ВС РФ освободили Прогресс. Детали в Телеграм Конта

Можно ли было избежать СВО?

3 222

В феврале 2022 года случилось то, что ещё пару лет назад большинству жителей двух бывших союзных республик казалось просто немыслимым - начался жёсткий вооружённый конфликт между Россией и Украиной.

Да, прогнозы такого развития событий звучали и раньше, их можно было услышать практически сразу после развала СССР, но те, кто их делал, пользовались репутацией «городских сумасшедших» - никто не хотел верить, что русские и украинцы способны с запредельным ожесточением убивать друг друга.

Так что же произошло за эти тридцать с небольшим лет, почему два славянских народа, имеющих общую многовековую историю и ещё недавно составлявших основу самого большого в мире единого государства, оказались втянуты в войну? И самое главное, была ли у российского руководства 24 февраля 2022 года хоть какая-то альтернатива началу СВО, был ли шанс решить все противоречия миром?

Для того чтобы ответить на эти вопросы, нужно прежде всего не забывать о том, что, по официальным данным, поддержку Украине - финансовую, военную, политическую - сейчас оказывают более 50 стран, то есть специальную военную операцию трудно назвать войной между Россией и Украиной, и проблему нужно рассматривать в контексте отношений нашей страны с той частью мира, которая называет себя «мировым сообществом» и «цивилизованными странами».

Итак, проследим всю цепочку событий, произошедших в мире, в России и на Украине с момента развала СССР, чтобы попытаться понять, в какой момент вооружённый конфликт стал неизбежным.

«Петля Примакова» и «Миша, иди проверь»

На рубеже ХХ и ХХI веков отношения России и глобального Запада переживали невиданный расцвет. Американские и европейские компании, опережая друг друга, массово открывали в России свои представительства, спеша обосноваться на огромном, открытом и пустом после социалистического прошлого рынке. Всемирный банк и МВФ охотно кредитовали российскую экономику, а правительство РФ скупало американские долговые обязательства.

Народившийся класс крупных предпринимателей вкладывался в западные активы или размещал средства в офшорах. И всё это происходило в атмосфере полного взаимопонимания, комплиментарных заявлений политиков и общего дружелюбного настроя. Казалось, Россия прочно обосновалась в крепкой семье западных демократий, и впереди её ждут многие десятилетия благоденствия и бурного развития.

Если кто-то и понимал в те годы, что наше сотрудничество с Западом - это улица с односторонним движением, то их голоса терялись в хоре восхвалителей общечеловеческих ценностей, свободного рынка и демократического выбора.

10 марта 1995 г. в Кремле было подписано соглашения с МВФ о предоставлении России кредита. Так на Россию была наброшена финансовая удавка

Между тем поводов для беспокойства о будущем страны было более чем достаточно. Кредиты МВФ предоставлялись под гарантии соблюдения крайне жёстких требований по организации экономики, известных под названием «Вашингтонский консенсус».

Соблюдение этих правил практически исключало возможность экономического развития, что было многократно доказано во множестве стран. Кредиты МВФ - финансовая удавка, подробное описание принципа действия которой выходит за рамки этой статьи и требует написания отдельного материала.

Подчеркну самое важное: нам навязывали неолиберальные принципы, по которым развивающаяся страна не может существовать, так что экономика России быстро деградировала, лишаясь преимуществ даже в тех отраслях, в которых СССР смог добиться значительных успехов.

Не лучше обстояли дела и в геополитике. В 1999 году Венгрия, Польша и Чехия становятся членами НАТО, и слова госсекретаря США Джеймса Бейкера о «железных гарантиях того, что юрисдикция или силы НАТО не будут продвигаться на восток», сказанные им в феврале 1990 года во время переговоров об объединении Германии, как-то стыдливо забываются.

В 2004 году НАТО принимает в свой состав сразу 7 восточноевропейских стран, включая трёх прибалтийских лимитрофов, тем самым выходя непосредственно к границам России. При этом начавшуюся в 1945 году оккупацию Германии и Японии никто и не думает прекращать, так что обе страны, имеющие практически нулевой внешнеполитический суверенитет, представляют из себя, по сути, американские военные базы. Более того - в Германии продолжает храниться направленное против России ядерное оружие.

Все эти обстоятельства постепенно ломают картину дружелюбного партнёрства между бывшими противниками по холодной войне. Однако самым мощным ударом, не только обнулившим само понятие «международное право», но и резко поменявшим картину мира в глазах большинства российских граждан, стало нападение на Югославию (в тот момент уже просто «Сербию и Черногорию») весной 1999 года.

И ведь были, были на Западе умные люди среди политиков, политологов и журналистов, которые предупреждали: «Не делайте этого, не надо! Вы открываете ящик Пандоры, вы меняете мир, и не факт, что меняете его в свою пользу, совсем не факт, что этот изменённый вами мир не принесёт вам множество неприятных сюрпризов». Умных людей вообще немного, и их очень редко слушают, поэтому бомбардировки Югославии начались, и последствия не заставили себя долго ждать.

Совершенно неожиданно для Запада выяснилось, что «право сильного» - это игра, в которую можно играть вдвоём, и после косовского прецедента любые возмущения независимостью Южной Осетии и Абхазии звучали на Западе, мягко говоря, неубедительно.

Здания Генштаба и Министерства обороны Югославской республики, разрушенные крылатыми ракетами «Томагавк».

1990-е для России оказались потерянным десятилетием - страна «проседала» экономически и политически, всё более утрачивая национальный суверенитет, поэтому «петля Примакова» - разворот самолёта над Атлантикой - стала самым жёстким ответом, который наше государство смогло дать на чудовищное варварство западных «партнёров». Но главным последствием натовских бомбардировок Югославии для России стал, как было сказано выше, резкий поворот в настроениях российского общества. «Цивилизованные» страны уже не смотрелись такими цивилизованными, а специфические особенности западной демократии и общечеловеческих ценностей теперь выглядели весьма избирательными, а потому лживыми. Тогда же появилось расхожее выражение «Вы не понимаете, это другое», применяемое для обозначения двойных стандартов.

26 марта 2000 года в стране состоялись досрочные выборы, по результатам которых президентом России стал Владимир Путин. Смена главы государства в Москве не вызвала большого ажиотажа на Западе - к счастью для нас, наши враги по-прежнему пребывали в умиротворённом состоянии, почивали на лаврах победителей в холодной войне и не ожидали от РФ каких-либо неприятных сюрпризов.

Специалисты по России, дававшие советы американским президентам, давно находились на пенсии или сменили работу. Российская экономика, удушаемая неолиберальными правилами «Вашингтонского консенсуса», продолжала превращаться в сырьевой придаток развитых стран. Россия по-прежнему не заявляла никаких претензий на собственные национальные интересы.

Кардинальные изменения, начавшиеся в экономической и политической жизни России в начале 2000-х, оставались незамеченными «сильными мира сего» целых семь лет.

Гром грянул 10 февраля 2007 года, когда Владимир Путин произнёс свою знаменитую речь на Мюнхенской конференции по безопасности. Она не содержала в себе никаких угроз или проклятий, в ней спокойно и аргументированно описывалась сложившаяся в мире обстановка, констатировалось полное пренебрежение Западом международным правом, замечалось, что «чуть ли не вся система права одного государства, Соединённых Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере, навязывается другим государствам», а также задавался вопрос о целях расширения НАТО.

Но самыми шокирующими тезисами стали заявления о недопустимости дальнейшего существования однополярного мира и о праве России проводить независимую внешнюю политику.

Речь Путина произвела эффект разорвавшейся бомбы, западные лидеры явно растерялись, не зная, что делать с давно списанной со счетов, но внезапно взбунтовавшейся Россией.

Однако вместе с растерянностью, злостью и возмущением истеблишмент «свободного мира» испытал и чувство облегчения. Если раньше в ответ на простой и логичный вопрос: «Если у вас такая любовь с Россией, то против кого дружите, против кого расширяетесь, против кого ставите в Европе системы ПРО?» можно было услышать лишь невнятное бормотание, то теперь, как написала 11 февраля 2007 года газета Financial Times, «появился старый добрый русский злодей, которого можно заклеймить».

Впервые после роспуска Организации Варшавского Договора НАТО вновь увидела потенциального противника.

Историческое выступление Владимира Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, 11 февраля 2007 г.

Как говорят психологи, первой из пяти стадий принятия неизбежного является отрицание, и 8 августа 2008 года грузинская армия начала вторжение в Южную Осетию. То, что попытка «окончательного решения осетинского вопроса» была предпринята по приказу из-за океана, не вызывает сомнений.

Ведь Михаил Саакашвили - патологический трус, в чём мог убедиться весь мир, и он никогда не решился бы начать войну по своей инициативе.

Ему просто сказали: «Миша, иди проверь». Миша сходил и проверил. Именно после нашей операции по принуждению Грузии к миру конфронтация с Западом стала безальтернативной, достигнув своего пика в феврале 2022 года.

Тупой, злобный, не рассуждающий враг

Мы вспомнили, как наши отношения с западными странами перешли от партнёрства к откровенной враждебности. А что же в эти годы происходило на Украине? В 2003 году выходит написанная на русском языке книга Леонида Кучмы «Украина - не Россия», которую второй президент Украины, по его словам, начал писать ещё во времена своей первой каденции и которую сразу после выхода многие окрестили «украинским Майн Кампф».

На протяжении 550 страниц автор стремится убедить читателя в коренных различиях между русским и украинским народами, в несовместимости национальных характеров, мировоззрений и менталитетов, в том, что Мазепа был бы удачной альтернативой Хмельницкому, в неуместности русского языка на Украине и во многих других тезисах «политического украинства».

Вывод автора однозначен: Украина и Россия - страны с разными историческими судьбами. Интересен тот факт, что книга вышла всего за год до «оранжевой революции» - первого госпереворота на Украине, совершённого при непосредственной поддержке множества западных НКО и фондов…

Деление украинцев на «западных» и «восточных» прослеживалось на протяжении всего периода существования УССР, но после 1991 года, при благосклонном невмешательстве Кравчука и Кучмы, процесс активизировался. К 2004 году радикальные «западенцы», когда-то тихо проживающие на своих хуторах, уже распространили влияние на полстраны, включая столицу, и смогли дать бой жителям промышленных Востока и Юга.

После Майдана 2004 года президентом Украины становится Виктор Ющенко. Многим тогда казалось, что Запад не зря потратил свои деньги и может праздновать победу: Ющенко, потомок бандеровцев и пламенный, специально подготовленный русофоб, должен окончательно развернуть Украину в сторону «свободного мира».

Однако Виктор Андреевич не оправдал высокого доверия. Нет, он, конечно, очень старался: усиленно педалировал тему голодомора, представляя его как геноцид русских против украинцев, окончательно возвёл в ранг национальных героев эсэсовцев из «Галичины» и бандеровцев, да и вообще как мог поливал грязью «клятых москалей».

Только вот контракт с «Газпромом» Тимошенко при нём подписала, особого разрыва цепочек поставок не наблюдалось, помешать выходу Черноморского флота из Севастополя для участия в защите Южной Осетии он не смог. Президентом Ющенко в итоге оказался никудышным, добившись просто феноменального антирекорда: если в 2004-м, соревнуясь с Януковичем, он набрал почти половину голосов, то через пять лет гордо довольствовался пятью с половиной процентами.

Сторонники Виктора Ющенко в киевском метро, ноябрь 2004 г.

Нашим западным «непартнёрам» пришлось начинать всё сначала. И это было необходимо, ведь с Россией, которая возомнила, что у неё есть национальные интересы, рано или поздно нужно будет что-то решать. Вступать в прямой вооружённый конфликт с Москвой было немыслимо, посему взоры коллективного Запада обратились на Украину - единственное государство на просторах бывшего СССР, которое при должной поддержке хоть что-то могло из себя представлять в качестве ударной силы.

Надо сказать, что США сделали выводы из своей неудачи с Ющенко и сместили акценты, решив вкладывать деньги не в «выращивание» «правильного» президента, а в подготовку и организацию боевиков из числа наиболее отмороженных бандеровцев-западенцев.

Нужна была сила, способная снести власть, а уж кого потом посадить в президентское кресло - вопрос технический. Кстати, тем же самым наши «партнёры» пробовали заниматься и в России, но к концу 2010-х стало окончательно ясно, что здесь им ничего не светит. Всё-таки идейных власовцев в России намного меньше, чем идейных бандеровцев на Украине, да и власть у нас продемонстрировала стремление защищать страну от хаоса.

Таким образом, когда в конце 2013 года появился удобный повод для «народного возмущения» - обсуждение откровенно мошеннического договора об экономической интеграции Незалежной с ЕС, в западных регионах Украины уже была готова целая армия обученных боевиков, которых оставалось только завезти на Майдан.

На «печенках Нуланд», на выступлениях европейских послов, на «мирных протестах», на «неизвестных» снайперах останавливаться не будем - все всё видели на экранах, отметим лишь результат: к власти на Украине пришли те, кто никогда, ни о чём и ни при каких обстоятельствах не был готов разговаривать с Россией.

На этот раз у США всё получилось - Украина стала для нас тупым, злобным, не рассуждающим врагом.

Потом было настоящее бешенство, вызванное воссоединением Крыма с Россией, и американцев можно понять: они вложили деньги и приобрели актив, который в итоге оказался сильно подпорченным. Украина без Крыма, Севастополя и, соответственно, контроля над Чёрным морем серьёзно потеряла в цене.

Симферополь накануне референдума о статусе Крыма.

Не станем останавливаться на развязанной против нас санкционной войне. Отметим только, что, как бы странно это ни звучало, пандемия COVID-19 оказала самое прямое влияние на условия, при которых началась СВО, и на сроки её начала. Напечатав за два «ковидных» года беспрецедентный (около 6 триллионов!) объём «вертолётных», ничем не обеспеченных долларов, США столкнулись с ситуацией, когда «бумажно-виртуальная» экономика уже не могла их переварить, а фондовые рынки, на которых раздулись гигантские пузыри, были более не в состоянии выполнять функцию по стерилизации излишков денежной массы.

Как всегда, в периоды кризисов Америке нужно кого-то грабить. Проблема лишь в том, что в современном мире осталось не так уж много объектов для грабежа, поэтому пришлось взяться за своих европейских вассалов. Война России с Украиной стала нужна США уже не только для попытки удушить Россию, но и по чисто экономическим причинам, поскольку полный разрыв российско-европейских связей обеспечит приток в Америку промышленных, а не бумажных активов.

К 2022 году всё было готово - Минские соглашения Киев выполнять не собирался, ВСУ (уже совсем не те, что в 2014-м) могли начинать захват Донбасса. Оставалось только учесть ошибки, допущенные в 2008 году. Тогда после завершения пятидневной операции по принуждению Грузии к миру была создана международная комиссия для расследования причин конфликта.

Комиссия позиционировалась как независимая. Отрицать, что войну начала Грузия, было совершенно невозможно, поэтому итоговый вывод озвучили такой: начала Грузия, но виновата… РФ. Выглядело это не очень убедительно. Несмотря на объявленную «вину России», осадочек, как говорится, остался - агрессором была Грузия.

Поэтому Зеленский (а самостоятельности у него имелось не больше, чем было у Саакашвили в 2008-м) начал массированный обстрел Донбасса, который был призван спровоцировать нас на ответные шаги.

Теперь вернёмся к вопросу, вынесенному в заголовок этой статьи: был ли у нас шанс избежать начала СВО?

18 февраля 2022-го началась эвакуация населения ДНР и ЛНР на территорию России. 21 февраля миссия ОБСЕ зафиксировала почти 1,5 тысячи прилётов по территории Донбасса. Хочется спросить тех, кто заявляет о том, что «Москва развязала войну»: полторы тысячи прилётов в сутки - это ещё не война, нет? Может быть, «это - другое»?

Жертва обстрела на улице Тарханова в Донецке, февраль 2022 г.

Как бы развивались события, не начни мы СВО, спрогнозировать нетрудно. Украина, не дождавшись решительного отпора от РФ, приступает к силовой зачистке ДНР и ЛНР, на что у Киева с учётом возросшей в разы мощи ВСУ ушло бы не больше пары недель. Россия принимает тех, кто успел эвакуироваться, и «выражает озабоченность» судьбой тех, кто эвакуироваться не успел.

В Донбассе идёт «фильтрация» - процесс, на фоне трагичности и кровавости которого поблекнут ужасы событий 2 мая 2014-го в Одессе. Весь мир видит массовый террор против русского населения при невмешательстве России. После зачистки Донбасса неизбежно приходит очередь Крыма…

Одним словом, сценарий этой драмы был написан не нами. В планах Запада России отводилась позиция кукольного персонажа, исполняющего по воле кукловодов роль главного злодея, который, по законам жанра, в финале терпит полное фиаско или просто погибает.

Так была ли альтернатива началу СВО?

Альтернатива, как известно, есть всегда. Можно было, например, понаблюдать со стороны за тотальным уничтожением «сепаров» на территории Донбасса, а затем… Затем воевать за Крым, получив всё тот же пакет «санкций из ада» и выглядеть в глазах всего мира, да и своих собственных, как страна, которая не в состоянии защитить ни свои интересы, ни своих граждан.

Ещё, наверное, можно было попробовать капитулировать перед Западом ценой разрушения страны и превращения её остатков в failed state. Устроил бы нас такой вариант? Уверен, большую часть населения России он бы не устроил. Что прекрасно понимало и военно-политическое руководство РФ.

Потому-то и началась специальная военная операция по демилитаризации и денацификации Украины. 

https://newsland.com/post/7816...

Они ТАМ есть: «Солнышко моё…»

Ни Марина, ни муж ее Виталий не поддерживали майдан. Это было бы смешно, живя в русском городе, имея нормальное образование, верить в секту, носящую кругами гробы на майдане. Они, как и...

Обсудить
  • Можно было. Разогнав майдан до 21 февраля 2014 года. То есть не позволив совершить государственный переворот.