Последствия прилета по украинскому аэродрому. Охота на живой товар в Тернополе

Крымский мост и адекватный ответ

72 13315

Как и обещали, нацисты нанесли удар по мосту. Каков будет наш ответ?

Крымский мост - слишком значимый для России символ, чтобы просто забыть о покушении на него

Я никогда не считал нужным устраивать из войны шоу, по принципу: они нагадили в нашу песочницу, теперь мы просто обязаны нагадить в их песочницу. Войну надо выигрывать, всё равно как, а не играть в ответ на каждый чих противника. Но бывают случаи, когда ответ нужен. Даже необходим.

Ответный удар в сердце врага

В ответ на удар по Пёрл-Харбору американцы 18 апреля 1942 года бомбили Токио. С военной точки зрения акция была бессмысленной - потеряли полтора десятка отличных самолётов, трёх членов экипажей убитыми, восемь пленными, шестеро были интернированы в СССР. Ущерб, нанесённый Японии, был минимален. Но дело было не в ущербе. Необходимо было поднять дух американского народа, который тяжело перенёс уничтожение главных сил Тихоокеанского флота в Пёрл-Харборе. Граждане США недоумённо вопрошали как могло случиться такое, что американский флот безнаказанно разбомбили в его главной базе, ровно до тех пор, пока американская власть не показала им, что может в любой момент достать до столицы врага, что у США есть желание, силы и возможность выиграть неудачно начавшуюся войну.

 Рейды советской дальней авиации на Берлин в 1941 году имели огромное значение для придания уверенности в окончательной победе.

Точно так же с 7 августа по 5 сентября 1941 года советская дальняя авиация бомбила Берлин. Можно сказать, что 17 самолётов и восемь экипажей погибли ради 32 пожаров в Берлине. Но на самом деле, рейды советской авиации были для советского народа лучом света в тёмном царстве первых трагических месяцев войны. Если можем бомбить Берлин уже сейчас, значит и войну можем выиграть.

Трудно переоценить моральный эффект от своевременно данного ответа супостату. Точно так же трудно переоценить негативное воздействие на общество от отсутствия такого ответа в том случае, когда ответ требуется.

«Красные линии» достали всех

Долгие восемь месяцев российский народ удовлетворялся заявлениями о перегруппировках, вёл споры в интернете, отличается ли специальная военная операция чем-нибудь от войны, и если да, то чем, рассказывал друг другу легенды о том, что Россия специально не торопится побеждать Украину, то ли чтобы американцам досадить, то ли чтобы свою «пятую колонну» полностью выявить.

Правда мило: начать СВО, чтобы избавиться от «Эхо Москвы», «Дождя» и пары сотен никому не нужных деятелей эстрады, телевидения и кинематографа? Но когда люди пытаются уверить себя, что всё идёт как задумано, они не замечают глупость ими изобретаемых и приписываемых руководству «гениальных» планов.

В общем, очень долго можно было на всякие провокации не отвечать. Но потом государство, долгое время подчёркивавшее, что ведёт боевые действия исключительно контрактной армией, обратилось к обществу и сообщило о необходимости мобилизации - сил контрактной армии и добровольцев оказалось недостаточно. С этого момента люди, которых могут в любой момент оторвать от привычных занятий и отправить убивать и умирать на театр боевых действий (хоть они себе когда-то выбрали совсем другую профессию), стали более пристально интересоваться событиями на фронте, ибо они коснулись каждого.

Не все оказались готовы встать в армейские ряды.

Соответственно, и вопрос об ответе на провокации стал куда более актуален. Тем более что представителей как исполнительной, так и законодательной властей никто не тянул за язык - они сами с начала операции рассказывали, что как только враги перейдут некие «красные линии», наш ответ потрясёт весь мир. Диверсия против Крымского моста неоднократно называлась в качестве совсем уж последней «красной линии», после которой ответ последует уж точно-точно.

Не говорили бы, возможно никто бы и не спросил. Но поскольку говорили, то естественно, первый же вопрос, который стала задавать значительная часть общества (возбуждённая мобилизацией, в результате которой семьи мобилизованных, а за ними и всё общество, оказались подробно посвящёнными в армейские проблемы, зачастую преувеличивая их реальное значение, но такова бывает реакция любого общества на экстраординарные обстоятельства): так какой же и когда будет ответ?

Не думаю, что сообщение МИД РФ о том, что теперь «красной линией», которую нельзя переходить иначе, мы ух как ответим, будет считаться передача Западом Украине дальнобойного оружия, кого-то вдохновило. Никто, ведь, не знает, что положено считать дальнобойным оружием. Например, артсистемы, бьющие на 40-80 километров во всём мире считаются дальнобойными. Они у Украины уже есть. Как есть у них и РСЗО, бьющие на 120 километров. Очевидно, с точки зрения МИД, это оружие недостаточно дальнобойное, хоть и позволяет Киеву регулярно обстреливать приграничные российские города и сёла. Кстати, удар по российской территории когда-то тоже называли «красной линией», которую нельзя переходить.

 Какой мощности должны быть поставляемые Западом артсистемы, чтобы перешагнуть «красные линии»?

Возможно дальнобойным оружием можно считать ракеты, бьющие на дальность триста километров? Или на пятьсот, чтобы сразу до Москвы достала (не до центра, так хотя бы до окраин в Новой Москве). Впрочем, по сравнению с межконтинентальными ракетами с дальностью 12-15 тысяч километров и эти явно недостаточно дальнобойны. Так что теоретически украинцы могут получить возможность стрелять из Чернигова по Магадану, а «красная линия» так и останется непересечённой.

Раскол общества

Часть общества, считающая, что начальство всегда право и всегда лучше знает, готова примириться с таким состоянием дел. Но другая часть, причём постоянно растущая, желает получить более чёткие ориентиры. В этих условиях ответ на украинские провокации становится жизненно необходим уже самой власти.

Во-первых, чтобы не рисковать доверием общества. Доверие и в мирное-то время никому не мешало, а уж во время войны с коллективным Западом и подавно. Во-вторых, потому, что отсутствие ясного ответа в условиях, когда ранее обозначенные «красные линии» давно перейдены, а новые настолько неопределённы, что их и перейти-то не каждый сумеет, раскалывает монолитное, настроенное на победу, общество на два противостоящих лагеря.

Один лагерь кричит оппонентам: вы всепропальщики, у вас даже военного образования нет (кстати, у Путина и Шойгу тоже в биографии не отмечено окончание военных вузов), а туда же власть учить! Забывая, что властные полномочия своим избранникам делегирует народ, а их легитимность определяется готовностью народа добровольно подчиняться (что не в последнюю очередь зависит от доверия).

Второй лагерь не отстаёт, кричит: вы, охранители, за ласковый взгляд начальства мать родную продадите! Скажите, сколько вам платят за ваше охранительство! Эти люди забывают, что подрыв доверия к власти во время войны ведёт к неизбежному проигрышу войны, а часто и к распаду государства.

 Российское общество раскололось на патриотов и остальных.

Более того, раскол общества стимулирует раскол элит. Если обычная борьба за власть идёт по бюрократическим правилам и не несёт никакой угрозы государству, то как только в обществе намечается раскол, борющиеся элитные группировки (а они есть всегда, в любом государстве) получают возможность привлечь на свою сторону часть общества и начинают пропаганду ненависти к своим элитным оппонентам (царица-немка-шпионка, царь-тряпка и т.д.). Всё это в нашей истории когда-то было и всегда может произойти заново.

Не надо надеяться на иммунитет, полученный в 90-е годы прошлого века. Мы в 1917-1937 годах ещё какой иммунитет получили, что не помешало через 50 лет так же на ровном месте растоптать едва восстановленный в екатерининских границах Союз. С 1992 года прошло уже тридцать лет. Но самое главное, что история постоянно повторяясь, никогда не делает это буквально. Профессионалы могут заметить закономерность и указать на неё обществу, но общество, как правило отвечает, что «это другое» и «вы ничего не понимаете».

Ядерный ответ - совсем не ответ

В условиях наметившегося раскола общества шаги власти должны быть направлены на его объединение. Жёсткий ответ на диверсию на Крымском мосту сегодня будет актом объединительным. Критики скажут: «Ну, наконец-то!», а охранители заявят: «Мы же вам говорили, что власть держит руку на пульсе и в нужный момент даст нужный ответ». Никто не выступит против.

https://tvzvezda.ru/news/20221...

Теперь давайте рассмотрим, какой ответ мог бы быть наиболее адекватным долгосрочным российским государственным интересам. В обществе стали слишком часто поговаривать о ядерном ударе. Кто-то считает, что можно нанести его по Украине, кто-то, что по Польше, кто-то говорит, что и Великобританию неплохо было бы проучить. Запад, мол, испугается и всё проглотит.

Сомневаюсь, что испугается. Хоть, конечно, не на каждый удар ответит тотальной ядерной войной. Можно использовать ситуацию против России и без риска ликвидации человечества.

Во-первых, всем известно, что наша доктрина предполагает возможность использования ядерного оружия только в случае угрозы самому существованию России. На сегодня Россия ведёт боевые действия только против Украины. Поставки оружия или разведывательной информации не могут в данном случае служить причиной для войны с третьей страной. Мы занимались тем же самым во Вьетнаме против американцев, американцы в Афганистане против нас. В обоих случаях была не только помощь оружием, деньгами, дипломатическая и политическая поддержка, но целые подразделения регулярных сил отправлялись воевать под прикрытием. Во Вьетнаме против американцев воевали наши лётчики и расчёты ЗРК. В Афганистане американцы использовали свой и пакистанский спецназ для проведения отдельных операций.

В таких условиях превентивный ядерный удар по Украине будет признанием перед всем миром нашего военного поражения, понесённого в противостоянии с ВСУ (армии НАТО пока в конфликте не задействованы). Это будет жирный минус, который запишут в памятную книжку не только наши враги, но и союзники.

Кроме того, использование ядерного оружия (даже тактического) будет очень нервно воспринято странами третьего мира и существенно сократит нашу поддержку. Американцы получат возможность привлечь к своим санкциями куда больше стран, чем сейчас. Маленькие африканские, азиатские и латиноамериканские страны спокойно относятся к картинам городов, стёртых в пыль обычными вооружениями, к миллионным толпам беженцев и к обвинениям кого-то в геноциде. Они этим занимаются на регулярной основе и ничего плохого в этом не видят. Но они очень боятся, что сверхдержавы доведут мир до ядерного апокалипсиса, в результате которого страны третьего мира бессмысленно погибнут, даже не будучи участниками конфликта. Поэтому применение кем-то первым ядерного оружия или угрозу такого применения они рассматривают как крайне негативное явление.

Во Вьетнам поставлялась из СССР и боевая техника, направлялись специалисты, умеющие ею пользоваться.

В-третьих, это позволит США сплотить НАТО, ЕС, весь коллективный Запад и всех, кто к нему примкнёт, перед «исходящей от России» угрозы применения ядерного оружия. Это осложнит для нас не только внешнеэкономическую, но и военно-политическую ситуацию.

Думаю, что массированным и продуманным применением обычных вооружений можно добиться гораздо большего эффекта, чем превентивной ядерной атакой.

Чем реально мы можем ответить

На Украине есть пять больших городов, которые потенциально должны стать целью нашего ближайшего наступления (Харьков, Днепропетровск, Запорожье, Одесса, Николаев), а также два города-символа националистической государственности (Киев и Львов). Большой город - удобная цель. Расположенные в нём военные объекты, объекты критической инфраструктуры, государственные учреждения и промышленные предприятия никуда не могут убежать и не способны спрятаться. Если наша космическая разведка не позволяет нам с достаточной точностью определять районы размещения украинской ПВО, из-за чего мы вынужденно ограничиваем работу нашей авиации, если мы не всегда можем отследить движение войсковых колонн или перемещение железнодорожных эшелонов с техникой с Запада на Восток, то цели в городах никуда не денутся.

Россия имеет на вооружении 60 самолётов Ту-22М3 дальней авиации, способных нести от 3 до 6 ракет Х-22 каждый, а также в составе стратегической авиации: 60 самолётов Ту-95МС, несущих от 6 до 16 ракет Х-55 каждый и 18 самолётов Ту-160, несущих по 12 ракет Х-55 каждый. Эта техника применялась в боевых действиях в Сирии, а частично (Ту-22М3) и на Украине. Ракеты в неядерном снаряжении прекрасно поражали цели, а их дальность позволяла экипажам наносить удары, не входя в зону ПВО противника.

Ту-22М3 могут наносить удары по целям, не входя в зону действия ПВО противника.

Вся эта авиационная армада может в одном залпе выпустить от 938, до 1538 ракет. С учётом того, что не все самолёты могут быть боеготовы, при использовании только половины от их общей численности залп составит от 469 до 769 ракет. Если брать ёмкость залпа по нижнему пределу и раз в неделю осуществлять налёт на один из семи обозначенных выше городов, то прилёт почти пятисот ракет за ночь несомненно доставит жителям незабываемые минуты.

Большая часть жилой застройки - спальные районы находятся достаточно далеко как от промзон, так и от административных учреждений. Пострадать из-за сбившихся с курса или сбитых системами ПВО ракет может ограниченное число жилых домов, что снижает возможные сопутствующие потери мирного населения до приемлемых значений.

При этом надо иметь в виду, что население тоже мирное постольку-поскольку. Нельзя мобилизовать и полгода поддерживать численность миллионной армии в стране, в которой осталось вряд ли больше 20-25 миллионов населения без достаточно широкой поддержки этого самого населения. То есть население Украины в своей массе не против обстрелов городов Донбасса, расправ учинённых украинскими нацистами над мирными жителями в Буче, Ирпене, Изюме, Купянске, да и мало ли где ещё. Оно не против требований уничтожить всех русских, включая стариков, женщин и детей, которые регулярно озвучивают представители украинской власти, заявляющие, что «хороших русских нет», «хороший русский - мёртвый русский». Если это население немного испытает на себе превратности войны, хуже не будет. Там все уже давно определились: кто нас ненавидит, кто любит, а кому всё равно.

Кстати, если верить военным экспертам, примерно пятьсот ракет составляет и залп всех стоящих на вооружении комплексов «Искандер». Не менее 200 ракет «Калибр» должно быть в залпе Черноморского флота, которому может помочь Каспийская флотилия ВМФ России. В общем, даже если авиации трудно каждый день летать, можно без особого напряжения обеспечить ежедневный удар по городу-цели одной-двумя сотнями ракет, чего будет вполне достаточно для достижения необходимого эффекта. Но всё же регулярный взлёт массы стратегов будет хорошим напоминанием о бренности сущего не только для украинцев, но и для наших западных партнёров, что сделает их гораздо более договороспособными.

Пуски одной-двух сотен ракет морского и наземного базирования могут отрезвить кого угодно.

Серьёзных имиджевых потерь не будет. Ничего такого, чего бы ни сделали США в Ираке или Югославии мы не сделаем, а жертв и разрушений будет намного меньше.

Что мы получим?

1. Крупные города - это обязательно узловые железнодорожные станции. Систематические, раз в неделю удары в течение четырёх-пяти недель 10-20 ракетами по ж/д станции гарантированно выведут её из строя и не дадут возможности провести эффективные ремонтные работы. Значит переброска техники с Запада и манёвр резервами будет осложнён.

2. Не знаю удастся ли вывести из строя мосты (пример Антоновского моста в Херсоне и моста в Затоке свидетельствует об их достаточно высокой устойчивости), но, во-первых, попытка не пытка, что-то да сломаем. Во-вторых, сама угроза попасть под ракетный удар в момент движения по мосту снизит эффективность их использования. Кстати, ночью гражданские в большинстве своём спят, а вот военные грузы как раз стремятся перебросить через такие хорошо наблюдаемые места, как мосты именно ночью.

3. Разрушения критической инфраструктуры и административных зданий, оттянут ресурсы на хотя бы частичное восстановление уничтоженного, в этом случае потребуется найти новые места для размещения органов власти и местного самоуправления. Возникнут как минимум перебои со связью (новые места не могут быть ею оборудованы заранее). Ухудшится управляемость государством, власть хотя бы частично потеряет контроль над событиями. А если по новым резиденциям органов власти вновь нанести удары, то эффект увеличится в разы.

4. Для защиты крупных городов от массированных ударов власть вынуждена будет оттянуть имеющиеся средства ПВО. С одной стороны, это резко ослабит фронтовую ПВО и позволит более эффективно работать нашей фронтовой авиации, с другой, в момент перемещения, а также на позициях в районе крупных городов, вынужденные регулярно работать, эти комплексы будут более заметной и лёгкой целью, что позволит снизить потенциал украинской ПВО.

 Ежедневно подвергающийся обстрелам Донбасс взывает к ответному отмщению.

5. Население подвергшихся ударам городов попытается уйти из-под обстрелов. В семи перечисленных городах сейчас живёт около десяти миллионов человек, процентов сорок от общей численности оставшегося на Украине населения. Можно рассчитывать (по примеру Донбасса 2014 года), что убежать попытается 3-5 миллионов. Поскольку практически все крупные центры Украины будут находится под ударом, бежать им будет особенно некуда - только за границу. Такую массу людей пропустить через погранпереходы сразу не будет никакой возможности (мы могли наблюдать коллапс пограничного движения на западной границе Украины в первые дни спецоперации, когда многомиллионная масса беженцев бросилась в Европу). Заблокировав погранпереходы и идущие к границе дороги, эти люди резко ограничат возможность переброски оружия и боеприпасов с Запада на Украину. Кроме того, пока они не перешли границу, украинским властям надо будет их как-то кормить и обустраивать, а это тоже отвлечение сил и ресурсов, которые у Украины не безграничны.

6. Удары по портовым мощностям Николаева, Ильичёвска и Одессы конечно прекратят вывоз зерна, что не понравится Эрдогану. Но он уже достаточно заработал на этом конфликте, может и потерпеть. Главное же они перекроют морской путь снабжения украинской армии оружием.

7. Население освобождаемых российской армией городов, которое сейчас знает, что обстрелы начнутся ровно тогда, когда в город войдут русские (потому что стрелять будут украинцы) поймёт, что ситуация изменилась и теперь, пока русские не войдут в город, обстрелы будут продолжаться. Равным образом и украинские солдаты на фронте, которые сейчас абсолютно спокойны за свои семьи даже в не очень глубоком тылу, потеряют психическую устойчивость, ибо каждую минуту будут думать не прилетела ли случайная ракета в их дом. А прекратить это мучение можно только прекратив войну.

8. Обнаглевшие от безнаказанности наши польско-прибалтийские соседи примерят ситуацию на себя и, уверен, поумерят пыл.

Как могут ответить нам

Что могут враги предпринять в ответ на подобные акции? Могут попытаться пожурить нас в ООН или даже, наплевав на Устав, исключить оттуда. Рано или поздно они это всё равно сделают, хотя бы потому, что явно готовятся устроить на Украине ядерную провокацию и обвинить в ней нас. Думаю, что эту неприятность мы переживём. Всё равно ООН уже мертва, как мертва система международного права, уничтоженная США.

 В ООН нас всё равно не слышат, так нужна ли такая ООН?

Могут угрожать терактами на нашей территории? Только вот вряд ли кто-то сомневается, что они и так реализуют любые теракты, вплоть до взрыва Кремля, если у них получится. В данном же случае террористам будет о чём подумать кроме подготовки терактов - надо будет семьи из-под обстрелов спасать.

По нашим городам они и так стреляют, и просят у американцев более дальнобойные системы, чтобы наносить удары вглубь территории. И получат их, если мы не создадим на Украине совершенно невозможную для продолжения эффективных поставок оружия ситуацию.

Могут ещё в «Спортлото» написать.

С самого начала СВО я говорил, что если начаты военные действия необходимо отринуть гуманность. Самое гуманное их как можно быстрее закончить, а для этого враг должен быть морально потрясён и потерять волю к сопротивлению.

Восемь месяцев российские власти с упорством, достойным лучшего применения, пытались опровергнуть многовековой опыт человечества и доказать, что войну против негуманоидной цивилизации можно вести гуманно. Ноу-хау не срослось. Каменный цветок не вышел. Может хватит изобретать велосипед и пора вернуться к опыту предков, которые готовы были кормить побеждённого врага сразу после его капитуляции, но пока он сопротивлялся, не отказывали себе в удовольствии применять против него всю разрушительную силу имевшегося вооружения?

Крымский мост - слишком значимый для России символ, чтобы просто забыть о покушении на него.

Ростислав Ищенко  

Правда ли, что Азербайджан способен 100 лет снабжать Европу энергией (т.е. вытеснить Россию)

Кажется становится понятным, почему Азербайджан всё чаще устраивает России козни.То их экологи на наших миротворцев наезжают, то их дипломаты за какую-нибудь русофобскую резолюцию в ООН проголосуют, т...

Страшный прогноз Жириновского про Иран начинает сбываться

Для россиян Владимир Жириновский запомнился не только, как харизматичный и яркий политик, а также основатель партии ЛДПР, но и как грамотный аналитик. Грамотный государственный деятель представил для ...

На горизонте маячит мат... Русский мат

Решил по старому навыку повнимательнее посмотреть, как там наши бывшие "партнеры".Почитал, поговорил с коллегами, прежде всего с теми, кто многие годы занимался западным миром. В сухом ...

Обсудить
  • :star2: :star2: :star2:
  • вроде ответили
    • Aleks
    • 10 октября 2022 г. 17:24
    Наше руководство играет с Хахляндией как кошка с мышкой, то придушит, то отпустит, потом опять придушит. И сколько эта игра будет продолжаться? Не заигрались бы.
    • G
    • 10 октября 2022 г. 17:25
    Ответ ВПР РФ дан в той форме и в том объёме, который достаточен в моменте, чтобы показать кто в доме хозяин... Отличный ответ - удар по инфраструктуре Украины!!! Остальное это демагогия Автора...
  • :thumbsup: