Предотвращение теракта в Волгоградской области и как Пригожин \"искал\" свое тело

Массовая вакцинация против SARS-CoV-2: сомнения и вопросы от ведущих мировых учёных и специалистов

16 2836

Группа из 57 ведущих ученых, врачей и политиков со всего мира выпустила отчёт по проведённым исследованиям, в котором содержится призыв поставить под сомнение безопасность и эффективность нынешних вакцин от COVID-19. Среди них всемирно известные: генетик Александра Генрион-Код (Alexandra Henrion-Caude) из Национального института здравоохранения и медицинских исследований Франции, специалист по внутренним болезням Питер Маккалло (Peter McCullough) из Медицинского центра Бэйлорского университета в Далласе, штат Техас и др.


Ниже представлен перевод этого отчёта.

Ссылка на оригинал

Массовая вакцинация против SARS-CoV-2: неотложные вопросы по безопасности вакцин, требующие ответов от международных агентств по здравоохранению, регулирующих органов, правительств и разработчиков вакцин

Вступление

С момента объявления пандемии Covid-19 в марте 2020 года во всем мире было зарегистрировано более 150 миллионов случаев заболевших и 3 миллиона смертей. Несмотря на успехи ранней амбулаторной многокомпонентной лекарственной терапии у пациентов с высоким риском, которые привели к сокращению госпитализаций и смертей от COVID-19 на 85% [1], нынешней парадигмой контроля является массовая вакцинация. Признавая усилия, прилагаемые к разработке, производству и выдаче разрешений на вакцины против SARS-CoV-2, мы обеспокоены тем, что существующие риски были сведены к минимуму или проигнорированы организациями здравоохранения и государственными органами, несмотря на предостережения [2-8].

Вакцины против коронавирусных инфекций никогда не были разрешёнными для применения на людях. Данные, полученные при разработке вакцин против коронавируса, показали, что вырабатываемые в результате этих вакцин нейтрализующие антитела могут приводить к утяжелению заболевания COVID-19 за счёт феномена антителозависимого усиления инфекции (ADE) и Th2-ассоциированной иммунопатологии независимо от вида вакцины. Платформа и способ доставки [9-11]. Известно, что у животных, вакцинированных против SARS-CoV и MERS-CoV, после заражения вирусом происходит рост числа заболевших. Это объясняется возникновением иммунных комплексов и Fc-опосредованным захватом вируса макрофагами, которые усиливают воспаление и активацию Т-клеток [11-13].

В марте 2020 года иммунологи-вакцинологи и эксперты по коронавирусу оценили риски вакцины против SARS-CoV-2, испытав вакцину против SARS-CoV на животных. Группа экспертов пришла к выводу, что побочные эффекты и иммунопатологические реакции вызывают серьёзную озабоченность, но заявила при этом, что их риск недостаточен для отсрочки клинических испытаний, хотя требуется продолжение мониторинга [14]. Несмотря на то, что у добровольцев, иммунизированных вакцинами против SARS-CoV-2, не было явных доказательств связи возникновения побочных эффектов и иммунопатологических состояний с вакцинацией [15], до сих пор изучение безопасности не касалось конкретно серьёзных нежелательных явлений (СНЯ). Поскольку период наблюдения за добровольцами не превышал 2-3,5 месяцев после введения второй дозы [16-19], то и маловероятно возникновение серьёзных нежелательных явлений в эти сроки. Несмотря на 92 ошибки в отчете, нельзя игнорировать тот факт, что даже с учётом количества введённых вакцин, согласно Американской системе регистрации поствакцинальных побочных проявлений (VAERS), количество смертей на миллион введённых доз вакцины увеличилось более чем в 10 раз. Мы считаем, что существует острая необходимость в открытом научном диалоге о безопасности вакцин в контексте широкомасштабной вакцинации.

В этой статье мы описываем некоторые риски массовой вакцинации в контексте критериев исключения из третьей фазы испытаний и обсуждаем серьёзные нежелательные явления, опубликованные в национальных и региональных системах здравоохранения. Мы акцентируем оставшиеся без ответа вопросы и обращаем внимание на необходимость более осторожного подхода к массовой иммунизации. Мы считаем, что существует острая необходимость в открытом научном диалоге о безопасности вакцин в контексте широкомасштабной иммунизации.

Критерии исключения из третьей фазы испытаний SARS-CoV-2

За некоторым исключением, из испытания вакцины против SARS-CoV-2 были исключены пожилые люди [16-19], что сделало невозможным выявление у них поствакцинальной эозинофилии и усиления воспалительных процессов. Исследования вакцин против SARS-CoV показали, что мыши в пожилом возрасте при иммунизации имеют очень высокий риск развития смертельно опасной Th2-ассоциированной иммунопатологии [9, 20]. Несмотря на эти доказательства и крайне скудные данные о безопасности и эффективности вакцин против SARS-CoV-2 у пожилых людей, кампания по массовой вакцинации с самого начала была сосредоточена на данной возрастной группе. Из большинства исследований также были исключены беременные и кормящие, а также пациенты с хроническими и тяжелыми заболеваниями, такими как туберкулез, гепатит С, аутоиммунные болезни, коагулопатии, рак и снижение иммунитета [16-29], хотя теперь им предлагается делать вакцину из соображений безопасности.

Ещё одним критерием исключения практически во всех исследованиях было имевшееся в прошлом заражение SARS-CoV-2. Это прискорбно, поскольку исключило возможность получения чрезвычайно важной информации о побочных реакциях от вакцины у людей, у которых имеются антитела против SARS-Cov-2. Насколько нам известно, феномен антителозависимого усиления инфекции по умолчанию не учитывается ни в каких-либо возрастных категориях или группах заболеваний, которым в настоящее время проводится вакцинация. Кроме того, несмотря на то, что значительная часть населения уже имеет антитела [21], тесты для определения содержания антител против SARS-CoV-2 до введения вакцины обычно не проводятся.

Останутся ли незамеченными серьезные нежелательные явления от вакцины против SARS-CoV-2?

COVID-19 имеет широкий спектр клинических проявлений, от очень лёгкой или тяжёлой патологии лёгких до летального полиорганного заболевания с воспалительными, сердечно-сосудистыми поражениями и даже нарушением регуляции свертывания крови [22-24]. В этом смысле случаи возникновения побочных реакций или иммунопатологических состояний, связанные с вакциной, были бы клинически неотличимы от тяжёлой формы COVID-19 [25]. Кроме того, даже при отсутствие вируса SARS-CoV-2 спайковый гликопротеин сам по себе вызывает повреждение эндотелия и гипертонию in vitro и in vivo у сирийских хомячков (золотистых хомячков) из-за ингибирования ангиотензинпревращающего фермента 2 (АПФ-2) и изменения функции митохондрий [26]. Несмотря на то, что эти результаты необходимо ещё проверить на людях, последствия этого открытия ошеломляют, поскольку все вакцины, разрешенные для безотлагательного использования, основаны на введении или индукции синтеза спайкового гликопротеина. Что же касается мРНК-вакцин и вакцин, использующих в качестве вектора аденовирус, то в исследованиях не изучалась продолжительность синтеза спайкового гликопротеина у людей после вакцинации.

Следуя принципу предосторожности, было бы нелишним считать, что синтез спайкового гликопротеина, запущенный вакциной, может вызывать клинические признаки тяжёлой формы COVID-19 и быть ошибочно расценён как новый случай заражения SARS-CoV-2. Если это так, то истинные побочные последствия от текущей стратегии глобальной вакцинации могут быть никогда не обнаружены, если исследования целенаправленно не будут изучать данный вопрос. Уже имеются доказательства не случайности временного или постоянного роста смертности от COVID-19 после вакцинации в некоторых странах (рис. 1). С учётом патогенности спайкового гликопротеина эти смерти следует тщательно расследовать, чтобы определить, связаны ли они с вакцинацией. Полностью отсутствуют исследования по изучению продолжительности синтеза спайкового гликопротеина у людей после вакцинации.

