Результаты ударов по Харькову, Минобороны РФ предупредило, как может развиваться чрезвычайная ситуация на Запорожской АЭС

Про зумеров. 1 часть

2 130

Введение

Актуальность данного исследования обусловлена необходимостью выявления отличительных черт, которые характеризуют нынешнее молодое поколение, в составе которого, согласно теории поколений Нейла Хоува и Уильяма Штрауса, превалируют грамотные пользователи массового интернета, и которое в скором времени в силу естественных причин станет основным актором социально-политического пространства российского общества.

В научной и публицистической литературе эта социально-демографическая группа маркируется несколькими терминами, которые в данной статье широко используются: поколение Z, информационное поколение, цифровое поколение, поколение зуммеров. Но содержание терминов при этом подразумевается равнозначное – это социально демографическая группа, которая выделяется своим регулярным и высокотехнологичным пользованием массовым интернетом в целях обучения, развлечения, личностного и социального общения. Поскольку процессы формирования интересов и моделей поведения молодежи внутри и за пределами виртуальной среды разворачиваются «здесь и сейчас», то и теоретическая, и практическая разработанность вопроса о сегодняшних формах и возможных перспективах дальнейшей социализации поколения Z не является достаточной.

И потому очевидна необходимость изучения специфических черт поколения Z не только в социально-психологическом аспекте, но и с точки зрения выявления мотивов деятельности в политической системе, основ идеологической составляющей, набора моделей поведения и особенности социализации.

Методы и принципы исследования

Мы исходим из тезиса о том, что поколение Z является той частью общественной системы, которая способна успешно адаптироваться к потоку постоянно развивающихся коммуникативных технологий, причем эта адаптация не исчерпывается овладением техническими навыками пользователя. Внутри поколенческой субкультуры происходит постепенное движение от приоритета прав человека к осознанию значимости ответственности и обязанностей. Правда, ответственности не за социум, а за отдельную личность, за себя, как элемент, имеющий ценность в мире общественных конструктов. Такое осознание собственной личности ведет к переосмысливанию роли ближнего и дальнего окружения, к пересмотру конкретно-практических норм взаимодействия.

Данная тенденция приводит к появлению новых образцов поведения и, в дальнейшем, к запросу на построение нового идейно-ценностного ряда. В ходе исследования была поставлена цель доказать необходимость введения независимой переменной (будь то объединяющая идеология, общественный институт или иное), которая создаст приемлемые условия для функционирования в многомерном мире поколения Z как элемента стабильного будущего. Теоретико-методологическую основу исследования составили общенаучные принципы познания общественных явлений, диалектический и логический методы, системный и структурно-функциональный анализ.

Новизна данного исследования заключается в том, чтобы выявить отличительные черты поколения зуммеров в рамках системного подхода, а также провести комплексный анализ, который будет являться базой для дальнейшего введения переменной, способной помочь преодолеть у представителей молодежи состояние неопределенности в идеологически-ценностном плане и позволит детерминировать процесс успешного и эффективного функционирования поколения Z, как среди множества элементов глобального сетевого общества, так и в пространстве реальных действий и событий, свершающихся вне зоны интернета.

Основные результаты

Необходимо отметить, что эклектичный характер цифрового глобального общества оказал значительное влияние на становление системы идей и ценностей поколения Z. Результирующим итогом воздействия внешних факторов (а это глобализация, цифровизация и т.д.) явилась высокая политематическая активность в социальных сетях и горизонтальная социальная мобильность молодежи. Поколение зуммеров с большим комфортом для себя меняет профессии или социальные роли, не стремясь к повышению личного уровня ответственности. Нежелание расти по карьерной лестнице, поскольку такое продвижение предполагает повышение личной ответственности, отражается и в сфере семейных отношений. Воспитанное в духе равенства прав и обязанностей родителей и детей поколение Z не видит необходимости и выгоды как в построении семьи, так и в построении карьеры. По мнению некоторых исследователей, система молодежных ценностей и идей уже не представляет собой традиционный набор моделей поведения, которых придерживались предыдущие поколения.

Хотя есть и те исследователи, которые на основании конкретных данных утверждают, что «изменившийся жизненный контекст не оказал существенного влияния на выбор молодыми людьми жизненных ценностей, которые по большому счету во многом остаются традиционными». Тем не менее и эти исследователи признают, что «новые ценности» в молодежной среде существуют. И основной проблемой выступает вопрос – в результате чего они возникли и к чему приведут?

Так Н.П. Попов в своей работе «Сравнительный анализ социально-политических взглядов российской и американской молодёжи» приводит следующий аргумент: «В России после ликвидации советского строя общество оказалось без государственной идеологии, что закреплено и в Конституции, а население в значительной мере не представляет, какой образ мышления, набор политических ценностей «правильный», «государственный». В силу этого для многих представляет большую сложность причислить себя к какой-либо идеологической или политической категории». Таким образом, представители поколения Z являются преемниками ценностей предыдущего поколения, которое уже само отличается размытой или несформулированной идеологической позицией. Несмотря на схожесть в идеологическом плане с миллениалами, поведение зуммеров в политической среде тем не менее имеет свои особенности, о чем пойдет речь немного ниже.

В силу широкого идеологического и партийного спектра, сопоставление себя с конкретной идеологией является проблемой для большего числа как граждан в целом, так для и молодежи в частности. Это дает почву для применения различных политических технологий в целях манипуляции общественным сознанием. Причем со стороны и власти, и оппозиции. Несмотря на колебания представителей поколения Z при выборе идеологической и партийной принадлежности, в последнее время растет активность участия молодых людей в социально-культурных и политических акциях протестного характера. Чем детерминировано данное поведение? Клиповое мышление и когнитивная вялость, которые отчасти присущи поколению Z, не дают возможности его представителям серьезно анализировать большой поток информации, который субъективно является для них необходимым условием эмоционального подкрепления.

Поэтому, кстати, и происходит индивидуальный отбор тематики и способов подачи информации, которую человек готов поглощать ради удовольствия без ощущения границы насыщения, хотя на самом деле эти границы, связанные с его способностями адекватного восприятия, давно превышены. Любопытен в данном случае феномен влияния инфлюенсеров, пользующихся платформой TikTok. Именно эта платформа одна из самых востребованных у поколения зуммеров и можно сказать, что через нее происходит информационная обработка зуммеров как в виде кампаний по конкретным поводам, так и в форме тематических потоков с далеко идущими стратегическими целями. До сих пор остается амбивалентной категория причастности молодых людей к той или иной идеологии. Но, в основном, можно наблюдать стремление к изменениям (как потребность получать иллюзию движения), к свободе (как отсутствию контроля со стороны старших), что обусловлено социально-психологическими закономерностями динамики сознания и поведения молодежи. Но вот является ли это всего лишь проявлением нигилизма, свойственного этому возрасту, или за этим лежит иное более глубокое основание? Пока на этот вопрос нет однозначного ответа. Необходимо отметить, что поколение зуммеров в отличии от миллениалов в большей степени готово к самоорганизации при помощи технических средств и интернета. Зуммеры готовы воспринять призывы к социальным протестам от авторитетных сверстников (например, блогеров), поскольку эти авторитеты говорят с ними на одном языке, декларируют принадлежность к общим ценностям и в ходе общения внешне апеллируют к критической стороне мышления.

Не указывают прямо как должно быть, а рассказывают, как быть не должно и позволяют вложенной ими критической мысли как-бы естественным путем развиться в сознании молодого человека. Отметим, что старшее поколение совершает ошибку при общении со своими детьми поколения Z, указывая на свою позицию или мнение, как на единственно правильный способ решения проблем и безальтернативный прогноз развития событий, лишая молодого человека шанса на вариативность действий или, по крайней мере, на иллюзию самостоятельности решения. К тому же, по-прежнему низкой является вовлеченность российской молодежи в формально институализированную общественно-политическую деятельность. Рассматривая поведение молодежи, которая участвует в политической жизни в современной России, мы сталкиваемся с противоположными точками зрения. С одной стороны, представители пессимистичного взгляда на вовлеченность молодёжи в политическую систему прогнозируют, что участие молодежи в выборах весьма мало вероятно, и отмечают, что происходит снижение членства молодежи в политических партиях и молодежных парламентах. Как вывод звучит тезис о том, что у молодежи, как правило, наблюдается низкий уровень проявления политических интересов.

С другой стороны, есть научная литература, посвященная проблеме вовлечения молодежи в политику, которая представляет собой более оптимистичный взгляд. Такой подход основан на результатах исследований в контексте новых форм политической активности, которые чаще используются молодежью как наиболее привлекательные. Например, Е.В. Бродовская в статье «Цифровое поколение: гражданская мобилизация и политический протест российской молодежи» приводит данные, показывающие достаточно серьезный интерес молодых людей к политическим онлайн-ресурсам органов власти, к онлайн-сообществам, обсуждающим политические темы, онлайн-ресурсам оппозиционных политических сил.

Однако общим для этих точек зрения является то, что и те, и другие поднимают вопросы о роли молодежи в политической сфере общества, а также влияния социальных медиа на вовлечение молодежи в политическую сферу общества через участие в деятельности политических институтов (или в деятельности по общественному контролю работы этих институтов). То есть речь идет о формировании политической культуры молодежи. Успешная интеграция цифрового поколения в политическое пространство является важным фактором стабильности политической системы общества. В силу этого, особое внимание уделяется изучению всевозможных инструментов и механизмов становления молодёжи в качестве субъекта социально-политических отношений. Широко при этом используется термин «цифровой гражданин (digital citizen)», которым обозначается человек, «чьи гражданская и политическая активности в силу определенной поколенческой принадлежности перенесены преимущественно в пространство интернета и мобильных технологий».

Проведенное с целью выявления уровня культуры цифрового гражданства и протестного потенциала российской молодежи исследование показало, что «базовая черта цифрового поколения – ориентация на разнообразные источники информации и их широкий охват, отсутствие жестких идеологических рамок, предопределяющих потребление контента». При этом молодые люди не просто смотрят, читают и обсуждают политическую повестку дня, но и достаточно активно действуют онлайн. А вот в реальной среде молодые россияне демонстрируют гораздо более скромные параметры политических практик. И в наибольшей степени в молодежной среде востребованы реальные политические практики, не связанные с определенными партиями или движениями.

Одним из главных выводов исследования, на результаты которого мы ссылаемся, является тезис о «зависимости стратегий цифрового гражданства от жизненных приоритетов и образа будущего – цифровое поколение не рассматривает в качестве продуктивной жизненную стратегию предшествующих поколений». Со своей стороны, мы полагаем, что в более значительной степени молодежь проявляет свою гражданскую активность не в политической, а в социально-культурной сфере (волонтерство, участие в различных форумах, посвященных решению глобальных проблем современности, добровольных объединениях и т.д.).

В качестве аргумента можно привести различного рода молодежные форумы, целью которых является разработка социально ориентированных проектов, улучшающих социальную среду, направленных на развитие социальных лифтов, адаптацию лиц с ОВЗ и социально-незащищенных слоев населения. Такого рода мероприятия объективно способствуют формированию и укреплению гражданского общества, оказывают позитивное влияние на социальное благополучие граждан, активизируют разработку практико-ориентированных проектов и т.д. Однако упомянутые акции и проекты частично носят своеобразный «отвлекающий» характер, создавая своего рода аналог вовлечения в разрешение политически значимых проблем и в политическую систему в целом. Кроме того, большинство представителей молодежи регулярно априори отстраняются организаторами формализованных процессов и процедур от принятия решений, поскольку изначально маркируются как пассивные и аполитичные.

Ценности и взгляды молодёжи, по мнению части исследователей, остаются далекими от ценностей старшего поколения и не соотносятся с национальной идеологией государства, провоцируя тем самым конфликты молодого поколения с различными социально-политическими институтами. Несмотря на это, по некоторым оценкам, отдельные активные представители молодёжи стремятся найти выход из сложившейся конфронтационной ситуации и обнаружить пути трансформации существующего порядка. И эти активисты характеризуются склонностью к созданию безопасных виртуальных и реальных пространств (основанных на правилах и нормах авторов-модераторов), занимаются организацией помощи сообществу, в котором они функционируют.

Противоречие между формами политической активности, которые власть предлагает молодежи (эти формы доступны, легитимны, подконтрольны), и которые выбираются молодежью для осуществления этой активности (а эти формы часто высоко технологичны, креативны, но слабо подконтрольны), является наиболее заметным на текущий момент. И разрешение противоречий между устремлениями поколений будет зависеть, с одной стороны, от уровня внутренне мотивированного политического участия и политической культуры молодежи, а с другой стороны, от готовности власти сформировать такую систему идей и ценностей, которая будет в достаточной степени учитывать объективные потребности и интересы цифрового поколения. А формирование и становление идеалов, ценностей и норм молодежи, отражающих так или иначе понятые собственные потребности и интересы, происходит в ситуации распространения «интернет-зависимости».

Например, интернет для части образованных и пассионарных представителей молодежи является средством не только ее самореализации, но и самоидентификации

Откуда в Крыму берутся хохольские диверсанты?

По ссылке два видео, оба короткие: https://t.me/temnayab/495?single, https://t.me/temnayab/496Доброе утро, друзьяСобственно, про видео сверху. У вас ещё остаются вопросы откуда в Крыму ...

Эксперт из США восхищён российской военной стратегией на Украине
  • pretty
  • Вчера 08:57
  • В топе

Обычным людям на Западе, читающим и слушающим ведущие СМИ, украинская ситуация в основном преподносится в однотипной картинке, - сообщает Globalresearch.Ключевые тезисы западных СМИ обычно строятся на...

Задержанные украинские наводчики "вели себя как школьники"

Наводчики украинских войск, задержанные в Энергодаре, сами жили в этом городе, а при задержании заявили, что "думали, обойдется", рассказал член главного совета администрации Запорожско...

Обсудить
  • Жаль, что эта тема так редко и мало обсуждается в серьезной литературе.