Голос народа

0 489

Голос народа

Мне предстояло срочно найти главного редактора для республиканской газеты – первый номер должен выйти и разойтись до референдума, чтобы вовремя дать информацию о том, где и как можно проголосовать.

Для меня было очевидным, что я только запущу процесс, а в дальнейшем отойду от непосредственного производства еженедельника. Знакомый порекомендовал в качестве главного редактора Геннадия Дубового. Его имя мне ни о чем не говорило, я попросила пригласить претендента к нам в офис познакомиться.

Его визит означал согласие (в то время это имело решающее значение!), мы сразу же стали обсуждать название. В голову лезли тривиальные штампы: «Народная газета», «Республиканский вестник» и пр. В связи с предстоящим референдумом решили использовать слово «голос». Небольшая дискуссия разгорелась по поводу выбора между «Голосом народа» и «Голосом Республики». Я предложила компромисс: до референдума «Голос народа – голос Республики», а после – «Голос Республики – голос народа» (примерно так и получилось, сейчас издается «Голос Республики»). Регистрировать издание тогда было еще негде, поэтому мы могли себе позволить такие вольности с названиями. Предложение приняли и обсудили наполнение номера материалами.

Решили так: я помогаю с источниками информации, Гена интервьюирует людей и пишет, далее я руковожу остальным процессом – корректурой, версткой, нахожу типографию. С последним возникали большие проблемы. Если технические специалисты работали в моем издательстве, то найти смельчака – директора типографии оказалось сложно. В то время еще работали украинские правоохранительные органы, особенно активно – сотрудники областного управления СБУ. Поэтому издание газеты под несанкционированный Киевом референдум граничило с преступлением с точки зрения официальных украинских властей. Но я привела аргументы (не финансовые) одному из владельцев типографии. Разумеется, он попросил сохранять в тайне информацию, где напечатают газету. И я до сих пор нашу договоренность соблюдаю.

Процесс перехода под управление ДНР различных госструктур еще продолжался. Только 1 мая областную прокуратуру взяли под контроль сторонники Республики.

В тот день на площади Ленина в Донецке проходил многотысячный митинг в честь Праздника весны и труда. Затем 10-тысячная колонна участников мероприятия двинулась по улице Артема от площади Ленина до сквера Павших коммунаров, где почтила память погибших за свободу борцов. После этого началось пикетирование здания горотдела милиции Донецка, в результате на флагштоке перед входом вывесили флаг ДНР.

Далее колонна митингующих численностью в 2-2,5 тысячи человек пришла к зданию областной прокуратуры, где их встретили солдаты Внутренних войск МВД Украины – недавно передислоцированный в Донецк взвод из Кировограда. На этот раз против сторонников ДНР применили светошумовые гранаты, травматическое оружие и перцовый газ. Появились раненые. Однако штурм облпрокуратуры, длившийся около часа, увенчался успехом, здание перешло под контроль сторонников ДНР.

Следующий день, 2 мая, стал черным не только для Одессы. Учиненная там расправа для меня, как и для очень многих, стала Рубиконом. Украинская власть преступила запредельную черту, с этого дня она начала свое падение в бездну.

Но на то она и бездна, что падать можно долго. Ладно бы сами, а то ведь увлекли за собой жителей многомиллионной страны, значительная часть которых расценила этот полет как свободу.

Мне позвонила подруга из Киева. Она до сих пор не воспринимала всерьез причин протестного движения Донбасса, утверждая, что человеческая жизнь дороже любых идей.

– Ну что, Кира, после чудовищного сожжения людей в одесском Доме профсоюзов ты понимаешь, что с этой властью мириться нельзя?

– А при чем тут власть? Это трагическая случайность, там виноваты все участники! – парировала подруга.

– Ты хочешь сказать, что ультрасi и нацисты «Правого сектора»ii совершенно случайно издевались над обожженными людьми, нехотя добивая их ногами? От начала до конца это была бесчеловечная спланированная провокация! Фашисты они, других определений нет!

– Лена, какой фашизм? Ты уже зомбирована российской пропагандой! Да, возникла драка. «Правый сектор» – обыкновенные хлопцы, патриоты своей земли, им не нравится, когда кто-то ходит по ней не под национальным флагом. Почему вы в Донбассе митингуете с российскими флагами?

– Во-первых, за это не убивают, а во-вторых, на «майдане» флагов ЕС было несчитано! Да и сейчас пойди посмотри: на здании СБУ американский флаг висит рядом с украинским! Страну тихо оккупировали, а вы и не поняли. Донбасс с этим не может согласиться – мы больше патриоты Украины, чем вы! Только мы за другую страну – пророссийскую, а не прозападную, – уже на повышенных тонах убеждала я Киру.

Подружка замолчала. А после паузы тихим голосом с горькой интонацией выдала:

– Ты всегда была справедлива, Лена, но на этот раз объективность тебе изменяет. Если хочешь, чтобы мы общались, давай не затрагивать политику.

Как же не затрагивать?! Но этого ей я уже не сказала. Вся моя жизнь сейчас, как и каждого человека в Донбассе, – политика, перешедшая в войну. О ней все мысли, включая первую, когда просыпаешься, и последнюю, когда проваливаешься в беспокойный сон.

После того телефонного разговора я осознала, что мнение из телевизора для подруги стало авторитетнее того, что я вижу своими глазами, что чувствую, как понимаю. Оно перевесило 30 лет дружбы. Какое же это страшное оружие массового поражения умов – СМИ!

Если до одесской Хатыни теплилась еще надежда на возможность предотвращения крупного кровопролития, то после 2 мая, а потом еще и расправы над неподчинившейся 9 мая в Мариуполе милицией все иллюзии пропали: кровавые провокации будут учиняться до тех пор, пока Юго-Восток не взорвется.

Стало ясно: киевской власти, вернее, тем, кто за ней стоит, нужен вооруженный конфликт, террор, необходимо, чтобы Российская Федерация пришла на помощь, что равносильно войне между двумя государствами. Россия стала бы агрессором для всего мира, и никакие самые уважительные мотивации не оправдали бы этого факта.

Славянск уже окружили по периметру украинские войска и спецбатальоны типа «Донбасс», об организации которых объявил Аваков, министр внутренних дел Украины, прозванный «фэйсбучным» за повышенную активность на своей страничке в этой соцсети – складывалось впечатление, что именно там его кабинет. В то же время лидер «Правого сектора»ii Дмитрий Ярош признал участие представителей этой организации в так называемой «антитеррористической операции» в Славянске.

Город подвергался артиллерийским обстрелам. По сообщению пресс-службы Народного ополчения Донбасса из Славянска, за те дни погибло 10 мирных жителей, 20 ополченцев, около 40 человек были ранены. В Краматорске пострадали от осколков украинских снарядов 6 человек.

Третьего мая в Донецке началась массовая запись добровольцев в Народное ополчение. Активисты же Республики взяли под окончательный контроль областное управление СБУ – «избушку», как потом стали его называть.

Пятого мая первый номер газеты «Голос народа» был готов. Я просматривала перед отправкой в типографию электронную версию макета и увидела дату выхода – 6 мая, т. е. завтрашнюю, когда издание после ночной печати выйдет в свет. На ум пришли ассоциации с Днем печати в СССР – профессиональным праздником полиграфистов и журналистов, учрежденным в честь выхода первого номера газеты «Правда» чуть более века назад, в 1912 году. Я решила, что не слишком согрешу, если исправлю дату первого номера на символичное 5 мая. А через год по моему представлению Глава ДНР Александр Захарченко эту дату своим Указом назначил профессиональным днем работников СМИ и полиграфии ДНР.

На следующий день палеты с пачками «Голоса народа» сгрузили на первый этаж тогда еще ОГА. Депутаты Верховного Совета быстро доставили положенную по квоте часть в свои населенные пункты. В Донецке свежий номер раздавали на остановках, перекрестках. Мне потом рассказывали, как скапливалась очередь из автомобилей перед светофорами, но никто возмущенно не сигналил, не спешил ее объехать: все хотели получить в руки газету, где содержалась информация о том, как можно воспользоваться своим правом на волеизъявление, где находятся избирательные участки и какие документы нужны. Также в ней приводилась точная формулировка вопросов, вынесенных на референдум.

Украинские интернет-ресурсы запестрили снимками первой полосы «Голоса народа» с заголовком: «У террористов качественная типография».

Все знают, выборы – дорогостоящее дело. Но денег не было, да и времени, чтобы изготавливать бюллетени со степенями защиты. А вот достаточные запасы офисной бумаги нашлись, скоростные копировальные аппараты тоже. Работу избирательных участков и комиссий организовали активисты-волонтеры. Обязанности главы Центральной избирательной комиссии (ЦИК) ДНР исполнял Роман Лягин, имевший достаточный политический опыт, в том числе и в рядах Партии регионов. Он комментировал ход подготовки референдума, а потом и выборов, запомнившись по галстуку-бабочке, которую надевал на пресс-конференции. Активную роль координатора ЦИК ДНР играл сопредседатель президиума Республики Борис Литвинов, именно он давал интервью с разъяснениями о правилах голосования на первую полосу газеты «Голос народа».

Подготовка к референдуму выходила на финишную прямую, но возникло неожиданное и очень серьезное препятствие. Президент Российской Федерации Владимир Путин 7 мая публично обратился к активистам Донбасса с просьбой отложить референдум: «Просим представителей Юго-Востока Украины, сторонников федерализации страны перенести намеченный на 11 мая текущего года референдум».

Обращение прозвучало громом среди ясного неба! Скажите, как можно было не послушать человека, уважение к которому среди активистов Русской весны зашкаливало? К Путину зачитывали обращения, от него ждали помощи, на Россию надеялись. И вдруг – проигнорировать просьбу?!

«Это была страшная ночь, не хотел бы я больше стоять перед таким выбором, – вспоминал много позже Денис Пушилин. – И не проводить референдум нельзя, и не учесть пожелание президента Российской Федерации невозможно. Напряжение нервов невероятное. На собрании сопредседателей решили вынести вопрос на заседание Верховного Совета».

После состоялась пресс-конференция, на ней Денис Пушилин рассказал: «Только что было проведено голосование на Народном Совете. Как вы знаете, вчера поступило предложение от Владимира Владимировича Путина о возможном переносе даты референдума. Предложение (последовало – прим. авт.) от человека, который заботится о населении Юго-Востока, о наших городах, где ситуация накалена до предела. Против населения применяется армия, ей были отданы преступные приказы центральной киевской хунтой, которую народ Донбасса не признает. Но фоне этого, дабы сохранить жизни, Владимир Владимирович Путин ищет пути, варианты выхода из ситуации. Мы ему за это благодарны.

Но мы лишь, как и заявляли ранее, являемся рупором народа. Мы лишь озвучиваем то, что хочет и демонстрирует своими действиями народ. На фоне сегодняшних событий, на фоне боевых действий, которые идут в городах региона, на фоне геноцида в Одессе у людей только лишь поднимается настрой провести референдум и ни в коем случае не переносить его дату. Было проведено голосование, принято стопроцентное решение дату референдума не переносить. Референдум состоится 11 мая.

Вопрос, вынесенный на референдум, звучит так: “Поддерживаете ли вы акт о государственной самостоятельности Донецкой Народной Республики?”»

К месту упомяну, что вопрос в бюллетене был сформулирован на двух языках – русском и украинском.

Конечно, при таком уровне обсуждения даты референдума о нем знали все жители Донбасса. Но этого было недостаточно! Пригласительные с адресом избирательного участка по причине отсутствия ресурсов по домам и квартирам не разносили. Люди могли не иметь сведений: где голосовать, о процедуре, точной формулировке вопросов, выносимых на референдум.

Современному человеку трудно представить информационный голод. А тогда он был. Только несколько дней назад (напомню, 27 апреля) активисты взяли под свой контроль областную телерадиокомпанию по адресу ул. Куйбышева, 61, а также трансляционную вышку на Петровке. Передатчики начали переключать на российские телеканалы. Но очень не хватало местных новостей.

Кто учился в советской школе, помнит, ибо учили тогда хорошо, что захватывали в 1917 году большевики: почту-телеграф-телефон. Без малого через столетие первоочередными оказались другие приоритеты, важнейшими из которых стали СМИ (но все равно из сферы коммуникаций, правда массовых).

Первая телепрограмма собственного производства – «Лица Республики» – начала выходить в вечерний прайм-тайм. Ее ведущая Екатерина Михайлова до войны была газетной журналисткой. Никто из работников телеканала в кадр войти не захотел, а эта храбрая девушка взяла микрофон и представила первых гостей студии – Дениса Пушилина, Андрея Пургина, Бориса Литвинова и Александра Хрякова.

Как же отличалась эта передача из скромнейшей студии от гламурных шоу, дорогих проектов и прочих телеизысков, к которым привык искушенный донецкий зритель! Но вся развлекательная мишура вмиг оказалась неважной, у зрителей желание было одно: получить информацию о том, что происходит.

Мы опасались, что ограниченных возможностей одной передачи, бегущей строки на телеканале, 100-тысячного тиража газеты «Голос народа», размещения информации в сетях будет недостаточно, чтобы обеспечить явку на референдум. Когда вечером 10 мая я увидела на билбордах в Донецке призывы прийти и сделать свой выбор, обрадовалась как ребенок. Молодцы, активисты штаба, успели – есть еще одна путеводная нить к избирательным участкам!

Накануне постаралась пораньше уснуть: переживания за успех завтрашнего дня отняли силы. Утро вечера мудренее.

Путин приступил к открытому построению Российской Империи
  • sensei
  • Сегодня 03:34
  • В топе

«А в декабре 2012 года в завтрашний день не все могли смотреть. Вернее, смотреть могли не только лишь все. Мало кто мог это делать.»В стране и мире галдели и гадали, да и продолжают гад...

Noonpost (Египет): признаки начала военного переворота во Франции. Что там происходит?

Военные предупредили французские власти: либо текущая политика и методы управления обществом и государством изменятся, либо последствия будут катастрофическими. Они написали открытое пи...

Партия началась. На кону Европа

Сергей Лавров что-то знает!.. Я внимательно следил за его реакцией на очередное разоблачение российских спецслужб, действующих в Европе прямо по поговорке о слоне, который сдуру забралс...