Конфликт Армении и Азербайджана

Малым калибром и малой кровью

5 1858

Врагами стрелка-красноармейца были пулемётчики и миномётчики. Врагами танкиста - артилеристы противотанковой батареи. Врагами для всех были наблюдатели артиллерии или Люфтваффе, связисты, вражеские офицеры. И только после них шли обычные пехотинцы, огнемётчики, артиллеристы полковой и дивизионной артиллерии, снайперы, вражеские танкисты и лётчики. До них ещё нужно было дожить. И почти всех этих врагов можно было уничтожить снарядом малого калибра.

После первой мировой войны все без исключения страны полностью забыли её опыт: во всём мире были утрачены снайперские школы, тактика инфильтрации, новыми врагами рода человеческого объявили танки и газ, забывая про пулемёты, траншейную артиллерию, бомбомёты и прочее оружие Великой Войны. Через 10 лет от войны остались лишь воспоминания. Через 20 не было и следа. И армии приготовились вновь маршировать по собственным трупам к пониманию войны. Миномёты? Конечно, во всём виноваты миномёты, ведь они были так удобны, просты в применении, и дёшевы... Но кое чего они не умели, единицы из мортир и миномётов могли стрелять прямой наводкой. Как правило, это были худшие из миномётов и мортир: слишком дорогие, тяжёлые, неудобные.

Танки и правда смогли взять на себя солидную часть функций орудий малого калибра, но пехота лишилась массы возможностей после того, как потеряла свой малый калибр, заменив его миномётами. Кое-где функции батальонной артиллерии брала на себя полковая. Хотя она совершенно не подходила для этой роли, прогресс в области бронированных тягачей позволял и это. В СССР обходились и без тягачей, используя для стрельбы прямой наводкой (в батальонном звене и на заключительном этапе войны) пушки дивизионной артиллерии. Пожалуй, этим СССР переплюнул всех, но это было сделано не от хорошей жизни. Германия и прочие американцы пользовались радиобогатством и преимуществами отличной подготовки передовых артиллерийских наблюдателей.

На самом деле эту историю стоило бы назвать "прямой наводкой и малой кровью", но всё же я настаиваю на том, что название верное: малым калибром и малой кровью. Почему? Давайте посмотрим с каким оружием страны заканчивали ПМВ.

Траншейные пушки.


Первая мировая война была истинной войной пулемётов. Дождь из пуль сбивал наступательный порыв пехоты, дивизионная и полковая артиллерия не успевали оперативно расчищать путь пехоте. И тогда появились лёгкие траншейные пушки, которые можно было скрытно установить, а затем использовать из окопов, или передвигать вместе пехотой. Российские полевые варианты 37 мм и 47 мм морских пушек Гочкиса, французские, австрийские, немецкие, итальянские пушки калибра 37 мм. В начале 30-х годов траншейные пушки Розенберга всё ещё применялись в РККА. Но они уже считались устаревшими, и участь их была предрешена. Споры шли о том, что же должно их сменить?

37 мм калибр не устраивал военных. Один из главных теоретиков РККА А. А. Свечин писал в «Искусстве вождения полка»: «…у немцев выделялась одна скорострельная 37-миллиметровая пушка, прятавшаяся в кустах в 2000 шагах перед моим правым флангом и яростно метавшая свои безобидные гранаты в мои правофланговые роты; она расстреляла в течение 3 часов 2 или 3 сотни гранат, но никого не обидела. Эта пушка представляла в полном смысле слова профанацию артиллерии; слабый звук взрыва ее снарядов вызывал хохот стрелков, переживших за 3 дня перед этим упорное долбление их 40-килограммовыми гаубичными бомбами. Я проезжал неподалеку за фронтом, на линии ротных поддержек. Пушчонка привязалась ко мне и долго преследовала меня своим огнем, пока я не уехал за пределы ее дальности. Иные гранаты падали в 6-7 шагах, лошадь иногда фыркала, а стрелки располагали неистощимым запасом острот для каждого нового плевка немецкой пушечки. После этого опыта я и по сю пору не являюсь сторонником 37-мм калибра для батальонной артиллерии».

В духе траншейной войны создали свой 45 мм миномёт итальянцы (см. выше, среди миномётов). В РККА же шли требования к увеличению калибра батальонной артиллерии до 57-60 мм. Но всё поглотила борьба с новой напастью - танками. 45 мм противотанковая пушка всем была хороша, но утратила главное достоинство траншейных батальонных пушек - малый вес (560 кг). Ведь возможность быстрого перемещения по полю боя силами расчёта была крайне важна для оружия первой линии. Из массово производившихся образцов того времени стоит отметить 37 мм противотанковую и 75 мм пехотную пушки Вермахта, а так же 25 мм французскую противотанковую пушку. Все они обладали небольшим весом (300-480 кг) и могли оперативно оказать пехоте поддержку. Французская пушка была посредственным противотанковым средством, но была легче всех. У Германии на вооружении состояло 28 мм "противотанковое ружьё", максимально близкое по характеристикам к траншейной пушке. Советские батальонные 45-ки и полковые трёхдюймовки были значительно тяжелее, и за время войны ситуация не улучшилась: вес полковой пушки снизился недостаточно, а батальонной М-42 даже возрос (625 кг). 37 мм авиадесантная пушка появилась лишь в 1944-м году, и была выпущена небольшой партией менее 500 штук.

Проблема поражения пулемётов противника уступила проблеме поражения танков противника. Насколько это было объективное решение - вопрос спорный. Но сочетание увеличенного калибра и большой начальной скорости сделало вес в 100-200 килограмм недостижимой мечтой пехотинца. Заметим, что прогресс в пулемётном вооружении значительно увеличил опасность пулемётов. Речь как о количественном росте, так и о качественном превосходстве немецких пулемётов. Т.е. опасность для пехотинца возросла, а средство борьбы с этой опасностью стало трудноподъёмным. Конечно, ПТО можно было использовать для стрельбы по пулемётам, высокая начальная скорость снаряда увеличивала точность, но вот возможности размещения ПТО на удобной позиции и перемещения во время боя снижали масса и размеры орудия. Особенно, под огнём другого средства борьбы с пулемётами - миномётом.

Миномёт был дешёвым и удобным оружием. В обороне он мог бить по наступающим на открытой местности, выковыривать противника из укрытий, выбивать у него наиболее сильные орудия. И всё это с минимальным риском от настильного огня и осколков. Но в удобстве таилась слабость. Хороший миномёт должен был стрелять только навесным огнём. Это экономило вес и цену, упрощало подготовку миномётчиков для действий в высоком темпе. И миномёт, конечно, мог уничтожать пулемётчиков в окопах, воронках и вне укрытий. Но с ДЗОТами так легко уже не выходило (как минимум до насыщения войск 120 мм миномётами). И если не было артиллерийской поддержки, то часто ДЗОТы приходилось уничтожать разведчикам, совершая героический подвиг там, где могла бы быть рутина. К тому же, миномёт имеет ещё одно качество, которое значительно снижает его эффективность в борьбе с опасными для наших войск целями - его мины долго летят к цели, т.к. летят по очень крутой траектории. Пулемёт мог расстрелять наших солдат и сменить позицию.

Третий путь, во многом повторяющий опыт траншейных пушек, был рождён уже после войны, когда для борьбы с пехотой создали лёгкую автоматическую пушку с небольшой скоростью полёта снаряда - автоматический гранатомёт. Попытки создания АГ были и до войны. Но автоматический гранатомёт Таубина был слишком сложен, несовершенен, и обладал маломощным боеприпасом, который ещё и не всегда срабатывал из-за проблемы чувствительности советских взрывателей. Можно предположить, что если бы военные согласились существенно снизить скорострельность, отказаться от автоматики, заменив её механическими ускорителями перезарядки, тогда в СССР была бы создана скорострельная траншейная пушка-гранатомёт. Не меньше пользы принёс бы отказ от жёстких весовых требований. Не представляло особых проблем и решение об увеличении калибра. На небольших дистанциях помогли бы бомбомёты, ампуломёты. Даже винтовочные гранатомёты мешали бы противнику, особенно, стреляя дымовыми гранатами, хотя они и были худшим решением.

Был и простой путь: создать современную траншейную пушку, хотя бы аналог пушки Розенберга. Т.е. при весе в 180 кг получили бы неплохую точность на дальности в 1000-1200 метров. Либо уменьшив вес можно было бы повысить дальность, либо увеличив скорость снаряда повысить бронебойные характеристики и настильность. Всё это при скорострельности в 10-15, а при хорошем устройстве затвора и до 20-25 выстрелов в минуту. Возможности по увеличению калибра скорее всего минимальны, т.к. мы мгновенно получаем пушку, которая хуже противотанковой, но очень близка к ней по стоимости и по весу. Альтернативой исключительно для СССР стало бы принятие на вооружение в качестве "тяжёлой руки пехоты" ДРП Курчевского (или других конструкторов, не важно). Даже 37 мм снаряд неудачной пушки ПТО мог выбивать пулемёты при небольшой массе орудия, что и говорить про батальонное орудие калибром в 76 мм с возможностью превращения в миномёт. К несчастью, вместо требований по упрощению конструкции, последовало закрытие темы.

Конечно, никто не мешал подойти к проблеме уничтожения пулемётов иначе. Увеличение калибра давало улучшение осколочно-фугасных свойств, бронебойности, но необратимо повышало вес и стоимость системы. 37 мм пушка Курчевского была по сути противотанковым ружьём. Именно ПТР могли бы стать достаточной заменой для борьбы с пулемётами. Часто их использовали именно так, правда отсутствие штатного оптического прицела превращало задачу попадания в пулемётчика из сложной в исключительную. Да и невозможность зацепить врага осколками хотя бы 20 мм калибра при минимальном промахе, или же брызнуть в лицо пулемётчику пылью - этого не могло дать ПТР в калибре 14,5 мм.

Я не знаю сколько солдат погибло из-за того, что в низовых подразделениях не оказалось вовремя эффективного дырокола на большую дальность и против защищённых целей. Миномёты были нашим всем. Вторым нашим всем были ПТО. Но как-то проморгали, что пулемётов у Вермахта было куда больше, чем танков. И гибла пехота в атаках на пулемёты без артиллерийской подготовки, не имела дальнобойного оружия против наблюдателей, связистов и офицеров. Насколько затратным стало бы создание полуавтоматического гранатомёта, или противотанково-противопулемётной пушки, или ДРП, или снайперских ПТР, ПТР калибра 20 мм я не знаю. Но мне кажется, что эти малокалиберные орудия могли снизить цену нашей атаки до малой крови, или хотя бы до меньшей. Не были бы они бесполезны и в обороне. Все эти решения были реализованы после войны в разное время в разных странах.

В ходе обсуждения с коллегами остались варианты финалиста - ПТР, желательно с оптикой и щитом, на колёсном станке, и очень хорошо, если 20-23 мм. Скорее всего, самое простое ружьё вроде ПТРД могло стать наиболее массовым средством, не менее важно было создание к нему снайперских патронов, хотя бы отбором пуль и точной навеской пороха.

Источник



Когда взрослые делают что-то просто так

Иногда мой шестилетний сын делает какую-то мелкую пакость. То тарелку разобьёт, то сломает что-то и тому подобное. И каждый раз, когда я ему говорю «Зачем ты это делал?», он отвечает &l...

«Русские идут!»: очередной боец невидимого фронта готов выпрыгнуть из окна

✔ Иногда, сами того не осознавая, люди запускают цепь событий, которые на первый взгляд носят случайный характер и в конечном итоге приводят к неожиданному результату. Но если копнуть г...

Преступления троцкиста Хрущёва. Ликвидация СССР (окончание).

Никита Хрущёв — настоящее проклятие российской истории. Приняв участие в перевороте он затем не только похоронил сталинское наследие, но совершил еще множество глупостей и преступлений о которых и на...

Обсудить
  • Добавлю от себя. Если полностью абстрагироваться от морального уродства всех защитников сталинизма (защитнички либерализма и квасного ура-поцриотизма ничем не лучше), а обратиться только к чисто менеджерским косякам (а на то, что товарисчь Сталин - великий и мудрый управленец - надеюсь, сталин-геноссен, возражать не будут?), то списочек наших претензий будет очень и очень длинный. Итак, возьмём только один факт (для начала) - авиационный. Товарисчь Джугашвили авиацию любил, живо интересовался и постоянно держал руку на пульсе. Ничего важного без его личного одобрямся в советском авиастроении не происходило. И вот, собственно, сама суть претензии в изложении жидобандеровца Марка Солонина: "В 1920-30-е гг. колоссальный размах работ по созданию новых самолётов и новых конструкторских бюро увенчался (не считая ещё большего числа экспериментальных машин) запуском в серийное производство следующих типов самолётов: а) истребители МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1; б) бомбардировщики Су-2, Як-2/4, Пе-2, Ер-2, Ант-58; в) штурмовик Ил-2. Но уже к концу 1941 года авиационная промышленность сосредоточилась на производстве лишь штурмовика Ил-2 и «полубомбардировщика» (как его называли в частях» за малую бомбовую нагрузку и малую дальность) Пе-2. Причём Пе-2 заявлялся как пикирующий, но всю войну за исключением всего двух налётов на плоештинские нефтепромыслы в Румынии в 1944 году использовался как «горизонтальный». Для обучения лётчиков бомбометанию с пикирования попросту не хватало горючего. Остальные машины по тем или иным причинам пришлось снять с производства. В годы Великой Отечественной войны советская авиация отчаянно нуждалась в «среднемагистральном» бомбардировщике, который бы мог уничтожать цели в тылу противника, на удалении в 500 км от линии фронта. Всё снабжение вермахта «висело» на тоненьких ниточках железных дорог и двенадцати стратегических мостов через реки Буг, Днестр, Днепр, Неман и Западная Двина. Но так как, все советские бомбардировщики были фронтового типа, т.е. могли «работать» лишь по переднему краю врага, и то, при условии надёжного прикрытия истребителями, то никакой возможности разбомбить эти мосты и оставить части вермахта на фронте без подвоза боеприпасов не было. Это вопиющая ситуация вынудила возобновить производство устаревших бомбардировщиков (тихоходных и слабозащищённых) ДБ-3ф в далёком Комсомольске-на-Амуре (С 26 марта 1942 года название сменили на «Ил-4»). Было выпущено 858 самолётов в 1942 году, 1586 – в 1943 г., 706 в 1944-м и 485 до мая 45-го года. Всего было произведено 6883 штук на всех заводах. При этом авиазаводы едва успевали восполнять потери, т.к. Ил-4 становился лёгкой добычей для немецких истребителей, и к концу войны парк этих машин составил лишь несколько десятков. Выпуск же крайне перспективного бомбардировщика Ант-58 был сначала приостановлен из-за недоработок двигателя, а когда КБ Туполева в сверхсжатые сроки смогло «довести до ума» высотный двигатель с воздушным охлаждением М-82, производство уже успешно прошедшего испытания на фронте новой модели бомбардировщика под маркой Ту-2 и вовсе было прекращено из-за интриг сталинского выдвиженца А.С. Яковлева, который лоббировал собственные модели самолётов. Да и с принятием на вооружение уже полностью разработанных, прошедших государственные испытания и утверждённые к производству фронтовых бомбардировщиков дела происходили, мягко говоря, странные. Так, уже прошедший все испытания пикирующий бомбардировщик Ар-2, превосходивший все немецкие аналоги, усилиями авиационных интриганов из конкурирующих КБ так и не был запущен в серию . И, напротив, бомбардировщик Ер-2, который провалил все госиспытания, стараниями того же сталинского любимца А.С. Яковлева был запущен в серийное производство, но первые же воздушные бои показали настолько вопиющие технические пороки машины, то её пришлось снять с конвейера". (На мирно спящих аэродромах. - М.: Яуза, 2012) Итак, дорогие товарисчи сталинолюбы, объясните мне, сталинофобу, сколько конкретно из-за этого самолётного "косяка" вождя всех народов многомудрого и дальновидного, сгинуло советских солдатиков, вынужденных выталкивать с захваченной земли вермахт, которому регулярно доставлялись боеприпасы по неуязвимым для советской авиации мостам. Для особо ярых советских пидриотов напомню, что за 7 налётов люфтваффе на Горький в июне 1943 года ГАЗ был практически разрушен и официально был запущен снова лишь через пять месяцев 28 октября. Итак, сколько миллионов советских граждан погибло только из-за одной этой ошибки - отсутствия "среднемагистрального бомбардировщика"?