Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Аль Квотион: "Вот так и жить — как листья на ветру..."

41 8032

За годы своей творческой деятельности Аль Квотион получил репутацию одного из самых загадочных авторов. То, что вы сейчас прочтете — это наиболее полная и достоверная информация о нем, которая есть в открытом доступе. Вся остальная информация в сети может оказаться слухами, досужими домыслами и фантазиями читателей.

Настоящее имя Аль Квотиона — Александр. Его фамилия не афишируется по просьбе самого автора. Он родился в городе Ленинграде 9 декабря 1983 года. Предпосылок к выбору творческой стези в его семье не было, тем не менее первое осознанное произведение он написал в раннем возрасте. Юношество только усилило его любовь к творчеству и жажду литератруного самовыражения.

Не смотря на то, что многие пишущие подростки останавливаются на этом, Аль продолжил движение по пути творческого роста. Даже обучаясь в Англии, он продолжал оттачивать свое мастерство. Не оставил он литературу и в сложные периоды своей жизни — во время длительной наркотической зависимости, которую нашел в себе силы преодолеть, во время жизни в нищете, в голоде, без крыши над головой. Итогом этого творческого периода стала его первая книга — сборник стихов и прозаических миниатюр «Запчасть импровизации», вышедший в 2012 году. Эта книга принесла ему первую популярность, а цитаты из нее уже давно живут своей жизнью на просторах интернета.

*  *  *
Вот так и жить — как листья на ветру:
держаться крепче, неизбежно падать.
Затем, что жизнь — лишь перечень минут,
лишь листопад прекраснейшего сада.
Вот так и жить — идти вдоль площадей
к местам разлуки или возвращенья,
прощаясь с каждым,
и прощаясь тем больней,
чем слаще было прежнее сближенье.
Вот так и жить — как и живем ты тут:
вдоль площадей, но каждым шагом — мимо,
писать стихи в глухую пустоту
или любить, не будучи любимым.

                             © Аль Квотион

В 2015 году, не прекращая писать стихи, Аль Квотион отходит от привычного для себя жанра и пишет повесть «Слово, которого нет», которая входит в одноименную книгу. В отличие от большинства его предыдущих произведений, основной ее темой становятся социальные проблемы современной семьи и общества в целом. В 2017 году выходит третья книга Аль Квотиона «Словоточие» — поэтический сборник. На стихи из этого сборника было написано много песен такими исполнителями, как Сергей Бакай, Арсен Акопян, Дмитрий Коршунов и другими.

В настоящее время Аль Квотион со своей семьей проживет в Воронеже и продолжает заниматься творческой деятельностью, в том числе под псевдонимами Александр Ноитов и Алина Лен.

Это единственное достоверное фото Аль Квотиона, которое Вы можете найти в сети.

Стихи Аль Квотиона

Стихи Аль Квотиона давно полюбились публике. Сложно сказать, что у них есть какой-либо единый стиль, единый образ или тема, которая бы проходила через всю лирику Аль Квотиона.Каждое стихотворение способно удивить как своим смыслом, так и с технической стороны — своим ритмом, свежими рифмами, неожиданной структурой.

Но их объединяет одна черта — каждое стихотворение способно пробраться глубоко к Вам душу, затронуть в ней самые тонкие струны, о существовании которых Вы раньше и не подозревали, пробудить самые сокровенные воспоминания. Стихи Аль Квотиона вторят Вашим мыслям, которые Вы либо не могли сформулировать, либо боялись высказать.

Боль разлуки и семейное счастье, тяготы дороги и восторг от путешествий, пороки общества и бессмертие души, мотивирующие речи и печальные баллады — вот лишь немногое, о чём Вам поведуют стихи Аль Квотиона.

Приют голодных птиц

Я открыл приют для голодных птиц,
У них сотни крыльев, у них нет лиц.
Я кормлю пшеном черных теплых букв
Бесконечность перьев и жадных рук.
И не важно то, что болит в груди,
Рядом с ними я становлюсь другим,
И учусь все чаще не петь, молчать.
Прилетайте, птицы, на горький чай,
Посмотреть в обертке красивых слов
На мою печаль и мою любовь.
Прилетайте есть, прилетайте пить
И, совсем по-птичьи, к утру забыть.
Ночью птицы спят, ночью тихо жить,
Ночью громче сердце и меньше лжи,
По ночам во мне говорят стихи,
И светло душе, и шаги легки.
Ночью птицы спят, я сижу один,
Может быть, прощен, может быть, любим,
Зажигая свет в темноте ресниц,
Созидая корм для голодных птиц.

Аль Квотион

Есть Бог на земле

Посмотри, как протяжно и гордо ликуют рассветы,
и как ветер вихрит растрепавшийся локон волос,
посмотри на людей — в эти души, до неба воздетые,
в это пламя живого и бьющегося на износ.
Посмотри, дети смотрят на небо, их руки все выше,
дети смотрят на небо — глаза их светлей и светлей,
посмотри, сквозь эпохи босая любовь идет — к ближнему,
и над миром исконно витает: «есть Бог на земле!».
Посмотри, что-то в нас, что-то есть в нас — прекрасно всесильное,над заливами — песней, над пашней — усталым трудом,
посмотри, что-то в нас вдруг однажды качнется и сдвинется,
и огромным теплом озарит человеческий дом,
человеческий род — от отцов до потомков и пасынков.
Посмотри, как убранство лесов может в сердце болеть,
и как бережно кто-то хранит в своих карих и заспанных
отраженье твое. И все шепчет: «есть Бог на земле».
Если где-то порхают стихи в тишине над бумагами,
то тогда почему у тебя от них струны болят?
Если дождь — это теплые слезы взлетающих ангелов,
то тогда почему от него зеленеют поля?
Потому как живет в мире правда, людьми неисхоженная,
правда торных тяжелых путей, правда в белом крыле:
не давно и не где-то вдали — онемевший, оглохший,
а сегодня и здесь, между нами, — есть Бог на земле.

Аль Квотион

Ненадолго

Ненадолго здесь быть этим горьким опавшим деревьям,
ненадолго тебе по шуршащим аллеям бродить.
Но живи, моя девочка, так — ни о чем не жалея,
созревая последним из яблок в осенней груди.
Ненадолго нам время, пускай и счастливое, помнить,
ненадолго шептать вслед летящим минутам «постой»,
ненадолго Отец отпустил нас когда-то из дома,
мы вернемся к обеду за синий и облачный стол,
за наш птичий и письменный стол, где стихи — в белых перьях,
распрощавшись в садах и едва улыбнувшись друзьям.
Но живи, моя девочка, так — всеми чувствами веря,
что открыв свои двери домой, ты увидишь меня.
Ненадолго — да что там дано человеку от срока,
ненадолго любить нам, но как исступленно любить!
Но живи, моя девочка, так, как живут только с Богом,
но живи, моя девочка, просто — живи и живи.
Вот и яблоки зреют — конец листопадного года,
вот и падают белые перья стиховья с души.
О, не плачь, моя девочка, я ухожу ненадолго.
Ах, совсем ненадолго, родная. Всего лишь на жизнь.

Аль Квотион

Молчи

Вот ты молчишь, а я не знаю, что сказать -
кровать из букв уже построена однажды,
уже построена из слова бирюза,
и небо книг страницами нам машет.
Но я хотел бы говорить с тобой,
писать про то пространство интернета,
писать про то, что я сегодня злой,
затем что в теле не осталось лета.
Молчи, молчи. Я и не жду ответ,
я глаз твоих ищу, бегущих в строки.
Все сроки вышли, жизнь моя — отвес
над морем собеседника недолгим.
Молчи мне светом. Эту тишину
я на груди носить отныне буду.
Минуты текста вспыхнут и мигнут,
и станут преждевременным уютом.
Молчи мне болью, ладаном молчи -
я так дышу твоим недопризнаньем,
что белые прозрачные лучи
неслова проникают мне в сознанье.
«Молчи» — не просьба, это имя наших дней,
названье лет — я прожил их, я знаю.
Но как и прежде, я иду к тебе
по маленькому письменному краю.

Аль Квотион

Шагая по стеклам

Шагая по стеклам разбитых прелюдий,
Не веря уже ни газетам, ни людям,
Из боли любви и земного бессилья
Она собирала непрочные крылья.
Грустила тайком, не любя театральность,
По шрамам и ссадинам знала реальность:
Закрытые перед лицом ее двери,
Вкус смерти последней отчаянной веры,
И чуждость свою, и свою одинокость,
Разбитый в побеге от прошлого локоть.
А кошка у ног неизвестной породы
Учила ее чувству гордой свободы,
Учила гулять по обшарапнной крыше,
Учила, что люди почти что как мыши,
И если любить, то не жалких, не слабых,
И если уж падать, то только на лапы.
Они уходили вдвоем вдоль прибоя,
Прозрачные крылья сжимая в ладонях,
Вдоль долгого неба, осенних морозов,
Шагая по стеклам, по людям, по звездам.

Аль Квотион

Думай обо мне

Думай обо мне детально: сильные руки или спина, покрытая загаром,
думай обо мне предельно просто: взрослый мужчина, спускающийся из общей спальни к завтраку,
думай о том, что я взрослел из обычного школьника, и мы были с тобой незнакомы,
и мы были с тобой незаконны, чтобы делить вот так на двоих одну комнату.
Думай о том, что я вырос из эмбриона — и это великое чудо, но ты можешь касаться его руками,
думай о собственном рыке в три часа ночи, когда я до тебя дотрагиваюсь.
Думай обо мне как о чужом человеке, который каждый день выбирает тебя из всего человечества,
думай о том, что если бы поцелуи имели форму — мы хранили бы их в аптечке.
Думай обо мне как о данности, принимая любые черты с роковой неизбежностью,
думай, что мы с тобой два непохожих материка, но в водах морей сорубежны,
думай обо мне с иронией, но все-таки часто, как я о тебе думаю,
думай о том, что твое лучшее платье висит рядом с моим костюмом.
Думай о том, что мой нос или пальцы — части чего-то живого,
думай о том, что мои мысли и чувства вмещают понятие «двое».
Думай о том, что ты укрыта листвой, что роняет моя уходящая осень.
Думай обо мне с привычной любовью.
Или не думай вовсе.

Аль Квотион

Любовь моя, танцующая в свете

Зажегшихся под вечер фонарей,
Живи во мне, скучай на эполете
Осенне обнажившихся полей.
Звучи во мне встревоженной поэмой,
Стихами бейся в твердь моих забот,
Бросайся тонкой хищницей — триремой
На волны дней, пробившие твой борт.
Дыши во мне созревшими страстями,
Любовь моя с глазами сизых птиц,
Раскрашивай чужими адресами
Тела изящно девственных страниц.
Продлись на вдох, продлись еще на выдох,
Заплачь протяжным ветром за окном…
Любовь моя… Любовь, пора. Твой выход.
Но ты вернись когда-нибудь потом.

Аль Квотион

Иди на мой голос

Я слышу шуршание перистых крыльев,
Слепой, я не вижу, но знаю — ты рядом,
Скребусь пауком в опустевшей квартире
И путаю лирику с пошлостью мата.
Кидаю банальные спелые тексты
В кишащие масками плотные сети.
И все что осталось: слова и рефлексы
Они превращают в ужимки и сплетни.
Я чувствую взгляд на заштопанном сердце,
Но так не люблю уходить в многоточье,
Пишу тебе снова, пишу в ритме скерцо,
Вбивая молитву «услышь» в междустрочье
Пою, разбиваясь сонатой о стены,
Рифмую шаги с опечаткою «выход»,
Кричу на подмостках безумной арены,
Срываюсь на шепот, на возглас, на выдох.
Тебе, все тебе, ты услышишь, я знаю,
И вдруг обернешься, надавишь на тормоз,
Я слеп, я пою, я кричу, я скучаю,
Мой ангел бессменный, иди на мой голос,
Иди…
На мой голос.

Аль Квотион

Аль Квотион - "Будь чаще" (читает Арсен Акопян)

Аль Квотион - "Будь чаще" (читает Арсен Акопян) 

Стихи Аль Квотиона можно прочитать здесь



Еврофашизм на марше

Давайте называть вещи своими именами. В Европе и на Западе более глобально под разговоры о «свободе и демократии» построен самый настоящий фашизм. Причём это не «фашизм в стади...

Веселые истории о нас № 197

СегоДня, - три сборника "Веселые истории о нас №197 - 198 - 199"А в понедельник 21 сентября 2020 года, нас УЖЕ ждет встреча с юбилейным сборником «Веселые истории о нас № 200», который ...

Веселые истории о нас № 199

СегоДня, - три сборника "Веселые истории о нас №197 - 198 - 199" ...

Обсудить
  • Галя... потрясающие стихи! Спасибо! Особенно "Ненадолго"...
  • изумительные стихи.. спасибо :four_leaf_clover:
  • Что- - то необыкновенное, глубокое, всеохватывающее! :sparkles: :sparkles: :sparkles: Спасибо, Галочка!!! :clap: :clap: :clap:
    • kidgv
    • 10 ноября 2019 г. 03:29
    Интересные стихи! :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
    • ilya
    • 10 ноября 2019 г. 09:12
    Интересная система образов - будто приходящих в наркотических видениях. Великолепный белый стих(мало кто из поэтов владеет этим искусством). Спасибо за открытие, Галина! :blush: