Наступление на Артемовск, финансовый крах Украины и критика Дмитрия Медведева

Ставки сделаны, начинаем вскрываться. Последствия ультиматума.

0 305

Вам хорошо известно, что Россия всерьез обеспокоена ростом военно-​политической напряженности в непосредственной близости от ее западных границ. В целях предотвращения дальнейшей эскалации российская сторона 15 декабря 2021 г. представила проекты двух взаимосвязанных международно-​правовых документов – Договора между Россией и США о гарантиях безопасности и Соглашения о мерах обеспечения безопасности России и государств-​членов Организации Североатлантического договора.

Поступившие 26 января 2022 г. ответы США и НАТО на наши предложения свидетельствуют о существенных расхождениях в понимании фундаментального для всей архитектуры европейской безопасности принципа равной и неделимой безопасности. Считаем необходимым незамедлительно прояснить этот определяющий с точки зрения перспектив диалога вопрос.

В Хартии европейской безопасности, подписанной на саммите ОБСЕ в Стамбуле в ноябре 1999 г., сформулированы основные права и обязательства государств-​участников Организации в отношении неделимости безопасности. Подчеркнуто право каждого государства-​участника на свободный выбор или изменение способа обеспечения своей безопасности, включая союзные договоры, по мере их эволюции, равно как и на нейтралитет. В том же параграфе Хартии это прямо обусловлено обязательством каждого государства не укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Там же сказано, что ни одно государство, группа государств или организация не могут быть наделены преимущественной ответственностью за поддержание мира и стабильности в регионе ОБСЕ или рассматривать какую-​либо его часть как сферу своего влияния.

На саммите ОБСЕ в Астане в декабре 2010 г. лидерами наших стран была одобрена Декларация, подтвердившая этот целостный пакет взаимосвязанных обязательств.

Однако западные страны продолжают выдергивать из него только нужные им позиции, а именно – право государств на свободный выбор союзов для обеспечения исключительно своей безопасности. Стыдливо опускается «по мере их эволюции», поскольку это положение также являлось составной частью понимания «неделимости безопасности», а именно – обязательного ухода военных союзов от изначальной функции сдерживания и их интеграции в общеевропейскую архитектуру на коллективных, а не узкогрупповых началах. Принцип неделимости безопасности избирательно трактуется для обоснования взятого курса на безответственное расширение НАТО.

Показательно, что в комментариях о готовности развивать диалог об архитектуре безопасности в Европе представители Запада старательно избегают упоминания Хартии европейской безопасности и Астанинской декларации. Ссылаются лишь на более ранние документы ОБСЕ, особенно часто – на Парижскую хартию для новой Европы 1990 г., в которой не содержится ставшего «неудобным» обязательства не укреплять безопасность своих государств за счет других. В западных столицах также пытаются не замечать один из ключевых документов ОБСЕ – Кодекс поведения, касающийся военно-​политических аспектов безопасности 1994 г., где прямо говорится о том, что при выборе способов обеспечения безопасности, включая членство в союзах, государства будут «учитывать законные интересы безопасности других государств».

Так дело не пойдет. Смысл договоренностей о неделимости безопасности заключается в том, что безопасность либо одна для всех, либо ее нет ни для кого. И, как предусмотрено в Стамбульской Хартии, каждое государство-​участник ОБСЕ имеет равное право на безопасность, а не только члены НАТО, которые толкуют это право как относящееся исключительно к членам североатлантического «эксклюзивного» клуба.

Не буду комментировать другие установки и действия НАТО, характеризующиеся стремлением этого «оборонительного» блока к военному превосходству и применением силы в обход прерогатив Совета Безопасности ООН. Скажу лишь, что подобные действия идут вразрез с фундаментальными общеевропейскими обязательствами, включая содержащиеся в упомянутых документах обязательства поддерживать военные потенциалы, «соизмеримые с законными индивидуальными или коллективными потребностями в области безопасности, с учетом обязательств по международному праву, а также законных интересов безопасности других государств».

Рассуждая о нынешней ситуации в Европе, наши коллеги из США, НАТО и Евросоюза постоянно взывают к «деэскалации» и призывают Россию «выбрать путь дипломатии». Хотим напомнить: мы уже не одно десятилетие шли этим путем. Важнейшие вехи – документы саммитов в Стамбуле и Астане – есть прямой результат именно дипломатии. Тот факт, что сейчас Запад откровенно пытается в одностороннем порядке ревизовать в свою пользу эти дипломатические достижения лидеров всех стран ОБСЕ, вызывает глубокую тревогу. Ситуация требует честного прояснения позиции.

Мы хотим получить четкий ответ на вопрос о том, как наши партнеры понимают свое обязательство не укреплять собственную безопасность за счет безопасности других государств на основе приверженности принципу неделимости безопасности? Как конкретно Ваше правительство намерено выполнять это обязательство на практике в современных условиях? Если Вы отказываетесь от данного обязательства, просим четко сообщить об этом.

Без внесения полной ясности в этот ключевой вопрос, касающийся взаимосвязи прав и обязанностей, одобренных на высшем уровне, невозможно обеспечить баланс интересов, закрепленный в документах саммитов в Стамбуле и Астане. Ваш ответ поможет лучше понять степень договороспособности наших партнеров, а также возможность совместного продвижения в деле снижения напряженности и укрепления общеевропейской безопасности.

Ожидаем оперативной реакции. Она не должна занять много времени – ведь речь идет о прояснении понимания, на основе которого Ваш президент (премьер) подписал соответствующие обязательства.

Также исходим из того, что реакция на данное послание поступит в национальном качестве, поскольку упомянутые обязательства принимались каждым из наших государств индивидуально, а не от имени или в составе какого-​либо блока.

в котором предельно точно обозначил, чего же на самом деле ожидал и к чему подводил Кремль наших "партнёров" по результатам ответа на ультиматум. По картежной терминологии ставки сделаны и мы предлагаем всем вскрыться. Для этого просим окончательно зафиксировать на бумаге свои ответы, просто чтобы потом не тратить время на виляние "партнёров" известным местом.

Чисто технически мы ждём письменной фиксации того факта, что некоторые участники, подписавшие хартию ОБСЕ в Стамбуле в 1999 году, перестали ее соблюдать или напрямую нарушили. Отвертеться никак не получается, иначе пришлось бы выполнять условия ультиматума. А дальше вырисовываются следующие шаги: поскольку страны, подписавшие хартию, не выполняют ее, да ещё и документально фиксируют данный факт, мы со своей стороны с чистой совестью также отказываемся от ее исполнения и оставляем за собой право купировать возникшие угрозы по своему усмотрению. И тут один хитрый момент. Хартию подписывали отдельные государства, но не блоки, типа НАТО. В том числе все восточно-​европейской страны, включая Польшу, Украину, Румынию, Молдову. Т.о. для каждой из этих стран мы вправе выбрать любой подходящий ответ, чтобы купировать неприемлемые угрозы. Т.е. разместим на границе военную группировку в 150 тыс, поставим полк РСЗО, закроем воздушное пространство, выключим связь или демонстративно возьмём на прицел базы с ракетными шахтами. Все это мы будем делать на законных основаниях, при чем так, что ООН не сможет вякнуть. 

И есть второе соображение. Но оно по моему профанскому мнению. Юридическое закрепление США нарушения хартии 1999 года может создать прецедент, по которому мы можем выйти из других договоров по обеспечению безопасности и нераспространения. А скорее всего, в ближайшее время последует серия очередных мультфильмов министерства обороны, которая напрочь обесценит понятие стратегической стабильности или хотя бы статичности.  Т.е. это будет то, о чем договорится с нами штатам не получится, просто по причине того, что у штатов и близко паритета с нами не будет. 

 

Авторство: 

Авторская работа / переводика

Использованные источники: 

МИД РФ

Скользкая тема августа-сентября 1939 года

Своей статьёй В.В.Путин вынужден за историков и аппарат государства выполнять их работу, освещать факты истории, чтобы сбить волну политических и информационных провокаций. По сути дела, историкам и л...