Не рассчитал

16 3894

Один молодой капитан решил заслужить благодарность начальства, сэкономив на лоцмане, когда проходил через пролив Босфор. Там стояли противолодочные сети, фарватер был сложный, капитан, как говорят шоферы, "зарулился" и по инерции саданул носом в дом, стоящий на берегу. Некоторые дома стоят в Босфоре так, что их торцевая сторона без окон является как бы частью облицовки набережной. Вот эту стену капитан и прошиб. А в доме справляли свадьбу. Можно себе представить лица гостей, когда стена рухнула и в комнату въехал пароход! Но и это не все. С перепугу капитан скомандовал: "Отдать якоря!", и на свадебный стол с грохотом обрушились чугунные чудовища. Говорили, что один якорь пришиб тамаду, или как он там в Турции называется. Капитана, как водится, отдали под суд. Туркам что-то заплатили, но весть о пароходе, который разбомбил турецкую свадьбу, разнеслась по миру. Встречая его, моряки разных стран всегда приветствовали его гудками".

Байка эта раньше гуляла по флотам и сложно было понять, правда это, или нет. Единственный известный мне случай с нашим судном в Босфоре произошел немного по-другому и смешного там было мало... История эта называется "Босфорский абордаж".

22 апреля 1963 года т/х «Архангельск» вышел в рейс Ленинград – Гавана – Антилья – Нуэвитас – Ильичевск. В качестве утвержденного капитана на мостик поднялся Владимир Семенович Гинцберг, чей капитанский стаж начался в 1939 году. За плечами капитана была Великая Отечественная война и множество рейсов. В 1941-1942 г.г. Гинцберг двенадцать раз под обстрелом вражеской артиллерии доставлял снабжение для армии на Ораниенбаумский плацдарм. 

После Ильичевска «Архангельск» встал на 36-дневный ремонт в Варне, по окончанию которого взял основной груз в Николаеве, догрузился в Новороссийске ячменем и пшеничной мукой, и взял курс на Сантьяго-де-Куба.

На рассвете 4 сентября 1963 года под проводкой турецкого лоцмана судно бодро следовало проливом Босфор из Черного в Мраморное море. Когда пролив накрыл густой туман, скорость судна оставалась по-прежнему выше установленной. Турецкий лоцман, постоянно проводивший советские суда, несмотря на возражения капитана и в нарушение международных правил, отдавал команды на русском языке. Внезапно лоцман увидел на экране локатора точку, пересекающую курс «Архангельска» - это был пассажирский паром, шедший от одного берега к другому. Должна была прозвучать команда «лево на борт», но лоцман перепутал русские слова, и скомандовал: «Право на борт!» Матрос-рулевой, выполняя команду автоматически, переложил руль, и судно развернулось носом к турецкому берегу. «Лево на борт! Машина, полный назад!» - прокричал капитан, но было уже поздно.

В 04 часа 58 минут корпус теплохода врезался в набережную, вылетев на берег на двадцать пять метров и протаранив два трехэтажных дома. В результате аварии погибло три человека, среди которых один ребенок, и одиннадцать человек были ранены.

Этим же утром 4 сентября судно посетили эксперты – представители турецких служб и властей - для установления причин происшествия. Прибыли и работники консульства СССР. А уже к полудню на набережной собрались сотни местных жителей, которые размахивали самодельными плакатами и турецкими газетами, где на первых полосах были фотографии «Архангельска», чей корпус возвышался над крышами домов, фотографии всех убитых и раненых. Газетные заголовки кричали: «Советский капитан – убийца!».

В этой атмосфере скандала вечером, после шестичасовой работы по очистке бака от обломков, была сделана первая попытка снять судно своими силами. Она окончилась неудачей. 5 сентября экипаж силами двух бригад по четырнадцать человек во главе со старшим помощником капитана В.И. Харченко и помполитом В.С. Фирсовым начал частичную перегрузку из трюма № 1 на трюм № 5. Моряки работали сменами по шесть часов, пытаясь переместить груз с помощью вельбота. 6 сентября старший помощник капитана В.И. Харченко, старший механик И.Ф. Парамонов, второй механик Л.И. Сазонов, боцман В.С. Черпунай, матросы В.В. Шпырков и С.Н. Чебанов, моторист Н.В. Орлов по два раза в течение суток вызывались в турецкий суд для дачи показаний.

Утром 7 сентября капитан Гинцберг сошел с судна для дачи показаний и обратно уже не вернулся. Вечером вице-консул В. Калашников сообщил экипажу о том, что капитан арестован.

8 сентября на борт «Архангельска» прибыл поверенный в делах СССР в Турции Н. Воронин - он провел беседу с экипажем и объявил о назначении временно исполняющим обязанности капитана старшего помощника капитана В.И. Харченко.

А в это время в Москве, в Министерстве морского флота СССР, тогдашний министр Виктор Георгиевич Бакаев вел консультации и совещания по этой нашумевшей аварии.

12 сентября, по личному указанию министра, для руководства спасательными работами на теплоход прибыл капитан-наставник Черноморского морского пароходства Е.К. Чайка. А 17 сентября на общем собрании с экипажем встретился вице-консул СССР в Турции В. Калашников, который отметил тревожную внутриполитическую обстановку в Стамбуле и попросил ускорить работы по освобождению судна.

Но экипаж и так делал все возможное и невозможное - ведь к тому времени силами только моряков из трюма № 1 на трюма № 4 и № 5 было перегружено 350 тонн, и эти работы продолжались до 24 сентября. Но самостоятельные попытки сняться с берега результата не принесли. 25 сентября был подписан договор о спасательных работах с турецкой буксирной компанией. Уже на следующий день началась спасательная операция, но мощности турецких буксиров явно не хватало, и уже серьезно обсуждался вопрос о разрытии участка стамбульской набережной под форштевнем судна.

Лишь 4 октября, после отгрузки еще 2024 тонн из трюма № 1 и рискованного маневра супертанкера «Рава Русская», который прошел вблизи от застрявшего на набережной «Архангельска» и поднял высокую волну, теплоход, работая «полный назад», снялся с набережной.

Ну, а капитан Владимир Семенович Гинцберг до 1 октября находился в тюрьме, а после перенесенного сердечного приступа был переведен в стамбульскую городскую больницу. Так же, как и в камере, в больнице его приковали к кровати цепью, и только после ноты протеста нашего посла эту цепь сняли. Перед отходом «Архангельска» из Стамбула помполит и старший помощник капитана навестили Владимира Семеновича в больнице. Он сильно сдал и был очень подавлен, но все же обрадовался освобождению судна из «плена» и пожелал всем счастливого плавания.

Через полгода с помощью международных посредников нашего капитана удалось выкупить, но он еще три месяца жил на территории Посольства СССР в Анкаре, не имея права покинуть Турцию пока удовлетворялись судебные иски пострадавших.

10 октября т/х «Архангельск» продолжил свой прерванный рейс на Кубу. Выгрузившись в портах Сантьяго и Антилья, судно в балласте вышло в Канаду. В заливе Св. Лаврентия судно попало в 12-балльный шторм, в трюм № 1 стала поступать вода. Но обошлось. Течь устранили в порту Монреаль, как всегда, своими силами…

Теплоход «Архангельск» проработал в Балтийском морском пароходстве двадцать восемь лет, и был списан и утилизирован в 1979 году.

Источник

"Море, люди, корабли..." на моем Телеграмм-канале - https://t.me/moria40k

Выступление Навального свелось к просьбе нагадить русским

Выступление Навального в Европарламенте происходило при пустом зале, а его суть сводилась к требованиям новых санкций против России. Я проиграл. Проиграл в «камень-ножницы-бумага», ...

Украина, Белоруссия и другие: равноправие беспомощных

В ходе белорусских протестов обнаружилась одна тенденция, сближающая ситуации в Белоруссии и на УкраинеНадо сказать, что в целом, как с точки зрения отсутствия заповедника национализма ...

Зачем России Крым и Сирия?

Начитавшись про вильнюсские посиделки и  уже не влажные даже, а мокрые, точнее,- мокрушные мечтания "российских оппозиционеров", которым не терпится разрушить Россию, захотелось из...

Обсудить
  • А при чем тут тогда лоцман ?
  • Какой же вы "морячок", если такое фуфло про якоря толкаете? Вы просто пиздобол. Прощайте.
  • За всё на судне отвечает капитан и за работу лоцмана тоже. Лоцман - советчик. Если он не вмешался в процесс управления судном, которым управлял фактически лоцман, то виноват тем более. А уж если турки его в итоге освободили, то значит разобрались что к чему и сделали лоцману секим-башка.
  • Крейсер "Дзержинский" садился в тумане кормой на мель в Босфоре. Сняться и уйти, правда, смогли своими силами. Но когда дали жару, чтоб сдёрнуться, илом уделали всю набережную. Но никто не пострадал