Павел Судоплатов разоблачает ложь Хрущева

18 5080

В мемуарах Павла Судоплатова много интересных моментов.

Из книги "Разведка и Кремль". С моими комментариями https://goo.gl/QzaB5f

Информации для определенных выводов, о дате начала войны, разведкой было предоставлено недостаточно:

16 июня из Кремля вернулись Фитин и Меркулов, народный комиссар госбезопасности, – оба чем-то встревоженные. Фитин тут же вызвал меня и Мельникова, своего заместителя по Дальнему Востоку, и сказал, что Хозяин (так между собой мы называли Сталина) нашел его доклад противоречивым и приказал подготовить более убедительное заключение по всей разведывательной информации, касавшейся вопроса о возможном начале войны с Германией

Некоторые авторы за теплое место у кормушки продали совесть:

Вопреки тому, что пишут генерал Ивашутин и другие авторы мемуаров, я не помню гневных пометок Берии на докладных записках агента «Ястреб»:
«Это британская дезинформация. Найти, кто является автором этой провокации, и наказать».
Я вообще не помню никакого агента с кодовой кличкой «Ястреб». Кроме того, в разведке и службе безопасности не было традиции писать на докладных пространные замечания."

Столь же невероятна и приписываемая Берии резолюция отозвать и наказать нашего посла в Берлине Деканозова, бывшего начальника разведки НКВД, за то, что он бомбардировал его «дезинформацией». Те же люди заявляют, что Берия писал Сталину 21 июня, предлагая отозвать Деканозова, но это вообще было вне его компетенции, поскольку Деканозов перешел на работу в наркомат иностранных дел и докладывал непосредственно Молотову."

Ах, Сталин не поверил Зорге! Может и поверил, но дата, предоставленная Зорге прошла, а война не началась. Да и другие источники называли самые разные даты, которые проходили одна за другой:

Как было сказано выше, сообщения разведки о возможном начале немецкого вторжения были противоречивы. Так, Зорге сообщал из Токио, что вторжение планируется на 1 июня. В то же время наша резидентура из Берлина сообщала, что вторжение планируется на 15 июня. До этого, 11 марта, военная разведка докладывала, что немецкое вторжение намечено на весну. Картина еще больше запутывалась из-за намерения руководства начать переговоры с немцами.

Что война планируется знали наверняка, но надеялись ее не допустить и работали в этом направлении:

На коктейле в немецком посольстве в Москве за несколько дней до начала войны Зоя Рыбкина заметила, что со стен сняты некоторые украшения и картины. Пытаясь определить новые места для установки подслушивающих устройств, она обнаружила, что посольские работники паковали чемоданы для отъезда. Это нас крайне обеспокоило.

В отеле «Метрополь» Яковлев и Райхман, координаторы контрразведывательных операций против немцев в Москве, перехватили двух немецких курьеров, перевозивших дипломатическую почту. Одного заперли в кабине лифта, в то время как второго закрыли в ванной комнате номера «люкс», где они жили. Когда курьер, находившийся в лифте, понял, что блокирован, он нажал на кнопку вызова лифтера. «Вызволили» его, естественно, работники контрразведки, которые за пять минут, имевшихся в их распоряжении, открыли его дипломат в «люксе» и сфотографировали содержимое. Среди документов находилось письмо посла Шуленберга Риббентропу, в котором он писал, что может быть посредником в урегулировании советско-германских противоречий. В то же время Шуленбург докладывал, что инструкции по сокращению персонала посольства выполнены, и дипломаты уезжают в Германию по намеченному графику. Хотя признаки приближающейся войны были очевидны, этот документ, позиция Шуленберга и его высокая репутация подтверждали, что дверь к мирному урегулированию все еще не закрыта.

Незаслуженно репрессировали генерала Павлова, переведя стрелки за провал в начале войны на него. Ага и еще десять раз ага. Генерал Павлов перед войной вел себя так, будто готовился слить оборону немцам. Он успешно слил оборону:

20 июня 1941 года Эйтингон сказал мне, что на него произвел неприятное впечатление разговор с генералом Павловым, командующим Белорусским военным округом. Поскольку они с Эйтингоном знали друг друга по Испании, он попросил дружеского совета у Павлова, на какие пограничные районы, по его мнению, следовало бы обратить особое внимание, где возможны провокации со стороны немцев. В ответ Павлов заявил нечто, по мнению Эйтингона, невразумительное, он, казалось, совсем ничего не понимал в вопросах координации действий различных служб в современной войне. Павлов считал, что никаких особых проблем не возникнет даже в случае, если врагу удастся в самом начале перехватить инициативу на границе, поскольку у него достаточно сил в резерве, чтобы противостоять любому крупному прорыву. Одним словом, Павлов не видел ни малейшей нужды в подрывных операциях для дезорганизации тыла войск противника

Справка:

Дмитрий Григорьевич Павлов:
22 июля 1941 года решением военного трибунала «за трусость, самовольное оставление стратегических пунктов без разрешения высшего командования, развал управления войсками, бездействие власти» был приговорён к высшей мере наказания и расстрелян. Похоронен на подмосковном полигоне НКВД. В 1957 году посмертно реабилитирован и восстановлен в звании.

От себя добавлю, что реабилитирован вскоре после 20 го съезда, где Хрущев убил все достижения советского народа. Как следствие, он реабилитировал палачей-чемпионов 1937-го Постышева и Эйхе, предателей Тухачевского и Павлова.

Из этой мутной жижи растет сегодня ядовитое растение либерализма.

Почему снялась с соревнований Байлз: " Японцы запретили ввоз в страну препарат, который она принимает." Вот и весь сказ
  • fanC
  • Вчера 15:12
  • В топе

Начало Олимпиады и конец для Байлз. фото: картинки яндекса.31 июля. Токио. Олимпиада.Свежие новости. Симона Байлз не выступит в гимнастике на отельных снарядах: в опорном прыжке и на бр...

Стратегическая усталость Америки

Всего две недели назад кубинцы попытались устроить революцию, но Соединенным Штатам было не до этого. Добрый день, дорогие друзья.Еще пять лет назад такое невозможно было представить, а...

Обсудить
  • Первое предательство России произошло именно тогда, на 20-м съезде партии, когда коммунисты промолчали. В 80-х уже всё пошло по накатанной...
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: Ну вот соасем другое дело
  • "В 1959 году, когда я работал заместителем начальника Генерального штаба МО, мне М. В. Захаров* сказал, что Кузнецов* Ф. Ф. ему рассказал, что якобы есть в архиве донесение бывшего начальника ГРУ генерал-лейтенанта Голикова в марте 1941 г. о войне. Попросил найти его. Когда мне принесли это донесение, и я его прочитал, то стало ясно, почему Сталин не поверил донесению резидента НКГБ из Берлина, которое посылал Меркулов. В донесении Сталину указывается: «По донесению наших военных атташе (идет перечисление 5 или 6 стран) стало известно от немецких военных атташе, что немцы готовят нападение на Советский Союз ориентировочно между 15 мая и 15 июня сего года», и указывались наиболее вероятные направления ударов, в том числе и на Москву. В числе перечисленных сообщений военных атташе было такое же сообщение военного атташе и из Берлина от 14 марта 1941 года. Вместо того чтобы Голикову ради объективности направить эти донесения Сталину и не делать своих глупых выводов, Голиков пишет: «1. Считаю, что наиболее возможным сроком начала военных действий против СССР будет момент победы немцев над Англией или заключения с ней мира. 2. Слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской или даже может быть от германской разведки. Подпись: 20 марта 1941 г., генерал-лейтенант Голиков» [67]. Несколько раньше «постарался» и нарком военно-морского флота Кузнецов* Н. Г. Он доносил 6 марта в ЦК Сталину, что «Военно-морской атташе в Берлине донес, что со слов германского офицера из ставки Гитлера, немцы готовят 14 мая вторжение в СССР через Финляндию, Прибалтику и Румынию». И в конце Кузнецов пишет: «Полагаю, что эти сведения являются ложными и специально направлены с тем, чтобы проверить, как будет на это реагировать СССР». Вот эти два безответственных угодника настолько убедили Сталина в том, что в ближайшие месяцы немцы не нападут, что он не поверил разумному и правдивому донесению резидента НКГБ, о чем сообщал Меркулов. Голиков и Кузнецов своими безответственными выводами поставили нашу Родину в тяжелейшее положение…" Серов Иван Александрович ЗАПИСКИ ИЗ ЧЕМОДАНА Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти
  • :thumbsup:
  • Да без разницы, во что поверил Сталин. Все равно армия была небоеспособна. Основные сражения состоялись в конце июня - начале июля и были вдрызг проиграны.