Сценарий удара по Крымскому мосту и непрекращающиеся обстрелы Запорожской АЭС

1923 год. Введение: политическая альтернатива Троцкого как утерянная гарантия от утверждения нацизма в Германии и трагедии Второй мировой войны

25 4063


«Leon Trotsky. Communist theorist and agitator, a leader in Russia's October Revolution in 1917 and later commissar of foreign affairs and of war in the Soviet Union (1917–24). In the struggle for power following Vladimir Ilich Lenin's death, however, Joseph Stalin emerged as victor, while Trotsky was removed from all positions of power and later exiled (1929). He remained the leader of an anti-Stalinist opposition abroad until his assassination by a Stalinist agent». (Encyclopaedia Britannica).

Сжатые выводы всех исследований всех ученых мира можно прочитать в энциклопедиях. Уважаемая энциклопедия «Британника», к сожалению, распространяет миф о борьбе за власть, в которую якобы вступил Троцкий со Сталиным. Почти полностью отсутствует описание разных концепций этих лидеров, по умолчанию это считается менее важным. По крайней мере, для статьи о Троцком это является некорректным. Каковы же распространенные идеологические характеристики троцкистской оппозиции? Весьма часто характеризуют ее как «левое» направление в большевизме. Это целиком совпадает с самооценкой Троцкого и его соратников 1920-х годов. Но противоречит оценкам тогдашних лидеров большинства партии – оппонентов Троцкого. Итоги первой дискуссии с троцкистами были подведены ХIII партконференцией в январе 1924 г., которая охарактеризовала оппозицию по существу как правый уклон. В дискуссии по вопросам истории октябрьской революции 1917 г, прошедшей в 1924 г., Троцкий был также обвинен в выражении правых взглядов. Результаты третьего прилива споров были определены на ХV партконференции осенью 1926 г. Резолюция этой конференции характеризует идейную сущность оппозиции как «социал-демократический уклон», то есть, по сути, снова – правое направление. Через год ХV съезд исключил из партии лидеров оппозиции, заклеймив их взгляды снова как «социал-демократические» .

Кем же на самом деле были троцкисты по сравнению с лидерами большинства партии? Левыми или правыми? Если под этими понятиями понимать революцию и эволюцию, то взгляды Троцкого-оппозиционера скорее эволюционистские. Даже в европейской политике троцкисты выступали за такие умеренные шаги, как союз с социал-демократами – «тактика единого фронта». Именно в это время с каждым годом росло влияние нацистов, а сталинское руководство Коминтерна принимает установку для европейских коммунистов бороться одновременно и с нацистами, и с социал-демократами. Даже более того: приравнивает крупнейшие социал-демократические партии к нацистским. Троцкий и его соратники напрасно убеждали оппонентов в губительности этой стратегии и страстно, но безуспешно призывали к «тактике единого фронта» с социал-демократами против нацистов. Троцкий считал, что «в борьбе с фашизмом коммунисты должны быть готовы заключить практическое соглашение» хоть «с чортом и его бабушкой», а тем более с социал-демократами:

«Когда мы указывали, около трех лет тому назад, что исходным моментом ближайшего политического кризиса в Австрии и в Германии явится, по всей вероятности, несовместимость социал-демократии и фашизма; когда мы отвергали на этом основании теорию социал-фашизма, которая не вскрывала, а затушевывала надвигающийся конфликт; когда мы предупреждали, что социал-демократия, в том числе и значительная часть ее аппарата, может, ходом вещей, оказаться втянута в борьбу с фашизмом и что это создаст для коммунистической партии благоприятную исходную позицию для дальнейшего наступления, – очень многие коммунисты, – не только наемные чиновники, но и вполне искренние революционеры, – обвиняли нас в... "идеализации" социал-демократии. Оставалось только разводить руками». (Л. Троцкий, Принкипо, 9 августа 1932 г.).

Через пять месяцев после этих слов Гитлер пришел к власти.

И в значительной мере это событие было обусловлено подобными ошибками, совершаемыми год за годом сталинской кликой, захватившей власть не только в русской партии большевиков, но затем и в Коминтерне.

Вот результаты голосования немецкого народа в ноябре 1932 г. в Германии, которые позволили пробиться Гитлеру к власти:

Социал-демократическая партия Германии – 20,44 %

Коммунистическая партия Германии – 16,86 %

Национал-социалистическая рабочая партия Германии – 33,09 %

Даже простая сумма социал-демократов и коммунистов дает больший вес марксистам по сравнению с нацистами. А в реальном союзе во время избирательной кампании объединенные партии получили бы еще больший прирост голосов, так как они не снижали бы влияние друг друга, а увеличивали бы его. Весьма вероятным был бы результат в 40-50 % голосов, который бы стал мощным заслоном от Гитлера.

И не только я один считаю, что эта альтернатива была вполне реальна. Так считал и непосредственный участник международной политики тех лет Уинстон Черчилль:

«До 1933 или даже до 1935 года Германию можно было уберечь от той страшной судьбы, которая ее постигла, и мы были бы избавлены от тех несчастий, которые Гитлер обрушил на человечество. Никогда еще в истории не было войны, которую было бы легче предотвратить своевременными действиями, чем та, которая только что разорила огромные области земного шара». (У. Черчилль. Речь в Фултоне 5 марта 1946 г.).

При анализе разногласий по проблемам внутренней политики взгляды оппозиционеров носили скорее более правый характер по сравнению с лидерами большинства (споры о сущности советского государства, типе госсектора периода НЭПа, внутрипартийной демократии). Еще более правый (то есть более умеренный и менее радикальный) тип приобретали взгляды троцкистов при решении экономических проблем 1920-х годов. Как уже было отмечено, экономическая платформа троцкистской оппозиции обеспечивала, по существу, более умеренный тип развития, эволюцию НЭПа, а не его срыв. Такая новая ситуация в мире сыграла с самим Троцким некую шутку: страстный революционер, все помыслы которого были направлены на мировую революцию, приходил к эволюционизму в конкретных вопросах политики и экономики как в России, так и за рубежом. Именно для будущей мировой революции нужны были в той обстановке реформистские сбалансированные прагматические шаги, за которые стояли Троцкий и его товарищи по оппозиции. «В области спекуляции и в области маневрирования на рынке… мы у Рокфеллера должны учиться», – говорил Троцкий в 1922 году на XI съезде партии.

Взгляды Троцкого представляли собой то новое сочетание «химических элементов», которое было не только свежим, но и перспективным. Если не веришь в социализм в одной стране, то индустриализацию подчиняешь рынку и основной упор делаешь на международное влияние успехов советской власти. А американо-европейский пролетариат (на которого только и надеялся Троцкий) будет воодушевляться лишь при устойчивом росте уровня жизни русских. Этому противоречит политика сталинских скачков в индустриализации и коллективизации, против которых Троцкий активно выступал, уже будучи высланным из СССР:

«Мы, левая оппозиция, не боимся крикнуть на этот раз зарвавшейся бюрократии: назад! – писал он. – Надо прекратить призовые скачки индустриализации, пересмотреть темпы на основе опыта и теоретического предвиденья, согласовать коллективизацию с техническими и прочими ресурсами, подчинить политику по отношению к кулаку реальным возможностям коллективизации, – словом, после периодов хвостизма и авантюризма надо встать на путь марксистского реализма».

Взгляды Троцкого на внутрипартийную демократию, его многолетняя защита права на инакомыслие могли легко трансформироваться в реальную многофракционную партию большевиков. Троцкий подчеркивал, что «социализм не есть готовая система, которая может выйти в законченном виде из отдельной головы, будь это самая гениальная голова. Задачи правильного распределения производительных сил и средств могут быть разрешаемы только путем постоянной критики, проверки, идейной борьбы различных группировок». Но в отличие от самого Троцкого, порой двусмысленно высказывавшегося по вопросу о группировках в партии, его ближайшие сподвижники по оппозиции (например, Преображенский, И. Н. Смирнов) отстаивали необходимость допущения легализации партийных группировок, заявляя, что без этого внутрипартийная демократия превращается в «ничего не стоящую бумажку». Партийная фракция Сапронова вообще выступала за свободную многопартийную систему. И Троцкий выражался об этой группе, что сапроновцы «слишком забегают вперед»! Это явно свидетельствует о реальной возможной эволюции его взглядов в сторону обычной многопартийной демократии как перспективы развития. Он оказался единственным из Политбюро, который поддержал «Заявление 46-ти», наиболее образованной части старой гвардии большевиков, потребовавших кардинально демократизировать партию.

Это являлось политической гарантией от диктатуры одного человека, одной политической линии, замораживания реального обмена мнениями и, как следствие, частых ошибок и метаний в руководстве страной, что случилось при Сталине. Не говорю уже о невозможности при многофракционной партии массовых репрессий.

Если бы европейские коммунисты выступали вместе с реформистами в своих странах, не было бы других чудовищных ошибок сталинского Коминтерна, тогда приход нацистов к власти в Германии и Италии мог не произойти, по-другому сложилась бы ситуация в Англии, Франции и США. В этом случае ставится под вопрос неизбежность Второй мировой войны. Но, во всяком случае, высока вероятность, что ее характер был бы кардинально другим.

На все эти аргументы можно было бы всегда отвечать, что история не терпит сослагательного наклонения. Фантазиями, мол, серьезные люди не занимаются. Такой ответ устраивал большинство историков вплоть до 1990-х годов. Но не после. И тем более не сейчас. Реформированный в 1980-е годы Китай стал поразительно напоминать советскую нэповскую систему: рыночная экономика при политическом руководстве одной партии. В статье об экономической концепции Троцкого, которую я опубликую позже, будет показана реальность её осуществления без отмены рынка и введения голодного изоляционизма. Многое из того, что тогда планировал Троцкий, было осуществлено через 60 лет в Китае Дэн Сяопином. Успех Китая, который всем известен, зримо подтвердил возможность долговременного устойчивого развития рыночной экономики при государственном планировании и государственной собственности на крупнейшие промышленные и транспортные корпорации, которые успешно «врастают в мировой рынок», по выражению Троцкого.

Здесь же мы ограничимся анализом его политической альтернативы. Это является чрезвычайно важным, так как если бы даже я доказал реальность и благотворность для России его экономической концепции, то читатель законно мог бы задать такой вопрос: «Но если его – пусть правильные – экономические идеи не могли быть приняты и исполнены в силу утери им власти, то их значение не может выходить за научные рамки Истории Экономических Учений. Если шанс его победы над сталинским аппаратом был реален и его концепция могла быть проведена в жизнь, тогда это имело действительно важное значение для России, а может быть, и для всего мира». Читатель абсолютно прав. И в этой третьей главе я докажу, что такой шанс был вполне реален.

Итак, почему Троцкий потерял власть?

Этот вопрос, казалось бы, настолько подробно исследован за столькие годы и столькими историками, что нет никаких тайн. Однако версий много, но нет единой. И каждая, встраиваясь в определенные факты, другие игнорирует. Например, самая распространенная, выраженная энциклопедией «Британника»:

«Because of Stalin's organizational controls, the party leadership easily won, and the “New Course” controversy was terminated at the 13th Party Conference in January 1924 (the first substantially stage-managed party assembly) with the condemnation of the Trotskyist opposition as a Menshevik-like, illegal factional deviation».

Сталин как генсек подбирал кадры на руководящие посты, это правда. Но в 1923–24 годах он еще не мог это делать единолично. Почему Сталин накануне XII съезда партии сам предлагал Троцкому читать главный доклад вместо Ленина? Почему, имея на руках текст «Завещания» Ленина с требованием сместить Сталина с поста генсека, Троцкий не опубликовал его ни в 1923, ни в 1924 году и не призвал открыто исполнить последнюю волю вождя? Он тогда мог это сделать, так как считался еще признанным лидером, и газеты опубликовали бы его призыв и «Завещание» Ленина. Это стало невозможным лишь через пару лет, когда Троцкий был осужден как оппозиционер. Почему Троцкий отказался в 1923 г. от предложения своего друга Антонова-Овсеенко дать приказ московскому гарнизону занять Кремль и арестовать Сталина с приспешниками? Антонов-Овсеенко был начальником Политуправления всей Красной Армии, а начальником Московского военного округа был тогда также давний помощник Троцкого по гражданской войне Муралов. Оба активно поддержали Троцкого в его критике сталинского аппартата в период первой оппозиции осенью 1923 г. Оба были готовы отдать приказы войскам занять Кремль. Троцкому надо было только дать свое согласие. И таких «почему» можно задать много к этой и другим менее признанным версиям потери власти Троцким.

В апреле 1923 года собрался XII съезд партии власти, на который съехались в Москву выбранные представители со всех концов страны. На этом самом высшем форуме большевиков было много выступающих. Однако только Троцкого во время его доклада о промышленной политике снимали на киноленту, что тогда было впервые и являлось диковинной новинкой. Примерно как сейчас полеты в космос. Не снимали ни Каменева, который открыл съезд. Не удостоился этой чести даже Зиновьев, выступивший впервые вместо Ленина с первым (политическим) докладом. Не говоря уже о менее известном тогда Сталине. А всего лишь через 9 месяцев на XIII партконференции в январе 1924 года Троцкий был осужден как оппозиционер. За эти 9 месяцев умер один вождь (Ленин), а на другого был навсегда повешен ярлык оппозиционера-отщепенца.

Что же случилось за эти месяцы, и как обьяснял это потом сам Троцкий? Интересно, что в версии Троцкого можно увидеть обе особенности его идей периода изгнания: удивительную проницательность и поразительную слепоту. Этим во многом обьясняется такой большой разброс оценок его как мыслителя и политика: от яростного неприятия до восхваления. Не пойдем по этому пути крайностей.

Версия самого Троцкого удивительно сочетала субьективизм и марксизм. С одной стороны, он пенял на болезнь Ленина, на поддержку которого он надеялся и поэтому якобы не выступал активно:

«Но в 1923–24 году вполне возможно было еще завладеть командной позицией открытым натиском на быстро складывавшуюся фракцию национально-социалистических чиновников, аппаратных узурпаторов, незаконных наследников Октября, эпигонов большевизма. Главным препятствием на этом пути было, однако, состояние самого Ленина. Ждали, что он снова поднимется… Сможет ли он высказаться? (на ХII съезде РКП(б)). Успеет ли? Поймет ли партия, что дело идет о борьбе Ленина и Троцкого за будущность революции, а не о борьбе Троцкого за место больного Ленина? Благодаря исключительному месту, занимавшемуся в партии Лениным, неопределенность его личного состояния превратилась в неопределенность состояния всей партии. Провизориум затягивался. А затяжка была целиком на руку эпигонам, поскольку Сталин, как генеральный секретарь, естественно превращался в аппаратного мажордома на весь период “междуцарствия”». (Л. Троцкий «Моя жизнь»).

Но у Троцкого даже мысли не возникало, что судьба страны не должна зависеть от болезни вождя. Само по себе это положение ненормально. Выздоровеет ли Ленин или нет? От этого не должна зависеть система власти и пути развития страны. И когда это Троцкого останавливало отсутствие поддержки Ленина? И когда это Троцкий обращал внимание на то, «кто что подумает» и не заподозрит ли кто-то его в грязных помыслах? Если он верил в необходимость и полезность для революции каких-либо действий, он как искренний революционер всегда боролся за это вне зависимости от чьей-либо поддержки или чьего-либо мнения.

С другой стороны, считая себя марксистом, он искал объективные причины поражения оппозиции. В основном он связывал это с общим ослаблением накала классовой борьбы в мире. И при этом идея национального социализма (социализма в одной стране) оказалась более подходящей для почвенников новой элиты. На этом пути его анализ достигал глубины и удивительных, хоть и горьких, догадок. На этом пути его могло ждать признание определенных собственных ошибок и ошибок Ленина, что означало разрыв с догматическим ленинизмом.

Я не стану приводить здесь подробные доказательства и описывать все взаимоотношения Троцкого с Лениным и партией большевиков до 1923 г., года явного проявления оппозиции по отношению к большинству руководящей верхушки партии. Приведу лишь ключевые моменты, которые довольно давно уже доказаны историками в многочисленных исследованиях:

1. Ленин принял в 1917 г. концепцию Троцкого о перманентной революции, отказавшись от своей старой теории мелкобуржуазного правительства.

2. Троцкий и его сторонники имели значительное влияние и образовали новую партию в союзе с большевиками на VI объединительном съезде в августе 1917 г.

3. Троцкий и его сторонники был главными двигателями Октябрьской революции. Ленин и его соратники, старые большевики, оказались на вторых ролях.

4. По вопросу о подписании Брестского мира Ленин был в ЦК партии в меньшинстве, и только благодаря Троцкому он смог добиться большинства. Это была первая, но далеко не последняя его уступка почвенническому течению в партии в ущерб европейскому.

5. Именно череда этих уступок Троцкого и привела его к потере власти и, в конце концов, к изгнанию.

6. Троцкий первым из большевистских лидеров осознал необходимость изменения экономической политики и предложил отказаться от реквизиций сельхозпродуктов, ввести продналог еще в феврале 1920 г. Ленин пришел к этому осознанию лишь через год.

7. Отказ Ленина от предложения Троцкого о замене реквизиций налогом, потеря целого года привели к антибольшевистким восстаниям в 1921 г. Эти восстания послужили основанием существенного ужесточения режима внутрипартийной демократии большевиков. Резолюция X съезда партии «О единстве» заложила фундамент сталинизма.

8. Интрига Ленина против Троцкого в «профсоюзной» дискуссии возвысила тройку помощников Ленина: Зиновьев, Каменев, Сталин. Именно этот триумвират стал в последующем тайной фракцией, ударной группой против Троцкого после отхода от политической деятельности самого Ленина.

9. Требование Ленина о смещении Сталина было вызвано сугубо личными причинами, никак не связанными с политикой или профессиональной деятельностью.

10. Последние ленинские письма и статьи изобиловали логическими ошибками и не представляли собой ничего нового, сколько-нибудь значимого по сравнению с его более ранними работами и речами.

Что же на самом деле произошло в ключевом 1923-и году? Следующие три статьи раскроют правду судьбоносных событий 1923 года.

Выращиваем круглый год, мини деревья (мандарины, лимоны, киви, черешня...)

Сезон заканчивается и огородники начинают скучать по своим участкам. Но мы предлагаем не скучать!   Зимой вы можете посадить мини деревья, которые уже совсем скоро, дадут первые плоды, экзот...

Обсудить
  • История не терпит сослагательного наклонения. Гитлер и так и так пришел бы к власти, не в 1933 так в 1935 или чуть позже. Не для того его пестовали США и Великобритания чтобы он не напал на СССР. Так что Сталин только "ускорил" приход Гитлера к власти. 
  • Троцкей был сскатинский калбасосчег, а потому мачить не переставая его по каклазатылку.
  • Ишь ты, троцкисты повылезли) Звездобол и лоботряс бы твой Троцкий, органически неспособный к созидаьельному труду. А цитат у него можно понадергать разных, причем противоположных по содержанию. Он болтовней просто прикрывал творческую импотенцию.
  • Читаем "Кто заставил Гитлера напасть на Сталина". :blush:
  • Автор подаёт Лейбу Бронштейна аки социального Эйнштейна. :sunglasses:  Последний перец таки "придумал" теорию искривления "ничего" ни в "чём" и в "никогда". :joy: Впрочем вся их "семейка" отличается от остальных народов склонностью к хуцпе и (как следствие) мировоззрением по ТаНаХ, где пропагандируются идеи исключительности, экстремизма и ненависти к "не иудеям". Зато первый говаривал, что руский народ является хворостом в костре революции (сожгли миллионов 20 и страну разрушили), да и много чего ещё. Поэтому автору следует либо крест надеть, либо нижнее бельё. :stuck_out_tongue_winking_eye: