Жаркий апрель

7 576

Жаркий апрель

В ночь на 7 апреля активисты взяли под свой контроль здание управления Службы безопасности Украины в Донецкой области, расположенное на ул. Щорса, но в конце дня решили его оставить. Нельзя распыляться, правильнее было сконцентрировать главные силы для защиты здания ОГА.

В Донецк прилетел вице-премьер Украины Виталий Ярема, с ним прибыли 1 100 спецназовцев для подавления протестного движения. Другие посланцы Киева приземлились в Луганске и Харькове. Денис рассказал потом подробности встреч с Яремой, а также начальником Главного управления МВД Украины в Донецкой области Пожидаевым. На переговорах присутствовали клерки ниже рангом, но Виталий Ярема никому не давал слова сказать. Он говорил, вернее, орал:

– Вы являетесь преступниками, незаконно захватившими здание государственного учреждения, вам необходимо немедленно его освободить!

Прибывшие от активистов Андрей Пургин, Денис Пушилин и Эдуард Акопов не собирались разговаривать в таком тоне, но считали своим долгом сделать все возможное для избежания штурма – что, собственно, и послужило поводом для данной встречи. Однако все их возражения: во время «майдана» тоже захватывались правительственные здания, народ Донбасса не согласен с незаконным госпереворотом в Киеве, жителям региона необходимо дать провести референдум – были оборваны в грубой форме. Ярема выдвинул ультиматум:

– Даю вам ровно два часа. Если за это время не освободите здание, будет объявлен штурм.

«Мы вернулись и тут же выступили перед людьми, ожидавшими на площади перед ОГА, рассказали со сцены об ультиматуме. Сообщили о своем решении остаться и объявили активистам, находящимся на баррикадах, что поймем всех, кто уйдет, потому что дома семьи, дети, а ситуация становится опасной для жизни. Многие послали женам прощальные эсэмэски, и я тоже», – вспоминал события той ночи Денис.

Наступил переломный момент. Вместо ожидаемого оттока дежуривших вокруг здания областной администрации люди на глазах начали прибывать. К концу второго отпущенного Яремой часа на площади насчитывалось уже около восьми тысяч человек. Мужчины, женщины становились в цепочки, под локти брали друг друга и подпевали звучащие из мощных колонок песни времен Великой Отечественной войны, гимн Советского Союза, «Русский марш» Бичевской. За 15 минут до истечения срока ультиматума в здании ОГА и близлежащих кварталах отключили свет. Люди продолжали петь без музыкального сопровождения.

Без сомнения, эта последняя четверть часа была решающей и длилась непомерно долго. Мои муж и брат тоже находились на площади, и я знала, что звонить без толку, нужно набраться терпения и ждать, когда они объявятся сами.

Штурма не последовало. Позже стало известно об отказе спецназа от силовой операции: сослались на то, что у них нет подобного опыта и специальных приспособлений.

«Тут появился Коля Левченко и сказал, что с нами хочет поговорить Ринат Ахметов. Понимая, что штурм может начаться в любой момент по истечении срока ультиматума и желая его предотвратить, мы пошли на встречу, состоявшуюся прямо на бульваре Пушкина возле ресторана «Пирамида», – вспоминал дальнейшие события той ночи Денис Пушилин.

Привожу частично диалог с видео этого известного разговора.

Ахметов: Я должен обратиться и сказать (властям – прим. автора): отмените штурм… Выберите, кто конкретно будет говорить. Давайте мы обратимся к власти и поговорим.

Протестующие: Губернатор Тарута… Кто его выбирал?!

Ахметов: Когда у нас будет избираться губернатор, будет выбирать народ. Сейчас, к сожалению, ситуация другая. Мы хотим назначать. Значит, надо менять Конституцию. Мы берем и говорим, что нужны рабочие места. А что делать? Вот, мы пришли. Но от того, что вы делаете, люди должны жить лучше. Как мы будем делать, чтобы людям стало жить лучше? Можно брать любую риторику. Но как сделать жизнь лучше? Вот если сейчас вышли, и людям стало жить лучше – хорошо. Если вышли, и стало хуже – это плохо.

Протестующие: В Киеве вышли, и стало хуже.

Ахметов: Это правильно, это правильно. Еще раз говорю, мы должны говорить, чтобы изменить ситуацию. Нужно говорить о всех проблемах.

Протестующие: Киев нас не слышит.

