Украина подошла к пределу своих мобилизационных возможностей, в Курской области \"Камаз\" ВС РФ предположительно подорвался на противотанковой мине

Расстрел Царской семьи – месть старообрядцев за Раскол Православия [04-4]

3 333


Королева Виктория и её семья – правящая Саксен-Кобург-Готская династия. Кобург, Германия, 1894 г.

                  5.4. Королевская прокламация Георга V

Рассмотрим важнейший документ, определивший последние дни жизни царской семьи Николая II и его самого - Королевскую прокламацию Георга V.

17 июля 1917 года (в Великобритании григорианский календарь был принят еще в 1752 г., т.е. это дата по «новому стилю»). В этот день, король Георг V отказался от всех личных и семейных германских титулов и официально изменил название правящей династии с германской Саксен-Кобург-Готской на английскую Виндзорскую — по названию одного из своих родовых замков – Виндзор (рис.13). Теперь Георг V (рис.14) стал герцогом Ланкастерским и герцогом Нормандским.

Рис.13. Замок Виндзор
Рис.14. Король Англии Георг V, герцог Ланкастерский и герцог Нормандский


Совпало так или нет, но ровно через год, в годовщину дня рождения Королевского Дома Виндзоров, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге Николай II с женой, детьми и близкими был расстрелян большевиками.

Свое решение Георг V изложил в Королевской прокламации (рис.15). 

Рис.15. Королевская прокламация Георга V от17 июля 1917 г. (начало текста и концевая ссылка на публикацию)


Этот документ достаточно широко известен в исторической науке, однако, это решение короля и сам документ как-то исключены (кем? как? с какой целью?) при рассмотрении вопроса последних дней царя, а он является ключевым, объясняющим практически все известные действия того периода.

Королевская прокламация начиналась так: «Поскольку Мы, по рассмотрении наименования Нашего Королевского Дома и Семьи, решили, что впредь Наш Дом и Семья должны именоваться и быть известны как Дом и Семья Виндзор:

И поскольку Мы далее определили для Нас и для всех Наших потомков и всех других потомков Нашей славной и великолепной памяти Бабушки королевы Виктории, отменить и прекратить использование всех немецких имён и титулов…».

Согласно Королевской прокламации, членами дома Виндзоров были объявлены потомки королевы Виктории и принца Альберта по мужской линии, являющиеся британскими подданными, за исключением женщин, вышедших замуж за членов других фамилий. Принцам и принцессам нового дома Виндзоров, которых раньше обязывали вступать в брак исключительно с отпрысками немецких династий, было рекомендовано обратить свое внимание на британских невест и женихов.

День издания декрета, 17 июля 1917 г., король Георг V назвал в своем дневнике «историческим». Немецкая монархическая династия превратилась в «британскую королевскую семью». Члены британской королевской семьи, сражавшиеся на стороне Германии, были исключены из состава семьи. Решение короля было поддержано британским истеблишментом и широкими народными массами.

В настоящее время все члены дома Виндзоров являются потомками сыновей короля Георга V. Потомство нынешней королевы Елизаветы II и её мужа герцога Эдинбургского фактически уже принадлежит к датской династии Глюксбургов. Баттенберги, например, пошли по пути наименьшего сопротивления и просто-напросто перевели свою фамилию с немецкого на английский, став Маунтбаттенами. Их фамилия по документам — Маунтбеттен-Виндзор, так как Филипп перед браком принял англизированную фамилию Маунтбеттен, по матери. Однако официальное название правящей династии и после Елизаветы II по-прежнему будет «Виндзорская».

Ну и что в этом особенного – скажут одни. Их королевская воля, вот и переименовали – скажут другие. Во-первых, изменение названия правящей династии явление чрезвычайно редкое в истории правящих домов, и чтобы пойти на такие действия, необходимы архичрезвычайные обстоятельства. Во-вторых, особенного в этой царской воле то, что Королевская прокламация Георга V от 17 июля 1917 г., этого «навеки преданного друга Джорджи», является ключевой причиной гибели семьи Николая II и его самого, «дражайшего старины Ники».

Небольшая генеалогическая информация. Знаменитая королева Виктория, приходящаяся Георгу V бабушкой, принадлежала к Ганноверской династии, а ее муж принц Альберт – к Саксен-Кобург-Готской (рис.16). Последним представителем древних Ганноверов и была королева Виктория, которая, выйдя замуж, приняла династическое имя своего мужа Альберта. Так королевская семья Англии стала Саксон-Кобург-Готтами. 

Рис.16. Последним монархом из династии Ганноверов была королева Виктория. Ее наследники приняли династическое имя принца Альберта и стали Саксон-Кобург-Готтами

А история такова. Георг I принадлежал к немецкой династии с громким именем: Брансвик-Люнебург-Ганновер, связанной с древнейшими королевскими домами Вельфов и Д’Эсте, чьи корни глубоко затерялись в раннем средневековье. Саксен-Кобург-Готская династия — ветвь Эрнестинской линии древней саксонской династии Веттинов, правившая в некоторых государствах Европы и являющаяся правящей династией в Бельгии и Великобритании. В ноябре 1826 года владетельные германские князья пришли к компромиссу: Эрнст Саксен-Кобург-Заальфельдский уступил Заальфельд ветви Саксен-Мейнинген и получил Готу. Впоследствии он стал Эрнстом I, герцогом Саксен-Кобург-Готским. На британский трон Саксен-Кобург-Готская династия вступила после смерти королевы Виктории в 1901 году, когда королём стал Эдуард VII — её сын от Альберта Саксен-Кобург-Готского. Преемником Эдуард VII стал его сын - Георг V. Матери Георга V и Николая II – родные сестры. Они были дочерями короля Дании Кристиана IX и королевы Луизы, урожденной принцессы Гессен-Кассельской. Саксен-Кобург-Готская династия так бы и оставалась, если бы не Первая мировая война.

Из приведенной справки вытекают ошеломляющий вывод: обитатели английского Букингемского дворца – самые настоящие немцы. Да к тому же чистейшей воды, т.е. крови! У короля Георга V и его кузена Николая II в жилах текла главным образом немецкая кровь с небольшой примесью датской. Да вдобавок Николай II был женат на чистокровной немке - Александра Фёдоровна (Феодоровна, урождённая принцесса Виктория Алиса Елена Луиза Беатриса Гессен-Дармштадтская (нем. Victoria Alix Helena Louise Beatrice von Hessen und bei Rhein (Hesse-Darmstadt), российская императрица, супруга Николая II (c 1894 года). Четвёртая дочь великого герцога Гессенского и Прирейнского Людвига IV и герцогини Алисы, дочери британской королевы Виктории. И дети их – чистокровные немцы.

Автор ничего, абсолютно ничего нового не открыл, но никто не изволил сопоставить данные известные факты с Королевской прокламацией Георга V от17 июля 1917 г.

Следовательно, Николай II и его семья были коренными представителями правящей Саксен-Кобург-Готской династии.

Рассмотрим вкратце истоки появления Королевской прокламации Георга V и как этот документ повлиял на процессы принятия решений по судьбе Николая II.

Первую мировую войну в Европе называют войной кузенов, или войной двоюродных братьев. Действительно, ситуация сложилась довольно комичная, если бы этот фарс не обернулся мировой мясорубкой, в которой погибли миллионы людей. Королева Виктория была дамой плодовитой. Ее многочисленные отпрыски занимали семь европейских тронов, а если считать и родню принца Альберта, то 11 и все они относились к Саксен-Кобург-Готской династии (рис.17).

Рис.17. Девять королей, собравшихся на похороны Эдуарда VII. Во втором ряду слева направо: король Норвегии Хокон VII, король Болгарии Фердинанд I, король Португалии Мануэль II, кайзер Германии Вильгельм II, король Греции Георгий I и король Бельгии Альберт I. В первом ряду слева направо: король Испании Альфонсо XIII, король Британии Георг V и король Дании Фредерик VIII

Георг V, кайзер Вильгельм и Николай II были двоюродными братьями. Есть свидетели, которые утверждают, что когда Вильгельм узнал, что Россия выступила против него, то воскликнул: «Ники меня обманул!», после чего добавил: «Если бы была жива бабушка (Виктория), она бы никогда этого не допустила». Скорее всего, он был не прав, потому что к 1914 году реальная власть уже ускользала от монархов, переходя, говоря современным языком, к военно-промышленному комплексу. У генералов и производителей оружия были свои цели, которые не имели никакого отношения к слову «мир».

Вступая в Первую мировую войну против Германии, Англия была уверена в полной и быстрой победе. Однако этого не случилось. С провалами военных операций на фронтах, среди английских солдат, по понятным причинам, резко возросли антигерманские настроения, которые через письма домой резко подогревали аналогичные настроения и в самой Британии.

С началом войны глухое недовольство против немецкоязычной диаспоры Британии переросло, дополнительно и активно подогреваемое пропагандой, в открытую вражду. На самом высоком уровне стали раздаваться голоса в пользу интернирования всех немцев, проживающих в Британии. В информационной войне активную роль играли известные британские писатели, действовавшие в русле официальных антинемецких доктрин, среди них Р. Киплинг и А. Конан Дойль. Противник изображался в манере, понятной любому, даже малообразованному человеку. Враг, немец, он не только исполнитель воли руководства Германии, но и активный, сознательный участник войны. Простой народ вымещал свое негодование на представителях немецкой диаспоры Великобритании.

В 1916 году Германская империя развернула неограниченную подводную войну, топя корабли союзников, а позже и корабли нейтральных государств, перевозившие продовольствие. Тем самым была предпринята попытка организовать на территории Британии голод. Одним из ответов на такую угрозу стало введение в феврале 1917 года системы добровольного нормирования продуктов питания, поддержанной лично королём и королевой.

1917 год не внес ясности в перспективы заключения мира в Европе. Поначалу казалось, что Антанта одолевает немецко-австрийские силы, но Февральская революция в России и отречение Николая II спутало все карты. Россия фактически вышла из участия в войне. Шел третий год войны, и антинемецкие настроения в Британии становились все громче. Наиболее грозными проявлениями антигерманских настроений в британском обществе стали массовые беспорядки. Первый августовский стихийный всплеск насилия вылился в нападения на магазины, принадлежавшие немцам, в восточном Лондоне (рис.18). 

Рис.18.Толпа громит немецкие магазины в лондонском Ист-Энде

Антинемецкие погромы прокатились по Лондону, Ливерпулю, Манчестеру и Ньюкаслу. В лондонском Ист-Энде, где многие немцы держали булочные, разъяренные толпы разбивали витрины, вспарывали мешки с мукой и давили колесами уже испеченные буханки. Погромы привели к тому, что на какое-то время хлеб в этой части города практически пропал. В Брэдфорде и Ноттингеме натурализованные немцы бросились подписывать письма, в которых клялись в верности стране и королю, желали британской армии победу и давали честное-пречестное слово, что спят и видят разгром Германии. При этом в опасности оказались не только немцы. На улицах Поплара (район на востоке Лондона) толпа громила немецкие лавки с такой тщательностью, что жертвами оказывались все, чья фамилия звучала не слишком по-английски. В самый разгар конфликта британцы громили баварские мясные лавки и даже забивали камнями немецких такс. В октябре 1914 года беспорядки охватили южные окраины столицы и район Дептфорд, куда недавно прибыли восемьсот бельгийских беженцев. Самые значительные вспышки насилия случились в августе и октябре 1914 года, в мае 1915, в июне 1916 и в июле 1917 годов.

В Британии заговорили о слишком большом экономическом влиянии живущих в стране немцев. Нездоровые настроения подогревались историями о шпионах, действующих на территории Британской империи. "Сотнями якобы "британских" компаний на самом деле управляют немцы! Германские шпионы внедрились в деловую сферу нашей страны с тем, чтобы подготовить наш крах", - пугали соотечественников "бдительные" авторы. Многими гражданами Соединенного Королевства постепенно овладевала шпиономания, подозревали даже живших в их семье слуг и гувернанток немецкого происхождения. К. Пил, автор воспоминаний об общественной жизни в Британии накануне и во время войны, приводит в своей книге такой случай: маленький ребенок спросил мать, должны ли они "убить бедную фройляйн". Следует отметить, что газеты поддерживали это безумие. Они требовали, чтобы все этнические немцы призывного возраста были изолированы от общества. В то время на Британских островах проживало около 60 тысяч немцев, австрийцев и турок, плюс еще восемь тысяч натурализованных граждан «враждебного происхождения».

Уставшие от войны и лишений англичане вдруг вспомнили, что обитатели Букингемского дворца – самые настоящие немцы. Да к тому же чистейшей крови! Этот факт вызвал рост антиправительственной нервозности в Британии на базе «шпиономании». Поскольку кайзер Вильгельм II был кузеном Георга V, как кузеном был и Николай II для них обоих, то начали циркулировать слухи, что все двоюродные братья находятся в каком-то сговоре против Англии. Вдобавок, супругой Николая II была чистокровная немка. А если еще британский король немецкого происхождения решиться бы приютить российского немецкого императора и обеспечивать его и его немецкую семью из налогов британцев, то этот его шаг мог бы вызвать волну народного негодования и, как следствие, свержение британской монархии вслед за российской. К 1917 году давление по поводу своей «немецкости» стали ощущать абсолютно все члены королевской семьи.

Антиправительственные и антигерманские настроения в Англии нарастали практически во всех слоях населения, что могло привести к социальному и революционному взрыву и с этим надо было что-то делать. И во дворце, и на Даунинг-стрит понимали, что надо как-то разрулить эту ситуацию, но как? Кровные узы королевской династии Великобритании с правящей семьёй Германской империи — главного противника Великобритании в войне превратились в камень на шее для «утопающей» от внутренних проблем Англии.

Что нужно было предпринять королю Георгу V, чтобы одним махом решить весь узел проблем, свалившихся на его королевство? Решение должно было быть единственным, как удар мечом Александра Македонского по гордиеву узлу. И такое решение было найдено – переименование королевской правящей династии с германского звучания «Саксен-Кобург-Готской» на английское звучание. Это дало бы возможность цельного слияния, полной адаптации королевской семьи с английским обществом.

Возможно, что идея переименования королевского дома витала в воздухе, но никак не могли подобрать подходящего слова, в котором бы было не только кондовое английское звучание, но и это слово опрокидывало бы произносящего в глубокую английскую историю. Перебрали практически все английские имена из истории монархии: Стюарты? Тюдоры? Плантагенеты? Фитцрои? Но ни одно из них не выглядело достаточно привлекательным и сугубо английским. Предлагаемые звучные имена были фактически уже отработанным историческим материалом. Все предложения забраковывались или самим Георгом V, или канцелярией премьер-министра. Идею с новым английским названием королевской династии гениально округлил личный секретарь Георга V - Артур Джон Бигж, 1-й барон Стэмфордем, который сказал только одно слово: «Виндзор». «Виндзор» оказался прекрасным именем для династии, одновременно являясь квинтэссенцией всего английского и всего королевского. Счастливая идея, сразу понравившаяся всем, случайно пришла в голову личному секретарю короля, когда сажая картошку с королём Георгом V в Виндзорском замке, он вдруг сообразил, что название летней резиденции короля «Виндзор» (рис.13) – не только исконно английское, но и весьма благозвучное, королевское, что немаловажно для династической фамилии. Вполне можно допустить, что Георг V и его кабинет еще долго могли бы муссировать это название, но немцы быстро поставили точку в их сомнениях.

Английские историки считают, что одним из определяющих поводов для переименования королевской династии стала бомбежка Лондона немецким самолетом Gotha G.IV (рис.19) — само название воздушного судна напоминало о фамилии, которую носил король (Саксен-Кобург-Готской династия или Herzogtum Sachsen-Coburg-Gotha), и это было так же неправдоподобно, как и унизительно.

Рис.19. Стратегический немецкий бомбардировщик Gotha G.IV


Взлетев с авиабазы на бельгийском побережье 25 мая 1917 г. 23 германских бомбардировщика Gotha G.IV, совершили первый из восьми дневных налетов на Англию, но из-за густой облачности и противодействия со стороны британских средств ПВО вынуждены были сбросить свой смертоносный груз над портом Фолкстоун, военным лагерем Шонклайф и городком Ширнесс.

В полдень, 13 июня 1917 г., впервые в истории на Лондон сбросили бомбы 22 бомбардировщика Gotha G.IV: пострадало 594 мирных жителя, из них 162 были убиты. Одна из немецких бомб угодила в начальную школу в районе Поплар, убив 18 детей (концентрированно здесь). Не стоит забывать, что эта бомбежка негативно наложилась на массовые стихийные выступления и погромы в июле 1917 г. по всей Англии. 

Идя навстречу желаниям своих патриотически настроенных подданных, 17 июля 1917 г. (всего через 4 дня после трагической бомбардировки) Георг V выпустил особый закон, по которому Британская королевская семья стала именоваться Виндзорской вместо Саксен-Кобург-Готской, изменив фамилию на Виндзор всем потомкам королевы Виктории (той самой, которая не очень-то и любила русских), проживавшим на тот момент на территории Великобритании. Так родился Дом Виндзоров.

Своим решением Георг V доказал верность Англии и народу и свел на нет ассоциирование его правящего дома с германским агрессором и со всем немецким. Королевская прокламация Георга V отсекала всех его немецких родственников по материнской линии, находящихся вне Англии, в том числе двоюродного брата, а заодно и двоюродную сестру. Таким образом, Георг V размежевался с обоими королевскими домами германского происхождения, в предшествовавшие 200 лет правившими Британией – и с Саксен-Кобург-Готским, и с более древним Ганноверским домом.

Сменив королевскую фамилию, Георг V дистанцировался от всех своих августейших родственников в Европе, и в первую очередь – от немца Николая II и его немецкой семьи. Потому и не пустил его в Англию.

«Георг позволил дому Романовых кануть в историю и подставил под пули кузена Николая II лишь ради того, чтобы выжил дом Виндзоров», — так объясняет в своей книге «Упадок и разрушение Британской империи 1781-1997» поступок короля Георга V историк, британский писатель Пирс Брендон (Piers Brendon).

Не разбираясь в тонкостях политики, Георг V больше всего был озабочен тем, чтобы сохранить относительный мир и национальное единство своей страны в годы войны и он гениальным и простым решением замены одних слов на другие, добился этого, но как были они немцами по происхождению, так ими и остались.

Осенью 1918 г. победа в войне была достигнута. Великобритания вышла победительницей. В ноябрьские дни 1918 г. огромные толпы лондонцев собрались у ворот Букингемского дворца, чтобы выразить свое удовлетворение и благодарность королю. Когда седобородый, усталый король Георг V, одетый в военную форму, выходил на балкон, гром приветственных возгласов обрушивался на него. Кризис в отношениях между монархом и его подданными быстро был сведен «на не» и вскоре забылся.

Наилучшим показателем беспокойства Георга V за судьбу британской монархии явилось его отношение к своему кузену, низвергнутому императору Николаю II. Не желая возбуждать британское общественное мнение, король не предложил царской семье политического убежища в Великобритании. Позднее известие о расстреле российских родственников причинило ему боль. Кузены не раз встречались и испытывали симпатию друг к другу. В дневнике 25 июля 1918 г. Георг V записал: "Королева и я посетили службу в русской церкви... в память о дорогом Ники... Я был предан этому добрейшему и благородному человеку, любящему свою страну и свой народ".

Из всего изложенного следуют простые выводы:

1. Во Власти нет родственников.

2. Во Власти нет человека, есть биоболочка с нужными на данный момент функциями.

3. Национальность правителя не играет никакой роли, если правитель правит во имя управляемого им народа, для его благоденствия и благосостояния.

И последнее. Теперь воочию видно, что на фоне действительно королевской персоны Георга V с его Королевскими решениями во имя английского народа, Николай II выглядит не только жалким и никчемным правителем, но и достаточно жалкой и пустой личностью.

Издавая свою Королевскую прокламацию, Георг V, конечно же, думал о ее последствиях для всех членов бывшего королевского дома Саксен-Кобург-Готской династии. Фактически, Георг V всех тех членов бывшего «немецкого» царственного дома, которые находились вне Англии, «обнулил», лишив их статуса «представителей царской крови», но не лишив их в той или иной мере того положения в обществе, которое они занимали.

Николай II в его положении свергнутого и лишенного свободы представителя королевского дома Саксен-Кобург-Готской династии становился «никем и звать его никак». Николай II в контексте Королевской прокламации превратился в "изгоя" и царского «прокаженного» со всеми вытекающими обстоятельствами.

Оценим динамику событий во всей их красе.

23 марта 1917 г. Получено предварительное согласие Лондона об эвакуации Николая II в Англию.

30 марта 1917 г. Георг V сделал попытку дезавуировать это приглашение кабинета.

2 апреля 1917 г. Министр иностранных дел Англии лорд Артур Бальфур возражает Георгу V на нежелание принимать царя.

6 апреля 1917 г. (крайне важная дата!) Соединённые Штаты Америки вступили в Первую мировую войну на стороне Антанты (военный союз Англии, России, Франции).

6 апреля 1917 г. Утром, Георг V ответил Бальфуру, что общественное мнение отрицательно относится к приезду императорской семьи.

10 апреля 1917 г. Георг V сообщил всем чиновником свое собственное решение – нахождение в Британии русского царя нецелесообразно и опасно. Д.Бьюкенен уведомил Милюкова о том, что «Английское правительство не настаивает больше на своем предложении».

25 мая 1917 г. Первая бомбардировка Англии немцами.

01 июля 1917 г. МИД дел Великобритании через своего посла Д.Бьюкенена официально извещает Временное правительство об отказе принять царя и его семью в Англии в качестве гостя.

13 июля 1917 г. Впервые в истории на Лондон сбросили бомбы 22 бомбардировщика Gotha G.IV.

В июле 1917 г. случились самые значительные вспышки насилия по отношению к немцам в Англии.

17 июля 1917 г. Георг V издает Королевскую прокламацию.

Удивительное совпадение дат и событий. В этом не ничего не обычного, когда всякое действие запланировано и правитель адекватно реагирует на изменение «политического момента». Острота вопроса отказа в приеме царской семьи нарастает по мере необходимости принятия Королевской прокламации.

Отметим только два синхронизирующих фактора в принятии Королевской прокламации.

Первый. Вступление США в первую мировую войну. К апрелю 1917 г. стал очевиден исход войны. Запахло дележом Германии и России. Наличие германской наследственности могло резко отрицательно сказаться в итак не совсем дружественных отношениях США и Великобритании. Резко возрастает актуальность разрыва с немецким прошлым у Георга V. И сразу же следует категоричное отрицание Георга V в вопросе приезда Николая II.

Второй. Первая бомбардировка Англии и тут же следует окончательный отказ Георга V о принятии царя. Значительные вспышки насилия по отношению к немцам в Англии. Вторая бомбардировка уже Лондона и через 4 дня публикуется Королевская прокламация. Николай II становиться «пустым местом».

Не следует полагать, что Королевская прокламация создавалась только под Николая II. Она создавалась непосредственно и с целью не только укрепления внутренней стабильности Великобритании, но прежде всего для сохранения царствующего дома Георга V в сложившихся исторических условиях. А то, как она ударила по Николаю II есть побочное следствие. Не более и не менее.

У Королевской прокламации есть еще один скрытый смысл. Переведя Николая II в категорию «ты никто и звать тебя никак», в категорию «изгоя», Георг V на полном основании делает своеобразный властный окрик всем царствующим домам Европы - Англия категорически против видеть Николая II на территории любой страны!

Георг V словно говорит всем, что, мол, причем здесь какой-то двоюродный брат, зачем он вообще нужен Англии, и зачем его спасать, если на кону стоит 1/6 часть суши земли с невообразимо баснословными ресурсами. Наша задача в этой войне (теперь совместно с США) - уничтожить, расчленить и подмять под себя не только Германию, но прежде всего Российскую империю, эту несгибаемую русскую цивилизацию, которая единственная на планете сохранила самостоятельность от Запада, самодержавную форму правления и имела в себе потенциал создания альтернативного, справедливого мирового порядка и общества. Захватить богатейшие ресурсы России, необходимые для закрепления «нового мирового порядка» - рабовладельческой, инфернальной цивилизации.

После этого окрика всем странам, какой правитель вздумает принимать у себя царскую семью? Да лучше себе в «русскую рулетку» сыграть, чем получить врага в лице Англии (а теперь США) в те времена. Поэтому некие заявления о согласии принять царя, например, испанского короля Альфонсо XIII, ни к чему не привели, в помощи ему отказали все правители, к которым он обращался.

Европейские короли не решались взять на себя ответственность за судьбу царской семьи. С одной стороны, помощь низложенному императору Николаю II могла бы сыграть им всем на руку. За три года Первой мировой войны авторитет многих коронованных особ изрядно пошатнулся, а такой благородный жест как спасение царской семьи мог бы возродить почтение к институту монархии. С другой стороны, уставшие от войны жители Европы отнеслись с радостью к вести о свержении русского императора. Они видели в нем только тирана. Более того, довольно многие британские политики винили лично Николая II в печальном внутреннем положении России в 1917 году, и им очень не хотелось спасать государя, который так глупо провалил войну.

Примерно так же думали и французы. Где-то в это же время британский посол во Франции лорд Берти писал в Лондон, что французы считают русскую императрицу немчурой не только по рождению, но и по духу.

В сущности, Романовы тяготили всех. Николая II и его семья превратились во всеобщее политическое неудобство.

Этот окрик своего двоюродного братца Георга V (рис.20) прекрасно понял и Николай II (двери из России для него навсегда закрылись!) и Временное правительство (делайте что хотите!). Дружба дружбой, а табачок врозь. 

Рис.20. Кузены: Николай II (слева) и его двоюродный брат, король Англии Георг V (справа)


После окрика-отказа Георга V выковырянный с престола Николай II стал гирей и хомутом на Временном правительстве под лозунгом, с вопросом, где ставить запятую: «Убить не спеши спасать!».

Таким образом, сразу же после отречения царя перед Временным правительством стояла важнейшая задача – избавление от царя его официальной экстрадицией в Англию, положительное решение которой после опубликования Королевской прокламации Георга V от 17 июля 1917 г. рухнула окончательно.

Царская семья была бесповоротно обречена на смерть. Вопрос времени уже не стоял. Мертвая и больная (гемофилия цесаревича и дочери, как ее разносчики) ветвь «немецких» Романовых безжалостно отсекалась с расцветающего дерева «английских» Виндзоров (рис.21). Фактически, смерть царской семьи стало результатом "омоложения" королевского дома Великобритании.

Рис.21. Семейное древо Саксен-Кобург-Готской династии

Керенскому не надо было разъяснять тайные смыслы и последствия Королевской прокламации Георга V, он был еще тот выжига. «Июльские дни» и «Королевская прокламация» явились удобнейшим поводом, предлогом для А.Ф.Керенского избавиться от царя как можно скорее, уже не думая о политических последствиях этого акта. 

Керенский умывал руки!!!

14 августа 1917 года. Керенский назначил отъезд в Тобольск на ночь с 13 августа на 14 августа 1917 г. Со станции Александровская рано утром в железнодорожном составе под вывеской «Японская миссия Красного Креста» отправился в ссылку в Тобольск Николай II с семьёй и приближёнными.

26 августа 1917 августа. Начало проживания императорской семьи в Тобольске, в губернаторском доме. Романовы заняли 8 из 18 комнат. На первом этаже жили слуги, охрана – отряд особого назначения под началом полковника Кобылинского – в соседнем доме Корниловых.

кристаллизация смыслов в продолжении…



Как молодой инженер отстаивал своё изобретение перед Сталиным и сумел его убедить? И это изменило ход войны
  • sam88
  • Сегодня 03:22
  • В топе

В 1934 году на руководство Центральной лабораторией Ижорского завода Ленинграда был поставлен молодой инженер Андрей Завьялов. Здесь разрабатывали новую броню для танков. Благодаря разработкам Завьяло...

Запад ждет неприятный сюрприз
  • pretty
  • Сегодня 08:40
  • В топе

Автор:  Андрей КолесникСтранное время мы переживаем прямо сейчас. Время парадоксов, небывалых сочетаний реальности. И время опасных иллюзий для тех, кто эту реальность неправильно понимает.С...

Вот новый поворот... и Макаревич опять ноет и ревёт

Европа устами тёти Каллас возвестила о запрете въезда и ограничениях в выдаче виз для всех россиян, назвав посещение Европы привилегией. Хех, привилегия посетить разрушающуюся и дегради...

Обсудить
  • Так им и надо! Всем, кто трогал старообрядцев, отольется по полной.
  • Царь не отрекался. Жиды его изолировали наглухо. Никаких переговоров о его передаче в Англию не было и быть не могло. Если есть документы о таких переговорах то это подлог. Но их нет.