Военная операция на Украине. Главное

С кем Конституционный Суд Российской Федерации?

2 842

Конституционный Суд Российской Федерации (далее КС РФ) 25 декабря 2020 года, видимо, в качестве подарка к Новому году, согласился с Постановлением Губернатора Московской области о введении в Московской области режима повышенной готовности и ограничительных мер по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019). Но при чтении постановления сразу появляются вопросы – а так ли безупречны ссылки на Конституцию и примененные федеральные законы Российской Федерации?

Например, рассмотрение принятия Конституции в 1993 году и поправок к ней в 2020 году ведет к шокирующим выводам. Оказывается, 12 декабря 1993 года народ голосовал не за Конституцию, а за ее Проект. Желающие получить официальный текст Конституции 1993 года получали ответ об отсутствии такого текста в государственных архивах. В июне 2020 года власти провели общероссийское голосование по поправкам в (несуществующую) Конституцию, указав датой ее принятия считать 13 декабря 1993 года, чем подтвердили отсутствие прежней конституции. Насколько мне известно, КС РФ против такой процедуры внесения поправок в Конституцию и против такой даты ее принятия не возражал.

Да вот незадача, по информации Военных властей СССР, государственная регистрация Постановления Центральной Избирательной Комиссии РФ № 256/1888-7 от 03.07.2020 г. в отведенные для этого 30 дней не состоялась. Изменения в Конституцию считаются не бывшими, ничтожными, незаконными и нелегитимными. Конституция с изменениями 2020 года не приобрела статуса действующего и нормативного правого акта в Российской Федерации, не получила международного признания и одобрения в ООН, В приёме Российской Федерации в Организации Объединённых Наций отказано, правопреемство от Союза ССР не признано, в переходе прав Союза ССР как Учредителя ООН и в изменении в Уставе ООН отказано, за Российской Федерацией не признаются права субъекта международного права, а международное право и законы подтверждают, защищают и охраняют суверенитет, государственность, независимость и территориальную целостность Союза, суверенные Интересы, законные Права и Титулы Граждан Союза ССР.

Продолжим, и рассмотрим процедуры принятия указанных в постановлении КС РФ конституционных и федеральных законов. Но перед этим вспомним Определение Конституционного суда Российской Федерации от 2 марта 2006 г. N 58-О «По жалобе гражданина Смердова Сергея Дмитриевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», и по которому не зарегистрированный и не опубликованный в установленном порядке нормативный правовой акт федерального органа исполнительной власти, суды должны признавать недействующим.

Так вот, по информации Специального Военно-Политического Органа СССР федеральные конституционные законы «О Конституционном суде Российской Федерации» от 21.07.94 г. № 1-ФКЗ и «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.96 г. № 1-ФКЗ не могут считаться действующими и вступившими в силу, в связи с нарушением регламента их принятия Государственной Думой РФ.

Вот это да! Получается, что существование и правомочия самого Конституционного суда Российской Федерации не имеют законодательного обоснования?

Идем дальше. Постановление КС РФ от 25.12.2020 г. ссылается на федеральные законы «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ и «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ и "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 06.10.1999 N 184-ФЗ, на положениях которых и обосновано рассматриваемое КС РФ Постановление Губернатора Московской области.

Однако Военными властями СССР установлено, что Российская Федерация и Президент умышленно и преднамеренно выдают результаты голосования от 11 ноября 1994 года по законопроекту во втором чтении в Государственной Думе РФ за факт принятия Федерального закона от 21.12.1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Но хроника и стенограмма № 64 заседания Государственной Думы от 11 ноября 1994 г. свидетельствует о том, что третьего чтения по этому закону не проведено, соответствующие постановления Палат Федерального Собрания не существуют или являются поддельными, подложными и сфальсифицированными. В дополнение к этому принятый 31 марта 2020 года федеральный закон № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» от 01 апреля 2020 года, не мог в тот же день быть одобрен Советом Федерации, так как невозможно соблюсти порядок рассмотрения федерального закона в Совете Федерации, а, значит, данный федеральный закон не может быть одобрен 31 марта 2020 года. Дата 01 апреля 2020 года не может выдаваться за дату его подписания Президентом РФ и последующего его обнародования, который де-юре является непринятым и не вступившим в законную силу как федеральный закон.

Любое лицо и орган власти ссылающийся, использующий, применяющий, действующий и исполняющий Федеральный закон от № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» и выпускающее на его основе нормативные акты и исполняющие его лица, нарушают и умаляют Титулы и Права Гражданина и Человека, у них наступает ответственность по Закону СССР от 1958 года «О государственных преступлениях» и «О военных преступлениях» как для установленных военных и государственных преступников СССР.

С применением федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30.03.1999 № 52-ФЗ, тоже не все ладно. Так Советские Военные Власти установили следующее:

- федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30.03.1999 №52-ФЗ является недействующим, так как был опубликован по прошествии 7-и дней, предназначенных для официального опубликования;

- в соответствии с Федеральным законом от 22.08.2004 №122-ФЗ обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения исключены из полномочий субъектов России и органов местного самоуправления;

- передача Субъектам Федерации полномочий и правомочий от Российской Федерации по регулированию санитарно-эпидемиологического режима и надзора не оформлена актами, договорами или соглашениями, имеющими государственную регистрацию, ни для одного субъекта РФ;

- правомочия Субъектов Федерации по установлению и по введению ограничительных мероприятий (карантинов), введению санитарных пропусков и оформлению санитарных эпидемиологических и иммунологических паспортов, требований обязательной иммунизации и принудительной вакцинации, установлению и соблюдению масочно-перчаточных и иных режимов, иных ограничений и требований являются заведомо ничтожными, недействительными и противозаконными актами и деяниями.

Должностные замещающие лица, выпускающие такие акты и постановления, несут полную ответственность за нарушение действующего и применимого законодательства и отвечают как уголовные преступники за причинение вреда и ущерба Гражданам и юридическим лицам в полном объёме и без регресса к третьим лицам в советском и международных судах, трибуналах и арбитраже».

Неудивительно, что все губернаторы и главы Республик заявили Военным властям СССР, что они не подписывали постановлений, указов и распоряжений для введения и установления режима ЧС, «режима самоизоляции», карантина, применения масочно-перчаточного режима, введения и требования цифровых пропусков, а также заявили, что аналогичные постановления, указы и распоряжения Глав Субъектов Федерации и Глав Республик Российской Федерации не прошли правовую экспертизу, являются ненормативными, не требуют экспертизы как индивидуальные правовые акты, не имеющие нормативной силы правового акта и не смогли пройти государственную регистрацию, чтобы считаться действующими и существующими нормативными правовыми актами.

Конституционный суд сослался на федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 06.10.1999 № 184-ФЗ, подписанный Президентом РФ до истечения полномочий Совета Федерации на его одобрение (отклонение), передан самому себе на подпись, что не предусмотрено законом, после чего недействительный и не вступивший в силу был опубликован в ненадлежащие сроки.

Советская Сторона также уведомила заинтересованных лиц о том, что Федеральный Закон от 01.04.2020 № 99-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», вводящий штраф за несоблюдение режима самоизоляции и иного не получил государственной регистрации. Федеральный Закон принятый 31 марта 2020 года, не мог в тот же день одобрен Советом Федерации из-за невозможности соблюсти порядок и регламент рассмотрения федерального закона в Совете Федерации. Дата 01 апреля 2020 года является датой регистрации этого Федерального Закона в Совете Федерации и не может выдаваться за дату его подписания Президентом Российской Федерации и последующего его обнародования.

Любое лицо и орган власти ссылающийся, использующий, применяющий, действующий и исполняющий Федеральный Закон «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 01.04.2020 № 99-ФЗ, привлекающий граждан к административной ответственности, составляющий протоколы и выпускающий Постановления о штрафе, выступает против Российской Федерации, нарушает и умаляет Титулы и Права Гражданина и Человека, за что у них наступает ответственность по Закону СССР от 1958 года «О государственных преступлениях» и «О военных преступлениях» как для установленных военных и государственных преступников СССР.

Обращает на себя внимание и то, что аргументация Конституционного суда по этому делу вызывает ощущение чтения не юридического акта суда, а очередной статьи СМИ.

Например, в постановлении КС РФ сказано: «30 января 2020 года по решению Всемирной организации здравоохранения эпидемиологической ситуации, вызванной вспышкой коронавирусной инфекции, присвоен уровень международной опасности, объявлена чрезвычайная ситуация международного значения, а 11 марта 2020 года ситуация признана пандемией (заявление Генерального директора ВОЗ по итогам второго совещания Комитета по чрезвычайной ситуации в соответствии с Международными медико-санитарными правилами, в связи со вспышкой заболевания, вызванного новым коронавирусом 2019 г. (nCoV), 30 января 2020 года; вступительное слово Генерального директора ВОЗ на пресс-брифинге по COVID-19, 11 марта 2020 года)».

Но судьи Конституционного суда, как юристы высочайшего уровня, не могут не знать, что пандемию с уровнем международной опасности, чрезвычайной ситуацией международного значения, вправе объявить только Всемирная Ассамблея ВОЗ, которая пандемию или эпидемию с уровнем международной опасности, чрезвычайной ситуацией международного значения НЕ ОБЪВЛЯЛА. Заявление же Генерального директора ВОЗ – это всего лишь его личное мнение.

Судьи Конституционного суда не могут не знать, что ВОЗ о готовности и о реагировании на чрезвычайную ситуацию в ООН не заявляла. Извещения и информирования ООН о карантине и чрезвычайной ситуации на территории Российской Федерации от законных российских властей не поступало. По данным ВОЗ чрезвычайной ситуации на 31 мая 2020 года пандемии и эпидемии в России не объявлено, таковые отсутствуют или не возникали. В январе-марте 2020 года Главным Государственным санитарным врачом России карантин в России не вводился и не объявлялся, международные органы и власти о введении карантина не уведомлялись. С 15 апреля 2020 года действия (бездействия) российской стороны по введению в обман граждан со вспышкой коронавирусной инфекции COVID-19, введения карантинов и чрезвычайного положения и ситуации стали предметом рассмотрения и разбирательств в международном суде, трибунале и арбитраже.

Удивляет и довод о том, что осуществленное в постановлении Губернатора Московской области регулирование было продиктовано объективной необходимостью оперативного реагирования на экстраординарную (беспрецедентную) опасность распространения коронавирусной инфекции (COVID-2019), что оно несло опережающий характер оправдываемый масштабом угрозы распространения коронавирусной инфекции, придавшим ему формально-юридическую легитимацию.

Однако, оценивая сложившуюся в Российской Федерации ситуацию с коронавирусной инфекций, Специальный Военно-Политический Орган СССР установил, что исходя из международного и советского стандарта, норм, порогов и правил санитарно-эпидемиологического контроля и надзора, где под эпидемией ВОЗ понимается захват инфекцией 5% населения и определённого соотношения к больным, выздоровевшим и умершим, находит требования о соблюдении санитарных мер самолично определяемых Губернатором области, и привлечение к материальной и административной ответственности нарушающих их на основе ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30 марта 1999 №52-ФЗ, не обосновано действующим законодательством и противоречит п. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации.

Эта статья на 99,5 % построена на выводах и аналитике Государственных Актов Специального Военного-Политического Органа СССР, составленных высокопрофессиональными юристами. http://pravosudija.net/tegi/gosakty И я полагаю, что Военные власти СССР в статье 30 Государственного Акта СССР за октябрь IV квартал 2020 года назвали причину отказа судов защищать конституционные права граждан. Причина в том, что Правительство Российской Федерации одобрило проект федерального бюджета на 2021 год с особым порядком формирования расходной части бюджета за счёт незаконных штрафов за несоблюдение масочного-перчаточного режима и исполнения несуществующего Федерального закона от 21.12.1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» и штрафов по Федеральному Закону «О внесении изменений в статью 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 18.03.2020 № 56-ФЗ.

Гарантом Конституции, должностными замещающими и служащими Российской Федерации для увеличения прибыли иностранных учредителей и собственников выпущены коммерческие постановления, указы, приказы и акты, ограничивающие, препятствующие и отказывающие потребителю в доступе к жизнеобеспечивающим ресурсам, к лечению и медицинской помощи, к образованию, запрету и ограничению проезда в транспорте, в предоставлении товаров (выполнении работ, оказании услуг) либо доступе к товарам (работам, услугам) по причинам, связанным с состоянием его здоровья, или ограничением жизнедеятельности, или его возрастом и принуждающие к совершению заведомо незаконной сделки и соблюдения несуществующих требований, не входящих в санитарные нормы и правила ООН.

Так с кем же Конституционный Суд Российской Федерации? И на чьей он стороне?

Гражданин СССР

«Смертная казнь в Донецке» – что ждёт нацистов «Азова»

Очевидцы сообщают о передвижении колонны автозаков по Таганрогу, граничащему с ДНР. По всей видимости, Росгвардия доставляет пленных украинских нацистов из «Азовстали» на территорию РФ для...

Нацисты не извинялись, не боялись, но в глаза нам смотреть не могли. Враг на «Азовстали» начал сдаваться
  • pretty
  • Вчера 16:11
  • В топе

Автор:  Дмитрий СТЕШИН Ранним утром, 16 мая, на позициях под стенами «Азовстали» началось шевеление. Из тоннеля под железнодорожными путями высунулся белый флаг, следом вылезли люди...

Замглавы МИД Польши обвинил Россию в уничтожении поставляемого на Украину западного оружия
  • Topwar
  • Вчера 12:39
  • В топе

На днях заместитель министра иностранных дел Польши Марчин Пшидач заявил о вынашивании в России экспансионистских планов в отношении польского государства. Также Пшидач обвинил Москву в намеренном уни...

Обсудить
  • всё откатывает до 1977 года конституции СССР и все законы аннулируем не довольных к стенке и расстрел
  • :heart: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: