Кто мешает промышленной революции в России? Уральский город взбунтовался против постройки суперсовременного завода! Вместо того, чтобы бороться с жутким наследием советской индустриализации...

4 480

Челябинск – город аномальный. Во всех смыслах. Необычность миллионного мегаполиса яркой вспышкой высветил знаменитый чебаркульский метеорит. В 2013 году он пронесся не только над Челябинском, но и над тем местом, вокруг которого сейчас идет нешуточная битва всех со всеми.

– Я уж думал, все – конец пришел! – говорит житель села Томино Дмитрий. – Как бабахнет – стекла из окон вылетали!

Томино – то место, где и должен появиться новейший горно-обогатительный комбинат (ГОК), расколовший жителей Челябинска и его пригородов как минимум напополам.

Я так скажу: без комбината нам хана! Вы посмотрите, что вокруг. Запустение и дачи. А большое предприятие тут все оживит. Я-то знаю!

– А ведь это февраль был, – вспоминает глава Томинского района Дмитрий Бердюгин. – Нормальный такой минус стоял. А у меня школа из-за метеорита без стекол – беда!

На выручку сразу же пришла «Русская медная компания». Та самая, которая комбинат и планирует строить.

– Они сами ремонт школы нам сделали. Нельзя было ждать, когда бюджетные деньги на это выделят, все замерзло бы, – продолжает местный чиновник.

– Они это специально все так хорошо делают, чтобы в доверие к нам втереться, – чуть позже заявляют мне пенсионерки из Томинского совета ветеранов. – А сами карьер тут выроют, дома снесут.

И чуть подумав, зловеще добавляют:

– Экологию нам испортят!

– Да что вы, дуры, понимаете? – перебивает их пенсионер Владимир Ильич Боровлев. – Я всю жизнь в металлургии отработал. И ничего – живут люди, и я живу.

– А мы от этой меди помрем, – не унимаются старушки, но уже как-то без злобы, а потом и вообще начинают веселиться: – Ты вот, Владимир Ильич, позеленеешь от этой меди, ха-ха-ха!

– Тьфу на вас, – смеется в ответ пенсионер-металлург. – Я так скажу: без комбината нам хана! Вы посмотрите, что вокруг. Запустение и дачи. А большое предприятие тут все оживит. Я-то знаю!

Экология превыше всего

ГОК – это не самое страшное, от чего страдает Челябинск.

– Я реально с друзьями чуть не подрался! – говорит главный инженер Кыштымского медеэлектролитного завода Александр Сидоренко. – Живу в Челябинске и каждый день сто километров еду на работу – на завод в Кыштым. А во время домашних посиделок взываю к разуму челябинских товарищей: горно-обогатительный комбинат у нас под боком – это не самое страшное, от чего страдает Челябинск.

И это, черт побери, правда. На второй день командировки в Челябинск я ощутил невероятный запах города. Первый час мне казалось это странным. Ну подумаешь – пахнет, как в советском плацкартном вагоне, который топят углем. Но когда запах горелого не исчез и через день, я встревожился.

– Это еще не сильно воняет. – Челябинский бизнесмен Алексей Лаврик арендует офис на верхнем этаже одной из городских высоток. Для «Комсомолки» он решил сделать небольшую экоэкскурсию.

– Вы видите, как мгла находит на город? – бизнесмен показывает на горизонт.

Там и правда клубится что-то темное.

– Это утренние выбросы заводов, – продолжает Алексей Лаврик. – Я вижу такую дымку каждый день.

– Ну а что вы хотите? У нас несколько крупнейших в России предприятий почти в центре города, – говорит местный эколог-активист Виталий Безруков. – Например, цинковый завод или металлургический комбинат. Я уже не говорю про гигантскую городскую свалку. Она тоже, по сути, в городе находится!

Не первые места

Самая главная вонь в городе идет из Коркинского угольного разреза.

Экология для челябинцев – это, простите меня, южноуральцы, их пунктик и причина постоянных переживаний. И это понятно. Во время Великой Отечественной войны в скромный областной центр были эвакуированы сотни предприятий. Со временем это превратило город в мегаполис. Вот только сами заводы в большинстве своем так и остались теми, советскими. Которым дешевле все вокруг отравить, чем установить дорогостоящее очистительное оборудование.

Чем дышит Челябинск

Во сколько раз вредные примеси превышают предельно допустимую

концентрацию – ПДК

– Но самая главная вонь в городе идет из Коркинского угольного разреза, это километров десять от Челябинска, – говорит эколог Виталий Безруков. – Посмотрим?

Рейтинг городов с худшей в стране экологией.

По данным Министерства природных ресурсов и экологии.

Я не смог отказать. Когда еще увидишь самый большой разрез в Евразии? Это ж 550 метров в глубину! И там постоянно окисляются остатки угольных пластов – из-за этого они начинают бесконечно тлеть, накрывая Челябинск вонью и сизой дымкой.

Ну и как жить в таком городе?

– Но если по-честному, – продолжает Безруков, – то у нас далеко не самый грязный город в России.

И это правда. По всем экологическим рейтингам Челябинск входит в десятку самых загрязненных регионов России. Но это не первые места. Министерство природных ресурсов России отводит промышленному центру лишь

10-е место (см. графику). В Самаре и Ульяновске дела обстоят гораздо хуже! Если брать только показатели чистоты воздуха, то и здесь Челябинск и область далеко не антилидеры. Всего лишь восьмое место. В некоторых местах Владимирской области и Хабаровского края дышится, по мнению экологов, менее прекрасно.

Но на краю дымящего гигантского карьера все эти рейтинги кажутся сплошной выдумкой.

Адское Коркино

Зрелище и вправду завораживает. Гигантская воронка – словно ход в преисподнюю. Там по-прежнему пытаются добывать уголь. Это вполне выгодно, потому что не надо строить шахты, а сырье можно накладывать экскаватором прямо в кузов грузовика.

Роза ветров в Челябинске устроена так, что всю гарь сдувает именно на город.

Но вот беда – остатки угольных пластов имеют дурацкое свойство тлеть. А роза ветров в Челябинске устроена так, что всю эту гарь сдувает именно на город.

И вот ты, словно герой безумных эссе Фридриха Ницше, через полчаса созерцания ямы уже не понимаешь: это ты смотришь в бездну, созданную руками человека, или это экологическая бездна смотрит на тебя.

Все против всех

Почти половина города против создания нового предприятия.

Ну вы поняли теперь, что такое нынешний Челябинск? Не самый лучший город для жизни в нашей стране. И вот, представляете, объявляют, что под Челябинском еще с советских времен есть разведанное месторождение меди – Томинское. А сейчас самое время, чтобы его разработать. И для этого надо построить горно-обогатительный комбинат. Что произошло дальше – история темная. И мы к ней еще вернемся. Но сегодня, по оценкам Всероссийского центра исследования общественного мнения (ВЦИОМ), почти половина города против создания нового предприятия (правда, опрошено было только 3600 человек из миллионного города, а это всего 0,3% населения – но у социологов такая методика).

Набрав побольше горьковатого челябинского воздуха в грудь, я шагнул навстречу местным экологам-активистам – противникам Томинского ГОКа. Их движение стало самым масштабным гражданским протестом, который только случался в Челябинске. Горожане, наслушавшись страшилок от экологов-бунтарей, массово стали лепить на свои машины наклейки с надписью «СТОП-ГОК». Разные акции протеста хоть и не набирали тысяч горожан, но все равно выглядели вполне себе массовыми. Чем же таким особенным можно запугать жителей мощного промышленного региона?

– Они нас убьют! – с эмоцией, с придыханием и чуть ли не хором заявляют мне активисты движения против строительства ГОКа.

– Те, кто строит комбинат, они зарегистрированы в офшорах, все деньги предприятия утекут на Запад! – пускают активисты в ход еще один аргумент и добавляют: – Наше единственное водохранилище, откуда весь город пьет, утечет в их разрез!

– Ну как так может быть, – не выдерживаю я. – Большие предприятия не могут строиться без соответствующих расчетов. Без разрешений от всевозможных проверяющих органов. Должна же быть максимальная безопасность!

– Ой, ну вы как будто не про нашу экономику пишете, раз так говорите, – дали мне под дых активисты. – Все эти расчеты и отчеты проверяющих – вранье! В их медной руде полно серы. Они металл достанут, а все, что останется, выкинут в хвостохранилище (да, так называется то, что остается после извлечения полезных ископаемых, мы еще вернемся к этому, но позже. – Авт.). В хвостохранилище все превратится в серную кислоту. Это отравит речку, которая впадает в наш единственный питьевой источник!

– Они нас убьют! – словно заговаривают меня борцы с ГОКом. – Нам устроят новый Карабаш (до недавнего времени считалось, что это самый грязный город на земле, и таким его сделала добыча меди. Однако в 2009 году Карабаш, расположенный, кстати, тоже в Челябинской области, был исключен Министерством природы из списка самых загрязненных городов мира. – Авт.). ГОК будет в 10 километрах от водохранилища и в 25 километрах от центра Челябинска.

– И пыль у них ядовитая, и вообще сейчас упал спрос на медь на мировых рынках. Зачем все это надо? – выкладывают последние аргументы активисты.

Я пытался им противостоять. Но их эмоция была сильна. Я внутренне ощутил: они свято верят, что новое предприятие – это словно неведомая жуткая жуть, которая проклятием ляжет на Челябинск. Обращаться к логике и здравому смыслу в данном случае бессмысленно. Вот все, что я смог им сказать:

– Постараюсь проверить каждый пункт ваших страхов и опасений. Договорились?

– Да вы не сможете этого сделать! – не верят мне активисты-экологи.

– Смогу! – обещаю я и стремительно сбегаю. Куда? А давайте начнем с «самого грязного города на земле» – Карабаша

Вместо послесловия

Да кто же его закопает?

Там только глубина полкилометра!

…Челябинск по-прежнему пах плохо. Я стоял на крыльце отеля со своим коллегой-журналистом.

– Вот зачем ты куришь? И так дышать нечем у вас! – возмутился я.

– Ну хуже уже не будет, – отвечал коллега. – А если честно – да пусть строят свой ГОК. Нам дышать тут нечем не из-за этого и сигарет. А потому что в сытые двухтысячные мы все накупили автомобилей, а у некоторых – аж по две машины. Десять лет назад таких пробок, как сейчас, не было в Челябинске. А ведь эти автомобильные выхлопы – там же бензапирен, свинец, куча всего ядовитого. Поэтому, кстати, Москва, а не Челябинск по загрязненности воздуха на первых местах.

– Да я бы на вашем месте сначала этот вонючий разрез в Коркино закопал – а потом бы уже с другими предприятиями боролся, – ответил я.

– Да кто же его закопает? Там только глубина полкилометра! – сказал коллега и пыхнул на меня сигаретным дымом. Словно был внештатным представителем этой адской и уродливой дыры в 20 километрах от Челябинска. 

http://best.kp.ru/msk/ural-eco...

Леонид Волков сознался: ФБК перебрался в Грузию

Одиозный навальнист Ленька Волков не смог скрыть, что ФБК дал деру в Грузию, где окопался, занял круговую оборону и продолжил антироссийскую деятельность. Сотрудники шарашки удрали в Гр...

Блеск и нищета «Демократии»

Исходя из античной теории и последующего исторического опыта, власть всего народа, называемая демократией, в принципе, невозможна; ее никогда не было, нет и не будет.И, вместе с тем, есть что-то очень...

Реально, "Спутник" - Русский ГОСТ!

Всем Доброго Здоровья! Через 3 недели после очерка "Есть надежда, "Спутник V"??!" и соответственно через 3 недели (ровно через 22 суток) после введения второго компонента вакцины "Спутни...

Обсудить
  • Да, дебилов у нас в Челябинске хватает..... Сотрудники ОАО «Челябинская угольная компания» (ЧУК) написали открытое письмо губернатору Челябинской области Борису Дубровскому. Коллектив беспокоит угроза закрытия предприятия, вызванная прессингом, организованным в СМИ и социальных сетях рядом политических фигур и отдельными жителями посёлка Роза, не попавшими в программу переселения. В случае банкротства ЧУК работу потеряют несколько тысяч человек: на добыче угля в настоящее время работает 600 человек, еще свыше двух тысяч работников смежных предприятий – погрузочно-транспортное управление, ремонтный завод, карьер по производству щебня. Коллектив обратился к главе региона с просьбой оградить предприятие от несправедливых обвинений. В последнее время средства массовой информации с подачи первых руководителей контролирующих органов региона активно обсуждают деятельность угольной компании – оказывается, Челябинск задыхается от выбросов разреза, и именно разрез «Коркинский» является причиной постоянного смога и иных неблагоприятных метеоусловий жителей города. Странно то, что мы, работники разреза и жители Коркино, расположенного практически на бортах разреза и в зоне влияния, этого не замечаем и не задыхаемся. Складывается впечатление, что кто-то специально организовал травлю нашего предприятия и, чтобы скрыть истинные причины и виновника загрязнения, нашел «козла отпущения» в виде Коркинского разреза. Оригинал материала: http://chel.ru/text/letter/146763029925888.html?block ПыСы - буквально вчера приезжал брат жены, на юбилей теще, он 5 лет назад дом в Коркино купил. Решил узнать из первых рук - Воняет? Дымит? А то весь Челябинск стонет..... Брехня - говорит. Там какие то свои терки. А живет он в непосредственной близости от самого карьера. Вот такую вот "воду" и гоняют все СМИ и прочие Зеленые борцуны.