Ненависть как товар

3 1455

Ненависть как товар

Я встречала множество определений понятия «информационная война». Термин появился относительно недавно, чуть больше 30 лет назад, а приемы, несомненно, использовались гораздо раньше («Голос Америки», например, начал радиовещание на русском языке в 1947 году). Примеров того, что слухи, дезинформация испокон веков применялись в войнах и в политике – масса. Но кое-что все же изменилось. Ни в коем случае не претендуя на академическую точность и полноту, приведу отличительную характеристику современной информационной войны, которую я для себя нашла наиболее убедительной. На гражданское население противник информационно воздействует для достижения своих целей так, чтобы навязать ему чуждые его собственным интересам взгляды, фактически делая жителей интересующей территории своими сторонниками или хотя бы податливой «массой», не оказывающей сопротивления. Такое влияние требует знаний политических технологий и наличия средств их реализации, возможности применения специальных приемов, в основном манипулятивных – недаром часто рядом с понятием «информационная война» встречается определение «психологическая».

Украина является красноречивым примером того, как для достижения своих целей Запад через украинские СМИ вел довольно длительную информационную подготовку, почти так же, как ведут на войне артподготовку перед наступлением.

Америка осуществляла на территории Украины такую информподготовку годами, без преувеличения можно утверждать – не меньше десятилетия. Нуланд, когда призналась, опрометчиво думая, что победа в кармане, а победителей, как известно, не судят, в тратах Америкой пяти миллиардов долларов на подготовку киевского незаконного переворота, конечно, не дала расклад по статьям расхода. Но на продвижение манипуляционных технологий через СМИ, уверена, сумма пошла немалая, а уж после прихода к власти проамериканских марионеток средств, в том числе и на талантливых политтехнологов и медийщиков, и вовсе не жалели.

В их подаче Украина представала красавицей-страдалицей в «жовто-блакитном» венке с грезами о европейских ценностях. На эту «патриотическую» уловку, рассчитанную на самые лучшие струны человеческой души, попалось значительное количество жителей Украины.

Подруга Кира из Киева мне так и говорила:

– Никогда я не была украинкой настолько, как сейчас.

– Кира, посмотри, что делают со страной пришедшие к власти подонки!

– Власть – это не вся Украина, олигархи – не Украина. Надо любить свою землю в час испытаний еще больше, чем когда-либо.

То, что под прикрытием этой любви страну уничтожают, многие не замечали.

Патриотизм надо все время подогревать. Требовалось представить Россию «агрессором», она якобы через своих «террористов» в Донбассе не только препятствовала европейским устремлениям Украины, но и посягала на «исконно украинские» земли. Подогрев подразумевает увеличение градусов. В данном случае – градусов ненависти к России. «Против кого дружим?» – известный психологический прием, возведенный политтехнологами в ранг генеральной линии государственной политики.

Так начала насаждаться на Украине русофобия, а ненависть ко всему русскому стала самым ходовым товаром. Я не буду приводить примеры, каждый сам может назвать с десяток, один нелепее другого. Лента новостей каждого дня последних лет любого из украинских медиа тому подтверждение. В этом «королевстве кривых зеркал» любая выдуманная чушь против России и ее сторонников в Донбассе сходит за новость, транслируемую и ретранслируемую тысячи раз. Когда кто при таких технологиях массового информационного воздействия «захрюкает» вслед за СМИ – вопрос времени.

К моменту написания этих строк уже даже самые ретивые приверженцы «незалежной» Украины прозрели насчет неадекватности киевской власти, но все равно основной виновницей бед страны считается Россия. Напоминать о том, что именно против преступников, незаконно захвативших власть на Украине и ведущих ее жителей к геноциду, восстал Донбасс, бесполезно.

Два миропонимания столкнулись на линии фронта в Донбассе: с одной стороны – ненависть и деструктив, рядящиеся под вознесенные до небесных высот «европейские ценности», с другой – борьба за свое, исконное, дедовское и прадедовское, за дружбу и развитие с теми, кто составлял всегда единую семью народов. Разрушение против созидания.

Но разрушать проще, поэтому сегодня нет равных Украине в скорости самоуничтожения. Как есть статья в уголовном кодексе за доведение до самоубийства, так же должно быть предусмотрено наказание за доведение страны до самоликвидации.

Трудно сказать, до какого края должны дойти жители страны, чтобы сбросить преступную власть, сознательно (повторяю – сознательно!) к этому ведущую. Неужели декоммунизация в понимании киевских политиков должна дойти до логического конца – уничтожения Украины как детища вождей пролетариата, хоть они с этим, возможно, и не согласны? Такое впечатление, что задача Порошенко и Ко – применить эффективные массовые способы обнищания и вымирания населения: повышение цен на ЖКХ, «реформа» здравоохранения, увеличение пенсионного возраста, не говоря уже о ведении войны. Жители Украины на это реагируют разными способами: кто-то уезжает, кто-то приспосабливается, кто-то терпит, кто-то надеется только на свои шесть соток. Выносить лишения, списывая все на войну в Донбассе и обвиняя «агрессивную» Россию, проще, чем спросить себя: доколе терпеть это существование? Но кукловоды знают толк в человеческий психике: терпеть ненавидя – легче!

Могу со всей ответственностью сказать, что, даже испытывая на себе негодование не всех, но существенной части жителей Украины, подкрепленное нелицеприятными прозвищами «сепаратисты» и «террористы», усиленное многочисленными смертоносными арт-

обстрелами городов, жители Республик никогда не опускались до ответных аналогичных чувств. Мало того, уже летом 14-го я пресекала попытки своих подчиненных использовать слова типа «укры» и тому подобные.

Помню, с одним сотрудником даже до ссоры дошло: он писал остроумные фельетоны на злобу дня об украинской действительности, но из-за уничижительных словечек я их постоянно критиковала. В конце концов дошло до увольнения, так как выводов не последовало. Жаль, но сотрудник воспринял такой шаг как неспособность руководства оценить его талант, а не как результат своего собственного нежелания следовать четко установленным правилам, да и морально-нравственным нормам.

Наши медийщики четко разделяли жителей Украины – обманутых, подвергнутых чудовищному эксперименту – и преступную власть, осознанно ведущую страну к бездне. Конечно, раскрытию этой темы в СМИ Республики придавалось большое значение, но никогда она не трактовалась с позиции ненависти, только сожаления.

То же самое касается и российских информационных ресурсов, причем не только официальных. Например, сайта «Русская весна». Феномен его популярности – многомиллионная аудитория возникла в завидно короткие сроки и стала постоянной – не объяснишь ничем иным, как точным попаданием в востребованную тему, вернее, подборку тем, ведь освещаются не только события Донбасса и Украины. Приоритетным является то, что важно в ракурсе внешней политики Российской Федерации, хотя и ее значимые внутренние события также находят отражение в ленте новостей «Русской весны». Кому-то покажутся странными селекционные критерии размещения материалов, но в этом-то и «фишка» – отбор статей (заимствованных много, причем и блогерских тоже) хорош тем, что позволяет даже при беглом просмотре понять с точки зрения интересов русского патриота информационную картину дня в мире, России, ДНР, ЛНР и на Украине. Но при этом ни один материал данного ресурса не несет ненависти и розни к последней, разве что иногда позволяя иронию.

Тем временем не только оперативные новости являлись предметом приложения усилий сотрудников Министерства информации. Занимались мы и разработкой стратегии развития Республики: по субботам сотрудники и приглашенные желающие участвовать в этом процессе собирались не на обычные девятичасовые утренние оперативки, а на дискуссии с целью выработки идеологической платформы ДНР. Я, как и мои коллеги, уверена: без понимания того, что мы строим, куда движемся, далеко Республика не «уедет».

После 4-5 заседаний родилось короткое тезисное описание идеологического вектора развития ДНР, которое мне нужно было предложить для обсуждения руководству. Привычка принимать решения самостоятельно не распространялась на такой серьезный документ: я возглавляла исполнительное ведомство и не имела права озвучивать или разглашать не принятое коллегиально и утвержденное первыми лицами заключение, относящееся к разряду стратегических. Александру Бородаю я передала описание идеологической концепции через помощников, а Андрею Пургину, напомню, он тогда был заместителем председателя правительства, вручила лично. Его помощник Александр Александров часто присутствовал на наших субботних круглых столах и принимал в дебатах активное участие. Иногда от группы Пургина поступали довольно странные предложения. Например, стратегически в идеологии нам предлагали опираться исключительно на разработки Дугина. Или заявляли в категорической форме, что официальный сайт Республики сделают какие-то сторонние разработчики, а нам дадут доступ для его наполнения. К тому времени я уже 15 лет имела отношение к созданию сайтов и знала: есть вещи, которые ни на кого нельзя перекладывать и никому нельзя доверять, иначе ты не будешь контролировать интернет-ресурс. Я высказала свое абсолютно негативное отношение к такому подходу.

Но вернемся к концепции. Мне важно было мнение Пургина, поскольку он слыл идеологом ДНР. Андрей, мельком взглянув на документ, сказал, что мы взялись не за свое дело.

С ним у меня отношения не складывались. Несколько раз я честно предпринимала попытки обсудить с Пургиным и общее направление информационного развития, и конкретные проблемы. Но он или не являлся на назначенную им же встречу, или высказывался резко по поводу озвученного предложения. Потом кто-то предположил, будто Андрей мне не доверял, считая, что я даю зеленый свет идее Новороссии в ущерб Донецкой Народной Республике. В конце концов я прекратила попытки обговорить с Пургиным любые проблемы или темы, понимая, что дело упрется не в суть обсуждаемого вопроса, а в меня лично, хотя было жаль: камня за пазухой против него я точно не носила. Очень хорошо к нему относился и Денис Пушилин, признавая, как и я, его сильным стратегом, аналитиком, умеющим грамотно донести свою мысль до общественности. На то время из местных лидеров он был лучшим спикером для СМИ. Но долгие годы подпольной работы, на мой взгляд, привели к профессиональной деформации, подозрительность и недоверие стали чертами характера. Ситуация уже требовала иной линии поведения, открытой командной политической деятельности, а конспирология не отпускала. Это в результате привело к тому, что Андрей оказался вне официальных политических процессов ДНР, и я не встречала ни одного человека, не огорченного данным фактом.

При отсутствии полноценных местных СМИ огромную роль в информировании жителей Республики играли российские федеральные каналы. Сообщения из Донбасса составляли значительную часть их новостных выпусков. «Россия 24», казалось, вообще круглосуточно освещала происходящие у нас события. Я даже интересовалась: может, на разные округа РФ идет своя, адаптированная трансляция? Мне разъяснили, что на всю огромную страну «Россия 24» показывает одни и те же выпуски. Вывод напрашивался очевидный: нет сейчас важнее проблемы у РФ, чем горячее противостояние в Донбассе.

Конечно, для такого плотного медийного отображения к нам направлялось очень много съемочных групп от российских телекомпаний. Для репортажей с места событий они часто попадали на передовую, оперативно выдвигались в очаги прилетов украинских снарядов, чтобы зафиксировать разрушения, еще дымящиеся от пожаров, получить информацию от очевидцев, с какой стороны прилетает смерть. Последнее было очень важно, потому что украинские СМИ хором уверяли, будто мы сами себя обстреливаем. Прием с применением артиллерии против населенных пунктов Донецкой области, подконтрольных Украине, ВСУ использовали с целью обвинения ополчения в этих самых обстрелах. Не понимали теневые медийные управленцы, запускающие легенды в СМИ, что подобные провокации могут осуществлять только пришлые украинские бойцы из других регионов страны: им не жалко Донбасс. Но как же могут обстреливать свои дома, родных и близких местные защитники? В результате в Республиках фраза «мы же сами себя обстреливаем» стала мемом, означающим глупость и оговор. Но даже явный обман приходилось опровергать, показывая правду.

Лента новостей официального сайта ДНР, 5 июля 2014 г.

Денис Пушилин: вражеская ложь нас не достанет

В ложном сетевом аккаунте в Twitter, якобы принадлежащем Денису Пушилину, была распространена информация следующего содержания, которую подхватили украинские СМИ: «Славянск сдали… Извините, жители Славянска, что не смогли вас защитить… Что сказать. Нас обнадежили. Обнадежили и бросили. Красивые были слова Путина о защите русского народа, защите Новороссии. Но только слова».

Спикер ВС ДНР Денис Пушилин заявил, что он никогда не писал таких слов и вражеская ложь не достигнет своей цели.

На его страничке в микроблоге @pushilindenis написано: «Это мой единственный официальный твиттер… И никаких упаднических настроений у меня нет! Уверен, что ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО!»

Мы с горьким удивлением наблюдали со стороны Украины поток разнообразнейших изощренных методов дезинформации, лавиной обрушившийся на жителей ДНР. Ложь маленькая, ложь большая, ложь чудовищная (увы, пошло в ход наследие фашистского идеолога) – все годилось в топку нагнетания обстановки. Обвиняя Россию в «гибридности войны», Украина активно вела ее на всех фронтах не без помощи более опытных в таких делах «партнеров».

Помню, когда в юности узнала, что профессия журналиста одна из самых опасных, удивилась. Не думала, что когда-либо придется лично удостовериться в этом страшном утверждении. Уже девять погибших в Донбассе журналистов, среди них российский фотокорреспондент Андрей Стенин, оператор Первого канала Анатолий Клян, сотрудники ВГТРК Игорь Корнелюк и Антон Волошин.

Анатолий Клян был убит в ночь с 29 на 30 июня возле украинской воинской части на окраине Донецка при обстреле автобуса с солдатскими матерями. Прошу обратить внимание: дело происходило в конце июня, а на территории Донецка еще размещались воинские части воюющей против нас армии! Некоторые части из дислоцировавшихся в Донецке получилось в результате переговоров мирно разоружить, и с этой вроде бы предварительно договорились. Мало того, появилась информация, будто на территории части есть демобилизованные солдаты, но их не отпускают. Вот и поехали матери за своими детьми, чтобы их не отправили на войну, чтобы не пришлось сыновьям делать суровый выбор между присягой и стрельбой по городу, где у многих живут их семьи. Кто мог предположить, что прозвучит чудовищный приказ и по матерям и прессе откроют огонь! Думается, без заранее подготовленных провокаторов дело и тут не обошлось.

Убивали журналистов не только пули и снаряды ВСУ. Тринадцатого июля 2014 года в лесопосадке со следами пыток было обнаружено тело главного редактора мариупольской газеты «Хочу в СССР» Сергея Долгова. Он примерно за месяц до этого был похищен из редакции, предположительно, карателями одного из нацбатальонов, зверствовавших в Донбассе.

Анатолий Клян, Сергей Долгов и другие журналисты, погибшие в Донбассе, отдали свои жизни, чтобы правду об этой войне узнал мир. Низкий поклон им за это и вечная память!

Не давайте алкоголику бутылку и не будете потом страдать от его выходок!

Вместо эпиграфа:Эх, Илюша! Ведь как трезвый - золотой человек ! А как в руки бутылка попадёт - так хоть всех святых выноси - "нет так свистишь, не так летишь!"...Пост всё же не про "трезвость-норму-жи...

Обсудить
  • Елена вы ничего не перепутали? Александров, Дугин, еще не сменилось поколение событиям несколько лет чтоб так все перепутать, в момент становления Республики небыло Дениса Владимировича, помоему до самой осени, о каком отрезке времени идет речь?
  • Елена, Ваш понимаю)? https://cont.ws/@kiselev-av/526953 Рекомендую. В этом вся политика Мин инфо при Вас. Русофобия, как идеологическая составляющая. Ведение хронологии дело скрупулёзное и скучное. А Вы решили ещё и дивиденды снять. Но слишком много осталось в живых свидетелей происходивших событий. Мой ответ на ваш отчёт.