Конфликт Армении и Азербайджана

Князь Игорь. Начало правления.

22 6280


Покорение князем Игорем древлян и взимание с древлян дани. Миниатюра Радзивилловской летописи. 

Игорь стал князем восточных славянских племен в тяжелый момент. Уничтожение русского войска хазарами на Волге в 913 г. подорвало военную силу государства. Из военной силы он имел только свою дружину. Ополчение северных племен Руси, которые собрать и содержать было весьма проблематично (поэтому ополчения приходилось распускать по домам как можно скорее). Военная сила южной Руси полегла на берегах Волги. Гибель тысяч воинов для племенного государства, чья сила состояла в иррегулярном войске, была значительным ударом. И дело не только в гибели людей, умеющих владеть оружием. Этих людей еще нужно было вооружить. В те времена у славянских племен металлургия находилась на уровне мелкого кустарного производства, где кузнец сам добывал руду, сам плавил железо, сам ковал металлические изделия. Меч или кольчуга таким образом изготовлялись годами. Для вооружения и снаряжения нового войска требовались годы. А этих лет у князя Игоря не было. 

Следует отметить, что массовое уничтожение русского войска на волге в 913 г. стало начало упадка скандинавского влияния, так как множество потомков датчан дружины Рюрика погибли, а так как жен варяги брали из местных девиц, то после гибели отцов, прервалась нить поколений. Варяги просто не могли передать свой язык, предания, культуру своим сыновьям. После 913 г. началась стремительная славянизация потомков Рюрика и его дружины. Если сын Рюрика еще носил германское имя Ингвар, то его внук носил уже чисто славянское имя Святослав. После 40-х гг. Х в. германские имена элиты Руси вытесняются славянскими. Забыли даже откуда именно призвали Рюрика. А что могли ответить славянские жены датских дружинников на вопрос детей откуда прибыл их отец - только неясное "варяг из-за моря".

При новом князе внешняя политика резко поменялась. Хазария для Руси стала кровным врагом, с которым союза уже быть не могло по определению - только кровная месть. Для войны с  сильным врагом нужен был сильный и богатый союзник. Таким союзником Руси против Хазарского каганата стала Византийская империя. Сейчас уже сложно сказать какие дипломатические переговоры проходили между Игорем и константинопольским двором - никаких сведений в источниках об этом не сохранилось. Источники молчат о переговорах, но они были. Об этом говорят события 915 года. Согласно ПВЛ в этот год: "Пришли впервые печенеги на Русскую землю и, заключив мир с Игорем, пошли к Дунаю. В те же времена пришёл Симеон (*царь Болгарии, правивший в 893-927 гг., - авт.), попленяя Фракию; греки же послали за печенегами". Печенеги появились на границах Руси не просто так, с целью грабежа или расселяясь. Их пригласило византийское правительство. Византийский историк, известный как Продолжатель Феофана так описывает эти события: 

"Болгарин Симеон вновь опустошал Фракию, августа (*Зоя Корбонопсина, мать императора Константина VII, - авт.) вместе с вельможами пребывала в раздумьях, как обуздать его наглость. В это время попросил Иоанн Вога (*стратиг Херсона. – авт.) титул патрикия, пообещав поднять против Симеона печенегов. Добившись желаемого и взяв дары, он отправился в печенежскую землю. Иоанн заключил договор, взял заложников и вместе с ними вернулся в город, заручившись согласием печенегов переправиться и воевать Симеона". 

Продолжатель Феофана «Жизнеописание византийских царей», СПб, 1992 г., стр. 161. 

Посольство Иоанна Воги можно датировать 913 или 914 годом. Какое-то время византийскому посольству потребовалось для того, чтобы добраться до Северного Причерноморья, где кочевали тогда печенежские орды, после нужно найти кочевников в степи, потом нужно было время уговорить-подкупить печенежских вождей, а после получения согласия от печенегов, самим печенегам нужно было время уладить отношения с соседями и организовать войско для похода. Поэтому двинуться в поход печенеги смогли только весной 915 года. В конце весны – начале лета 915 отряды печенегов оказались на границах Руси. Игорь же пропустил печенегов на дунайский фронт. Такое сделать он мог только находясь в союзе с Византией, так как это был явно враждебный акт против Хазарского каганата. (Не исключено, что Игорь снабдил печенегов провиантом и сменил им лошадей, что для дальних конных переходов необходимо). 

Следует заметить, что роль Болгарии в событиях IX-X вв. ещё плохо (на мой субъективный взгляд) понята историками. Болгария, несомненно, являлась союзницей Хазарского каганата, который щедро оплачивал набеги и войны болгарских царей против Византии. Болгария словно вампир высасывала жизненные соки империи, изматывая силы Византии, мешая сосредоточится на устранении главной для империи угрозы – вторжений арабов с востока и юга. Только после разгрома Хазарии и Болгарии князем Святославом Византия перешла в наступление на мусульман и одержала триумфальные победы. О тесной связи Болгарии с Хазарским каганатом можно сделать из ПВЛ, где описание войн болгарских царей, неожиданно, являются иногда единственными событиями в череде «пустых» лет. Вероятно, в первоначальном варианте в летописи взаимосвязано рассказывалось о событиях Руси, Византии, Болгарии и Хазарского каганата. Но по вышеуказанным причинам поздние летописцы умолчали события, связанные с Русью и Хазарией, но оставив события, связанные с Болгарией и Византией. Около 913-914 гг. Византия создала антихазарскую коалицию из печенегов, гузов и асиев. Каганат ответил нападением Болгарии на Империю. Игорь же вошел в антихазарскую коалицию.

Схватка с Хазарским каганатом была для Игоря неизбежна. И здесь летопись опять замолчала, вплоть до 941 года. Единственное, что позволил себе летописец, так это короткую заметку под 920 годом: "Игорь же воевал против печенегов". С печенегами Игорь в 915 г. заключил мир, и вдруг – война. Причины войны непонятны. ВВидимо, реакция хазарского царя на события 915 г. была стремительной. Неизвестно, что именно произошло, но, видимо, в 916 г. Русь оказалась в подчинении у Иудео-Хазарского каганата, выплачивая каганату дань. Стоит отметить, что сопротивляться каганату после гибели 20 тыс. воинов в 913 г. Игорь не имел возможности. Военная сила южной Руси погибла на Волге в 913 г. Византия мало чем могла помочь. Так что противостоять военной мощи каганата Игорю было не чем.

Политический и тактический просчет Игоря в ситуации 913-915 гг. налицо, но и поступить иначе Игорь не мог - родовая мораль и общество требовали от князя войны с каганатом. Можно предположить, что поражение Игоря было полным. Потому Игорь и был вынужден признать власть каганата и воевать с печенегами.

В период с 916 по 939 гг. можно по косвенным данным предположить два деяния Игоря. Это основание Новгорода и языческая религиозная реформа. Новгород был основан в первой трети X века. Тот факт, что основание Новгорода не упомянуто во время правления Олега, Ольги или Святослава, а во время Владимира Святославича он точно существовал, говорит об основании его Игорем. Император Константин Багрянородный в своём труде "Об управлении империей", написанном в 948-952 гг. пишет о Новгороде: "…из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…". Название Новгорода в древнерусском языке писалось, в зависимости от падежа, как Новегород и Ноугород. От "Новегород" произошел "Немогард" Константина Багрянородного. Поздние летописцы, можно думать, спутали Новегород с Ладогой-Невогородом (т.е. город на озере Нево, или Ладожского озера). Форма Невогород зафиксирована в греческом перечне епископий Руси XII в. как Νευογραδων. Видимо, в Новгород переселилось немало ладожан. Если бы Новгород был основан Ольгой или Святославом, то летописцами этот факт был бы отмечен для прославления своих героев. 

Но Новгород был основан Игорем и потому этот факт был проигнорирован. История показала, что выбор места для нового города оказался более чем удачен. По археологическим данным, до Игоря на месте Новгорода существовало несколько рыбацких деревушек, как славянских, так финно-угорских. При Игоре эти деревушки были объединены в город с гражданским коллективом, объединенных городским культом трех каких-то божеств (капища этих божеств были найдены археологами, но вот что это были за божества непонятно). У древних греков такое объединение различных людей в один городской коллектив, объединенных одним культом языческого божества, назывался синойкизмом. Вот как это описывает Плутарх в мифической биографии Тесея: "После смер­ти Эгея Тесею запа­ла в душу вели­кая и заме­ча­тель­ная мысль — он собрал всех жите­лей Атти­ки, сде­лав их еди­ным наро­дом, граж­да­на­ми одно­го горо­да, тогда как преж­де они были рас­се­я­ны, их с трудом уда­ва­лось созвать, даже если дело шло об общем бла­ге, а неред­ко меж­ду ними раз­го­ра­лись раздо­ры и насто­я­щие вой­ны... Итак, раз­ру­шив отдель­ные при­та­неи и дома сове­та и рас­пу­стив мест­ные вла­сти, он воз­двиг еди­ный, общий для всех при­та­ней и дом сове­та в нынеш­ней ста­рой части горо­да, город назвал Афи­на­ми и учредил Пана­фи­неи — общее празд­не­ство с жерт­во­при­но­ше­ни­я­ми". Археология показывает нам именно это событие, когда несколько поселений около озера Ильмень объединяются в один город. 

Возможно, в новый город были переселены люди из других поселений, в том числе из Ладоги. Так летописец "Повести временных лет" пишет загадочную фразу: "Новгородцы же - те люди от варяжского рода, а прежде были словене". Если предположить, что в основанный Игорем новый город, населенный изначально славянами, переселили варягов из Ладоги, то эта фраза становится понятной. 

Следы языческой реформы были открыты академиком Б. А. Рыбаковым, но учёный не стал развивать эту тему. В книге "Язычество Древней Руси" Б. А. Рыбаков пишет:

"Жреческое сословие языческой Руси, помимо своих повседневных ритуальных дел (моления, заклинания, принесение жертв, предсказания и т. п.), закрепляло свой авторитет многообразным творчеством. Воскрешались древние мифы и очень давние мифо-эпические сказания о божественном кузнеце, о победе над Змеем, о Золотом царстве Царя-Солнца и т. д.

В своем повороте к прошлому языческие идеологи обратились не только к "Трояновым векам" (хотя сказания о них дожили до XII.), а к ещё более раннему скифо-сколотскому периоду VII-IV вв. до н. э., когда впервые ощутилось рождение из недр первобытности новых элементов, связанных с появлением племенного всадничества, постройкой крепостей, выдвижением общеплеменных вождей и жрецов или вождей-жрецов. Волхвы создали новый пантеон языческих богов, воскрешая сколотские божества с их иранозвучащими именами, и вместе с тем воздавали религиозный противовес христианству, так как в новом подборе богов был и свой бог-отец и свой бог-сын свой двойник женского божества плодородия".

Мнение Рыбакова, конечно, в корне не верно. Реформа князя Игоря обратилась не к славянским древностям, а к иранским. Южная Русь была наполовину иранской, где иранский компонент был ассимилирован славянами. Таким образом в славянском пантеоне вдруг появились иранские божества Хорс ( Хуршид, "сияющее солнце"  - бог солнца, славянский Даждьбог) и Симаргл (Симург - крылатый пес с неясными функциями). 

Остается задаться вопросом: ради каких целей понадобилось русским жрецам воссоздавать древнейшие иранские языческие культы? Ничего подобного не наблюдается у полабско-прибалтийских славян. Не находим следов скифо-иранского возрождения у южных и западных славян. Объяснить подобное можно только намеренно направленными действиями, возможными в условиях единого государства Древней Руси в X в., как реверанс северной Руси в сторону южной Руси ради единства государства. (Как показала история напрасная попытка - южная Русь всегда болела сепаратизмом). Разрозненным племенам с их локальными племенными культами подобная религиозная реформа была не нужна - у каждого племени было свое божество и они были этим довольны. Целью реформы было обращение к "античности" даже не славянства, а к иранскому прошлому, к поиску общей для нового государства идеологии для противовеса не столько против христианства, но сколько против иудаизма и ислама, для объединения северной Руси (славяно-финно-угорской) и южной Руси (славяно-иранской). При Игоре в Киеве существовали христианские церкви, а мечетей и синагог не было. Сомнительно, чтобы инициатором реформы был Олег. Олег был датчанином-язычником и религиозные дела его волновали мало. Так, ютланский Рорик за время своей жизни не раз переходил в христианство и обратно в язычество. Олег, как родич Рюрика, также мог совершать подобные религиозные метаморфозы. Христианка Ольга тем более не могла быть создательницей языческой реформы. Святослав, проживший всего тридцать лет и проведший большую часть жизни в военных походах, просто не успел бы провести столь масштабную религиозную реформу и он был сильно занят военными походами. Итак, реформа языческой религии детище князя Игоря. Игорю реформа была необходима для консолидации государства и отпора Хазарскому каганату. Оригинальность мышления Игоря не может не поражать. Вместо того чтобы заимствовать готовую монотеистическую религию у соседей, Игорь выбрал для Руси свой уникальный путь – создание обновленной языческой славяно-иранской религии. Игорь, скорее всего, попытался объединить племенные культы в единую систему, поставив во главе языческого пантеона Бога, т.е. бога неба Стрибога-Дыя-Тюра (Дьяуса, Зевса, Тюра-Тиваса) и Перуна-Тора, и отбросив Велеса-Одина. Так, в договоре с Византией, заключенного Игорем в 945 г. нет упоминаний о хтоническом Велесе, т. е. скандинавском Одине, как нет Велеса и в пантеоне князя Владимира. Правда, в мирном договоре с Византийской империей, заключенном князем Святославом в 971 г., Велес снова появляется, но это случилось после страшного поражения русского войска, когда языческая часть армии открыть начала совершать кровавые жертвоприношения подземным богам. Реформа князя Владимира 980 г. появилась не на пустом месте, а явилась закономерным окончанием религиозных реформ Игоря, деда Владимира. Владимир добавил, или оставил, в высшую иерархию русского языческого пантеона бога солнца Хорса-Даждьбога и двух божеств плодородия - Мокошь и Симаргла. В политическом и географическом положении Руси язычество не имело будущего и могло стать причиной её гибели. К счастью, внук Игоря сделал единственно правильный выбор, сделав православное христианство государственной религией.


Князь Игорь. Восхождение к власти.

Контуры "послевоенного" мира. Вторая часть

А мы продолжаем нашу попытку нарисовать контуры «послевоенного» мира. Сразу оговорюсь, что точность данного прогноза весьма относительна, точных границ и сроков не ждите, их нет и быть ...

Шойгу рассердился: Армия уносит ноги из Карабаха.

Похоже, в долгой истории русско-турецких войн родился новый мем: слово Шойгу. Слова Шойгу хватило, чтобы Турция пошла на попятную, сказано было давеча в новости Царьграда, и это сильно напоминает то, ...

Путин сделал то, что мало кому удаётся.

Уж очень человек ненавидел Путина (аж слюной брызгал), говорил, что он ничего для страны не сделал, а вот Грудинин молодец. Как известно действие рождает противодействие (даже если сам ...

Обсудить
  • Да не было ещё никакого Христианства в то время. Всё это сказки и литература 18-19 веков. И вообще так называемое Христианство на Русь - в Россию пришло только в середине 19 века, а до этого оно распространялось только по Европе и то только с 16-17 веков. Поэтому-то в Европе и была почти столетняя война за признание католичества, но она далеко не везде окончилась победой католичества. Во многих странах Европы Ватикан после 100 лет убийств согласился на так называемое Протестанство - то есть протест против католичества. На самом деле Христианство окончательно победило в Ватикане с окончанием постройки собора святого Петра - а это только вторая половина 17 века (смотрите, когда был построен этот собор - он строился больше 100 лет).
  • "Варяги не могли передать свой язык" - Вы вполне серьезно? Варяг - не национальность, не нация. Варяги - общность. По сути - банда, но в более крупном, племенном, понятии.
  • Очень интересно, Камас! И оригинально, в части "задабривания" Южной Руси с привлечением иранских древностей. Мне кажется, что такой поворот был вполне возможен.
  • Особенно повеселило основание Новгорода в X в. :laughing:
  • :clap: