Постоянно откладываемое наступление ВСУ. В чем причина

272 23545

Визит премьера Японии на Украину, организованный американцами "в противовес" визиту Си Цзиньпина в Москву, всё-таки оказался не совсем бесполезным. Вдогонку вернувшемуся на родину японцу Зеленский дал интервью японскому изданию "Иомиури" (варианты написания "Ёмиури" или "Йомиури").

Среди прочего верховный главком ВСУ пожаловался японцам, что его армия не сможет в ближайшее время перейти в наступление из-за нехватки техники и снарядов. "Без танков, артиллерии и HIMARS мы не можем отправить наших храбрых солдат на передовую" заявил Зеленский.

Видимо украинский президент путает термины передовая и наступление. На передовую он своих "храбрых солдат" отправляет каждый день, успешно утилизировав не менее полутораста тысяч из них (не считая ещё большего количества потерявших способность воевать из-за полученных ранений и травм). Более того, если украинских солдат не направлять на передовую, то кто, спрашивается, будет держать фронт, который сразу в нескольких местах стремятся прорвать ударные группировки российских войск. Армия "воюющая" в тылу в ожидании техники и боеприпасов была бы интересным украинским ноу-хау, если бы такое было в принципе возможно.

Очевидно Зеленский, плохо учащий сценарии своих президентских выступлений (это не сцена, где могут гнилыми помидорами забросать – и так сойдёт), имел в виду, что он не хочет направлять на передовую без соответствующего технического обеспечения собранные ВСУ резервы. Напомню, что осенью прошлого года украинские генералы грозились собрать три новых армейских корпуса (по 40 тысяч каждый) для наступления на трёх разных направлениях. Киевские власти обещали, что в этом году украинская армия выйдет на границы 2013 года, вернув под свой контроль не только Херсонскую и Запорожскую область, и не только весь Донбасс, но и Крым с Севастополем.

Надо сказать, что три свежие и хорошо оснащённые группировки по сорок тысяч человек каждая (120 тысяч в целом) могли бы создать на фронте серьёзные проблемы, хоть их ударного потенциала, безусловно, было бы недостаточно, для реализации заявленных амбициозных планов Киева. Но уже к февралю текущего года, оптимизм украинских военных изрядно сдулся. Речь больше не шла о трёх группировках. Теперь Киев обещал собрать для контрнаступления только один новый корпус, численностью сорок тысяч человек.

Впрочем, сорок тысяч можно распределить и по трём штабным корпусным структурам, но от этого их пробивная сила не увеличится. Зеленский абсолютно прав в том, что для успешного наступления одного наловленного центрами комплектования и социальной поддержки пушечного мяса недостаточно, необходимы техника и боеприпасы в немалых количествах.

В общем, резервы удалось собрать только для одного наступления. Киев до последнего старался убедить всех, что это наступление состоится на Запорожском направлении, хоть ударная группировка монтировалась под Бахмутом, а располагавшиеся в районах Днепропетровска и Павлограда резервы, могли быть оперативно переброшены, как под Бахмут, так и на Юг (Запорожье) или на Север (Купянск). То есть, точное место украинского главного удара заранее определить было невозможно.

Теперь, после заявления Зеленского, возникает вопрос: а состоится ли наступление вообще? Техника с Запада поступает медленно. Боеприпасы поступают ещё хуже. Ситуация под Бахмутом и Авдеевкой такова, что для удержания фронта туда приходится перебрасывать силы с Киевского, Черниговского, Сумского направлений, обнажая участок от Чернигова, до Белгорода для внезапного удара российских войск. Стратегически резервы (пресловутые сорок тысяч) Киев пока старается не трогать, бросая в бой необученных мобилизованных уже через неделю-две после того, как они были пойманы на улице. Но это только умножает потери. От сформированных таким образом подразделений через неделю-другую боёв ничего не остаётся. То есть, между повесткой и могилой средний мобилизованный украинец живёт месяц, а воюет десять-пятнадцать дней.

Киев надеется, что сможет завалить трупами намечающиеся российские прорывы под Бахмутом и Авдеевкой, измотать и обескровить ударные штурмовые части, стабилизировать линию фронта, дождаться от Запада необходимого вооружения и расходных материалов и после этого перейти в наступление.

Надежда абсурдная, поскольку Россия свои стратегические резервы ещё даже не начинала расходовать (дожидаясь прорыва украинской обороны). Поэтому, даже если Москва решит взять временную стратегическую паузу, для смены на передовой уставших соединений, пополнения запасов расходных материалов и т.д. украинское "наступление" может состояться лишь в качестве пиар акции. Первый этап – прорыв, ценой огромных потерь", российской обороны. Второй этап – день-два активно освещающегося прессой продвижения, которое украинские СМИ будут подавать в качестве окончательной и бесповоротной победы. Третий этап – встреча с выдвинувшимися российскими резервами и уничтожение прорвавшейся украинской группировки.

Примерно так должно выглядеть украинское "наступление" (независимо от того, на каком участке фронта оно состоится). И это ещё лучший для Киева вариант. Ведь можно же и не прорвать фронт, израсходовав свои резервы в бесплодных атаках на подготовленную оборону.

Поэтому в принципе, Украине было бы логично забыть о наступлении вообще, перейти к разумной, гибкой, манёвренной обороне и постараться за счёт уступаемой с боями территории, нанести ВС РФ достаточно высокие потери, чтобы сбить их наступательный порыв и затянуть войну ещё на год.

Но так было разумно поступать и в прошлом году. Тем не менее, украинскую армию постоянно бросали в наступления, результатом которых становились громадные потери, при достаточно скромных территориальных успехах. Да и сам Зеленский, зацепившись за Бахмут, отказывался дать команду на отход и выравнивание линии фронта даже тогда, когда, в результате обходного манёвра российских войск, ВСУ в Бахмуте оказались в крайне невыгодной ситуации (в насквозь простреливаемом мешке с находящимися под огневым контролем ВС РФ коммуникациями, имеющими к тому же низкую пропускную способность, а значит не дающих возможность обеспечить истекающий кровью гарнизон боеприпасами и продовольствием в достаточном количестве).

Таким образом, отказ от добровольных отступлений, попытка всё защитить, ничего не отдать (даже если сил не хватает) и стремление переходить в контрнаступление при каждом удобном и неудобном случае – сознательная стратегия ВСУ и нет никаких оснований считать, что она будет изменена.

Зеленский может сколько угодно жаловаться японцам на нехватку вооружения, техники и расходных материалов. Он прекрасно знает, что Украина может делать вид, что она ещё жива лишь до тех пор, пока США дают деньги и оружие. Соответственно, стратегию ВСУ определяют США.

Хоть американцам украинцев и не жалко, но они не стали бы расходовать имеющийся ресурс в бесплодных наступлениях, если бы не были вынуждены демонстрировать своим избирателям внутри страны и своим союзникам на международной арене "украинскую эффективность". В этой гибридной войне США сделали ставку на экономический блицкриг против России. Они смогли убедить своих союзников, что надо будет совсем немного потерпеть, а затем все потери с лихвой будут возмещены за счёт добытых в поверженной России трофеев.

Но, напомню, а то многие, наверное, уже забыли, что в самом начале СВО и западной санкционной войны против России, германский канцлер Шольц и его правительство ограничивали устойчивость немецкой экономики двухлетним периодом. Через два года речь должна была идти не о потере Германией отдельных (переезжающих в США, Россию, Индию и Китай) предприятий или разоряющихся отраслей, а о коллапсе всей германской экономики. То есть, для сохранения Германии в антироссийском строю, по истечении двух лет санкционной войны, США надо было бы брать её на содержание, как Украину.

На самом деле, конечно, Берлин ещё был бы в состоянии сам поддерживать основные государственные функции и даже был бы способен аккумулировать довольно значительные бюджетные средства, но, его роль финансово-экономического локомотива Европы была бы сведена к нулю и США пришлось бы либо принимать эту функцию на себя, либо мириться с тем, что их европейские союзники, в затылок за Украиной, отправляются в состояние прогрессирующей руины. Как известно, выжженную землю хорошо оставлять противнику, но плохо владеть ею самому. При этом, сдать России свой европейский плацдарм, даже полностью разрушенный, для США будет означать фактический отказ от попыток восстановить свою гегемонию.

Фактически время, отпущенное США на дистанционную войну против России оказалось лимитировано двумя годами. Дальше надо либо переходить к контактной европейской войне, что чревато ядерным апокалипсисом, либо фиксировать болезненное поражение в украинской кампании, стараясь при этом сохранить за собой не до конца разрушенную Европу, ценность союза с которой повышается, по мере ослабления самих США.

Именно поэтому американцам изначально были нужны украинские наступления. Сообщения о них позволяли Вашингтону мобилизовывать союзников, которым внушалось, что надо только чуть-чуть напрячься, передать Украине чуть больше разного оружия и военной техники, обеспечить её снарядами и ракетами, обучить несколько десятков тысяч её солдат на западных полигонах и Москва сломается. Соответственно, европейские жертвы будут принесены не зря.

Но прошёл год и пошёл второй. Украинские успехи закончились, европейские запасы исчерпались, а Россия всё сильнее давит на фронте и ни на какие уступки не идёт. На горизонте уже отчётливо маячит европейская экономическая катастрофа, для предотвращения которой надо выходить из неудавшегося украинского проекта.

США не опустили руки, они пытаются бороться, активно втравливая в войну с Россией Польшу и Румынию. Но пока им не удаётся: ни ясновельможные паны, ни благородные домнулы не хотят повторить украинский путь, воюя с Россией в одиночку, всеми способами уклоняются от этой почётной миссии и требуют поддержки если уж не всего НАТО, то хотя бы его европейской части. Последний шанс дожать их до войны с Москвой – создать ситуацию, когда они будут вынуждены отправить войска на распадающуюся Украину, чтобы установить контроль над принадлежавшими им, до 1939 и 1940 года соответственно, территориями. Там они должны встретиться с российской армией, ну а организовать ведущую к войне провокацию для американцев – дело техники.

С этой точки зрения, украинское наступление становится неизбежным, ибо оно необходимо США.

В практически невероятном варианте (который, тем не менее, надо также учитывать) Киев каким-то чудом сумеет добиться малозначительных успехов и стабилизировать линию фронта до зимы. Тогда США получат аргумент для принуждения Европы к активному участию в войне (к отправке европейских войск на Украину). Вашингтон заявит партнёрам, что Киев в одиночку сделал, что мог, что ситуация патовая, никто не будет мириться, но никто не может наступать. Чтобы переломить её в свою пользу и заставить Россию пойти на выгодный Западу мир, надо усилить Украину европейскими контингентами. Европа же сама не может долго ждать (по экономическим причинам), вот и пусть напряжётся.

В основном, практически неизбежном варианте, Украина потерпит поражение, её наступление провалится, резервы будут исчерпаны, фронт держать будет нечем и режим начнёт рассыпаться на глазах. Тогда США скажут, что они с союзниками сделали всё, что могли, но украинцы (из-за глупости и коррумпированности своих правителей) не смогли в поной мере воспользоваться западной помощью. Поэтому Украину придётся списать и виновата в этом украинская власть. Полякам же с румынами надо озаботиться защитой "своих исторических" территорий.

Это даёт возможность США сохранить лицо и оставляет надежду на продолжение и даже расширение войны против России за счёт организации провокации против польских и румынских войск, вошедших в западные области Украины и возложения вины за произошедшее на Россию.

Напомню, что Вашингтон уже не раз (на разных военных и политических уровнях) заявлял, что судьба Украины должна решиться до средины-конца текущего лета и что готовящееся украинское наступление будет последним. С некоторых пор эти заявления стали повторять европейские и НАТОвские чиновники, а недавно аналогичное заявление сделал президент Чехии.

Так что единство Запада по поводу украинского наступления достигнуто – ВСУ должны наступать ибо это отвечает политическим интересам США и ЕС. При этом результат наступления не важен. Его полный повал, пожалуй, даже больше устроит американцев, чем частичный успех, поскольку провал даёт шанс (за счёт слива Украины, как не оправдавшей надежд) выскользнуть из украинской ловушки, в которую Вашингтон сам себя затолкал.

Поэтому, что бы ни думал и ни говорил Зеленский, а наступать надо. Шанс уклонится от наступления у ВСУ только один – если фронт рухнет раньше, чем они соберутся наступать.

https://ukraina.ru/20230325/10...

Бриг Меркурий ...

ПОТОМСТВУ В ПРИМЕР.Сегодня одна из славнейших дат в истории Черноморского флота.Хотя о ней сейчас мало кто помнит.А я попробую объяснить, почему я её запомнил. Так уж получилось, что я р...

Пять минут хорошего настроения. Выбор

— Доктор посоветуй, что мне делать: муж не любит мою собаку!— У Вас есть выбор — отравить или утопить.— Кого?!— Ну, у Вас есть выбор.— Вот если бы у тебя был выбор — куда бы ты по утрам...

Jaselkampf uber alles!

В общем, почитал я тут комменты возмущённых сектантов… И решил, что нужно добавить накала страстей и изобрести вдобавок к классовой борьбе ещё и ясельную борьбу. Не зря же мои учителя философ...

Обсудить
  • Сначала Вышиванк Пост, теперь Ёмаё Миури. Все пиздят-с, не надо верить.
  • Причина в играх, причём смертельных, которые должны знать разведка России и ГШ МО РФ, все остальное соусы.
  • Ситуация, когда все знают всё, но никто не знает истинного положения дел. То 40 тыс, то 200 тыс, то куча "бригад" тренированных в Англии, то еще что-то. Туман войны не уступает лету 42-го
  • Браво, Ростислав Владимирович, отличный анализ ситуации! И судя по тому, сколько раз и по каким причинам переносится контрнаступ бандерштадта, там выбрали именно вариант с обрушением фронта! :joy: Автору +++++
  • Ваше мнение диаметрально противоположно словам, озвученным недавно Пригожиным. Что по количеству резервов ВСУ, что по их оснащению. У него, по крайней мере, есть люди на передке, и в голословных утверждениях его сложно упрекнуть.