Дневник изслҌдователя_недописанные страницы_в поисках героя_14

0 540


02.02.2022

В произведении всегда наличествует либо трагическое, либо комическое, либо оба два вместе. Трагическое предполагает некую гибель, но не обязательно буквально должен кто-то помереть, а так... Достаточно, чтоб гибель произошла по форме через какую-то крупную потерю, крушение, предательство и пр.

Комическое предполагает наличие «кажущейся» гибели. Герой как бы имеет некую гибель, но ему от этой гибели только лучше.

В одном произведении могут сочетаться эти два начала. Например, общий план произведения может быть явно трагическим. А вот части произведения – комическими.

Кстати, это переплетение мы постоянно встречаем в постановке под названием «Жизнь». Они как бы ткут наш мир затейливым узором, в котором слезы и смех, страхи и удовольствия становятся повторяемыми элементами фракталов мандалы.

На базе трагического и комического формируется конфликт героя.

Хорошая системная схемка составляющих конфликта есть у Роберта Макки в «Истории на миллион долларов» (М.: 2012).

Собственно яркое тяготеет к центу схемы, важное к наружным кругам. И дальше можно играть с разумом реципиента. Собственно, что и наблюдаем в нашем распрекрасном мире, который движется к своей новой версии.

Хотя ведь версия-то может быть действительно прекрасной, типа такой , но увы, нас пытаются засунуть в цифру и/или болячку и/или страхи и/или войны. Почему в миру не модно что-то разумное и созидательное?

Если же вооружиться даже этим небольшим арсеналом знаний по дрампроизведениям и начать смотреть всяческие фильмы – можно увидеть действительно много нового.

Если эти нехитрые знания использовать при просмотре новостийной ленты какого-либо календарного фрагмента бытия – то открывается масса новых деталей, в частности деталей манипулирования обществом, манипулированием сознанием.

03.02.2022

Дальше у Фатеевых («Прикладная теория драматургии» Минск: 1992) – больше. Собственно как формируется герой в движениях. И тут также ждет череда интересных алгоритмов. Если эти алгоритмы наложить опять же ежедневные новости – то «и кина не понадобиться»: усё впихнуто в нашу жизнь, всё создает драматический накал у реципиента непрерывно.

Так, механика движения героя подразумевает, что сам герой меняется и не меняется, он как бы предсказуем и не предсказуем.

Через характеристики героя читателю (зрителю) дается материал, на базе которого он должен сделать прогноз, что будет с героем дальше. Но у меня, как и у Келли Ламберт есть большие сомнения, что сегодняшний герой прогнозируем на уровне вероятностей. А это значит, что драма движется по своим законам и мы в первом ряду с поп-корном. Ждем новых выкратусов, которые не прогнозируемы ибо лежат в области двойных стандартов и липовых ценностей. А без прогноза – человек не человек и голова его не работает, и дедушка Альцгеймер тут как тут: бежит и обнимает в зубы...

А Фатеевы приводят пример короля Лира, у которого в пьесе не меняется стремление к справедливости, НО меняется само понятие справедливости.

При этом почти в любом произведении герой как таковой не находится в изоляции: он все время в окружение других героев и событий. Собственно окружение и является средой, которая героя и выводит в лабиринты странствования и поисков.

Что может делать мой герой?! В моем будущем романе? Он будет, как король Лир искать справедливости? Или он будет искать священный источник истины? Он будет идти дорогой познания или лености и праздности?

Собственно для того, чтоб он вообще куда-то шел, ему что-то должно помогать/мешать. То есть должны существовать какие-то движущие силы, которые будут запускать процесс в системе и двигать этот процесс к определенному результату. Необходимо определиться с результатом тоже!

Если художественные фильмы рассматривать с таких алгоритмизированных позиции – то многие увлекательные сюжеты, вдруг раскладываются на весьма простые составные. И становится ясно, что применение подобных же инструментов можно использовать для создания полномасштабной драмы нашей жизни.

Интересно, что герой, по законам жанра, в своем развитии должен переходить в свою противоположность. Он как бы превращается в антисистему с точки зрения поведения и это дает сигнал, что сея драма отыграла свое. Тут на память приходят украинские (хотя и некоторые французские и не только) президенты: заканчивается «триумфальный» президентский путь и оп-ля-ля какое-нибудь обвинение, судебное разбирательство. И всё герой – уж не герой. Это сигнал, что этот герой уже по крупному сыграть не сможет. Он перешел в состояние анти-системы – причем фактически.

Уверен, что мой герой не будет президентом – это точно. Архетип повелителя для моего главного персонажа точно не будет использован. Это явно не моя чашка чая, такой тип отношений.

                                                        (Продолжение следует)

Иногда они проговариваются

Россия в ее нынешнем состоянии не отвечает тому образу, который хотели бы видеть Соединенные Штаты. «Это не та Россия, которую, честно говоря, мы хотели. Мы хотели [видеть] партнера, который ори...

Победить Запад не проблема, проблема — что с ним потом делать

Перед Россией могут встать те же вопросы, что перед США в момент развала СССР Сегодня, 24 февраля, исполняется ровно два года с момента начала СВО. Тогда всем казалось, что если и будет ...