тут же ответила.

- Алло!

- Андреич, привет!  Куда ты пропал? Начальство приезжало, у нас тут такое!  Бригадир попал в аварию, Серега Ларин пьяный пришел на работу и тебя нет. Я  ума не приложу, что начальству сказать. У тебя что-то случилось, где ты? Я звонила тебе,- он перебил:

- Капитолина, что с Плотниковым?

- Автокатастрофа, Юра сейчас в больнице , там всё серьезно. А что с Лариным, понять не могу. Сидит, изучает свои ботинки. Я ему "привет" говорю, а он – "жизнь говно", смурной, молчит, даже страшно за него. Кругом беда, выручай, Андреич!

Киреев слушал её взволнованный монолог с изменившимся лицом, потом глянул на Ирму – она тоже слушала их  с нескрываемым интересом и наблюдала за реакцией Андрея.

- Алло, Капитолина, я перезвоню тебе, потом всё объясню.

-Андреич, - Рябинина не узнавала всегда готового помочь в любой ситуации Киреева, - Андреич, где ты? Что всё это значит?

- Всё потом, пока!

Киреев отключил телефон и бросил его на кровать. Ирма посмотрела на Андрея, подошла и взяла его за плечи:

- Послушай, я же всё понимаю, не мучайся Андрей, тебе нужно ехать?

- Да, Ирма, даже не представляю, кто все это будет разгребать? Столько всего случилось...

- Послушай, успокойся, я тебя хорошо знаю, не сможешь ты оставаться безучастным, когда у людей проблемы, - Андрей удивленно поднял глаза, - Я уже решила,  позвоню своим в институт, возьму выходной, мы берем детей и едем к тебе на ту работу. Всё устроится.

Андрей взял её руку поцеловал и прижал к своей щеке:

- Ирма, не понимаю, как я жил всё это время без тебя!

( Продолжение следует)


Опубликовано https://www.proza.ru/2019/05/1...

Глава 4 Феникс https://cont.ws/@id444010304/1...

Глава 3  Нить преткновения https://cont.ws/@id444010304/1...

Глава 2 Особый день https://cont.ws/@id444010304/9...

Глава 1  Потерянное счастье  https://cont.ws/@id444010304/9...

Иллюстрации Художник Dorina Costras

Fall...in love

Eternal Minuet

Lady X

and I hate duplicity

Golden Wind by Dorina Costras.

Somewhere Between The Stars (Santo Spirito)

I hate lie...

С Днём Рождения, Костя!


Поперечный и диктатура

Сидел я такой, уныло рассматривал скучные новости в ленте, раздумывая, о чём писать. И тут товарищ Карнаухов в Телеграмме размещает на ночь глядя отрывок из выступления комика (или, как сейчас модно...

"Нетехнический", но практический Премьер

Председателю Правительства РФ Михаилу Мишустину 55 лет. Дифирамбы петь не будем, только факты: он фактически воссоздал современную российскую налоговую систему, и за год превратился из никому особо не...

Обсудить