Санкции на доллар. Детали в телеграме Конта

Английский философ Бертран Рассел о Ленине.

10 1174

Вскоре после моего прибытия в Москву я имел часовую беседу с Лениным на английском языке, которым он прекрасно владеет. Присутствовал переводчик, но его услуги практически не потребовались. Обстановка кабинета Ленина очень проста: в нем большой рабочий стол, несколько карт на стенах, два книжных шкафа и одно удобное кресло для посетителей в дополнение к двум или трем жестким стульям. Очевидно, что он не испытывает любви к роскоши и даже к комфорту. Он очень доброжелателен и держится с видимой простотой, без малейшего намека на высокомерие. При встрече с ним, не зная кто он, трудно догадаться, что он наделен огромной властью или вообще в каком-нибудь смысле является знаменитым. Мне никогда не приходилось встречать выдающейся личности, столь лишенной чувства собственной значимости. Он пристально смотрит на своих посетителей, прищурив один глаз, что, кажется, усиливает проницательную силу другого глаза. Он много смеется; поначалу его смех кажется дружелюбным и веселым, но постепенно мне стало как-то не по себе. Ленин спокоен и властен, он чужд всякого страха и совершенно лишен какого-либо своекорыстия, он олицетворение теории. Чувствуется, что материалистическое понимание истории вошло в его плоть и кровь. Он напоминает профессора желанием сделать свою теорию понятной и яростью по отношению к тем, кто не понимает ее или не согласен с ней, а также своей склонностью к разъяснениям. У меня сложилось впечатление, что он презирает очень многих людей и в интеллектуальном отношении является аристократом.

Первый вопрос, который я ему задал, касался того, насколько он осведомлен об особенностях экономического и политического положения Англии. Мне хотелось узнать, является ли согласие с концепцией насильственной революции непременным условием вступления в III Интернационал, хотя я и не спросил об этом прямо, поскольку другие задавали этот вопрос официально. Его ответ не удовлетворил меня. Он признал, что сейчас революция в Англии маловероятна и что рабочий человек еще не проникся отвращением к парламентской форме правления. Но он надеется, что этого результата добьется правительство лейбористов. Он думает, например, что если господин Гендерсон (Гендерсон Артур — английский политический деятель, один из лидеров лейбористской партии. Дважды был председателем парламентской фракции лейбористской партии — прим. ред.) станет премьер-министром, то ничего существенного сделано не будет; тогда, как он надеется и верит, организованное рабочее движение перейдет к революционным методам. На этом основании он желает своим единомышленникам в Англии сделать все, что в их силах, для обеспечения лейбористского большинства в парламенте; он не настаивает на уклонении от парламентской борьбы, а считает, что участие в ней дискредитирует парламент. Причины, по которым попытки совершить насильственную революцию в Англии большинству из нас кажутся невероятными и нежелательными, он не принимает всерьез, считая их лишь буржуазными предрассудками. Когда я предположил, что всего возможного в Англии можно достичь без кровопролития, он отмахнулся от этого предположения как от фантастического. У меня не сложилось впечатления, что он много знает о Великобритании или психологически понимает ее проблемы. Действительно, для всей марксистской тенденции характерно пренебрежение к психологизму, поскольку все в политике марксисты объясняют чисто материальными причинами.

Затем я спросил его, считает ли он возможным установить коммунизм прочно и полностью в стране, в которой большая часть населения — крестьяне. Он согласился с тем, что это трудно, посмеялся над тем, что крестьянин принужден менять продукты питания на "бумажки"; в обесценивании русских бумажных денег он находит комическую сторону. Но он сказал — и это без сомнения истина, — что все придет в норму, как только появятся товары, которые можно будет предложить крестьянину. Он полагает, что отчасти это будет достигнут путем осуществления электрификации промышленности; по его словам, электрификация является технической необходимостью в России, но для ее реализации потребуется десять лет. Он с воодушевлением, которое всем им присуще, рассказывал о грандиозном плане выработки электроэнергии из торфа. Конечно, он рассматривает снятие блокады как единственное радикальное средство, но он не очень надеется, что этого удастся добиться полностью и надолго, если не произойдет революции в других странах. Мир между большевистской Россией и капиталистическими странами, сказал он, не может быть стабильным; усталость или взаимные раздоры могут принудить страны Антанты к заключению мира, но он убежден, что мир этот будет непродолжительным. Я обнаружил, что он, как и другие коммунистические лидеры ждет от заключения мира и снятия блокады гораздо меньшего, чем мы в нашей делегации. Он убежден в том, что ничего действительно ценного нельзя достичь без мировой революции и уничтожения капитализма; я почувствовал, что он относится к идее возобновления торговли с капиталистическими странами не более как к временной уступке сомнительной ценности.

Он рассказал о разделении крестьян на богатых и бедных и о том, что пропаганда правительства среди последних против первых приводит к актам насилия, похоже, забавлявшим его. По его словам, необходимость в диктатуре по отношению к крестьянству сохранится на неопределенно долгое время из-за стремления крестьян к свободной торговле. Он сказал, что, согласно статистике (чему я склонен верить), крестьяне последние два года были лучше обеспечены продовольствием, чем когда бы то ни было ранее; "и все же они против нас", добавил он, слегка задумавшись. Я спросил, как бы он ответил критикам, утверждающим, что он ввел в деревне не коммунизм, а власть крестьянина-собственника; он ответил — это не совсем правда, но не стал уточнять, в чем состоит правда.

Я задал ему последний вопрос: не создаст ли возобновление торговли с капиталистическими странами, если таковое состоится, центры капиталистического влияния и не затруднит ли это сохранение коммунизма? Мне показалось, что большая часть ревностных коммунистов опасается коммерческих контактов с внешним миром как ведущих к проникновению инакомыслия и могущих расшатать существующую систему. Я хотел выяснить, нет ли и у него такого же чувства. Он признал, что торговля создаст некоторые трудности, но они будут меньшими, чем тяготы войны. Он сказал, что два года назад ни он, ни его соратники не рассчитывали выжить в окружении враждебного мира. Они выжили благодаря раздорам и расхождениям интересов различных капиталистических стран; сыграла свою роль также сила большевистской пропаганды. Он сказал, что немцы смеялись, когда большевики предложили бороться с пушками при помощи листовок, но ход событий доказал, что листовки не менее мощное оружие. Я не думаю, что он сознает, какую роль сыграли в этом рабочие и социалистические партии. Он, кажется, не знает, что британские лейбористы сделал многое, чтобы не допустить развертывания крупных боевых действий против России. Они вынудили правительство ограничиться тем, что можно тайно сделать и потом отрицать без слишком явной лжи. Он откровенно потешается над нападками лорда Нортклиффа (Нортклифф Альфред — английский предприниматель, основатель консервативных газет «Дейли мейл» и «Дейли миррор». Пресса Нортклиффа, как правило, подвергала резким нападкам действия большевиков — прим. ред.), которому он хочет послать медаль за большевистскую пропаганду. Обвинения в захвате имущества, заметил он, могут шокировать буржуа, но производят обратное воздействие на пролетариат».

Рассел Б. «Практика и теория большевизма». М.: «Наука», 1991. С. 19-24.

"ЗА 42 СЕКУНДЫ СДАЛА ВСЕХ": ЧИНОВНИЦУ МИНЗДРАВА ПРИЖАЛИ ЗА БОЛТОВНЮ ДОЧЕРИ

Студентка Самарского медколледжа сдала высокопоставленную родительницу, записав в "Телеграме" провокационное видео. Земляки девушки ужасаются: попасть в руки такому "специалисту" смерти подобно. Почем...

Вот почему Путин готов говорить и с этими! Авианосец "Эйзенхауэр" вышел из чата. Троллинг Кима
  • pretty
  • Вчера 06:55
  • В топе

ДМИТРИЙ  МАТВЕЕВЧасто повторяемая фраза о том, что все войны заканчиваются переговорами не точна. Скорее соглашениями и договорённостями. И как правило с третьими странами. Поскольку переговоры п...

"С этими уродами был один вариант": Депутат Толстой предложил решение по бородачам приехавшим с оружием к Кремлю.

Наверняка все в курсе ситуации которая произошла вчера в Москве с участием гостей из Азербайджана. Кто не в курсе, кратко введем в курс произошедшего.В воскресный вечер в подмосковной Б...

Обсудить
  • Философ тем и опасен, точнее его мнение, что он наблюдатель, а не участник процессов. Да, философ может видеть беды, голодных, обездоленных. но сам не голодать, не жить в холоде и нужде. Наблюдать среду обитания и жить в этой среде-это абсолютно разные ситуации. Поэтому реакция этого философа на взгляды Ленина, на жизнь не удивила.
  • наиболее интересно тут признание ленина, что крестьяне против его власти. а это, на минуточку, 90% населения страны. т.е. какая-то горстка людей установила диктатуру. причем не против капиталистов, а против подавляющей части народа.