Славянский таран - проект АнтиРоссия

1 513

Россия как пограничная евразийская цивилизация на протяжении нескольких веков была и остается единственным в мире гарантом разнообразия культур и цивилизаций, выполняя весьма почетную международно-политическую роль – гаранта безопасности народов мира.

Российско-украинский конфликт, санкционное противостояние с Западом, выявившиеся противоречия с другими участниками интеграционных объединений и проектов на постсоветском пространстве свидетельствуют о широком спектре вызовов и проблем для российской внешней политики. Успешным решение этих проблем может быть только в случае опоры, прежде всего, на трезвую оценку, как возможностей самой России, так и интересов ее внешнеполитических и внешнеэкономических партнеров.

***

У истоков проекта «АнтиРоссия»

В 30-е годы в Западной Европе активно стали набирать силу идеи национал-социализма Гитлера и фашизма Муссолини. Воспользовавшись в своих интересах благоприятной для них политической конъюнктурой, поколение украинских националистов взяло на вооружение идеологию, так называемого, интегрального национализма, т.е. интеграцию идей национал-социализма и фашизма как основы украинского национализма. Они взяли курс на сближение с Германией, а их духовным лидером стал С. Бандера. Во время войны украинские националисты фактически стали союзниками гитлеровцев. Однако при их новом призыве в 90-е годы они уже представали в роли «борцов с немцами», но об этом немного позже.

15 марта 1939 года украинский националист Августин Волошин, прислуживавший Третьему рейху, провозгласил государство с названием Карпатская Украина и обратился к Гитлеру с просьбой гарантировать суверенитет нового государства. Прогитлеровская Карпатская Украина просуществовала всего три дня, и уже 18 марта её оккупировали венгерские войска. 25 ноября 1945 года по соглашению между СССР и Чехословакией Закарпатье было передано в состав Украинской СССР.

Итоги Первой мировой войны, на наш взгляд, создали питательную среду для славянского национализма. В частности, одним из итогов этой войны стало то, что район Галичины (Западной Украины) страны Антанты определили в состав Польши, которая всякие поползновения в направлении украинской «самостийности» быстро и беспощадно подавляла и искореняла. Вся сложность и трагичность этих отношений вылилась потом в, так называемую, «волынскую резню» в июле 1943 года в результате которой погибло по разным оценкам исследователей от 60 до 200 тысяч мирных жителей западных украинских сел польского и еврейского происхождения. Спланирована эта операция была бандами ОУН-УПА и стала одной из самых кровавых преступлений ХХ века, последствия которой ощущаются и в XXI столетии.

Любопытным историческим фактом является тот, что когда на должность первого секретаря ЦК КПУ был избран П. Шелест, то коммунистическая партия Украины стала проводить политику привлечения «западенцев», т.е. жителей западных областей Украины в центральные области. Цель стояла весьма разумная – ассимиляция. Стало издаваться на порядок больше украиноязычной литературы и периодики. При нем из-за границы вернулось около 100 тысяч этнических украинцев (по самым скромным подсчетам исследователей этой проблематики), покинувших свою родину по разным причинам в годы второй мировой войны.

По оценкам ряда североамериканских и западногерманских источников (в том числе, существовавшего с 1950 г. – до начала 1970-х гг. Мюнхенского института по изучению СССР и Восточной Европы), не меньше трети украинских националистов и членов их семей, реабилитированных в середине - второй половине 1950 гг., стали к середине 1970-х руководителями райкомов, обкомов, обл- и/или райисполкомов в Западной, Центральной и Юго-Западной Украине. А также – руководителями разного ранга во многих украинских министерствах, ведомствах, предприятиях, комсомольских и общественных организациях, в том числе областного уровня. Любопытно то, что уже 17 сентября 1955 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны в 1941-1945 гг.». Причем этот Указ реабилитировал лиц, непосредственно работавших как в марионеточных органах власти в оккупированных регионах, так и тех коллаборационистов, которые и в 1955-м оставались на Западе, будучи наверняка завербованными западногерманской (BND) и другими недружественными нам разведками.

Аналитики службы безопасности Украины, исследователи деятельности ОУН и УПА Д. Веденеев и Г. Быструхин в монографии о послевоенной деятельности этих формирований («Двобій без компромісів». Киiв, 2007) указывают, например, что весной 1952 года в структуре министерства обороны США возникает «Управление по вопросам особенных методов ведения войны». Оно формирует военные части специального назначения для действий в тылу войск СССР и его союзников. Каждую из таких частей/групп считали способной развернуть на своей базе в тылу противника до 100 тыс. повстанцев из местного населения. Причем, только в европейском регионе СССР это управление Пентагона определило до 30 оперативных районов для действий таких «спецвойск».

К сказанному выше, можно добавить, что одним из крупнейших приобретений американцев в свое время стал немецкий генерал Рейнхард Гелен, руководитель гитлеровской разведки на Восточном фронте и создатель «Организации Гелена», позже преобразованной в Федеральную разведывательную службу ФРГ (BND). Именно в результате «мозговых штурмов», проведённых Геленом совместно с президентом Трумэном, главой Стратегических служб (УСС) В. Донованом и А. Даллесом, была реорганизована разведывательная служба США с целью превращения её в высокоэффективную тайную подрывную организацию. Кульминацией этих усилий стало создание в США в 1947 г. Совета национальной безопасности и ЦРУ.

Кроме прочего, существует также любопытная конспирологическая версия исследователя А.Б. Рудакова, высказанная им в статье «Проект «Подземный рейх»». В частности, он утверждает, что в нацистской Германии активно проводилась программа рождения детей местными красавицами от офицеров СС, которые охраняли ставки и бункера Гитлера, находившиеся на территории современных Европы, Украины, России, Белоруссии и др. «Для реализации объектовой программы «Лебенсборн» были отобраны 5 тыс. самых красивых славянских женщин в Виннице и ближайших деревнях, и 19 июля 1941 г. полевой офис «Лебенсборн» заработал на полную мощь. Сегодня в районе ставки проживают уже внуки тех, кто родился в рамках секретной программы. Развал Советского Союза и отделение Украины от России были реализованы этой генетической агентурной закладкой.»

В эпоху правления Л. Кравчука знаковыми маркерами стало то, что «возникло» движение наследников УПА (бандеровцев) – УНА-УНСО, по форме, абсолютно, профашистское, но созданное, как выяснилось, позже спецслужбами по заказу, в частности, Л. Кравчука и контролируемое ими. Также при нем провели, так называемое, «восстановление» распущенной в 1946 г. униатской церкви, подчиняемой Папе Римскому, что спровоцировало захват православных храмов униатами, сопровождаемый, как правило, различными непристойностями.

При президенте Л. Кучме идеологический дрейф в указанном направлении продолжился и проект «АнтиРоссия» получил свое логическое завершение, которое сам же Л. Кучма обозначил в своей известной книге «Украина – не Россия». Оформились (получили легитимный статус) несколько достаточно сильных и влиятельных олигархических кланов Украины (в частности, днепропетровский), возглавляемых нередко маргинальными фигурами, которые стали претендовать на свою долю власти и еще не до конца оформленной собственности. Националисты выполняли тогда роль прикрытия более влиятельной силы, а именно господствующего класса компрадоров, ориентированных исключительно на Запад. При президенте В. Ющенко тенденция продолжилась и лишь разбавлялась отдельными незначительными нюансами. Так, С. Бандеру представили к званию героя Украины и реабилитировали его сподвижников – палачей и убийц из дивизии СС «Галичина». В качестве итога можно заключить, что либерализм стал кормить фашизм и национализм и очень тесно с ним сращиваться.

Современный украинский неонацизм

1. Украинские националисты пока малочисленны и плохо горизонтально организованы. Пока у них нет массовых организаций, какими располагали в свое время Гитлер и Муссолини.

2. Однако у них имеется большая электоральная база и поддержка. Год от года радикальные политические лидеры и политические партии получают все большую поддержку избирателей. Во Львове поставлены три памятника С. Бандере и по улице в честь его имени открыт мемориал под названием «Тюрьма на Лонцкого», устроенный на месте тюрьмы, где во время Второй мировой войны расстреливали бандеровцев. Как минимум пять памятников уже поставили на территории Украины в честь С. Ленкавского, являвшегося одним из главных идеологов ОУН. Своих единомышленников он призывал так: «Не бойтесь признавать себя фашистами. Ведь мы такие и есть». В Харькове на стене Харьковской инженерно-педагогической академии установлена мемориальная доска в честь Н. Михновского, как там сказано, выдающегося юриста и общественного деятеля, основателя концепции независимой украинской державы и по совместительству автора следующих лозунгов: «Украина для украинцев!», «Все люди твои братья, но москали, ляхи и жиды – враги твоего народа» и т.д. Таким образом, можно констатировать, что исторические мифы используются как инструмент политики, а факты искажения истории как элементы антироссийской пропаганды.

3. В современной Украине есть хорошо организованные и слаженно действующие отряды штурмовиков, использующие насилие как главный аргумент. При этом их защищает государственная система и финансирует украинская элита. В данном случае весьма характерна историческая аналогия со штурмовиками гитлеровской Германии. В 30-е гг. ХХ века там создавались боевые отряды фашистов и в целях конспирации переименовывались в спортивные союзы, стрелковые клубы, кегель-клубы, певчие кружки, где позже создавались террористические группы. В 1990-2010 гг. тоже самое происходило и на Украине. УНА-УНСО, «Тризуб», «Свобода», «Правый сектор» монополизировали почти все пейнтбольные и стрелковые клубы, секции боевых единоборств, объединения футбольных фанатов, студенческие общества, скаутское движение. Наиболее широко националистическая пропаганда велась в университетах Львова, Киева, Харькова, где студенты массово откликнулись на призывы к насильственному свержению власти и началу «украинской национальной революции». Можно с полной уверенностью утверждать, что националистические акценты Украины плавно сместились с запада на восток страны, что существенно сужает коридор возможностей для действий современной российской власти по урегулированию украинского кризиса.

4. В современной Украине как некогда востребована плебейская риторика. Обыденными лозунгами стали, например: «Чемодан, вокзал, Россия!» «Кто не скачет, тот москаль», «Москали съели наше сало» и т.д. Подобные проявления усложняют ситуацию еще и тем, что население современной Украины внутри себя глубоко разделено по цивилизационному и национально-языковому признакам, не доверяет, и враждебно относится друг к другу.

5. Поощрение русофобии. «Евреи» сегодняшнего дня для украинских националистов – это русские, ставшие «козлами отпущения». Если в Европе «евреи сегодняшнего дня» это иммигранты, то в Украине русские. Современные украинские неонацисты – это контрреволюционная сила, которая при определенных обстоятельствах может быть вынесена на вершину государственной власти и получить если не все, то многие атрибуты власти. Теперь уже окончательно ясно, что украинский неонацизм – это троянский конь определенных финансово-политических кланов США. В частности, в мировых СМИ прошел большой поток информации, связывающей современный украинский кризис с транснациональной корпорацией Vanguard Corporation.

***

Таким образом, можно сделать вывод, что Украина являлась полем битвы между Востоком (в лице Российской Империи, СССР, РФ) и коллективным Западом (Гитлеровская Германия, США - ЕС) как в идеологическом, так и в экономическом противостоянии на протяжении всего ХХ столетия. Зачастую территория Украины использовалась как определенный «таран» против российской государственности, нейтрализуя ее геополитические интересы на евразийском континенте. В начале ХХI века при новых исторических обстоятельствах ситуация мало изменилась. В частности, главной задачей США и его союзников является последовательное ослабление субъектности любых крупных организованностей (союзов государств) и, прежде всего, значимых государств. Конечным итогом любого конфликта для них становится не деструкция, не оккупация, а превращение субъекта в объект, целенаправленное преобразование противника или союзника в функциональный инструмент для реализации транснациональных интересов американских элит. На наш взгляд, современная Россия не должна быть вовлечена в горячий военный конфликт – ни через технологии поставки «военных холопов», спрос на которых в мире весьма значителен, ни через сомнительные «стратегические партнерства» с военно-политическим блоками. Российскому государству необходима мобилизация собственных сил, составляющих оборонный и экономический потенциал страны.

Как обиженки превращаются в предателей

Вот прекрасная же вещь, поведенческая психология. Огромную кучу всего объясняет. Благо сейчас, благодаря интернету в целом и соцсетям в частности, материала для полевых исследований масса. Хоть ди...

Обсудить