Стамбульские переговоры:мы знаем, какие силы стояли за Абрамовичем и Джонсоном

87 19253

Не будь добробатов Коломойского, в Днепропетровске было бы, как в Одессе.

На фото: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, президент Турции Тайип Эрдоган и бизнесмен Роман Абрамович (слева направо) во время российско-украинских переговоров во дворце Долмабахче, Стамбул, март 2022 года. (Фото: Сергей Карпухин/ТАСС)

Говоря о неких возможных мирных соглашениях, в данном случае — с Украиной, вроде как подразумевается соблюдение государственных интересов. России важно обеспечить свою безопасность плюс выполнение еще ряда требований, список которых может меняться, но какие-то ключевые позиции в нем непременно останутся. Украина хочет остаться государством, и если капитулировать — то как-нибудь необидно. Западу при любых раскладах нужна возможность продолжить давление на Россию…

Но при этом существует и множество частных интересов, соблюдение (или не соблюдение) которых так или иначе может влиять на заключение соглашений — олигархи, наши и украинские, семейка Байденов, пресловутая БлэкРок, инвестиционная компания, которую через слово поминают все украинские политологи… Насколько реально влияние таких вот «частных» факторов на процессы достижения мира?

«СП»: Ростислав Владимирович, насколько интересы олигархов и иже с ними будут учитываться при неких «окончательных договоренностях», подразумевающих достижение государственных интересов?

— А что, на Украине или в России есть только государственные интересы? А мои, ваши, частных компаний? И в США та же история, везде есть интересы частные, групповые, сословные, да какие угодно. Вопрос в том, как эти интересы взаимодействую друг с другом.

Никто заранее не знает, какое решение примет человек — а все в конечном итоге зависит от конкретных решений конкретных людей. На Украине решение принимали не транснациональные корпорации, не политики и не олигархи — там всё решили 52 миллиона человек, у которых после распада СССР был выбор дальнейшего пути. Они хотят создавать второе русское государство — или не-русское, а какое-то украинское, или хотят все бросить и удрать в Европу?

Каждый самостоятельно делал этот выбор, а уже дальше соотношение сил — в форме выборов и политической борьбе между выборами — приводило к принятию решений на государственном уровне.

Да, есть внутри страны разные группы с различными интересами — но как это может повлиять на капитуляцию Украины, если та будет разгромлена?

«СП»: Вспомню BackRock, гигантская компания — неужели для соблюдения своих интересов она не в состоянии повлиять в данной ситуации на американскую политику?

— Все в состоянии влиять на американскую политику, Россия в первую очередь. Разве что Китай может с нами посоревноваться во влиянии на США. Даже Байден, пока жив, тоже влияет на американскую политику, хотя никто, включая его самого, не знает, как именно он влияет.

У нас тоже есть масса групп влияния, интересы которых вынуждена учитывать государственная политика. Какие-то такие группы уже покинули страну, а некоторые и вернулись — внутренняя борьба идет постоянно, и все по-разному видят политику государства. Кто-то утверждал, что Украину надо умножить на ноль еще в 2014 году, а кто-то до сих пор считает, что так делать не надо. И это по одному вопросу, и только две из множества имеющихся точек зрения. А таких вопросов десятки и сотни.

Но все это варится во внутригосударственном котле и приводит к какому-то единому решению, которое в той или иной степени учитывает и позиции отдельных людей, и позиции крупных компаний, от деятельности которых зависит нормальная жизнь населения. Надо понимать, что «государственный интерес» — это не абстракция, это сумма конкретных интересов тех, кого представляет государство.

«СП»: В общем и целом, всё понятно. Но я о частностях. Скажем, Игорь Коломойский создал нацистские «добробаты» — организовал, экипировал, вооружил. И наличие такой серьезной силы наверняка влияло на принятие тех или иных политических решений, принимаемых Украиной…

— Когда добробатов Коломойского еще не было, противостояние на Украине уже существовало. В Одессе в Доме профсоюзов активистов сжигали в основном не люди Коломойского, а харьковские футбольные фанаты.

То, что первые выступления против Майдана в Донбассе в значительной степени были согласованы с Ринатом Ахметовым, и им же финансировались, тоже уже не секрет. Он хотел укрепить свои позиции, но события вышли из-под его контроля. Гиркин-Стрелков приехал в Донбасс защищать свои интересы, потому что ему нравится воевать, но, с другой стороны, его приезд кто-то финансировал. Кто-то же его уверял — «Мы в Кремле договорились!». И если он потом говорил, что «Путин обещал», то это вовсе не означает, что Стрелков с Путиным общался — это ему кто-то сказал, а он поверил.

То есть уже были интересы. И интересов таких было много. И все они вместе сложились в конфликт.

А что Коломойский профинансировал десяток добробатов — так это он только выполнил социальный заказ лучше других. Финансировали создание нацистских батальонов и другие люди. Но он, как человек предусмотрительный, попытался создать как можно больше наилучшим образом экипированных подразделений, просто чтобы иметь свою частную армию.

Не было бы Коломойского — в Днепропетровске было бы, как в Одессе. Или как в Харькове. Пошумели бы на улице, потом бы приехал «Беркут» из Львова или Ивано-Франковска, и на этом бы всё закончилось.

Но нельзя говорить, что Коломойский развязал гражданскую войну — гражданскую войну развязывают граждане. Должна быть такая ненависть друг к другу, что стоит людям дать денежку и автомат, и они пойдут воевать. А можно и денежку не давать.

Конфликт — коллективное решение. И в 1918-м Гражданскую войну развязали не большевики, не монархисты и не интервенты. Войну друг против друга развязал русский народ.

Ту же политику расказачивания, да, могли придумать в Кремле — но реализовывали ее соседи, которые друг друга убивали. Если бы они этого не делали, войны бы не было. Она начиналась не с армий, а с отрядов по 3−4 тысячи человек, что у красных, что у белых.

«СП»: Когда шли переговоры в Стамбуле, все задавались вопросом — чего это там мелькает Роман Абрамович. Теперь понятно, что он должен был материально заинтересовать представителей украинской делегации и тех, кого конкретно они представляют. Предоставить финансовые гарантии от российской бизнес-элиты своим украинским партнерам. То есть опять же, вывести за скобки личное, «шо я с этого буду иметь?». И вроде как сговорились, но тут со своим личным интересом вмешался Борис Джонсон…

— Из ваших слов следует: приехал Абрамович, дал гарантии, потом приехал Джонсон и гарантии отменил. Но это же не так.

Абрамович давал не свои гарантии, он давал гарантии от имени российского бизнеса, а бизнес никаких гарантий не может дать без гарантий государства. То есть Абрамович, вернемся к началу нашего разговора, выражал коллективную волю нашего государства.

России необходимо было, как заявлялось в начале СВО, добиться гарантий собственной безопасности. Как это будет, с Украиной или без таковой, это уже не важно. И давал он гарантии следующего свойства: если сейчас будет заключен мир на таких-то условиях — вы признаете российскими Крым и Севастополь, вы признаете Донбасс независимым в границах Луганской и Донецкой областей — то крупный бизнес на Украине, вне зависимости от того, какой клоун будет сидеть в Киеве, своих активов не лишится.

Абрамович — человек авторитетный, он и с Кремлем связан, и в украинских бизнес-кругах уважаем, и в Лондоне живет, то есть и для Запада не чужой — но он не от себя говорил, от государства.

А когда приехал Борис Джонсон и сказал «мы ничего не собираемся подписывать с Россией», он же тоже не от своего имени говорил. «Мы» — это кто? Речь шла о подписании российско-украинского соглашения. Джонсон же представлял коллективный Запад, в первую очередь США. И он дал понять — вне зависимости от того, что там решит Украина, война Запада с Россией будет продолжаться.

И украинские политики, выбирая из двух вариантов и опираясь на коллективную волю украинского народа, который был совсем не против повоевать, выбрали то, что выбрали. А могли предпочесть и другой вариант. Речь шла не об абрамовичах и джонсонах, а об интересах сверхдержав, и украинцы выбирали сторону, к которой они примкнут в этом противостоянии, а не просто мир или войну.

Роль отдельной личности в такого рода ситуациях — это как былины, где вышел один Илья Муромец и положил всю силу татарскую. Но никто лично этого не видел.

https://svpressa.ru/politic/ar...

Лекция по психологии "украинства"

Картинко взято из гугла по запросу "дунька" Некоторые уже давно переживают, как мы будем переформатировать промытое пропагандой население бывшей украины. Они просто не понимают мышление...

Россия готовится разорвать договор 1990 года о воссоединении ФРГ и ГДР
  • Conrat
  • Вчера 13:55
  • В топе

Понятно, что никто из политических деятелей в нашей стране не говорит ничего просто так. И уже тем более, если речь идет об одном из самых основополагающих событий и документов последних 50 лет. ...

Хозяйка кофейни в Люберцах унизила бойца СВО. Но такой реакции не ожидала точно

Предпринимательница из Московской области, самозваный "блюститель порядка", публично похвасталась, что самолично способна выгнать из кофейни не только бомжей, но и "горе-бойцов", и быстро поплатилась ...

Обсудить
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • Напомните пожалуйста , на ком был женат персонаж Роман Абрамович , и кто у Даши Жуковой папа ? И что папе Даши принадлежит в Одессе ? Правильно порт и зерновые терминалы по которым т... ну дальше вы все знаете...противно это все было смотреть ..очень противно !
  • :thumbsup:
  • Чушь полная.Причем тут Абрамович? Он слово пикнуть не посмел бы.И Сравнение в американцами?
  • Мы уже видели этого Ищенко в смешной роли военного стратэга, сейчас видим в подобной роли "историка". :laughing: