Александровская колонна (читаем главу №6 Монферрана, знакомимся с шотландцем)

0 907

Мне понравилось сопоставлять друг с другом "показания" главных участников и свидетелей строительства Исаакия и возведения Александровской колонны, ибо таковое действо не только разширяет круг описанных событий, но и добавляет множество деталей и новых задействованных лиц. Простой пример вы увидите в последней части статьи.

Цитируемые тексты привожу курсивом, как и примечания их авторов. Свою отсебятину - обычным шрифтом. Должна отметить ещё одну деталь (может быть и не столь важную): Монферран изпользует в качестве единиц веса пуды и ливры (0,4895 кг, которые когда-то были в ходу во Франции).

Итак, месье Шеф-Архитектор в начале каждой главы приводит очень-очень краткое её содержание.

Конструкция постамента. Сюжеты барельефов; способы их обработки. - Изполнение бронзы.

Пьедестал Александровской колонны имеет высоту тридцать два фута; его конструкция, выше монолита, служащего основанием. Она состоит из трёх ярусов, образованных восемью гранитными блоками, которые вместе весят 22 400 пудов или 896 000 ливров. Пьедестал облицован бронзой и украшен четырьмя барельефами из того же металла1. Барельеф, обращённый к дворцу, изображает две крылатые фигуры (*), несущие табличку, на которой выгравирована надпись; под этой надписью находится главный трофей, по бокам которого две другие сидящие фигуры: Неман в образе мужчины в разцвете сил и Висла в образе молодой и прекрасной женщины, склонившейся над своей урной. Вокруг них грудятся древнерусские доспехи, среди которых шлем Александра Невского, доспехи царя Алексея Михайловича, доспехи Ермака, щит, который Олег прикрепил к стенам Константинополя, и многое другое оружие, принадлежавшее героям, чьи славные деяния прославили Россию 2 (см. пластину 33).

* Это две Славы (как поясняют другие източники) примечание Взор

1 Эта бронза изготовлена из пяти ливров олова, трёх ливров цинка и сорока трёх ливров красной меди. Его глубина составляет один дюйм на семь футов*.

2 Выбором всего этого оружия и доспехов, придающих столь большой интерес этому барельефу, мы обязаны заботам Его Превозходительства Президента Императорской Академии художеств; большинство составляет часть экспонатов Музея русских древностей в Москве и было нарисовано с самой скрупулёзной точностью.

*Я так понимаю, что Монферран обозначает высоту рельефности: на длину и ширину передаваемого барельефом пространства в натуре составляющем 7 футов (2.13 м) толщина деталей составляет 1 дюйм (2.3 см). На то же указывает и применяемое им слово - bas-relief (низкий рельеф) Но тут пока нет полной ясности.

Три других барельефа представляют аллегорические фигуры Победы и Мира, Справедливости и Милосердия, Мудрости и Изобилия, окружённые другими доспехами, которые не принадлежат современной Европе и не могут оскорбить самолюбие ни одного народа. Фигура Победы несёт щит, на котором выбиты даты 1812, 1813 и 1814, делающие этот памятник узнаваемым; Его Величество Император хотел, чтобы колонна была большой, благородной и простой, как и добродетельный князь, которому она посвящена. Эти четыре барельефа (см. пластины 33 и 33-бис, 34 и 34-бис), композицию которых я привёл, были выполнены с картонов (*) в натуральную величину господами Свинцовым и Леппе; они выполнены в высоком рельефе и обработаны с энергией, которая делает честь таланту этих двух скульпторов. Фигуры благородны, хорошо позируют, а чистый и широкий дизайн напоминает о разцвете греческого искусства. Но что в этих барельефах ещё более примечательно, так это красота трофеев, которые не уступают лучшим античным скульптурам и намного превозходят современные произведения того же рода.

* Модели были разработаны П.В. Свинцовым и И.И. Леппе по очень детально проработанным рисункам Джованни Баттисты Скотти

В прекрасном стиле выполнены четыре орла, разположенные по углам пьедестала; они были созданы по природному образцу г-ном Леппе, которому удалось придать им подобающий благородный и гордый вид. Впечатляюще, с большим мастерством г-ном скульптором-орнаменталистом Балиным были выполнены орнаменты карнизов, дубовые гирлянды и резьба на основании и капители.

Бронзовые изделия для памятника были отлиты и отчеканены в заведении мистера Берда, которому пришлось специально построить литейный цех длиной восемьдесят футов, в котором были сделаны две печи, сообщающиеся с дымовой трубой высотой в сто двенадцать футов. Эти печи на шестнадцать футов были подняты над полом литейного цеха, чтобы облегчить литьё металла. Каждая из печей вмещала двадцать четыре тысячи ливров меди, которая разплавлялась за два с половиной часа. В литейном цехе были сооружены два крана, каждый из них поднимал по сорок тысяч ливров, и основной их задачей было снятие и транспортировка форм, облицованных чугуном. (См. пластину 40.) Барельефы имеют ширину семнадцать футов и высоту десять футов: вот процесс, который г-н Берд изпользовал для их отливки, а также для других изделий из бронзы1.

Процесс отливки капители. Пластина 40

Гипсовые модели прочно закреплялись и покрывались глиняным составом, приготовленным в виде небольших тонких кусочков, укладываемых рядом. Для покрытия глиняной поверхности модели применялась чугунная опока , состоящая из трёх частей, которые можно было разбирать и соединять; внутренность этого чугунного снаряда затем заполнялась кирпичной футеровкой и штукатурной смесью. Когда эта первая операция была завершена, три части (ящика) чугунной опоки отсоединяли с помощью кранов, о которых я упоминал ранее; куски глины, уже укрепившиеся в каждой из них, ремонтировали. Затем все три ящика снова собирали и получали точный отпечаток модели. Толщина, придаваемая бронзе, была получена путём нанесения на углубление слоя глины; После этого другие чугунные ящики приставляли к первым, заполняя их в равной степени кирпичной футеровкой, затем их разъединяли, снимали слой глины, прилипшей к углублению, высушивали и соединяли обе стороны формы, а пустота, оставшаяся после удаления глины, определяла толщину бронзы, которая занимала её место.

Вот тут, пожалуй, требуется дополнительное описание процесса. Как я понимаю, сначала из глины (первый слой) изготавливался слепок гипсовой модели. Эту глину укладывали небольшими кусочками, но слой её делали толщиной, достаточной для последующего сохранения ею формы после высушивания. Когда чугунные ящики разбирали и удаляли гипсовую модель, то перед литейщиками представала глиняная "опалубка" - негативный слепок. Его ремонтировали и заглаживали (доводили до ума), сушили. И после того накладывали уже новый (второй) слой глиняной смеси, которая после сушки легко удалялась. Этот слой и определял, какой толщины будет барельеф. И уже поверх него вновь заполняли формы футеровочной землёй (кирпично-штукатурной смесью). Снова снимали верхние ящики с отвердевшей футеровкой, удаляли второй слой глины и, в результате, имели две половинки формы для отливки.

Если кто-то из вас этот процесс знает лучше, прошу подсказать, как правильно следует понимать текст француза. Пока я не нашла описания этого ноу-хау.

Этот процесс предпочтительнее старого метода с изпользованием воска; потому что тогда формы были закрыты, что не позволяло увидеть дефекты изделия, пока его не отлили. В настоящее время средствами, изобретёнными г-ном Бердом, форма разкрывается, мы можем изправить дефекты оттисков, насколько необходимо, и выровнять их так, чтобы получить гладкую поверхность без дефектов. Воск, оказывал формовочной земле лишь слабое сопротивление, это позволяло ей оставить на нём гравийный отпечаток, который невозможно было подправить. Кроме того, поскольку стержень, определяющий толщину металла во внутренней части формы, должен был обжигаться снаружи и не мог быть удалён, огонь иногда портил оттиск ещё до плавления, и никто об этом не знал; с новым способом это неудобство больше не встречается1.

1 Бронзовая решётка, окружающая памятник, богато украшена имперскими орлами; по углам этой решётки стоят четыре старинных канделябра, высотой в восемнадцать футов, которые освещают памятник газом.

2 Эта процедура, как я передаю её здесь, была сообщена мне искусным английским инженером Уильямом Хэндисайдом (William Handyside), который с величайшим успехом руководил всеми отливками памятника.

В галерее его превозходительства графа Строганова в Санкт-Петербурге можно увидеть колоссальную голову Юпитера из сердобольского гранита, изваянную русским рабочим так искусно, что долгое время я принимал её за прекрасную греческую работу. Это и есть тема виньетки, представленной ниже.

Об Уильяме Хендисайде

Внимание! Мы встречаем нового участника и, судя по всему, в создании монумента - лица не последнего. Вообще-то, фамилия этого человека очень даже известная. Это - племянник мистера Чарльза Берда, приехавший вместе с братом по приглашению дядюшки в Россию. Но... в интернете сведений именно о нём не столь много. Вообще-то, Вильям Хандисайд (1793-1850) и изобрёл этот способ литья.

Он был старшим ребёнком в семье, причём родственники со стороны матери (Берд) занимались торговлей железом и были хорошо известны. Мальчик был сметливым. В возрасте пятнадцати лет он был отдан под обучение г-ну Уайту - местному архитектору для изучения практического строительства с намерением в конечном итоге стать архитектором. Обучение продлилось два года. И тут, в 1810 г. Шотландию посетил его дядя Чарльз, который к тому времени уже преуспевал в России. Вместе с родственником Вильям поехал в новую для себя страну. Здесь он поселился у Берда и поступил к нему на работу. Вскоре под руководством владельца "заводов, домов, пароходов" молодой человек стал проявлять недюжинный талант и мастерство в области механики. В результате, он прославился не как архитектор, но как механик и инженер-железоделатель. Перспективного Хандисайда начали привлекать к инженерным контрактам Берда и вскоре он стал играть в них ведущую роль. К числу самых ранних его работ можно отнести установку машин в Императорском арсенале и Императорском стекольном заводе.

Как свидетельствует история, именно в те времена паровые машины массово внедрялись. С этой областью тесно связано имя Бетанкура, разкрывшего их секрет для Европы.

Фрагменты взяты из описания пильной мельницы Жербина (поставлявшего на строительство собора пиломатериал и своими судами транспортировавшего в Петербург колонны).

Особое внимание Вильям Хендисайд уделял изготовлению и установке паровых машин (к 1830 году на заводе Берда их было изготовлено около 130). В 1815 году он помог построить первый русский пароход "Елизавета", а в течение следующих десяти лет разработал конструкцию ещё десяти судов. Среди других работ для дяди были разработка процесса рафинирования сахара, газового освещения для завода и установки для производства вооружений.

Первый пароход Берда. Можно видеть кирпичную трубу (вскоре трубы стали делать из железа)

Деятельность Хэндисайда привела к его участию в строительстве ряда важных сооружений. Так плодотворным оказалось его участие в строительстве четырёх петербургских мостов (в том числе и Пантелеймоновского, 1824 г.) по проекту Вильгельма фон Треттера (Wilhelm von Traitteur). Цепи для висячих мостов были потребны надёжные. Для проверки прочности их звеньев Вильям изобрёл изпытательную машину, описание которой имеется в работах Треттера. Результативность трудов Хендисайта на предприятиях Берда привела его к креслу главного инженера. Впрочем, вопрос тут довольно спорный, ибо:

А трактата Треттера я не нашла.

В 1822 году Хэндисайд, находять в России, был избран членом Института гражданских инженеров Великобритании. Но, хотя он представлял туда подробные сведения о некоторых выдающихся достижениях российских инженеров, собрания до своего возвращения в Европу (после смерти Чарльза Берда) он не посещал. В докладе для Института гражданских инженеров он описал методы транспортировки больших монолитов, о чём сообщила газета The Scotsman:

Описание обтёски и возведения великого Столпа в Санкт-Петербурге в память Александра I, Императора Российского, работы Вм. Хэндисайда, эсквайра. Инженера из Санкт-Петербурга, занимавшийся тогда отливкой бронзового изделия..

Наиболее заметным из трудов Хендисайда в России стало его сотрудничество с архитектором Монферраном, в частности - в создании купола Исаакиевского собора. Вильям, до того уже занимавшийся проектированием и строительством металлических мостов, а также ферм для перекрытия зданий, помогал в проектировании, отливке деталей и возведении купола (разчёты конструкции выполнены инженером П.К. Ломоновским). Участвовал в работах по его золочению, руководил отливкой декоративных бронзовых изделий. Мимо талантливого инженера не прошли и операции по транспортировке колонн и их возведению. Напомню, что все металлические изделия для изготовления подъёмных лесов, кабестаны и тележки изготавливались на заводе Берда. Так что Вильям принимал живейшее участие в организации работ на строительстве собора и возведения памятника Александру. Он предложил изпользовать при работах с ртутью (в процессе золочения) специальные защитные маски - стеклянные колпаки с длинными трубками, чтобы защитить работников от вдыхания ядовитых паров. Оные были изготовлены на бердовских предприятиях. Там же были отлиты рельсы для первой в России железной дороги (грузы для строительства собора подвозились от пристани до стройплощадки).

Интересно было бы также найти:

Methods used by the Russians to extract from the rock, pieces of granite of any size possible to be transported

Minutes of proceeding of the Inst. of civil engineers vol.X

О Вильяме имеются сведения в T. Tower, Memoir of the Late Charles Baird, Esq., of St Petersburgh, and of his Son, the Late Francis Baird, Esq., Londres, Harrison & Sons, 1867, p. 2-6.

На этом сегодня делаю паузу :о)

Великая Россия и гибельная консолидация украинских зомби

Когда либералы говорили, что русские не такие, как другие народы – хуже, мы возмущались. Как, мол, не такие – это же нацизм, все нации одинаковы, а люди бывают плохие, а бывают хорошие....

Обзор движения фронта с 13 по 19 мая. Карты

Предупреждение: карта не отражает на 100% точность реальной границы и всех ударов на фронте. Она для наглядности, насколько изменилась обстановка СВО на май 2024-го года. Наступление на ...

Они там есть: Свой среди чужих

Один Человек с ТОЙ стороны ЛБС недавно написал: «Я боюсь сдохнуть среди чужих, за чужих, и врагом для своих. Мысли о такой смерти приводят меня в ужас» — это, наверное, именно те слова,...