Альтернатива «Русскому миру»

734 19016

Как мы уже неоднократно утверждали, история и политика не детерминированы. Даже с точки зрения христианской религии Бог, даровавший человеку свободу воли, тем самым избавил его от неизбежности античного фатума. Человек сам творит свою судьбу

Если бы человек на планете существовал в единственном числе, или если бы люди не были наделены свободой воли и коллективно подчинялись бы одному инстинкту, как муравьи, будущее человечества можно было бы сравнительно легко просчитать.

Но людей много — уже почти восемь миллиардов. Это восемь миллиардов свободных воль, зачастую инициирующих диаметрально противоположные действия. Каждая из этих свободных воль по-разному видит не только личное, но и коллективное будущее. Они хаотично взаимодействуют друг с другом, где-то выступая союзниками, а где-то антагонистами.

Результирующую этих случайных взаимодействий практически невозможно просчитать. Любой человек знает, насколько сложно иногда бывает договориться об одном решении даже в рамках семьи. Причем чем больше в семье поколений и чем она многочисленнее, тем сложнее достичь взаимоприемлемого результата.

Ну а завсегдатаи интернет-форумов в курсе, что даже в закрытой компании единомышленников (будь она объединенной хоть вокруг политики, хоть вокруг флористики) всегда возникают споры, зачастую весьма неприятные, ведущие интернет-сообщества к расколу. По этой же причине распадаются творческие коллективы. По этой же причине бывает, что один народ делится на многие, а бывает, что многие соединяются в один. Иногда эти процессы даже идут параллельно.

Таким образом, любая политическая идея, любая поставленная цель обязательно найдет своего антагониста. Причем как внутри конкретного сообщества (государства), так и вовне.

В прошлом материале мы выделили несколько реальных и потенциальных глобальных проектов, способных оппонировать проекту «Русского мира» извне — на мировой арене. Но есть проекты, отрицающие «Русский мир» и внутри России.

Часть отрицает по глупости и недопониманию. Они почему-то считают, что «Русский мир» — это что-то вроде СССР, в котором Россия должна оплачивать завышенный уровень жизни на примкнувших территориях. Между тем это объединение по цивилизационной близости и по прагматической потребности, предполагающей не содержание центром окраин или окраинами центра, но достижение кумулятивного эффекта от взаимодействия (когда совместная деятельность делает богаче всех).

«Русский мир» необходимо также отличать от Российского государства. «Русский мир» может и даже должен (на первом этапе, а возможно, и всегда) состоять из разных государств (работать на разных уровнях интеграции). Если бы в свое время ЕС не двинулся по пути механического расширения ради расширения, а действительно углублял бы интеграцию цивилизационно близких и экономически равновесных сообществ, распространяя далее концентрические круги европейской периферии, в каждом из которых свой, отличный от центра уровень интеграции, то его можно было бы назвать отдаленным прообразом актуального «Русского мира». К сожалению, Евросоюз, всерьез обсуждавший механизм разноуровневой и разноскоростной интеграции в начале 90-х годов, затем впал в грех поспешности, решив, что неготовность неофитов принять правила европейской игры можно компенсировать накачкой их экономик деньгами в рамках программы выравнивая.

Результат превзошел наихудшие ожидания: вместо стабильного, динамично развивающегося сообщества взаимозаинтересованных наций возник тюремный барак, населенный недовольными друг другом и завидующими друг другу заключенными, пытающимися украсть или вырвать друг у друга дополнительный ресурс. Внутренняя конкуренция в ЕС превзошла по опасности внешнюю и стала разрывать союз на части.

Это очередное свидетельство в пользу утверждения, что любые интеграционные процессы должны идти без спешки. Если взаимная заинтересованность есть, то она проявится и через сто лет и две Мировых войны, как у России с Германией, а если внутреннее единство отсутствует, то никакие штыки и никакие поблажки не помогут удержать постылое сожительство. Штыки будут ненавидеть, поблажки презирать.

Главный внутрироссийский проект, альтернативный «Русскому миру», я бы назвал проектом ресоветизации. Прошу не путать с рекоммунизацией. Как в самой России, так и особенно среди русского (и русскоязычного, ибо есть и такое, отличное от собственно русского) населения бывших республик есть большое количество сторонников эклектичной концепции восстановления СССР. Большинство из них ненавидит Путина, поскольку уже осознали, что он не планирует форсировать данный процесс.

Среди этих людей кондовые коммунисты-ленинцы, мечтающие о возрождении СССР сталинского или брежневского типа составляют абсолютное меньшинство. Как правило, официальные преемники КПСС давно стали вполне оппортунистическими национальными партиями, каждая из которых (не порывая с интернациональной риторикой) пуще глаза бережет свою национальную кормушку, не планируя делиться ею даже с братьями по классу.

Еще какой-то процент составляют неокоммунисты троцкистского, маоистского, чучхеистского толков, а также декларативные сталинисты и ленинцы, имеющие весьма отдаленное представление об основах учений «вождей пролетариата», об общем и различиях между ними, об отношении их учений к марксизму и соответствии их теоретических мечтаний практике построения устойчивого государства. Таких людей вы можете встретить в любой дискуссии в интернете. Даже если речь идет о защите животных или какой-нибудь узкой искусствоведческой проблеме, они рекомендуют «читать Ленина» (реже Сталина), с которыми сами в последний раз в лучшем случае сталкивались в букваре.

Все эти псевдокоммунистические или неокоммунистические течения, ратующие за «восстановление СССР» в том виде, в котором он никогда не существовал, а просто приснился их разуму в рождающем чудовищ сне, составляют абсолютное (хоть и крикливое) меньшинство сторонников реставрации СССР, которым, в принципе, с точки зрения предмета данного материала, можно пренебречь.

Основная и наиболее влиятельная часть реставраторов — люди фактически выступающие за «советы без большевиков». То есть, они не против многопартийности, их не прельщает полный запрет частной собственности, они не собираются организовывать «Мировую революцию» ради «счастья всего человечества». Они хотят, чтобы было «как в СССР» и одновременно как сейчас. Причем их СССР, с квартирами, которые якобы раздавались в неограниченном количестве всем желающим и с «колбасой по 2,20», которая якобы валялась везде «бери — не хочу», в котором не было только джинсов и жвачки из-за чего «предатели» его и «разрушили», тоже является достаточно мифическим, никогда не существовавшим государственным образованием. Но главным для них является тезис о существовавшей тогда «дружбе народов» и «единстве общества». Поэтому легко можно встретить даже такой оксюморон, как монархиста, ратующего за «восстановление СССР» (недавно сам прочитал на станице фэйсбук одного умеренного киевского царебожника, что Россия должна стремиться к восстановлению СССР — ни больше, ни меньше).

На самом деле они хотят форсированного восстановления границ Российской империи по состоянию на август 1914 года (с улучшениями, вроде присоединения Восточной Пруссии, Курил и Южного Сахалина, достигнутыми уже при СССР).

Поскольку же в ходе многочисленных дискуссий за последние тридцать лет они неоднократно оказывались перед предложением назвать формат добровольного объединения (ибо военный захват территорий по умолчанию отвергается), который позволил бы выйти на западную границу хоть 1914, хоть 1941 года, и провисали, ибо нет такого формата, они убедили себя в том, что «народы республик мечтают о добровольном объединении, но им мешают элиты». Их идея состоит в том, что если сохранить советскую автономию национальных окраин, то они ринутся «назад в СССР». А назвать это можно будет и как-то по-другому.

Так видится сторонникам возрождения некоммунистического СССР из России и давно уже маргинальным «истинно-русским» активистам из национальных республик.

Большая же часть республиканских элит и населения видит альтернативу «Русскому миру» совсем в другом. Это то, каким видели Советский Союз республиканские элиты в последние пару лет его существования. Кто помнит содержание готовых к подписанию Новоогарёвских соглашений (ставших поводом для выступления ГКЧП), речь шла о том, что республики получают практически полный суверенитет, при формальном сохранении слабой, ничего не решающей центральной надстройки. Единственная задача сохранения формального советского единства заключалась в том, чтобы сохранить и законсервировать навсегда неравноправный товарный обмен с Россией — занижение цен на российские товары, завышение на республиканские и гарантированное сохранение России, как ресурсной кладовой и сырьевого придатка для республиканских экономик.

После развала СССР все противоречия между Москвой и новыми суверенными столицами строились как раз вокруг тем: «а чего это вдруг российский товары дорожают?» и «что это значит: сало (колбасу, хлопок, помидоры) вы можете купить и у других, причем дешевле, а мы что кушать будем?»

Сегодня альтернатива «Русскому миру», которую предлагают республиканские элиты, ярче всего выражена украинской элитой в московской эмиграции. Украинские бывшие депутаты и бывшие министры, журналисты и эксперты, а также сомнительные личности, вынырнувшие в 2014 году в Москве в ожидании форсированного захвата Россией Киева и раздачи должностей тем, кто успел подсуетиться, до сих пор буквально требуют от Кремля срочно навести на Украине порядок, передать им власть, обеспечить ресурсную поддержку и убраться восвояси.

Восемь лет не затихают крики: «вы уже потеряли Украину!», плавно переходящие в «это последняя возможность всё спасти и я согласен возглавить процесс за ваши деньги». В последнее время эти крики усилились. Никогда еще Россия не «теряла» Украину так «бесповоротно», как в последние полгода. Явный развал остатков институтов власти (о государственности я уже не говорю) при неадекватном правительстве Зеленского позволяет даже бывшим украинским политикам, долгое время считавшим, что США будут содержать Украину вечно, увидеть конец истории этого историко-политического недоразумения и понять, что завтра может быть поздно, суетиться надо сейчас.

Иначе вместо независимой Украины появится предполье «Русского мира». Которое не торопясь, без надрыва, за счет разрушителей будут приводить в порядок. Для сравнения, присоединенная при Алексее Михайловиче в средине XVII века территория Малороссии стала окончательно пригодной для нормальной жизни, вписанной в общую имперскую систему территорией, только при Екатерине Великой (в средине XVIII века). Причем решающую роль сыграла ликвидация крымско-татарской угрозы, что стимулировало переселение на благодатные земли Дикого поля сотен тысяч русских, немцев, сербов и даже молдаван (волохов), снизивших до нуля военно-пограничное значение выродившегося малороссийского казачества и позволивших ликвидировать остатки местной автономии, которая гарантировала власть грабительских олигархических элит. С этого времени русские губернаторы начали строить на степных просторах русские города и бывшая пограничная вольница вынуждена была принять правила игры или в незначительном количестве эмигрировать.

Похожая, хоть не совсем аналогичная, история была с Белоруссией, которую к нормальной интеграции вели тридцать лет (с 1991 года). Причем процесс еще не завершен, так что скорее всего, чтобы окончательно вписать Минск в «Русский мир», а не в милую сердцу постсоветских элит систему «суверенных союзов», висящих на России, как гири, понадобится в общей сложности, как Моисею, лет сорок.

Именно эта идея постсоветской суверенности является самым опасным конкурентом идеи «Русского мира». Она серьезно коррелирует с идеей реставрации СССР. На определенном этапе апологеты двух этих идей являются естественными союзниками, совместно выступающими против взвешенной и прагматичной политики Кремля, с требованиями «вернуть утраченные земли», причем «уже вчера». Формально ее сторонники предлагают старую опробованную схему: автономия местных элит, сохраняющих лояльность имперскому центру за счет постоянного притока ресурсов из России. Чисто феодальный принцип — верен, пока идет кормление, но если где-то предложат больше, воспользуюсь своим «правом отъезда».

Разгон истеричных лозунгов, вроде «потеряли Украину!», «потеряли Белоруссию!», «потеряли Среднюю Азию!», действует на неокрепшие умы широких масс. Требования вернуть все и сразу представляют апологетов данной идеи народу как патриотов.

На деле речь идет о попытке обанкротившихся постсоветских олигархов и их обслуги за счет России восстановить и продлить в бесконечность свою власть на национальных окраинах. Это никак не коррелирует с концепцией «Русского мира», поэтому нет ее более ярых отрицателей, чем «пророссийские элиты» постсоветских республик. Это именно тот случай, когда лучше десять врагов, чем один такой друг.

Совместить эти концепции нельзя. Можно выбрать что-то одно: либо неизвестный, но перспективный «Русский мир», либо много раз опробованное и многократно провалившееся «постсоветское пространство».

Ростислав Ищенко

Изменение территории Украины с её выходом из СНГ

         Выход Украины из состава СНГ (де-факто и де-юре), её государственная политика разрыва со своим советским государственным прошлым означает невозможность использования ...

Обсудить
  • Практически о Медведчуке и компании.
  • Про муравьёв произвело самое сильное впечатление! Вот я, вот я--превращаюсь в муравья!
  • Я с 90-х, ежедневно молился за Россию... и наконец, дождался...своего... и я по своему счастлив... ...Крым изначально Русский, возвратился к Нам... Донбасс Русский, тоже перейдёт к нам... ...Я вижу что делается в России...и Я честно говоря...Счастлив... :blush:
  • "Пороть и не кормить".
  • О чем статья? Да ни о чем! Походу, у автора денежка закончилась, нужно было продать пару-тройку тысяч печатных знаков, вот и налил неудобочитаемой "воды"(( Это ж прям шедевр словесности: "...неизвестный, но перспективный «Русский мир», либо много раз опробованное и многократно провалившееся «постсоветское пространство»." "Неизвестный, но перспективный"! Все сразу стало предельно ясно и понятно))