Фиаско гуманизма

410 7326

Люди не могут жить без ориентиров. Когда ориентиры, выведенные из религиозного понимания мира, утратили легитимность, срочно потребовались новые ориентиры. Для этого нужно было новое мировоззрение. Вчера считалось, лучше умереть, чем нарушить заповедь. В новых условиях такая категоричность пропадает. Заповеди получают статус полезной информации, выработанной в процессе выживания общества. Теперь считается, что за невыполнение инструкции тебя накажет не Бог, а сама жизнь. Само по себе нарушение заповедей перестало пониматься злом. Злом теперь были возможные последствия (возможные — не значит обязательные).

Любая цивилизация является социальной конструкцией. Роль фундамента выполняет мировоззрение. Именно из него выводятся основные положения и ориентиры, вокруг которых строятся культурная, социальная, политическая и экономическая системы. Если фундамент рухнет, системообразующие узлы потеряют основание, и рухнет все.

Христианское общество оценивало секс вне брака таким же тяжким преступлением, как убийство. Гуманистическое общество относит секс вне брака к разряду гастрономических удовольствий (то и другое является питанием для тела). Элита христианской цивилизации выводила свое право на власть от Бога, а элита гуманистической цивилизации выводит свое право на власть из народа.

Под "христианской цивилизацией" понимается пространство, на котором некогда располагались государства, называвшие себя христианскими и признававшие своими высшими ценностями истины Евангелия. Начало этой цивилизации положил в начале IV века Константин Великий, прекративший гонение на христиан и признавший их веру главной верой в своей империи.

Она просуществовала более полутора тысячи лет и закончилась в основном в 1917–1918 годах, когда рухнули три христианские империи – Российская, Германская и Австро-Венгерская. После этого христианская вера на былом пространстве осталась, Церкви остались, но от христианской государственности остались в лучшем случае только обломки, обреченные на исчезновение. И действительно исчезнувшие к нашему времени.

Поэтому на основании нового мировоззрения формируется принципиально иная шкала ценностей. Если то, что человек называет миром, сотворено его сознанием, получается, человек в прямом смысле есть «творец мира» — высшая ценность, выше которой ничего помыслить нельзя. Человек занимает место Бога. Его жизнь выше жизни других людей. Потому что, «я исчезну — они тоже исчезнут».

Эта логика сознательно и подсознательно наполняет человека новой эпохи. Он считает себя ценностью, с которой ничто даже рядом поставить нельзя. Если кого спросить, что выше, ваша жизнь или соседа, он ответит, не особо задумываясь. Если сложится критическая ситуация, предполагающая реализацию этого знания, он его реализует. И не потому, что он плохой, а потому что такова шкала ценностей.

При новом понимании мира никакой высшей ценности кроме человека нельзя помыслить. Помыслить что-то выше жизни можно, если есть Бог, сотворивший мир. Если человек божество — его желания, права и свободы священны. Смысл существования мира при такой иерархии ценностей — обеспечить желания, права и свободы человека. Смысл жизни человека: достижение божественного состояния — всемогущества и бессмертия. Из потенциального божества человек должен стать реальным.

Новое понимание мира получило название «атеистическое мировоззрение». Следовавшие из него выводы заявляли человека высшей ценностью. Его права и свободы объявляются священными. Новую мировоззренческую концепцию называют гуманизмом.

Подобно тому, как в контексте христианства возникли православие, католицизм и протестантство (со всеми их подвидами), так в контексте гуманизма возникли коммунизм, либерализм и фашизм. Все три ветви гуманизма имели своей целью достижение всемогущества человека. У всех было разное понимание, каким способом реализовать цель, началась внутривидовая вражда.

Гуманисты всех мастей считали: чтобы достичь цели, нужно сосредоточить на ней усилия всего человечества. Это было возможно только через перестройку разрозненного мира в эффективную модель. Вокруг спора об эффективности произошла Великая размолвка.

Каждый подвид гуманизма предлагал свой тип социальной конструкции. Оппоненты с пеной у рта, а потом с оружием в руках, доказывали преимущества своей модели перед другими социальными моделями. Каждый считал свою модель самой эффективной.

Либералы предлагали создать социальную конструкцию, гарантировавшую каждому человеку возможный максимум прав и свобод, в первую очередь в деловой сфере. Такая модель, по их мнению, эволюционно выявит самых сильных, умных, смелых. Она не позволит никому почивать на лаврах, так как победители будут обязаны постоянно отбиваться от атак свободных людей, имеющих право. В результате возникает постоянный экзамен на соответствие. Наверху человеческой пирамиды всегда будут стоять лучшие, которые как локомотив потащат за собой человечество к цели.

Результат будет достигнут не революционным, а эволюционным путем, в силу стремления человека к благу. Максимально свободное общество оформится в оптимальную систему. На первых порах применение силы рассматривалась как временная мера против врагов, порожденных прошлой эпохой. Как только короли с графами и прочей наследственной элитой будут повержены, свободные люди смогут реализовать свою свободу и таланты.

Суть либерализма — дать максимум свободы, в первую очередь в сфере экономики, ибо это область, где добываются средства собственного существования и построения новой модели. Применительно к этому требованию выводились все остальные права и свободы.

Коммунисты предлагали превратить человечество в единую семью, живущую по плану и по средствам. На первом этапе каждый член общества должен получать сообразно труду. На втором, когда самое трудное будет позади, каждый получит материальных благ по потребностям. Их будет так много, что потребляй в любом количестве. Как сейчас дыши воздухом хоть в три горла, никому дела нет, сколько ты его издышишь. Так же будет и с материальными благами при коммунизме — никому дела нет, сколько ты потребляешь. И потребление естественно уйдет из шкалы ценностей, как сейчас ушло, например, тепло.

Еще недавно в России человек, у которого дома всегда было тепло, вызывал зависть у окружающих. Он считался обладателем ценности, ибо тепло стоило большого труда. Нужно было дрова заготовить, печку построить, растапливать ее каждый день и прочее. Сегодня у самого никудышного городского человека дома так же тепло, как у самого успешного. Никому в голову не придет гордиться обладанием теплом. Равно и как потреблять его сверх меры. Все хотят иметь столько тепла, сколько ему нужно.

Аналогично и с материальным потреблением, рассуждали коммунисты, как только всего будет в изобилии, сверхпотребление станет такой же глупостью, какой сейчас, казалось бы, потребление тепла или воздуха. Сложно представить человека, устроившего из своей квартиры сауну (натопил ее сверх меры) только потому, что потреблять тепло можно в неограниченном количестве. При материальном изобилии сложно будет представить, как кто-то посвящает свою жизнь потреблению. Потребление напоказ уйдет из шкалы ценностей, как ушло тепло. Оно всем нужно, но ровно по потребностям, а не на показ.

Когда человек, потребляющий больше естественных потребностей, будет так же глупо выглядеть, как сейчас глупо бы выглядел человек, потребляющий тепла больше, чем ему нужно (представьте, в квартире жара — войти невозможно, и все лишь потому, что тепло нахаляву дают), потребление войдет в стандарт. Класть свою жизнь на потребление будет просто глупо. Люди начнут развиваться не как потребители, а как личности. В такой ситуации вырастет намного более высококачественный человеческий материал, что и приведет к возникновению оптимальной социальной модели.

Суть концепции коммунизма — единая семья, где благо целого выше блага личности. Упор на семейную атмосферу, где нет конкуренции. Сильные помогают слабым. Из этого выводилась концепция плановой, а не рыночной экономики. Возникает оптимальная модель общества — коммуна (семья).

Так как "человеческий материал" был крайне испорчен (наследие прошлых времен, когда люди эксплуатировали и обманывали друг друга), коммунисты планировали активное применение силы. Они выдвигали лозунг в духе «загоним железной рукой человечество в счастье», исходя из того, что если человечество тысячи лет росло в атмосфере несправедливости, люди по привычке будут стремиться устроить свое благо за счет других. Страх перед грубой силой заставит их пересмотреть свою позицию. Под угрозой наказания начнется эволюционный переход на честный труд.

Это очень похоже на логику Троцкого, введшего в армии заградотряды, расстреливавшие своих, если они отступали. Лев Давидович говорил, что солдат пойдет навстречу смерти, если при движении вперед она будет вероятной, а при движении назад неизбежной.

Фашисты путём экстремизма, диктатуры и геноцида, оптимизировали социальную конструкцию через расположение всех людей сообразно их национальности и полезным качествам. У кого самое «правильное» происхождение и большие таланты, тот должен стоять наверху социальной конструкции. У кого талантов поменьше и качеством пониже — те ниже на ступеньку. У кого талантов нет совсем или они примитивные, те оказываются в основании социальной пирамиды в статусе «получеловеков» — умных животных.

Все как в обычном хозяйстве, где хозяин не истязает скотину только за то, что она скотина. Но и вровень с собой ставить ее не собирается. Он обеспечивает ей комфортные условия, ведет селекционные работы по улучшению породы, что повышает ее работоспособность, удои и т.д. Ограничивает ее свободу для ее же блага. В итоге скотине хорошо и хозяину польза.

По мере общего развития "низшие люди" пропорционально поднимаются со всеми, и вмещают столько благ, сколько способны вместить. Работают они все меньше, а развлекаются все больше, кушают все лучше, наряжаются все красивее и прочее.

Когда общество достигнет материального изобилия, каждый получит свое счастье. "Низшие" посвятят свою жизнь потреблению и будут счастливы. "Высшие" будут продолжать развиваться как личности, и тоже будут счастливы.

Для современного человека, которому 24 часа в сутки по голове стучит пропаганда, слова о том, что фашизм является разновидностью гуманизма, звучат почти кощунственно. Как? Фашизм — разновидность гуманизма? Гуманисты же белые и пушистые?

Но если без эмоций смотреть на ситуацию, фашизм вытекает из гуманизма. Фашистская доктрина объявляет высшей ценностью человека. Фашизм никогда не ставил на это место Бога, душу и иные ценности. Однозначно и безоговорочно коммунисты, либералы и фашисты признавали за высшую ценность только человека. И никого, кроме человека.

Разногласия фашистов с либералами и коммунистами — кого считать человеком. Либералы и коммунисты предлагают всех людей считать людьми. Фашисты вводят понятие "сортности".

Ради справедливости скажем: либералы тоже делят людей по "сортам", что видно, если смотреть не на речи с трибун, а на цену человеческой жизни в СМИ (есть такой показатель). Если в Европе умрет пять детей, а в Африке сто, первая новость займет топовые места, а вторую либеральные СМИ не заметят. Французскому, немецкому или английскому либералу в голову не придет считать цыгана или чукчу равным себе. Словами он этого не скажет, но делами говорит это очень четко и недвусмысленно.

Единственные, кто реально пытался уравнять всех людей — коммунисты. СССР пытался создать человека, стоящего над национальными различиями. С трехмесячного возраста ребенка отдавали в ясли, где его воспитывали много мам разных национальностей. В школе, на работе, в СМИ велась целенаправленная интернациональная политика. Эксперимент в части интернационализма прошел успешно и если бы его распространили на всю планету, мог вырасти новый человек. Но история сложилась так, как сложилась — коммунизм ушел на свалку.

Либерализм, фашизм и коммунизм сегодня — это не учения, в основании которых лежит мировоззрение, а набор кричалок и лозунгов, основание которых уже никто не помнит. Правители-гуманисты кричат свои гуманистические лозунги во время выборов так же, как футбольные фанаты кричат свои шумелки и сопелки во время матча. Все на эмоциях, обоснования нуль.

Современные гуманисты не знают, из чего следует вывод, что человек — высшая ценность. И во что он выливается — тоже не знают. Ни о каком всемогуществе и бессмертии они не слышали, а если и услышат, их бытовой масштаб мышления не вместит этого.

Но даже частичное понимание гуманизма продемонстрируют единицы. Большинство на вопрос, что такое гуманизм, начнут говорить общие слова о человеколюбии, доброте, толерантности и прочее. Ответ будет состоять из абстрактных пастельных сентенций нравоучительного толка, в основании которых нет ничего, кроме эмоций и привычки.

Гуманизм действительно есть система, где человек поставлен на место Бога, из чего следует священность его прав и свобод.

Если бы гуманистическое учение было классической религией, основные постулаты которой нужно принять на веру, тогда объяснить ее крушение можно было бы просто тем, что в старые постулаты перестали верить и переключились на новые. Но дело в том, что гуманизм официально отрицал любой вариант веры. Своей основой он заявлял знание.

Но вот современная наука отвергла знание средневековой науки, из которой был выведен гуманизм (теория «вечной вселенной»). Казалось бы, гуманизм, если он признает основой знание, должен отказаться от неверных знаний. Но этого не происходит. Гуманизм продолжает считать за истину данные средневековой науки… одновременно соглашаясь с современной наукой, что они ложные. Это такой факт, которому даже определение подобрать сложно.

Это не просто шизофрения (раздвоение сознания), это что-то совершенно неведомое. Признавая выводы верными, они косвенно признают верным основание, из которого их вывели. Но соглашаются с современной наукой, объявляющей средневековые знания науки (основание гуманизма) ложными. Понимаете весь бред гуманизма? Основание он считает ложным, а выводы из него истинными. Это, как если бы вы считали существование Бога выдумкой, но выводы из этого считали бы истиной. Бога вы бы отрицали, но обряды и традиции выполняли. Говорили бы, Бога нет, но Его требования нужно выполнять.

Попробуйте спросить гуманистов, почему они считают свою шкалу ценностей верной? Из чего следует, например, что высшей ценностью является человеческая жизнь, его права и свободы и прочее? Или почему по умолчанию считается правильным тратить всю свою жизнь на потребление?

Люди повиснут на этих вопросах, их компьютер заглючит. Они в недоумении будут хлопать глазами и разводить руками: ну как же… это же очевидно… А что же может быть по ценности выше жизни человека? А на какие же еще цели можно тратить свою жизнь, если не на карьеру, финансовый успех и материальное благополучие?

Современный гуманизм основанием своей шкалы ценностей давно неявно предлагает инстинкт. Вчера он предлагал фундаментом свое мировоззрение. Сегодня о мировоззрении ни слова. Даже мысль в ту сторону не движется.

Вы нигде не услышите объяснения, почему ценности гуманизма верные. Из чего это вытекает? Никто не против, может быть, они действительно верные, но из чего это следует? Почему не ценности ацтеков считаются верными, а именно гуманистов?

На этом вопросе не принято останавливаться, он преподносится как само собой разумеющаяся истина. Но думающий человек не обезьяна, которой «и так очевидно», что ее жизнь — высшая ценность. Человек как бы интуитивно чувствует, что его отличие от животного в наличии целей выше жизни. Жизнь не может быть высшей ценностью, ибо за нее нельзя умереть. Он задается вопросами, но никогда не получает на них ответов…

Поэтому "высшие" отличаются от "низших" не объемом и качеством потребления, а качеством целей. Цели "высших" всегда за рамками земного мира и жизни. Стремления "низших" всегда в области материального. Поднять их взор к небу невозможно из-за особого строения шеи. Внешне "низшие" будут выглядеть даже лучше своих хозяев. Так сегодня обслуга очень богатых людей выглядит лучше своих работодателей — миллиардеры в пластмассовых часах и простой одежде, а их водители и повара обряжены в бренды, часы и бижутерию, как новогодние елки.

Сегодня, когда большая часть населения планеты, казалось бы, испытала «прелести» гуманизма во всех его обличиях, мы продолжаем наблюдать, как исповедующие, по сути, одну и ту же высшую ценность (либералы, фашисты и коммунисты), продолжают воевать друг с другом. Однако, эта вражда перестала носить радикальный характер, как это было при первых попытках взаимодействия. Почему? Всё больше гуманистов понимает – конечные цели у них одни. Просто методы достижения разные.

Таким образом, инструментарий для достижения конечных целей гуманизма за счёт возможности использования трёх различных доктрин-методов, получается гораздо более универсальным, что удобно для любых «кукловодов» с точки зрения манипуляций.

Поэтому сегодня мы всё чаще наблюдаем одновременное использование нескольких разновидностей гуманизма для достижения требуемого результата. Как иначе можно рационально объяснить столь жёсткую установку на особые права для разнообразных меньшинств? Как объяснить ядерную бомбардировку мирных японских городов силами «эталона» демократии? Что означает принудительная вакцинация и введение «green pass» в Европе и Австралии с точки зрения либеральной демократии? А принудительная стерилизация? Факельные шествия на Украине – это тоже признак демократии? А бомбардировка Югославии - признак либерализма? Сегодня в мире ежегодно проводится более 40 млн. абортов  - это тоже гуманизм?!

Гуманизм давно живет двойными стандартами. Он плачет по жертвам теракта в Брюсселе и Париже, но его мало волнует взрыв на стадионе в Багдаде, тысячи убитых в Сирии. Это ведь не «белые» люди или, как сейчас принято говорить, «не цивилизованные». Наследники гуманизма фанатично несли «отсталым» странам и народам «ценности цивилизации», они уморили в тюрьме евросоциалиста Милошевича, объявили «арабскую весну», убили вполне умеренного Каддаффи. На Востоке это привело к тому, что к власти пришли настоящие людоеды-фундаменталисты. Теперь некоторые из них вместе с потоками беженцев хлынули в Европу. Но гуманистический символ веры это не поколебало. Так гуманизм порождает страшные и совсем не гуманные последствия. В частности, он порождает геноцид.

Несмотря на то, что гуманизм призван насаждать в обществе терпимость по отношению к любому инакомыслию и любым религиозным, расовым, национальным и т.п. различиям, он, постепенно становясь чем-то вроде социального ритуала, сам превращается в орудие репрессий, дискриминируя хотя бы тех, кто не желает или не имеет возможности его соблюдать.

Характерен случай с писательницей Татьяной Толстой, произошедший в одном из американских колледжей, где она читала лекции по русской литературе. На занятии, посвященном разбору рассказа Леонида Андреева "Иуда Искариот", она предложила ученикам ознакомиться с "первоисточником", то есть с Евангелием. За это ей было инкриминировано администрацией колледжа нарушение принципов политической корректности и был сделан выговор за ведение "религиозной пропаганды" в светском учебном заведении

Таким образом, идеологический диктат советской поры, с его детерминированными приоритетами и декларируемыми морально-нравственными ориентирами, на наших глазах сменяется диктатурой плюрализма, произволом иронии, игры и неизбежным императивом вывернутой наизнанку реальности.

Универсализм естественного права исторически использовался не для защиты прав конкретных людей, а чтобы прикрыть преступную практику колониализма, геноцид и социальное неравенство. Гуманизм имел социал-дарвинистскую и расистскую подкладку, которая видна, когда респектабельный костюм приходится выворачивать наизнанку. Нацисты в Германии 1930-1940-х были настолько откровенны, что заменили фиговый листок естественно-правовой теории откровенным утверждением национально-цивилизационного превосходства. 

Либеральный же истеблишмент продолжал и продолжает использовать камуфляж, поскольку играет в долгую, а «деньги любят тишину», но получается у него это все менее убедительно. Но современники ХХ и особенно XXI века уже, кажется, не должны давать себя ловить на гуманистическую блесну. Мы же видели, как полная свобода капитала привела к мировым войнам — почему-то «блюстители прав» оказались бессильны эти войны предотвратить.

В последние десятилетия и годы мир очередной раз убедился том, что в рамках действующих правовых концепций, гуманистических и постгуманистических, права одних не могут быть эффективно защищены иначе, как только за счет ущемления прав других. Говорить о правах человека в этих условиях кощунственно. Следует для начала признать элементарный факт. В XX-XXI вв. гуманисты проиграли, причем не кому-нибудь, а самим себе. Сегодня гуманизм скорее мертв, чем жив. Провожая его в последний путь, следует соблюдать приличия. Не стоит вытаскивать его из гроба и трясти за руки и за ноги, в надежде на то, что покойник встанет и пойдет. В истории такого не бывает.

Признаки распада гуманистической утопии видны сегодня очень отчетливо. Публицист Егор Холмогоров в статье «Человек исчезает?» описывает их так: 

«По мере выработки ресурса заданного христианской традицией прогресс угасает или принимает извращенные формы. Там, где вчера боролись за равноправие для женщин — сегодня борются за право носить паранджу. Там, где вчера создавали мир, в котором ребенок был чист и невинен, защищен от взрослой грязи, там сегодня вводят "секспросвет" и "гейиноформацию" в школе. Там, где вчера защищали свободу мысли, сегодня борются за легализацию туманящих мысль и убивающих разум наркотиков. Там, где вчера утверждали право на жизнь, сегодня почти навязывают право на смерть».

Люди, по-прежнему называющие себя адептами гуманизма, имеют представление о ситуации. Но не хотят делиться информацией, полагая, что широкой публике не следует знать о реальном положении дел, что такое знание — привилегия узкого круга. Неудивительно: кастовый принцип в вопросе доступа к знаниям и информации — фирменная черта «демократического» гуманизма, сохранившаяся по сию пору.

Под завалами башен-близнецов и завалами в брюссельском аэропорту, под развалинами Пальмиры и Горловки догорает эпоха. Эпоха «гуманистической» доктрины, принесшей человечеству больше горя, слез и крови, чем эпоха религиозных войн. Почему это произошло? Ответить не так уж сложно, если не избегать очевидного. Потому что гуманистические войны тоже были религиозными: победитель становился жрецом гуманистического культа. Это позволяло ему утверждать: естественное право — это моё право, частная личность — это моя личность, независимость существует только для меня, права и свободы принадлежат мне.

Как пишет публицист Сергей Худиев: «эта логика очевидна и обойти ее нельзя — обязанность соблюдать права человека налагает на вас некий авторитет; если это не Бог, то это некие люди; если, отвергая Бога, мы сохраняем понятие об абсолютности прав человека, мы наделяем эту группу людей абсолютной, богоподобной властью нас обязывать».

Сегодня мировоззренческое основание многим заменяет Конституция — инструкция по текущей жизни. Ни одно ее фундаментальное требование не может быть объяснено. Гуманизм закономерно начал выхолащиваться и сегодня превратился в «животный гуманизм».

Причина такого названия — животное не нуждается в доказательствах, что высшая ценность — его жизнь. Гуманист тоже не нуждается. Оба в этом свято уверены без всяких оснований. Все, кто выступает за построение гуманистического общества, не знают цели гуманизма — достижение всемогущества и бессмертия. Все искреннее по умолчанию полагают гуманизм бытоустроением, а гуманистическую шкалу — "самоочевидной истиной".

Современный гуманизм — набор никак не связанных между собой лозунгов и кричалок, верность которых предлагается принять на веру. Обращаем внимание: принять на веру предлагается не основание, об основании вообще речи не ведется, а выводы из основания. 

Вывод без основания, из которого он сделан, суть симулякр — копия без оригинала. Нельзя проверить, правильное это решение или ошибочное. Оно просто есть, и его нужно считать истиной. На этой вере формируются обрядность и традиции гуманизма. А попытки гуманистов использовать трактовки добра и зла (христианскую мораль) с целью самооправдания выглядят поистине одиозно.  

"Знание", на которое опираются гуманисты (дарвинизм), буквально кричит: "выживает и побеждает сильнейший!" О какой морали здесь вообще может идти речь, если в свете этого "знания" заповеди - не убий, не укради, не лжесвидетельствуй, не прелюбодействуй, вступают в прямое противоречие с ключевым девизом доктрины? Поэтому либо "выживает сильнейший" либоюбовь к ближнему" - третьего не дано, а научные основы гуманизма не только лживы но и аморальны.

Угадайте с трёх раз, чья цитата: «Тот, кто хочет жить, должен бороться; тот, кто не желает бороться в этом мире, где постоянная борьба – закон жизни, не имеет права на существование»? Это и есть истинная "мораль" гуманизма.

В 60-е годы прошлого столетия у учёных стали появляться дерзкие мысли: нам недостаточно наблюдать и постигать живой мир с его генетическими структурами. Мы можем и должны изменять этот мир, занимаясь «исправлением» существующих генетических конструкций и создавая новые. Стала складываться генная инженерия, которая провозглашала высокие цели «исправления» плохой наследственности у людей, проводя «ремонт» их генетических кодов. Как говорится, «аппетит приходит во время еды». 

У таких «креативных» учёных стали появляться идеи, что можно с помощью генетических манипуляций создавать новые виды растений и животных («генетически модифицированные» виды), которые бы позволяли повышать эффективность растениеводства и животноводства. А дальше их мысль  остановилась на человеке. Появились теории о «клонировании» лучших образцов «генетического фонда» человечества и даже конструировании «сверхчеловека». А через создание «сверхчеловека» формировать нужную мораль, нужное поведение, нужную архитектуру общества.

Фактически гены были объявлены и средством, и целью развития человека и общества: «осознав принципы записи генетической информации, группа учёных стала пытаться свести к генам все стороны жизнедеятельности человека и усматривать возможность обоснования систем нравственности и культуры на генетическом уровне. Гены объявляются "высшим моральным авторитетом". С точки зрения социобиологии человек живёт для того, чтобы служить носителем генов и воспроизводить их. 

Сегодня гуманистическая конструкция стоит по одной причине — нет могущественных сил, заинтересованных ее обрушить. Вторая возможная причина — нет смысла ворошить улей, пока не всем непонятно, какую новую конструкцию строить на месте разрушенной.

Вероятно, здесь уместно будет вспомнить про трансгуманизм , который уже приходит на смену предшественнику, но если называть вещи своими именами, то более точное его название - сатанизм. Поэтому сегодня ключевой вопрос стоит так: у многих ли остались иллюзии, какое ближайшее обозримое будущее ожидает нас всех под знамёнами "священных прав человека"?


Литература:

1. https://vk.com/projecti

2. В. Ю. Катасонов, В. Н. Тростников, Г. М. Шиманов «История как Промысл Божий» / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2014. — 640 с.

3. Александр Щипков, «Патриарх и гуманизм» https://pravoslavie.ru/92300.h... 

4. "Православие и творчество; Диктатура плюрализма" Николаева Олеся Александровна, Никея; 2012, ISBN 978-5-91761-129-7

5. «Катасонов В.Ю. К 29 Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия.»: Издательский дом «Кислород»; Москва; 2017 ISBN 978-5-901635-62-9

Картинки 17 октября 2021 года
  • Rediska
  • Сегодня 08:41
  • В топе

1 2 3 4 Реклама 5 6 7 8 9 10   https://chern-molnija.livejournal.com/5360583.html

Кто сотворил логистический кризис в США

Мы уже писали о логистическом коллапсе в США достаточно подробно. Среди причин были названы и дефицит профильных специалистов – портовых рабочих, грузчиков, крановщиков и водителей...

Чем наш Темнейший так обидел Урсулу Гертруду фон дер Ляйен...)))
  • fanC
  • Сегодня 01:20
  • В топе

Не, он не специально! Честное слово! Обижать пожилых, хоть и энергичных дам, вообще не в правилах президента. Впрочем, как и дам любого возраста, положения, и разной степени унылости... Но тут!!! Суди...

Обсудить
  • Христианство умирает не потому, что развалились какие-то империи, а потому что поставило "проблему секса" чуть ли не в основание. Жаль, нет того Фрейда, который бы объяснил, откуда это появилось в христианской религии. Но результат налицо - религия, принявшая человеческую природу, как данность (мусульманство) побеждает религию, всю жизнь стремившуюся оскопить человечество и поставить под контроль ту сферу жизни, которая контролю не поддается. Ложь, лицемерие - когда секс, многоженство запрещают, но при этом их невозможно искоренить - воспитали цивилизацию патологических лжецов и лицемеров, т.е. христианство отвратительно еще и с моральной точки зрения. Короче, долго можно перечислять и рассказывать, но смысла в том немного. Важен сам факт - христианство проиграло не мусульманам даже, а самой Природе, и это уже ясно всем - и тем, кто наступает на "христианские ценности", и тем, кто еще пытается их защищать.
  • А может, это с территорией (ограниченной) как-то связано или с правом наследования - это их желание контролировать рождаемость и борьба с многоженством. Но вы только вдумайтесь: в том же Афгане (с нашей точки зрения "дикой" стране) в 1980-ых население составляло 15 миллионов, а сегодня их уже 40 миллионов (инфа от Сатановского). Какое к черту христианство - с его замученными вусмерть бабами. Пусть хоть к батарее или плите наручниками ее пристегнут, христианка все равно не сможет конкурировать с гаремом. У мусульманского лидера может быть до 50 (вы только вдумайтесь!!!) детей. А у христианских лидеров? Иные вообще теперь без детей. (кстати, поддерживаю, - в таком-то мире ЧТО хорошего их ждет?)
  • Вспомнился гениальный монолог в исполнении Аль-Пачино в фильме "Адвокат дьявола" : "Я гуманист"". Вот вам истинная ценность... гуманизма. Гуманизм не только наделяет бесплатной индульгенцией любой порок, он возводит этот порок на пьедестал, низводя человека жо животного уровня, освобождает от ответственности за любой проступок, от помышлений, разрешая следовать инстинктам.
  • Спасибо! :thumbsup: Помогли в хаосе восприятия событий несколько определиться с некоторыми особенностями современного гуманизма: "..Современный гуманизм — набор никак не связанных между собой лозунгов и кричалок, верность которых предлагается принять на веру"; « Там, где вчера боролись за равноправие для женщин — сегодня борются за право носить паранджу...Там, где вчера создавали мир, в котором ребенок был чист и невинен, защищен от взрослой грязи, там сегодня вводят "секспросвет" и "гейиноформацию" в школе."... И да! Есть ощущение, что постепенно приходит сатанизм.
  • Вероятно, здесь уместно будет вспомнить про трансгуманизм, который постепенно приходит на замену предшественнику, но если называть вещи своими именами, то более точное его название - сатанизм..... точно подмечено , так уж природа устроена , нет ничего постоянного , одно сменят другое . Империи , народы , традиции , религии , все в движении и переменах . :point_up: Всё пройдет . ( Соломон ) )))