Ахметов: Что мы должны сделать, чтобы нас услышали?

Протестующие: Отделиться.

Ахметов: Отделиться – это не цель, а средство. А цель – жить лучше. Уберите эмоции. Я понимаю, что у вас болит душа. Все, у кого за Донбасс болит душа, вы мои братья. Донбасс для меня навсегда. Я здесь живу, здесь дышу.

Протестующие: Вы готовы возглавить комитет Донбасса?

Ахметов: Я готов сделать все и быть с вами. У меня работает 300 тысяч людей. Надо продавать продукцию. Если пойдет штурм, пойду вместе с вами туда. Буду страдать вместе с вами. Но я хочу обратиться к правительству и попросить. У них штаб. Я буду просить, чтобы ни одного штурма не было.

Протестующие: Это только оттянет время.

Ахметов: Послушай меня, оттянуть время – это тоже победа.

Протестующие: Надо аэропорт закрыть!

Ахметов: У меня что, есть ключи, чтобы закрыть аэропорт?! Послушайте меня. Кто со мной готов ехать, чтобы мы сели, 3-5 человек, и говорить, чтобы штурма не было. Кто будет?

Протестующие: Так общались. Они говорят сдавать. Оружие нельзя сдавать!

Ахметов: Так, выбирайте и поехали. Кто поедет?

Протестующие: Я поеду. Это приведет к результату?

Ахметов: Штурма не должно быть. Послушай меня... Дальше что? Что дальше?

Протестующие: Будем воевать. Я знаю, что будет дальше.

Ахметов: Я предлагаю по-другому. Мы говорим о том, чтобы Донбасс услышали.

Протестующие: Сколько говорили!

Ахметов: Надо еще говорить. Послушай меня, если завтра, б***ь, прольется кровь, кому станет лучше? Все, поехали. Кто едет? Давайте, ребята.

Что было дальше, рассказал позже Денис Пушилин: «Мы с Андреем Пургиным пришли в «Донбасс Палас», куда пригласил Ахметов. Там ждал Ярема. Теперь он уже выслушивал нас, не перебивая и не употребляя нецензурные выражения, как во время предыдущего разговора. Мы повторили требования протестующих, передали решение не покидать здание ОГА. Ахметов при нас позвонил Яценюку и, поставив телефон на громкую связь, попросил его отменить штурм, на что тот сонным голосом – была уже глубокая ночь – согласился. Мы после поняли, что этот разговор имел предварительную договоренность».

Стало ясно, Ахметов, давая Яреме сохранить лицо, таким образом предполагал набрать себе дивидендов и перед Киевом (он, дескать, контролирует протест!), и перед активистами: «отец родной», предотвратил кровопролитие.

Что и подтвердил Ярема в интервью по возвращении из Донецка: «Я был на этих переговорах и Ринат Ахметов, который общался с представителями пикетчиков. У него была одна фраза: «Донбасс – это Украина», и после этой фразы начинаем говорить дальше. То есть о том, что Донбасс может стать частью другой страны, даже речи не может идти. То есть и председатель ОГА Тарута, и Ринат Ахметов занимают совершенно патриотическую позицию, они сегодня работают на то, чтобы эти вопросы решить мирным путем. Это добавляет оптимизма, потому что эти люди пользуются непререкаемым авторитетом в Донецком регионе».

Ошибочность данного утверждения показали события последующих полутора месяцев. Встречи с «хозяином Донбасса» по его инициативе состоялись не раз. И Пушилин, и Пургин шли на контакт, понимая, что отказ от переговоров может обострить ситуацию.

Но эти беседы ни к чему не приводили. Ахметов фактически ничего не предлагал в качестве торга и даже обещанную им децентрализацию гарантировать не мог.

Как-то Ахметов привел на встречу с Денисом Пушилиным Михаила Ходорковского.

Я помню, как удивилась, узнав, что опальный российский экс-

олигарх посетил баррикады перед зданием ОГА. Поговаривают, еле ноги унес оттуда. В прессе цитировали слова активистов, обращенные к Ходорковскому: «О чем с тобой можно разговаривать? Ты свою родину продал. Чтобы не было никаких эксцессов, покиньте территорию. Здесь люди являются патриотами».

Ко мне обратились активисты с баррикад, передав просьбу непрошенного гостя встретиться с Денисом. Я с радостью услышала от племянника отказ. С данным решением я была полностью согласна и передала отрицательный ответ.

Ходорковский нашел через кого организовать встречу – через Ахметова. По словам Дениса, разговор получился странный, как с инопланетянином. Ходорковский агитировал за то, что Европа для Украины – выход. И шествия могут быть другими, не такими, как у нас, протестными, а гей-парады. Хвастал, у него много друзей-геев, какие они хорошие ребята. «Я ему тогда так и сказал, что мы слишком отличаемся: у меня не было и никогда не будет друзей-геев», – закончил разговор о той странной беседе, как о чем-то неприятном, Денис.

Были совместные встречи с Тарутой и Лукьянченко, городским головой Донецка. Последний старался давать очень осторожно политические оценки, концентрируясь на том, чтобы, несмотря ни на что, коммунальные службы города работали без сбоев. Но все же вины с киевских властей за происходящее в Донбассе не снимал: «Есть понимание того, что мнения людей радикализуются из-за того, что мнение людей не хотят слушать, и в первую очередь – наверху. Премьер-министр Украины Яценюк сделал заявление по Юго-Востоку, официально обратился к населению. Это хорошо. Это воспринято нормально, но где конкретные шаги, где дорожная карта, каким образом будет защищаться русский язык, как будет реализован принцип выборности губернаторов, как будут переданы полномочия и проведена децентрализация вертикали власти? На эти вопросы нужно отвечать не сегодня, а уже вчера… Если люди не услышат ответа на свои вопросы, они и дальше будут надеяться на защиту соседнего государства».

Каждая встреча с Ахметовым доказывала: вряд ли компромисс будет достигнут. Олигарх ссылался на поддержку сотрудников своих предприятий общей численностью 300 тысяч. Считал восемь тысяч вооруженных охранников чуть ли не боевым подразделением.

«Мы ему парировали, что сотрудники – не его крепостные, могут иметь свою точку зрения, а охранник, даже если он вооружен, не факт, что согласится рисковать жизнью: одно дело стеречь имущество, другое – идти за работодателя под пули. Время показало верность наших слов», – так вспоминает те события Денис Пушилин.

После каждой встречи он и другие члены делегации выходили к людям и рассказывали о результатах переговоров. В одном из интервью Денис так ответил на вопрос о возможности договоренностей с нынешним украинским руководством: «Мы не имеем права договариваться с нелегитимной киевской властью без согласия делегатов от народа. Я вам скажу больше, если сейчас попробуем принять какое-то решение за спиной народа, то нас сметут даже быстрее, чем их. И мы это прекрасно осознаем, потому никаких договоренностей с незаконной киевской властью не будет».

В Донецк, как пчелы на мед, потянулись иностранные журналисты. CNN сообщал в те дни: «Вся территория самопровозглашенной Донецкой Народной Республики напоминает проевропейские протесты на «майдане»: возведены баррикады, лежат бутылки с коктейлями Молотова и покрышки. Однако от «майдановцев» местных протестующих отличает то, что они хотят присоединиться к России».

«Более шести тысяч человек – не только мужчин, но и женщин, и пожилых – готовы встать на защиту Отечества», – заявил корреспонденту участник движения «Восточный фронт».

Журналист отмечает: «Люди в Донецке настроены серьезно. Они опасаются наступления украинских сил и баррикадируют лестничные пролеты. В городе часто отключают электричество, и люди боятся, что именно в такие моменты начнет наступать спецназ».

В заключение корреспондент CNN сделал далеко идущий вывод: «Этот маленький клочок земли из жалоб и стремлений находится в самом сердце борьбы за Восточную Европу, и, таким образом, он куда более значим, чем его размер».

Путин обозначил красную линию, за которую США вход запрещен

Во время Послания президента Федеральному собранию Путин предупредил Вашингтон и его вассалов о красных линиях, за которые никому не позволено заходить, а иначе эти провокаторы пожалеют...

Русские виноваты во всём. Но это не точно

Буквально несколько дней назад мы раскопали информацию о том, что в США уже почти год (с лета прошлого года) протекает нефтепровод «Колониал Пайплайн», и это уже крупнейшая экологическая к...

Здоровье Байдена и перспективы Украины

Над не таким уж старым, но совершенно недееспособным американским президентом потешаются как в США, так и за их пределами. Интернет полон соответствующими роликами, а СМИ США открыто обсуждает, кто на...