Неожиданные побочные реакции на вакцины против SARS-CoV-2

Аутоиммунитет - ещё одна важная проблема, которую необходимо учитывать при глобальном масштабе вакцинации против SARS-CoV-2. SARS-CoV-2 содержит множество иммуногенных белков, и все, кроме одного, имеют сходство с человеческими белками [27]. Они могут выступать в качестве источника антигенов, приводя к аутоиммунным заболеваниям [28]. Такие же последствия могут наблюдаться при естественном заражении SARS-CoV-2, однако вакцинация предназначена для большей части населения мира, в то время как, по словам доктора Майкла Райана, главы службы чрезвычайных ситуаций Всемирной организации здравоохранения, лишь 10% населения Земли инфицировано SARS-CoV-2. Мы не смогли найти доказательств того, что какая-либо разрешённая в настоящее время вакцина была тщательно проверена и очищена от гомологичных иммуногенных эпитопов, чтобы избежать потенциального запуска аутоиммуных заболеваний.

О некоторых побочных эффектах, в том числе о нарушениях свёртываемости крови у здоровых и молодых вакцинированных людей, уже сообщалось. Эти случаи в некоторых странах привели к приостановке или отмене использования аденовирусных векторных вакцин ChAdOx1-nCov-19 и Janssen. Было высказано предположение, что вакцинация ChAdOx1-nCov-19 может приводить к иммунной тромботической тромбоцитопении (VITT) из-за активации тромбоцитов антителами, направленными против тромбоцитарного фактора 4, которая клинически протекает как гепарин-индуцированная аутоиммунная тромбоцитопения [29]. К сожалению, при разрешении этих вакцин риск был проигнорирован, хотя тромбоцитопения, индуцированная аденовирусом, известна уже более десяти лет и часто встречается при использовании аденовирусных векторов [30]. Риск возникновения VITT, по-видимому, выше у людей, которые уже имеют предрасположенность к тромбозам.

Вакцины также могут оказывать влияние на уровне популяции. SARS-CoV-2 - это быстро эволюционирующий РНК-вирус, который на сегодняшний день насчитывает более 40000 вариантов [32, 33], некоторые из которых связаны с антигенной областью спайкового гликопротеина [34, 35]. Учитывая высокую частоту мутаций данного вируса, синтез в больших концентрациях антител против SARS-CoV-2-Spike в результате вакцинирования теоретически может приводить к неадекватным реакциям на последующие инфицирования другими вариантами вируса у привитых людей [36]. Это явление известно как «первоначальный антигенный грех» [37] или праймирование антигена [38]. Неизвестно, в какой степени мутации, влияющие на антигенность SARS-CoV-2, будут фиксироваться в ходе эволюционирования вируса [39], но, возможно, вакцины могут обеспечивать их селекцию, приводя к вариантам с более высокой инфекционностью или трансмиссивностью. Учитывая большое сходство между известными вариантами SARS-CoV-2, сейчас такой сценарий маловероятен [32, 34], но если будущие варианты вируса будут ещё больше различаться по ключевым эпитопам, то стратегия глобальной вакцинации помогла бы сформировать более опасный вирус. Данный риск был недавно доведен до сведения ВОЗ в форме открытого письма [40].

Обсуждение

Описанные здесь риски представляют собой серьёзное препятствие на пути к глобальной вакцинации против SARS-CoV-2. Прежде чем подвергать большее количество людей риску в этих экспериментах, необходимы доказательства безопасности всех вакцин против SARS-CoV-2, поскольку выпуск вакцины-кандидата до полного понимания её воздействия на здоровье может привести к усилению нынешнего мирового кризиса [41]. Крайне важное значение имеет стратификация рисков для вакцинированных. По данным британского правительства, люди в возрасте до 60 лет имеют крайне низкий риск смерти от COVID-19. При этом, по данным Eudravigillance, наиболее серьезные побочные эффекты от вакцинации против SARS-CoV-2 возникают у людей в возрасте от 18 до 64 лет. Особую озабоченность вызывает план вакцинации детей в возрасте от 6 лет и старше в Соединенных Штатах и Великобритании. Доктор Энтони Фаучи недавно сообщил, что подростки по всей стране будут вакцинированы осенью, а дети моложе - в начале 2022 года. Великобритания ожидает результатов испытаний, чтобы начать иммунизацию 11 миллионов детей в возрасте до 18 лет экспериментальными вакцинами, несмотря на тот факт (по данным Центров по контролю и профилактике заболеваний США), что при заражении SARS-CoV-2 их выживаемость составляет 99,997%. COVID-19 не только не представляет угрозы для данной возрастной категории, но и отсутствуют надежные доказательства, подтверждающие эффективность вакцины в этой группе населения и исключающие вредные побочные эффекты у этих экспериментальных вакцин. В этом смысле, когда врачи рекомендуют пациентам плановое введение вакцины против COVID-19, существует большая потребность в лучшем представлении о преимуществах и рисках вакцинации, особенно для малоизученных групп населения.

Таким образом, в контексте экстренного разрешения на использование вакцин против SARS-CoV-2 и существующих пробелов в нашем понимании их безопасности необходимо поднять следующие вопросы:

- Могут ли антитела, вырабатываемые в результате перенесённых коронавирусных инфекций или в ответ на вакцину, за счёт перекрёстного реагирования невольно повышать риск развития патогенных реакций после вакцинации против COVID-19?

- Сообщается ли вакцинируемым о конкретном риске развития побочных эффектов, иммунопатологических реакций, аутоиммунных заболеваний и серьёзных осложнений в рамках соблюдения стандарта медицинской этики по добровольному информированному согласию пациентов? Если нет, то каковы причины и как это можно реализовать?

- Каково обоснование введения вакцины всем людям, когда риск смерти от COVID-19 не одинаков для разных возрастных категорий и клинических состояний, и когда из третьей фазы испытания были исключены пожилые, дети и люди с часто встречающимися специфическими заболеваниями?

- Какие законные права имеются у пациентов, пострадавших от вакцины против SARS-CoV-2? Кто оплатит лечение? Если подразумевается урегулирование претензий за счёт государственных средств, было ли известно общественности, что производители вакцин получили иммунитет от этих претензий, и что их ответственность за компенсацию тем, кто пострадал от вакцины, перешла на налогоплательщиков?

В контексте данных опасений мы предлагаем положить конец массовой вакцинации и начать безотлагательный плюралистический, критический и научно обоснованный диалог по вакцинации против SARS-CoV-2 между учеными, врачами, международными агентствами по здравоохранению, регулирующими органами, правительствами и разработчиками вакцин. Это единственный способ преодолеть существующий разрыв между научными доказательствами и политикой в области здравоохранения касаемо вакцин против SARS-CoV-2. Мы убеждены, что человечество заслуживает более глубокого понимания рисков, чем то, что в настоящее время представляется в качестве официальной позиции. Открытый научный диалог является неотложным и необходимым для предотвращения подрыва общественного доверия к науке и общественному здравоохранению и для обеспечения того, чтобы ВОЗ и органы здравоохранения стран защитили интересы человечества во время нынешней пандемии. Настоятельно необходимо вернуть политику в области общественного здравоохранения к доказательной медицине, основанной на тщательной оценке соответствующих научных исследований. Очень важно следовать науке.

Ссылки на литературу

1. McCullough PA, Alexander PE, Armstrong R et al. Traitement multidrogue séquentiel multiforme hautement ciblé de l'infection ambulatoire précoce à haut risque par le SARS-CoV-2 (COVID-19). Rev Cardiovasc Med (2020) 21: 517-530. doi: 10.31083 / j.rcm.2020.04.264

2. Arvin AM, Fink K, Schmid MA, et al. Une perspective sur le renforcement potentiel dépendant des anticorps du SARS-CoV-2. Nature (2020) 484: 353–363. doi: 10.1038 / s41586-020-2538-8

3. Coish JM, MacNeil AJ. Hors de la poêle et dans le feu? Diligence raisonnable justifiée pour ADE dans COVID-19. Microbes infectés (2020) 22 (9): 405-406. doi: 10.1016 / j.micinf.2020.06.006

4. Eroshenko N, Gill T, Keaveney ML et coll. Implications de l'augmentation de l'infection dépendante des anticorps pour les contre-mesures contre le SARS-CoV-2. Nature Biotechnol (2020) 38: 788–797. doi: 10.1038 / s41587-020-0577-1

5. Pologne GA. Tortues, lièvres et vaccins: une mise en garde pour le développement d'un vaccin contre le SARS-CoV-2. Vaccine (2020) 38: 4219–4220. doi: 10.1016 / j.vaccine.2020.04.073

6. Shibo J.Ne vous précipitez pas pour déployer les vaccins et médicaments COVID-19 sans garanties de sécurité suffisantes. Nature (2000) 579 321. doi: 10.1038 / d41586-020-00751-9

7. Munoz FA, Cramer JP, Dekker CL et al. Maladie renforcée associée au vaccin: définition de cas et lignes directrices pour la collecte de données, l'analyse et la présentation des données sur la sécurité de la vaccination. Vaccin (2021) https : // doi . org / 10 . 1016 / j . vaccin . 2021 . 01 . 055

8. Cardozo T, Veazey R. Divulgation du consentement éclairé aux sujets des essais vaccinaux d'un risque d'aggravation de la maladie clinique par les vaccins COVID-19. Int J Clin Pract (2020) 28: e13795. doi: 10.1111 / ijcp.13795

9. Bolles D, Long K, Adnihothram S et coll. Un vaccin contre le coronavirus du syndrome respiratoire aigu sévère à double inactivation fournit une protection incomplète chez la souris et induit une réponse pulmonaire pro-inflammatoire éosinophile accrue lors de la provocation. J Virol (2001) 85: 12201-12215. doi: 10.1128 / JVI.06048-11

10. Weingartl H, Czub M, Czub S, et al. Vaccination avec le virus de la vaccine modifié Le vaccin recombinant à base d'Ankarab contre le syndrome respiratoire aigu sévère est associé à une hépatite accrue chez les furets. J Virol (2004) 78: 12672-12676. doi: 10.1128 / JVI.78.22.12672-12676.2004272

11. Tseng CT, Sbrana E, Iwata-Yoshikawa N, et al. L'immunisation avec les vaccins contre le coronavirus du SARS conduit à une immunopathologie pulmonaire en cas de provocation avec le virus du SARS. PLoS One (2012) 7 (4): e35421. doi: 10.1371 / journal.pone.0035421

12. Iwasaki A, Yang Y. Le danger potentiel de réponses d'anticorps sous-optimales dans COVID-19. Nat Rev Immunol (2020) 20: 339–341. doi: 10.1038 / s41577-020-0321-6

13. Vennema H, de Groot RJ, Harbour DA, et al. Mort précoce après une provocation par le virus de la péritonite infectieuse féline due à l'immunisation par le virus de la vaccine recombinant. J Virol (1990) 64: 1407-1409

14. Lambert PH, Ambrosino DM, Andersen SR, et al. Rapport de synthèse de consensus pour la réunion du CEPI / BC du 12 au 13 mars 2020: Évaluation du risque d'amélioration de la maladie avec les vaccins COVID-19. Vaccin (2020) 38 (31): 4783-4791. doi: 10.1016 / j.vaccine.2020.05.064

15. de Alwis R, Chen S, Gan S et al. Impact du renforcement immunitaire sur la thérapie par globuline hyperimmunisée polyclonale Covid-19 et le développement de vaccins. EbioMedicine (2020) 55: 102768. doi: 10.1016 / j.ebiom.2020.102768

16. Folegatti PM, Ewer KJ, Aley PK, et al. Sécurité et immunogénicité du vaccin ChAdOx1 nCoV? 287 19 contre le SARS-CoV-2: un rapport préliminaire d'un essai contrôlé randomisé de phase 1/2, en simple aveugle. Lancet (2020) 396: 467–783. doi: 10.1016 / S0140-6736 (20) 31604-4

17. Polack FP, Thomas SJ, Kitchin N.Innocuité et efficacité du vaccin BNT162b2 ARNm Covid-19. N Engl J Med (2020) 383: 2603-2615. doi: 10.1056 / NEJMoa2034577

18. Ramasamy MN, Minassian AM, Ewer KJ et al. Innocuité et immunogénicité du vaccin ChAdOx1 nCoV-19 administré dans un régime de premier coup de pouce chez les adultes jeunes et vieux (COV002): un essai de phase 2/3 randomisé, contrôlé en simple aveugle Lancet (2021) 396: 1979–93. doi: 10.1016 / S0140-6736 (20) 32466-1

19. Chu L, McPhee R, Huang W et coll. Groupe d'étude ARNm-1273. Un rapport préliminaire d'un essai randomisé contrôlé de phase 2 sur l'innocuité et l'immunogénicité du vaccin ARNm-1273 SARS-CoV-2. Vaccin (2021) S0264-410X (21) 00153-5. doi: 10.1016 / j.vaccine.2021.02.007

20. Liu L, Wei Q, Lin Q et coll. Les IgG anti-pic provoquent de graves lésions pulmonaires aiguës en biaisant les réponses des macrophages au cours d'une infection aiguë par le SARS-CoV. JCI Insight (2019) 4 (4): e123158. doi: 10.1172 / jci.insight.123158.

21. Ioannidis PA. Taux de mortalité par infection du COVID-19 déduit des données de séroprévalence. Bull WHO (2021) 99: 19–33F. http : // dx . doi . org / 10 . 2471 / BLT . 20 . 265892

22. Martines RB, Ritter JM, Matkovic E et coll. Pathologie et pathogenèse du SARS-CoV-2 associé à la maladie mortelle à coronavirus, États-Unis Emerg Infect Dis (2020) 26: 2005-2015. doi: 10.3201 / eid2609.202095

23. Wu Z, McGoogan JM. Caractéristiques et leçons importantes de l'épidémie de maladie à coronavirus 2019 (COVID-19) en Chine: résumé d'un rapport de 72314 cas du Centre chinois de contrôle et de prévention des maladies. JAMA (2020) 323: 1239-1242. doi: 10.1001 / jama.2020.2648

24. Xu Z, Shi L, Wang Y et al. Découvertes pathologiques du COVID-19 associé au syndrome de détresse respiratoire aiguë. Lancet Respiratory Med (2020) 8: 420-422 doi: 10.1016 / S2213-2600 (20) 30076-X

25. Negro F. L'amélioration dépendante des anticorps joue-t-elle un rôle dans la pathogenèse du COVID-19? Swiss Medical Weekly (2020) 150: w20249. doi: 10.4414 / smw.2020.20249317

26. Lei Y, Zhang J, Schiavon CR et al., Spike Protein Empairs Endothelial Function via Downregulation of ACE 2. Circulation Res (2021) 128: 1323–1326. https : // doi . org / 10 . 1161 / CIRCRESAHA . 121 . 318902

27. Lyons-Weiler J.L'amorçage pathogène contribue probablement à la maladie grave et critique et à la mortalité du COVID-19 via l'auto-immunité, J Translational Autoimmunity (2020) 3: 100051. doi: 10.1016 / j.jtauto.2020.100051

28. An H, Park J. Molecular Mimicry Map (3M) of SARS-CoV-2: Prediction of potentiellement immunopathogenic SARS-CoV-2 epitopes via une nouvelle approche immunoinformatique. bioRxiv [Pré-impression]. 12 novembre 2020 [cité le 19 avril 2020] https : // doi . org / 10 . 1101 / 2020 . 11 . 12 . 344424

29. Greinacher A, Thiele T, Warkentin TE, Weisser K, Kyrle PA, Eichinger S. Thrombocytopénie thrombotique après vaccination ChAdOx1 nCov-19. N Engl J Med (2021). doi: 10.1056 / NEJMoa2104840

30. Othman M, Labelle A, Mazzetti I et al. Thrombocytopénie induite par adénovirus: le rôle du facteur von Willebrand et de la P-sélectine dans la médiation de la clairance plaquettaire accélérée. Blood (2007) 109: 2832-2839. doi: 10.1182 / sang-2006-06-032524

31. Ortel TL. Facteurs de risque thrombotiques acquis en milieu de soins intensifs. Crit Care Med (2010) 38 (2 Suppl): S43-50. doi: 10.1097 / CCM.0b013e3181c9ccc8

32. Grubaugh ND, Petrone ME, Holmes EC. Nous ne devons pas nous inquiéter lorsqu'un virus mute lors d'épidémies. Nat Microbiol (2020) 5: 529-530. https : // doi . org / 10 . 1038 / s41564 - 020 - 0690 - 4

33. Greaney AJ, Starr TN, Gilchuk P et coll. Cartographie complète des mutations au domaine de liaison aux récepteurs de pointe du SARS-CoV? 339 2 qui échappent à la reconnaissance des anticorps. Cell Host Microbe (2021) 29: 44–57.e9. doi: 10.1016 / j.chom.2020.11.007.

34. Lauring AS, Hodcroft EB. Variantes génétiques du SARS-CoV-2 - Que signifient-elles? JAMA (2021) 325: 529-531. doi: 10.1001 / jama.2020.27124

35. Zhang L, Jackson CB, Mou H et coll. La mutation D614G dans la protéine de pointe SARS-CoV-2 réduit l'excrétion de S1 et augmente l'infectivité. bioRxiv [Pré-impression]. 12 juin 2020 [cité le 19 avril 2021] https : // doi . org / 10 . 1101 / 2020 . 06 . 12 . 148726

36. Korber B, Fischer WM, Gnanakaran S et al. Sheffield COVID-19 Genomics Group. Suivi des changements dans le pic de SARS-CoV-2: preuve que le D614G augmente l'infectivité du virus COVID-19. Cellulaire (2020) 182: 812-827.e19. doi: 10.1016 / j.cell.2020.06.043

37. Francis T. Sur la doctrine du péché antigénique originel. Proc Am Philos Soc (1960) 104: 572-578.

38. Vibroud C, Epstein SL. La première grippe est éternelle. Science (2016) 354: 706–707. doi: 10.1126 / science.aak9816

39. Weisblum Y, Schmidt F, Zhang F et al. Échapper aux anticorps neutralisants par les variants de protéine de pointe CoV-2 du SARS? 354. Elife (2020) 9: e61312. doi: 10.7554 / eLife.61312

40. Vanden Bossche G (6 mars 2021) https : // dryburgh . com / wp - 356content / uploads / 2021 / 03 / Geert _ Vanden _ Bossche _ Ouvert _ Lettre _ OMS _ Mars _ 6 _ 2021 . pdf

41. Coish JM, MacNeil AJ. Hors de la poêle et dans le feu? Diligence raisonnable justifiée pour ADE dans COVID-19. Microbes infectés (2020) 22 (9): 405-406. doi: 10.1016 / j.micinf.2020.06.006


СВО: Вторая фаза началась

Мы в Донецке не могли толком понять: почему так долго штурмуются Авдеевка, Пески, Марьинка... почему по прошествии полугода от начала СВО, город обстреливают больше, чем в первые дни. Яс...

«Русскому солдату от русского ополченца»…

Не знаю, смог бы я лучше сказать, то, что выражено в этой фразе самого начала видео, которое прислали бойцы прославленного в ДНР батальона «Сомали»? В этом батальоне сражаются с нациста...

Добрый день, я из русского города Николаев…

Так, уже вполне привычно начинается обращение от николаевского подполья. Нового сегодня особо ничего. Кроме одного: показать, что мы есть, и мы продолжаем работать. Хотя учились мы у луч...

Обсудить
  • Очень хороший материал! Жаль, читателей мало ...
  • Читают в основном те, кто и так уже согласен. Я, например, читаю материалы обеих сторон. Сторонники вакцины, как правило, ничего, кроме эмоций в качестве аргумента предложить не могут. Или манипуляции низкого уровня, хотя для многих их оказывается достаточно.
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • ⁣Благодаря микробиологу Штефану Ланке, у нас теперь есть окончательное, официальное опровержение вирусологии. Доктор Штефан Ланка провел контрольные эксперименты, которые полностью опровергли методы, используемые вирусологами для доказательства существования вирусов. https://vidio.blog/watch/wuDHyBHzvsMuUKP
    • Ango
    • 27 июня 2021 г. 14:14
    :thumbsup: