СУП

28 829



– Дорогой мой дедушка, наконец-то свершилось! Мы отправляем оружие на Украину. Пока это только артиллерия, но с чего-то надо начинать.

Дедушка – пожилой немец с редкими волосами и угловатым лицом, словно высеченным из камня, оторвался от книги, которую читал, сидя в кресле возле окна, и поверх очков посмотрел на ворвавшегося в комнату внука.

– А против кого Германия посылает артиллерию, Йонас? – спокойно переспросил он.

– Ну как же, против России, разумеется! – удивившись вопросу, горячился молодой человек с белыми зубами и хмурым от природы лицом. – Ты разве новостей не читаешь? Теперь Украина ударит по России нашим оружием как следует.

– Понятно, – ответил старик и, сощурившись, задумчиво поглядел в окно, за которым сияло яркое летнее солнце.

Затем он со вздохом разочарования резко захлопнул томик Томаса Манна и, отложив его на столик, спросил:

– Йонас, помню у тебя была хорошая фотокамера. Дашь мне её на время?

– Конечно, дедушка, но зачем?

– Так… Хочу погулять, запечатлеть город. Главное, чтоб до супа дело не дошло.

– До какого супа? – удивился внук, но старик ничего не ответил.

Спустя несколько месяцев молодой Йонас, ещё более возбуждённый, вновь пришёл к старику.

– Хорошо идёт война на Украине, дедушка! – воскликнул он, потирая руки.

Старик, по обыкновению сидящий у окна с книгой, опустил голову и вопросительно посмотрел на внука поверх очков.

– Пишут, – продолжал Йонас, в волнении переступая с ноги на ногу возле кресла, – что Россия проигрывает. А мы, кроме артиллерии, поставили Украине системы противовоздушной обороны. Представляешь? Если так дело пойдёт, Россия неминуемо потерпит поражение, а мы, как союзники, займёмся разделом проигравшей страны. Вот увидишь ещё, как мы Кёнигсберг заберём! Мог ли ты себе такое представить, а, дорогой дедушка?

– Да, такое я себе представить не мог, – спокойно согласился старик и задумчиво посмотрел в окно на пасмурный осенний день.

Затем он со вздохом разочарования захлопнул томик Фёдора Достоевского и положил его поверх недочитанной книги Манна.

– Послушай, Йонас, – заговорил старик, – у меня подвал забит всяким хламом, помоги мне его освободить.

– Зачем? – удивился внук. – Решил разобрать вещи или заняться ремонтом?

– Да, есть одна идея. Главное, чтоб до супа дело не дошло.

– Да о каком супе ты всё время говоришь, дедушка? – вновь удивился молодой человек, но, как и в прошлый раз, ответа не получил.

Через несколько месяцев молодой Йонас вихрем влетел в комнату старика и, задыхаясь, закричал:

– Ну, кажется всё! России крышка!

Услышав эту новость, старик, по обыкновению спокойно сидящий у окна с книгой, в этот раз побледнел и беззвучно приоткрыл рот.

– Дедушка, Германия отправляет против неё танки! – продолжал кричать Йонас. – Теперь разгром России неминуем. У-у-у! Круто демократический Запад взялся за деспотичного гиганта. А уж с нашим оружием, с нашей артиллерией, нашими танками, нашими деньгами и всем нашим военно-промышленным комплексом… Словом, против всего Западного мира России не устоять. Самое время готовиться к принятию капитуляции. Мог ли ты себе такое представить, дедушка? А?

Старик, тяжело дыша, посмотрел в окно, за которым медленно падал пушистый белый снег. Затем, сглотнув, он резко захлопнул книгу, которую держал в руках, и, ни слова не говоря, протянул её внуку поверх недочитанных томов Манна и Достоевского.

– Что это? – удивился Йонас и пробежал глазами название, – Немецко-русский словарь?

– Да, надо учить русский, внучек, – подтвердил старик.

– Ну конечно, – сообразил молодой человек. – Ведь придётся как-то общаться с побеждёнными.

– Помнишь, я тебе говорил про суп? – не своим голосом сипло произнёс старик.

– Да-да, что-то такое было, – небрежно листая книгу, отозвался внук.

– Дело в том, Йонас, когда европейское оружие в очередной раз направляется в сторону России, это верный признак того, что в скорости на наших улицах русская армия будет раздавать гуманитарную помощь. Учи русский язык, внучек, пожалуйста, чтобы в самый суровый момент жизни не остаться голодным и суметь попросить у русских немного супа.

Субботин



Если история политиков ничему не учит, то будете стоять в очереди за русским супом.

Лекция по психологии "украинства"

Картинко взято из гугла по запросу "дунька" Некоторые уже давно переживают, как мы будем переформатировать промытое пропагандой население бывшей украины. Они просто не понимают мышление...

Россия готовится разорвать договор 1990 года о воссоединении ФРГ и ГДР
  • Conrat
  • Вчера 13:55
  • В топе

Понятно, что никто из политических деятелей в нашей стране не говорит ничего просто так. И уже тем более, если речь идет об одном из самых основополагающих событий и документов последних 50 лет. ...

Хозяйка кофейни в Люберцах унизила бойца СВО. Но такой реакции не ожидала точно

Предпринимательница из Московской области, самозваный "блюститель порядка", публично похвасталась, что самолично способна выгнать из кофейни не только бомжей, но и "горе-бойцов", и быстро поплатилась ...

Обсудить
  • Дорогой мой дедушка, наконец-то свершилось!
  • Народ даже жалко, но сами виноваты... Им хвост годами по частям резали - мигранты с политикой принятия, ЛГБТ всех мастей, а теперь русофобия... Теперь жрите.
  • :clap: :clap: :joy: :joy:
    • Idea
    • 28 января 2023 г. 02:38
    :smile: :thumbsup:
  • В раннем детстве , мне первокласснику попалась в нашей областной детской библиотеке КНИГА :exclamation: Этой книгой была замечательная повесть-сказка о Русском Солдате по имени Иван - «Крайний случай» Ильи Туричина. Сказка сия – о войне и мужестве , подвиге и МАТЕРИНСКОЙ ЛЮБВИ . Начало сказки традиционно и в то же время необычно: «Не в тридесятом царстве, тридесятом государстве, а на нашей советской земле жила простая женщина Мария Ивановна. Была она сильною и статною. Глаза синие, как речная вода на заре; коса длинная, будто сплетена из спелой пшеницы; а руки такие работящие, что все вещи их слушаются». Мужа у неё кулаки убили. Было у Марии Ивановны три сына. Старший, Степан, погиб на границе в начале войны. Средний, Алёша, стал танкистом и пропал без вести. Пришёл черёд младшего, Иванушки. Отправляет его мать, наказывает храбро биться с врагами и даёт ему краюху хлеба со словами: «Народ тебя, Иванушка, и оденет, и накормит. А всё ж возьми материнский хлеб. НА САМЫЙ КРАЙНИЙ СЛУЧАЙ ». Хлеб этот – символ материнской любви, хранил солдата , даже вражеские пули от него отскакивали . Иван пронесёт его на груди через всю войну , и всегда краюха будет душистой и свежей , а крайнего случая всё не будет :point_up: . Отправился Иван воевать с фашистами . Воюет Иван , подвиги совершает ( секретную карту добывает, самолёт фашистский угоняет, из плена бежит вместе с товарищами) и с каждым подвигом выше ростом становится и силы богатырской у него прибавляется . В сказке два главных действующих лица – Иван и Фриц – Рыжий Лис, основной противник Ивана, преследующий его до конца книжки. ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ, суровая и скорбная, в которой смерть превращается в бессмертие :point_up: :exclamation: Так и дошёл Иван до Берлина, неся на своих могучих плечах свободу. В руках у него был неразлучный друг — автомат. За пазухой — краюшка материнского хлеба. Так и сберёг краюшку до самого Берлина. 9 мая 1945 года разгромленная фашистская Германия сдалась. Смолкли орудия. Остановились танки. Отвыли сигналы воздушных тревог. Тихо стало на земле. И люди услышали, как шуршит ветер, растёт трава, поют птицы. В этот час попал Иван на одну из берлинских площадей, где ещё догорал подожжённый фашистами дом. Площадь была пуста. И вдруг из подвала горящего дома вышла маленькая девочка. У неё были тоненькие ножки и потемневшее от горя и голода лицо. Нетвёрдо ступая по залитому солнцем асфальту, беспомощно протянув руки, будто слепая, девочка пошла навстречу Ивану. И такой маленькой и беспомощной показалась она Ивану на огромной пустой, будто вымершей площади, что он остановился, и сердце его стиснула жалость. Достал Иван из-за пазухи драгоценную краюшку, присел на корточки и протянул девочке хлеб. Никогда ещё краюшка не была такой тёплой. Такой свежей. Никогда ещё так не пахла ржаной мукой, парным молоком, добрыми материнскими руками. Девочка улыбнулась, а худенькие пальцы вцепились в краюшку. Иван осторожно поднял девочку с опалённой земли. А в этот миг из-за угла выглянул страшный, обросший Фриц — Рыжий лис. Что ему было до того, что кончилась война! Только одна мысль крутилась в его помутившейся фашистской голове: «Найти и убить Ивана, найти и убить Ивана». И вот он, Иван, на площади, вот его широкая спина. Фриц — Рыжий лис достал из-под пиджака поганый пистолет с кривым дулом и выстрелил предательски из-за угла. Пуля попала Ивану в самое сердце. Дрогнул Иван. Пошатнулся. Но не упал — побоялся девочку уронить. Только почувствовал, как тяжёлым металлом наливаются ноги. Бронзовыми стали сапоги, плащ, лицо. Бронзовой — девочка на его руках. Бронзовым— грозный автомат за могучими плечами. С бронзовой щеки девочки скатилась слеза, ударилась о землю и превратилась в сверкающий меч. Взялся бронзовый Иван за его рукоятку. Закричал Фриц — Рыжий лис от ужаса и страха. Дрогнула от крика обгорелая стена, рухнула и похоронила его под собой… И в ту же минуту краюшка, что оставалась у матери, тоже бронзовой стала. Поняла мать, что стряслась с сыном беда. Кинулась на улицу, побежала, куда сердце повело. Спрашивают её люди: — Куда, мать, торопишься? — К сыну. С сыном беда какая-то! И подвозили её на машинах и на поездах, на пароходах и на самолётах. Быстро добралась мать до Берлина. Вышла она на площадь. Увидела своего бронзового сына — подкосились у неё ноги. Упала мать на колени да так и замерла в вечной скорби своей. К подножию памятника зимой и летом несут благодарные люди цветы. Пришли сюда и Алёша с Алёнушкой, внуки и правнуки Деда-Столета. Постояли молча, склонив голову. И сложили люди об Иване эту сказку. А бронзовый Иван с бронзовой девочкой на руках и по сей день стоит в городе Берлине — всему миру виден. А присмотришься — заметишь между девочкой и широкой Ивановой грудью бронзовую краюшку материнского хлеба. И если на Родину нашу нападут враги, оживёт Иван, бережно поставит девочку на землю, поднимет свой грозный автомат и — горе врагам! Вечная слава солдату Ивану!