22 августа 1938: Берия принялся за массовую чистку кадров Ежова

40 2456


«В определённых кругах общества у него [Берии] с тех пор

была репутация человека, восстановившего

«социалистическую законность» в самом конце 30-х годов».

Яков Этингер, фигурант «дела врачей»


22 августа 1938 года первым заместителем народного комиссара внутренних дел СССР Н.И. Ежова был назначен с поста первого секретаря ЦК Компартии Грузинской ССР Лаврентий Берия. Это было началом кардинальной реформы, очищения важнейшего органа первого в мире социалистического государства, разработанной лично И. В. Сталиным. Первой проблемой, с которой менее чем за месяц успешно справился «свой человек в НКВД», была проблема нейтрализации всесильного «серого кардинала» НКВД Михаила Фриновского – первого заместителя Николая Ежова и главы 1 управления НКВД с апреля 1937 года. 8 сентября 1938 г. Фриновский неожиданно для многих был резко повышен – назначен народным комиссаром Военно-Морского Флота СССР, но при этом должности первого заместителя наркома внутренних дел и начальника управления ему пришлось оставить. Это сильно впоследствии облегчило задачу обезвреживания этого матерого негодяя.

Вплоть до ноября 1938 года Лаврентий Павлович принимал дела. Очевидно, что все понявший Ежов впал в прострацию и 23 ноября того же года обратился с письмом в Политбюро и лично к И.В. Сталину, где взял на себя ответственность за «проникновение врага в НКВД и прокуратуру». 25 ноября 1938 года Л.П. Берия решением Политбюро ЦК ВКП(б) был назначен народным комиссаром внутренних дел СССР.

Одним из первых решений Берии на посту комиссара НКВД было открытие с 1 января 1939 года «Бюро по приему и рассмотрению жалоб». Именно эту дату можно считать началом пересмотра множества уголовных дел, заведенных при прежнем руководстве НКВД, а также выявления чекистов, «поправших законность».

Сразу после назначения комиссаром НКВД, Берия принялся за массовую чистку кадров Ежова. С конца ноября 1938 года по декабрь 1939-го из рядового состава НКВД были уволены 7372 человека (22,9 % общей численности ведомства), из руководящего — 3830 человек (62 %).

Вот примеры бериевских «чисток» от ежовских кадров всего лишь за одну неделю января-февраля: 31 января 1939 года Берия подписывает приказ о предании суду 13 сотрудников дорожно-транспортного отдела НКВД Московско-Киевской железной дороги за необоснованные аресты, 3 февраля 1939 года приказом Берии суду предается начальник районного отдела НКВД Н. Сахарчук за преступные методы ведения следствия, 5 февраля приказом Берии арестована группа работников Особого отдела Балтийского флота за необоснованные аресты. И такие процессы шли непрерывно на протяжении всего 1939 года.

Одновременно было принято на оперативно-чекистскую работу 14 506 человек, из них — 11 062 по партийно-комсомольским путевкам. Фактически более чем на треть состав НКВД стал состоять из прежде гражданских лиц, в основном молодых выпускников вузов. Людей с высшим образованием стало 35 % (при Ежове — всего 10 %) от общего состава НКВД, а доля людей без среднего образования упала с 42 % до 18 %. Еще одно пополнение НКВД пришло из армии.

27 января 1939 года замнаркома обороны армейский комиссар второго ранга Щаденко издал приказ № 010 о досрочном выпуске и откомандировании в распоряжение НКВД СССР ряда слушателей выпускных и младших курсов военных академий РККА. Кстати, забегая вперед, скажем, что первыми, чьи дела начали пересматриваться при Берии, стали офицеры РККА: за 1937—1938 годы из армии по политическим мотивам было уволено около 30 000 человек (осуждено около 10 000). Возвращено в строй после смены руководства НКВД 12 500 офицеров.

В течение первых месяцев работы Берии были полностью пересмотрены правила ведения уголовных дел. Осужденные «тройками» теперь могли подавать жалобы, которые были обязаны рассматривать в течение 20 дней. Для рассмотрения заявлений и жалоб при Секретариате Особого совещания было создано специальное отделение со штатом 15 человек. В ходе суда по групповым делам обязаны были допрашивать всех его участников. В десятки раз уменьшилось число рассматриваемых судьями дел — если при Ежове в день судья «штамповал» по 200—300 дел (фактически просто зачитывал приговор, без допроса свидетелей и разбирательства дела), то при Берии нормой стало не более десяти дел за рабочий день.

Только за 1939 год из лагерей и колоний было освобождено свыше 330 тысяч политических заключённых из общего числа одного миллиона трёхсот тысяч сидельцев ГУЛАГа. Подавляющее большинство которых были лица, осужденные за уголовные преступления.

Батыр Мухамедов

Путь Лукашенко: анализ событий

Сомнений не было, что победит Лукашенко. Честная ли победа? Это уже не вопрос после арестов основных конкурентов, когда единственный противник – непонятная тетка, без четкой позиции и программы действ...

Обсудить
  • Я читал, что Фриновский завербовал Ежова, подловив его на подставе и крутил грязные дела беспрепятственно. Историки Жуков, Фурсов, и исследовательМартиросян рассказывают, что Сталин принял конституцию и подготовил почву для переизбрания ленинского олигархата. Олигархат начал истреблять тех, кто может быть избран вместо них. Пока Сталин не перебил олигархат, репрессии продолжались.
  • Это-всего лишь "косметический ремонт"..Что изменилось? :smile: Большевики перестали быть людоедами? Репрессии прекратились и больше о них никто не слышал? Появились признаки демократизации Системы? Вся эта возня-не более чем внутрипартийные и внутриклановые разборки.. :smile:
  • Берия, Мы щитаем, сделал тогда хорошее, нужное дело. Щас бы так почистить. Хотяяя... Кажется, уже чистят. Без ажыотажу и ненужной рекламы в сми. . Грибы.
  • А хде же "вася еремин"? Щас он вам всем покажет, как "выфсеврети"... Как Сталин "геноцидил народ", как "уничтожал цвет армии"...
  • Моего деда посадил (по лживому навету) Ягода, выпустил Берия.