В ВСУ собственный ЛГБТ-союз, Донбасс в огне

Яма

3 1121

Яма.

Притча.

Недавно во дворе закопали яму. Простую яму, даже небольшую, метр в поперечнике и сантиметров тридцать в глубину. Яма была в самом углу двора, недалеко от стенки дома. Этот двор был двором, в котором я родился, в котором провел детство. И яма эта была вовсе не яма, а воронка от авиабомбы. Зимой 42-ого года во дворе взорвалась небольшая осколочная бомба. Осталась воронка и несколько выбоин на старинных стенах полуметровой толщины.

Вначале яма была еще довольно глубокой, и летом дети играли в ней. Они сооружали над ней навес из старых досок и сучьев, что изображал «землянку в три наката». Там обязательно был «штаб» непременно «наших», во время регулярных игрищ в «войнушку» между «нашими» и «ненашими». «Ненаши» были пацаны из соседнего двора. Дворничиха периодически разоряла наш «штаб», с руганью растаскивая «накат», но его так же регулярно восстанавливали. Осенью яма наполнялась жухлой листвой тополей и старых лип, а зимой ее заносило снегом вровень с асфальтом. Яма была в самом углу двора, никто там не ходил и никто в яму никогда не падал. Так что в целом яма никому не мешала, хотя взрослые и бухтели иногда на тему «ЖЭК ничего не делает». Со временем яма мельчала, ее дно было покрывалось толстым слоем «осадочных пород».

Видимо, от засыпания яму хранила небольшая табличка, прикрепленная на стенку дома. На табличке была полустертая надпись. «03.02.1942 года на этом месте взорвалась фашистская авиабомба, унесшая жизни трех человек». И перечень из трех одинаковых фамилий. Погибла семья – мать, бабушка и маленькая девочка. Они жили на первом этаже и считали, что им повезло – чем выше живешь, тем тяжелее забираться, тем больше уходит сил. А силы в Блокаду были ох, как нужны! Эта семья имела возможность чаще выходить на улицу за водой и в поисках дров, быстрее других спуститься в подвал, ставший бомбоубежищем. Они считали, что им повезло… Они смогли пережить первую, самую страшную голодную зиму, паек уже увеличили до четырехсот грамм, его можно было отоварить уже не только хлебом, скоро весна, жить можно! В тот несчастливый день мама и бабушка отправились с санками за водой, а маленькая дочка вышла их проводить. В этот момент с крыши скатилась неразорвавшаяся бомба после ночной бомбежки и от удара об землю взорвалась. Бомба упала рядом с толстым брандмауэром без окон и, кроме несчастных женщин, больше никто не пострадал. А семья погибла вся. На месте взрыва образовалась воронка.

Вначале воронку никто не стал заделывать, не до нее было. А после войны жители дома решили оставить ее, как мемориал. На стену дома прилепили памятную табличку. И все прошедшие десятилетия на яму никто не покушался. Вскоре после войны яму даже обнесли невысокой оградкой. Спустя лет десять оградка пришла в негодность, ее уже никто не стал восстанавливать. Но каждый год в январе и в мае на ее краю лежали цветы.

Цветы пропали в начале 90-х. Еще на 9-е Мая кто-то их приносил, а спустя год уже и в праздник Победы о дворовом мемориале никто не вспоминал. Несколько лет яма зарастала травой, заполнялась мусором и выглядела как банальный недоделок дорожников. Новые граждане России – бомжи - использовали яму, как уличный сортир, табличку кто-то сорвал. Новые демократические веяния сдували память ушедшей эпохи, как ураган гонит перед собой всякий мусор и сухую траву. Дом расселили, теперь вместо коммуналок в доме стало всего несколько больших квартир с шикарным дорогим ремонтом, в доме поселились новые русские. Двор вмиг заполнился большими красивыми иностранными машинами, которые теснились бок-о-бок, заполонив почти все пространство двора. Но и сейчас яма скромно притулилась в углу у стенки. Ставить машины там было неудобно, и на нее пока махнули рукой.

Прошли лихие девяностые. Вместо молодых накаченных парней в кричащих малиновых пиджаках с толстыми золотыми цепями на бычьих шеях борцов, в качестве хозяев появились вальяжные солидные господа в дорогих английских пальто и строгих костюмах. Во дворе исчезли огромные гробоподобные джипы и появились изящные авто представительского класса.

Яму заделали во время очередного ремонта двора. Одновременно фасад дома лишился с детства знакомых выбоин в стене, и был сменен заборчик, разделяющий соседние дворы. Двор приобрел европейский лоск и легкий налет гламура. Вместо полуразвалившихся вечно открытых ворот въезд во двор охранял автоматический шлагбаум с будкой охраны, со стен на посетителей смотрели объективы камер слежения. Да и сам двор оказался накрыт сверху кружевной стеклянной крышей, превратившись из улицы в помещение. Стены дома сверкали новой дорогой штукатуркой, а в окнах неярко сияли бриллиантовым дымом супердорогие стеклопакеты из полированного дуба. Антикварная входная дверь из резного красного дерева имела старинные бронзовые ручки и дверной прибор, а рядом на стене была незаметная панель электронного ключа. Казалось, что Память умерла окончательно.

Но вот, в самом начале мая, во дворе появились рабочие в желтых жилетках и сноровисто установили в том самом углу чугунную решетку, огородив маленький квадрат новорожденного асфальта. А в центре его, прямо в асфальт, оказалась вделана массивная медная табличка с памятной надписью: «03.02.1942 года на этом месте взорвалась фашистская авиабомба, унесшая жизни трех человек. Вечная им Память». И перечень из трех одинаковых фамилий.

А ранним утром девятого мая к оградке оказался прислонен огромный дорогой букет из роскошных алых роз.

….. Память нельзя убить. Память живет, пока хотя бы кто-нибудь помнит, пока это кому-нибудь нужно. И Память жестоко отомстит тому потерянному поколению, что предпочтет предать кошмар прошедших лет благостному забвению, позволив себе всерьез рассуждать о преимуществах потребления баварских сосисок и вкусного пива вместо защиты города.

История одной маленькой бумажки

Юлия Тимошенко заявила, что мирное соглашение с Россией неприемлемо для Украины. По ее мнению, единственный выход — победа в бою. «Любое мирное соглашение станет лишь первым шагом к очеред...

Овсянникова едет домой

Овсянникова возвращается в Россию. На Западе и на Украине оказалась не нужна. Вовремя не осознала, что Запаб выступил в Крестовый поход не проиив "Путинской агрессии", а против России и русс...

В ЛНР отреагировали на слова Путина о том, что военным нужен отдых после Лисичанска

Глава МИД ЛНР: идет работа по направлению на Северск, отдыхать будем позже Министр иностранных дел Луганской народной республики Владислав Дейнего заявил, что силы Народной мили...

Обсудить