208 казачий Полк пошёл в наступление на Красный Лиман. Подготовка нового наступления врага. Украинским войскам дан отпор в Херсонской области

Путин, воры и все, все, все....

17 5137

Россия, воры, власть и все, все, все…

Говорят, что в 90-е нам ещё повезло. Да, у нас были проблемы, чеченские войны, дефолт, голод и холод, разгул преступности, но мы избежали самой страшной беды – мы избежали гражданской войны. По крайней мере, такое мнение я слышал достаточно часто. И вроде жил я со своими сверстниками в одно время, в одном городе, но слышал от них, что всё было не так уж и страшно, не так уж и плохо. Особенно у «центровых», у тех, чьи родители сумели показать зубы и когти, перейдя на сторону света и капитализма, понемногу осваивая (иногда стыдливо пряча глаза) палатки, ларьки. Они учились давать взятки, договариваться с крышей и ментами, а их дети росли в мире розовых пони. А глаза прятали потому, что многие были людьми с образованием: филологи, физики, химики… У них был мозг, им хотелось жить. До сих пор вспоминаю, как увидел однажды на рынке, где китайцы торгуют компьютерами Dandy, соседа. Он тоже торговал, но здороваться со мной не стал, сделал вид, что не заметил меня. Стыдно! Это сейчас торговлей никого не удивишь, а тогда ещё люди были другими, воспитанными иначе. Торговля ещё считалась делом аморальным. И потому поведение моего соседа походило на поведение школьника, который нассал в лифте и был застукан.

Но Россия не избежала гражданской войны, как нам врали. Война шла – тихо, размеренно, буднично забирая нас поодиночке в могилу. Все признаки гражданской войны налицо: терроризм, сепаратизм, бандитизм, гуманитарная помощь, братские могилы и обелиски. Да какие обелиски! С сотнями высеченных в граните имён молодых ребят, которых военкоматы забирали в Чечню, и такие же обелиски на могилах «братушек».

Дальний Восток – это особый регион. Это не окраина нашей Родины, это целая философия. С царских времён здесь человек чувствовал себя свободней от центра и его порядков, и в то же время здесь царил другой порядок, порядок бандитский. От своего деда знаю, что дальневосточники, приезжая в Москву, не снимали шапок перед барами просто потому, что не понимали, кто такой барин? Нет барина на Дальнем Востоке! Нет хозяина у мужика! Потому и нрав дальневосточный своеобразный, он свободолюбивый, строптивый перед законной властью, а вот к бандитам другое отношение. У нас даже если ты прав, к ментам не побежишь жаловаться, всё решается без их участия, а если довелось тебе пожаловаться ментам, потеряешь уважение и статус, а может и жизнь. Иначе говоря, со школьных лет мы все знали: жаловаться ментам – западло!

В Комсомольске-на-Амуре в 90-е годы закон олицетворял лишь один человек – Евгений Петрович Васин. Тут, в центре России, многие слышали о «законниках» только по телевизору. Иным кажется, что воры, как грабители, где-то прячутся днём, а по ночам обделывают свои тёмные делишки, и им не место в нормальном обществе. А если появятся вдруг в общественном месте, так их сразу арестуют. Блажен кто верует! У нас менты боялись, как бы их самих не арестовали или не убили. Прецеденты были. Ведь менты и воры в одних ресторанах сидели. А какой был скандал, когда наших следователей выловили как-то на одном сходняке! Думаете, воры оправдывались? Чёрта с два, оправдывались менты.

Кто такой вор? Представьте, человек с виду ведёт жизнь уважаемого, даже почётного гражданина в своём городе, живёт у всех на виду, гуляет по ресторанам, занимается делами молодёжи и благотворительностью. В общем, со всех сторон человек авторитетный, уважаемый, и от видных государственных деятелей и учёных его отличает только наличие клички. Нашего прозвали – Джем. А теперь отвлечёмся от его добрых дел, и я расскажу, что происходило в его бытность в обычных школах. И мой рассказ строится не на статьях в интернете, а на собственном прожитом опыте. Согласен, что не во всех наших бедах стоит винить таких людей, как Джем, но во многих несчастиях были виноваты именно они.

Джем прославился тем, что создал организацию под названием «общак». Соответственно, люди, которые состояли в этой организации, назывались «общаковцы». Не стоит путать наш дальневосточный общак с воровским общаком на зоне, это не одно и тоже. Наша дальневосточная структура больше походила на структуру итальянской мафии, где наверху пирамиды стоял папа, под ним смотрящие за городом, затем смотрящие за районами, затем смотрящие за двором, за рынком и т.д. То есть наш общак жил вне зоны, и его законы напрямую касались людей, которые далеки от зоновской романтики. Я могу понять функцию общака на зоне, где сидящие и сочувствующие им помогают друг другу, но я не могу понять и принять общак, который существует в обычном гражданском обществе, требуя от трудящихся помогать тем, кто их грабит, насилует и убивает. А именно так всё и выглядело в то время. Я жил в Первом микрорайоне города Хабаровска и отлично помню, как нас, ещё детей, старшие заставляли таскать им мелочь, чай, мыло и прочее. Это считалось такой добровольной благотворительностью, помощью для тех, кто сидит в местах не столь отдалённых. Сидит за то, что обворовывал наши квартиры, подрезал у нас кошельки на рынке и подставлял нам к горлу нож. Но если ты хочешь безопасно учиться, надо помогать братве, а лучше самому состоять в этой организации.

Можно ли было отказаться? Конечно, можно. Но тогда ты попадал в «черти», терял уважение, с тобой переставали общаться порядочные люди, даже здороваться с тобой становилось «западло». Надеюсь, значение слова «западло» не стоит объяснять?

В то время молодёжь так и говорила – «надо общаться». Общаться – не значит пить чай и обсуждать мультики или бесконечный сериал «Санта-Барбара». Общаться – это воровское понятие, которое означало, что надо держаться поближе к общаку, поближе к братве. И только дураки, совсем уж глупые дети да пионеры ещё могли мечтать, что станут космонавтами. Мои сверстники так и говорили: «мечтаю стать вором», «вор – кристальной души человек», «мечтаю на кичу, жизни научиться», «я, конечно, не вор, но надо к этому стремиться», «я не вор, я пока крадун». Да и слово-то какое придумали – «крадун». Они не воровали, ибо не воры еще, они крали, они крадуны. И поверьте, они всё это говорили искренне, завидуя старшим и смотрящим, у которых было уважение в обществе и авторитет. Старшие носили плащи или кашемировое пальто, на голове обязательно тканевая чёрная кепка – вот идеал, достойный подражания. У них деньги и власть, их любят лярвы и чиксы. Даже слово «любят», наверное, следует заменить словом «текут», для того времени это более правильное и точное слово. Мы уже не мечтали, как раньше, стать комсомольцами, не мечтали пойти учиться и стать врачами или геологами. «Без лоха и жизнь не та!» – говорили мы. Такие фильмы, как «Бумер», появились немного позднее, но в целом в фильме правильно были описаны настроения страны. Раз не стало пионеров, надо было их кем-то заменить. А пока власть дралась за место под солнцем и грабила награбленное, до нас, до детей, никому не было дела, кроме братвы. Вот молодёжь и полюбила новый русский идеал мужчины – бандита с большой дороги. А ведь был ещё Балабанов и его знаменитый фильм «Брат», который не просто так стал культовым: он очень точно угадал дух эпохи.

Мой друг по кличке Б**** стал много общаться, и я помню, как однажды встретил его, а он в длинном кожаном плаще, как в фильмах про бандитов. Поднялся, вырос, стал помощником ответственного за микраху, то есть за наш район. Кличку я его намеренно решил не называть: вдруг он уже порядочный семьянин, а я такие истории рассказываю о нём. Друг-то он какой ни есть, а друг. Правда, тогда из нашей компании он был первым, кто поднялся, и общаться с нами ему уже было не с руки. Он стал крутым, всё время хвастался, как классно трахаться – при его положении неудивительно, что его любили девчонки. А ведь мы тогда, по-моему, только закончили девятый класс и ещё ничего не знали о жизни, кем мы будем, что станется с нами. Я только подивился его положению, так как в школе он не был уважаемым человеком, даже я не раз с ним дрался. Принято у нас так было. О его функциях внутри общака мы не знали, а он мудро (действительно мудро для своего возраста) об этом помалкивал, только всё время пропадал где-то с братвой, иногда появляясь на разных стрелках. Школу он почти забросил.

Другой мой друг, вступив в общак, как в пионеры, стал помогать смотрящему за рынком Али (был такой на остановке «Судоверфь»), и радостно потом рассказывал, как они переворачивали ящики с картошкой старикам, если те не платили им дань. А те им мстили, продавали за 15, а то и за 10 рублей водку из-под полы. Такие добрые бабушки ходили по рынку, всегда готовые помочь ребёнку приобрести бутылочку – они травили нас. Я как-то спросил его: «Не жалко стариков-то?» – «Конечно, не жалко, что их жалеть. Хотят мирно торговать, пусть платят налоги». Старшим было западло заниматься такой ерундистикой, а таких вот молодых поклонников общака и заставляли заниматься грязной работой. Я даже думаю, слово «заставляли» тут неуместно – не силой же их заставляли, они и сами были рады прислуживать, самоутверждаться. Подростку ведь важно найти себя в жизни, получить похвалу от старшего товарища. Да и тот факт, что ты состоишь в общаке, давал подростку защиту и гарантию, что тебя не унизят в тёмном дворе, не отберут последнее, не опустят. Можно было без страха ходить по улицам нашего города, если, конечно, не нарвёшься на залётных или крестов. Но это отдельная тема, и я ещё вернусь к ней.

Общаковцы имели свои штаб-квартиры. Одна из них находилась возле кинотеатра «Сатурн» – там стояли дома барачного типа, в которых жили неблагонадёжные люди. Там было много наркоманов и алкоголиков. Правда, в то время во многих городах было нормой встретить в спальном районе кучу бараков, и тут же рядом – цивилизация во всей красе. Например, у нас недалеко от этих бараков находился крупный спортивный комплекс – стадион «Юность». Тут же бухаем и тут же спортом занимаемся. Шутка, конечно, хотя среди общаковцев было немало людей, которые действительно занимались спортом: криминалу нужны были бойцы и просто крепкие ребята.

Эти штаб-квартиры тоже были разными, точнее, приспособленными для разных дел. Я сейчас говорю про хату, в которой отлёживалось краденое имущество. Там же, как в мировом суде, выясняли дела, связанные с этим имуществом: кто, кому и сколько должен. Украл ты вещь – отнеси её туда, она отлежится с месячишко, утихнет кипиш, потом заберёшь. А вдруг ты украл у человека, у которого красть нельзя? Тогда, естественно, краденую вещь возвращали хозяину, а неудачный крадун извинялся и каялся. Но если украдено у лоха, естественно, надо поделиться с общаком. Вот мой друг, который на рынке тряс бабок и дедков (их звали «картофельники», потому что торговали картошкой), любил часто зависать на той хате. Там же, видимо, обитал местный старшой, к которому дети бегали за советом и поддержкой.

Возле моего дома был детский сад, в котором собиралась по определённым дням молодёжь – это была общаковская стрелка для детей. Там взрослые проводили с ними воспитательные работы, разъясняли законы, понятия, правила, оглашали новости. По вечерам неприятно было возвращаться со стадиона домой – столько бесят в одном месте. Подростки – это же не взрослые, у этих гормоны играют, они толпой смелые, да ещё и знают, что за ними стоят взрослые. Они верили, что живут по понятиям, потому любимым делом для них было пристать к тем, кто их понятия вертел на причинном месте.

Были стрелки и в других местах – для старшего поколения, долговые стрелки и т.д. Они проходили очень организованно, всегда под вечер и в одни и те же дни. Молодёжи собиралось, по моим прикидкам, от ста и более человек, и горе тому, кто попробует вмешаться в этот процесс, даже если там орут и мешают спать. Весь район терпел, такие были заведены порядки. Это сейчас есть ещё такие романтики из АУЕ, которые утверждают, что власть воровская «для порядку», что никого там просто так не опускают, не убивают, не грабят, а всё происходит «по закону» что если бы не они, то начался бы «беспредел», в том числе беспредел ментовской. И сами верят в это. А беспредел уже происходил в нашем городе, и не только в нём. Что это за братва, если она не убивает друг дружку? Если они говорят, что у них больше порядка, то я задам логичный вопрос: если порядка в общаке было больше, отчего все кладбища заполнены братвой? При ментовском порядке люди не мрут как мухи, не стреляют друг в друга средь бела дня, не взрывают машины, и уж тем более не разводят на рынке картофельников. Ответ очевиден: этот порядок – не более чем очередное понятие, и оно не имеет отношения к цивилизованной жизни и к слову «порядок», которое произносит цивилизованный человек. Тут слово «порядок» имеет совсем другой оттенок и немного другой смысл. Но в целом соглашусь, что и братва, и менты осуществляют власть, и в этом они очень схожи. Ведь самое главное и непоколебимое правило любой власти – это сохранение этой самой власти. В этой игре все власть имущие заодно, и наша шкодла была заодно с ментами. Это они для вида фыркают, мол, менты – наши враги на всю жизнь, а сами с ними работают. Еще с древности так сложилось, что рабов погоняют рабы, которых погоняют другие рабы, и лучшие надсмотрщики у них из рабов, из каторжан, из зеков. Ибо только раб знает лучше мента, как управлять рабами, так как он погружён в эту среду, знает её уловки и правила, не надо иметь на этот счёт иллюзий. Другое дело, что это сотрудничество властей не всегда очевидно и не всегда действует напрямую. Предположение, что наш главный папа, Джем, был заодно с властью – не моя мысль, её высказывали многие компетентные люди, и эти подозрения есть в интернете в разных статьях и воспоминаниях людей, которые прошли через эти жернова. Но прямых доказательств, естественно, нет, потому утверждать такое нельзя, хотя есть косвенные тому подтверждения.

Среди молодёжи проводилась интересная политика: бить неформалов, хиппи, панков. Одно время город кипел слухами об армии Алисы, и что «нормальных» детей с общака могут вербовать волосатые «черти» и сбить с пути истинного. Именно такие тупые, абсурдные прогоны проходили в то время, даже мне взрослые дворовые дяди разъясняли, чтобы я вёл себя осторожней, всюду злобные неформалы. Прямо игра в чекистов. Я, правда, и сам к 19-ти годам отрастил длинные волосы и стал «чёртом», со мной стали брезговать общаться мои друзья, и мой двор от меня отрёкся. Помню, на работе познакомился с девчонкой, а она и говорит: «Парень ты вроде симпатичный, побрился бы налысо, а то отрастил косу – фу!». Настолько глубоко было в нашей крови это раболепие перед каторгой, тюрьмой, рабством и общаком. Настолько мы были одурачены этой тюремной романтикой. Уже тогда я удивлялся, как нормальный человек может мечтать попасть в тюрьму? Я удивлялся потому, что знал не понаслышке, что тюрьма – не санаторий. У меня очень много родственников сидело на зоне. Кое-кто оттуда даже умудрялся вылезать на год-два, чтобы потом опять сесть.

В целом, нас, детей, одурачили этой романтикой, заставили встать на гибельный путь. Именно заставили: мы приходили в этот мир криминала не сами. В подтверждение данного факта я хочу напомнить о существовании во времена общака детского лагеря Малайкин, где подростки вполне легально могли пройти общую подготовку криминального бойца. И сколько бы сторонники АУЕ ни рассказывали вам, как взрослые заботились о детях, как жертвовали на них свои честно заработанные кровные и тратили своё драгоценное время, чтобы вырастить тех же врачей, физиков, учителей и космонавтов – не верьте им. Они растили криминальную смену, и я сильно сомневаюсь, что из тех, кто проходил подготовку в том лагере хоть кто-то стал физиком. В лучшем случае, если была голова на плечах и не успели пристраститься к водке, они могли стать физкультурниками или боксёрами. При обыске лагеря оперативники там нашли не книжки по физике и биологии, а ящики с алкоголем. Кому нужно, тот легко найдёт информацию об их воспитателях и их уголовном прошлом, и вы сами поймёте, что я говорю не о заслуженных педагогах России, а о вполне себе состоявшихся рецидивистах и бандитах.

А теперь несколько вопиющих фактов, с которыми я столкнулся лично, и которые сегодня нормальному человеку, возможно, будет трудно себе представить.

- Пиво продавали прямо в школе, на дискотеках. Наверное, не везде, в центре, возможно, такого и не было, потому назову конкретное место. Хабаровск, Первый микрорайон, гимназия номер один. Субботние дискотеки, со своим пивом вход воспрещён.

- В 14-15 лет было совершенно нормальным «вставить» квартиру. Среднестатистический ребёнок знал, что такое дверной замок «копейка» и как его открыть.

- Изнасилование среди детей было обычным делом. При мне парня обоссали всем двором, уж не помню, в чём он провинился. А мой друг Беляш чуть не сел в тюрьму за изнасилование парня в подвале. В тюрьму попасть не успел: зарезали на вокзале. В туалете лицея номер 7 провести членом по губам забитому подростку – обычное дело. У нас даже одно время дежурил мент на первом этаже, чтобы мы вели себя тише.

- В лицее номер 7 нас как-то собрали на линейку, где объясняли, что нам надо быть добрей. Мы сожгли парня в киоске (не лично я, а наши доблестные ученики). Ну а как бы вы поступили, если парень не даёт вам бесплатно пива?

- Каждый подросток знал, где находится «яма» и как там покупать наркотики. «Есть чё?» – думаю, некоторые из вас помнят ещё такие тупые фразы. Сейчас смешно такое слышать, а тогда замытую на бензине или ацетоне химку курили в подъездах малолетки, и это было нормой.

- Гуляя по дворам, получить в морду от толпы подростков – обычное дело. «Эээ, слышь, Вась, ты откуда?» – это самое частое, что можно было услышать в чужом дворе. Особым шиком было ответить на «слышь, Вась!» фразой «с хуя слазь!». Но это если позволяло здоровье.

- Водку купить ребёнку было проще простого, у добрых бабушек или в яме, которые обычно располагались в деревянных бараках. От этой водки дети блевали желчью, но при мне никто не умер. Самую гадкую водку продавали детям цыгане напротив единственного в то время рок-клуба «Roxy». На вкус она была кислой и пахла бензином. В Хабаровске в то время самый дешёвый спирт был техническим, в него добавляли метил, чтобы люди его не пили, позднее из-за скандалов от метила отказались (чем закончилась история, не знаю).

- На рынке можно было купить человеческое мясо. Кто не верит, гуглите.

- У нас считалось нормальным съесть собаку. Многие люди ловили собак по деревням и кидали их в лодки к китайцам, а те в благодарность кидали водку в пластиковых пакетах. Позднее, когда мне уже исполнилось 18, на заводе «Энергомаш» в моём цехе обычные работяги закусили водку нашим любимым Шариком. Легко и буднично.

- В Хабаровске постоянно отключали свет и горячую воду зимой. Многие спали в шубах и валенках. Если убрать проблему коррупции и общего развала в стране, оставалась проблема дорогой энергетики Дальнего Востока. Атомки там нет.

- У нас тоже стреляли на улицах, взрывали дома. Дом напротив моего по улице Юности взорвали. Взрывом вынесло три-четыре подъезда с крышей. Много крови и человеческого горя мне пришлось увидеть в тот момент. Для контраста скажу, что я, будучи ребёнком, в это время смотрел «Утиные истории» по телевизору. Мой отец, мент, первым прибыл на место (ещё бы, если взрыв произошел в соседнем доме). От дома убегали кавказцы, которых отец не смог догнать, но нам всё равно сказали, что это газ. В том доме жили мои друзья.

- Отсидеть было в почёте. Те, у кого дядя или отец сидел, могли гордиться собой, жизнь удалась. Я не мог гордиться, потому что у меня отец был ментом. Сын мента – неуважаемая каста. Мой родственник, откинувшись, обворовал нас.

- Если парень со двора садился, ему скидывались на адвоката всем двором.

- Нам помогала Америка. Именно оттуда шел поток гуманитарной помощи, мы с матерью её получали. Отличная была закуска к нашим сухарям, которые мы сушили на батарее в больших сетках из-под лука.

- Мою квартиру обворовывали два раза (я имею в виду не родственники, а просто бандиты).

Но кроме всего, что я описал, стоит знать, что Дальний Восток – это ещё и удивительная природа, тигры, леопарды, арбузы, виноград и холода в минус тридцать, а то и минус сорок. Куча местных племён и национальных меньшинств, о которых скорее всего вы даже не знаете. Это, так сказать, окончание статьи на позитивной ноте. В следующий раз расскажу, как произошла ликвидация общака, и какую роль сыграл в этом В.В. Путин.

О «наших украинцах в тылу врага».

Недавно перечитал книгу Юлиана Семёнова «17 мгновений весны». Великая книга. Сегодня всё в мире происходит так, как описано в этом романе – и возрождение нацизма, и возникновение войн, ...

Обсудить
  • Про крестов не написал. А вообще всё так и было , во Владе такой же движ был. Блядское времечко было , но сейчас не намного лучше , в том плане , что перспектив для молодежи стало не намного больше . Денег нет на учёбу , иди работай за копейки , капитализм , фуле. А о Путине сейчас , либо хорошо , либо никак . Статья корячится ) В этом плане , ощущения свободы , всё стало гораздо хуже .
  • книжку напишите. чувствуется есть что рассказать
  • Пидорок андрийка - сухов уже и тут побывал.
  • помню наш город одно время заполонили пенсионеры с таблетками- на каждой остановке стояли продавали, их менты забирали ,но отпускали по возрасту в наглую бабки стояли и продавали наркоту и ведь их не сильно осуждали-бабушки бедные им выжить надо,а то что они детям втюхивали -ну и что наркоманов то много потом пару бабок прибили- то ли грабить их стали, а то ли борцы с наркотой и стало потише
  • Вопрос автору. Ерофей в какой руке шапку держит?