Академик Чехонин: пока нет данных о связи COVID-19 с бесплодием

0 165

Пандемия, вызванная коронавирусом COVID-19, стала не только проверкой для очень многих служб и ведомств, но и тестом на возможности науки оперативно предложить подходы к предупреждению и лечению новой инфекции. О том, какие перспективные разработки академических ученых в отношении COVID-19 идут сейчас в нашей стране, какие бытовые меры профилактики должны быть приоритетными и надо ли сейчас страшиться возможных отдаленных последствий нынешней инфекции для переболевших людей, в интервью РИА Новости рассказал вице-президент Российской академии наук, руководитель секции медико-биологических наук РАН академик Владимир Чехонин. Беседовал Владимир Сычев.

— Владимир Павлович, вначале задам не только медицинский, но в чем-то и философский вопрос. В среде ученых-биологов часто доводится слышать такое выражение: "Человек – это всего лишь гость в мире микробов". Имеется в виду гигантское разнообразие вирусов и бактерий, повсеместно сопровождающих жизнь людей. Как вы полагаете, может ли нынешняя пандемия коронавирусной инфекции быть своего рода бумерангом, ответом этих "хозяев" человеку, который тянул биосферное одеяло на себя, а в итоге невеселый каламбур "царь природы" получил такую вот "корону"?

— Такая точка зрения — "хозяева" и "гость" — действительно существует. Она может иметь определенное развитие при детальном изучении причинности возрастания числа разных вирусных и бактериальных инфекций, поражающих людей. Не могу возразить этой идеологии. По крайней мере, на сегодняшний день нет полных оснований ее отвергнуть. 

— Сейчас принимаются разные активные меры по сдерживанию и прекращению инфекции. Какова здесь роль Российской академии наук? Как используется опыт наших академических специалистов?

— Академия наук вовлечена в три медицинских аспекта этой проблемы. Прежде всего это создание современных тест-систем для диагностики коронавируса SARS-CoV-2, он же COVID-19.

Кроме того, это, конечно же, разработка новых методов лечения и, наконец, методов профилактики — я имею в виду вакцины. Не могу не отметить и вопросы, связанные с разработкой методов и подходов для клинической терапии заболеваний. Действительно, мы имеем серьезный научный потенциал для того, чтобы разрабатывать новые, в том числе индивидуальные, подходы к лечению коронавирусной инфекции.

— А насколько активно РАН задействована по всем этим направлениям?

— Наша работа началась, как только появились первые сведения о том, что эта инфекция принимает характер пандемии. К настоящему времени мы сформировали специальную площадку для обсуждения всех этих вопросов — диагностика, лечение, профилактика. 

— Что собой представляет эта площадка? Это некий экспертный совет с участием ведущих специалистов по биологии и медицине или что-то иное?

— У нас при президиуме Академии наук действует несколько тематических советов, и один из них – Совет по наукам о жизни, я как раз его возглавляю. В рамках этого совета организуется специальное обсуждение вопросов, связанных с коронавирусной инфекцией. Оно назначено на 9 апреля. Мероприятие очень серьезное, мы сейчас к нему активно готовимся, обсуждаем повестку дня этой, можно даже сказать, конференции с участием ведущих специалистов.

— Будут ли по итогам этого заседания выработаны какие-либо рекомендации от имени РАН нашим ведомствам, находящимся на переднем крае борьбы с новой инфекцией, — Минздраву, Роспотребнадзору?

— Конечно. Но мы уже представили свои разработки, которые были выполнены на площадке Академии наук с привлечением научных институтов, входящим в контур управления министерства науки и высшего образования.

Министр здравоохранения Михаил Альбертович Мурашко в минувший понедельник провел совещание, на котором мы представили свои достижения, и они были восприняты должным образом. И уже под эгидой Минздрава были созданы рабочие группы по оценке, экспертизе этих проектов с целью их внедрения в практику. 

— Вот как раз что касается выхода на реальное применение. В начале февраля президент Академии наук Александр Сергеев сообщил, что разработанным уральскими учеными препаратом триазавирин как возможным средством против коронавируса очень заинтересовался Китай, откуда пошла нынешняя инфекция. А есть ли в копилке у РАН еще какие-либо подобные вещи?

— Вы совершенно справедливо назвали триазавирин. Это очень известный препарат, в свое время созданный в Уральском отделении РАН, в Институте органического синтеза имени Постовского под руководством академика Валерия Чарушина.

Но на сегодня готова особая, ингаляционная форма этого препарата, которая может использоваться исключительно для лечения респираторной вирусной инфекции. Я уверен, что она будет более приемлемой для лечения COVID-19. И, естественно, такой вариант крайне важен в нынешней ситуации. Эта лекарственная форма триазавирина уже готова для передачи на испытания в специализированных учреждениях нашей страны.

Кроме этого, есть препарат фавипиравир, он изначально был создан одной из японских фирм для лечения других вирусных инфекций, в основном вызванных РНК-вирусами. Препарат достаточно активен при лечении РНК-вирусных инфекций, в частности гриппа. Он был испытан в Китае и показал свою активность и в отношении COVID-19. 

А два наших института, Институт органического синтеза Уральского отделения РАН совместно с московским Институтом органической химии имени Зелинского создали достаточно эффективную схему его синтеза, совместимую с требованиями наших фармацевтических производств. Этот препарат, насколько я знаю, готов для передачи на испытания в специализированные клиники Российской Федерации.

Кроме того, очень интересный препарат фортепрен был ранее создан на площадке Национального центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи совместно с тем же Институтом органической химии на основе известного ветеринарного препарата фоспренил, применяемого для лечения коронавирусных инфекций у животных. Так, например, инфекционный вирусный перитонит кошек, который приводил к серьезной смертности у этих животных, вылечивался фоспренилом буквально за несколько суток.

Что касается фортепрена, он прошел все стадии клинических испытаний, то есть был испытан даже на людях. Фортепрен находится на стадии регистрации, после прохождения которой может быть передан на испытания для проверки его возможной активности в отношении COVID-19.

Вот эти три препарата, которые заинтересовали наше министерство здравоохранения и которые на сегодняшний день стали приоритетом в работе химических подразделений Академии наук и Минобрнауки.

Но очевидно, что даже при снижении показателей инфицированности населения необходимо создать условия, чтобы люди были защищены от коронавирусной инфекции и могли бы совершенно спокойно переживать другие ее атаки. 

— На каком этапе находятся эти работы с участием академической науки?

— Все сейчас знают о разработке вакцины центром "Вектор" в Новосибирской области. Про это уже много писали. Но я расскажу о других инновационных подходах. На базе биологического факультета МГУ имени Ломоносова под руководством академика Михаила Кирпичникова разрабатывается прототип, повторю — прототип поливалентной вакцины против COVID-19, то есть такой, которая бы работала в отношении широкого спектра коронавирусов, не только от нынешнего.

А в Институте биоорганической химии имени Шемякина и Овчинникова под руководством академика Александра Габибова разрабатывается современная высокотехнологичная вакцина против COVID-19 на основе вирусоподобных частиц с использованием так называемых рекомбинантных фрагментов белков коронавируса. Это очень интересная инновационная технология, которая, я уверен, в будущем может привести к успешному созданию вакцины.

Не могу не отметить и работы в Институте общей генетики имени Вавилова, идущие под руководством профессора Козлова, нашего крупнейшего специалиста в области ДНК-вакцин. Разрабатываемая там вакцина несет на своей поверхности три белка коронавируса, что поможет создать также поливалентную вакцину. Мы очень большое внимание уделяем и этой разработке.

Вот эти три проекта, выполняемых РАН и Минобрнауки, они очень важны. На них обратили внимание в Минздраве. И я хочу выразить благодарность нашему министру здравоохранения, который очень тщательно изучил эти проекты и помогает обеспечить соответствующие условия для их выполнения. Я надеюсь и уверен, что мы в итоге будем иметь свою эффективную вакцину широкого спектра действия – не только от COVID-19, но и которая, как я сказал, будет охватывать целый спектр других коронавирусных инфекций. 

— Но пока такие вакцины не созданы, приходится предохраняться, соблюдая разные меры предосторожности. Какие из них вы считаете приоритетными?

— Основная мера, учитывая высокую контагиозность COVID-19, это мытье рук. Оно должно быть тщательным, занимать определенное время – по-хорошему не менее полминуты, каждый палец должен тщательно омываться.

При этом должны употребляться мыла, обладающие противовирусной активностью. Специально подчеркну – именно противовирусной.

Очень важно обрабатывать противовирусными средствами гаджеты, с которыми мы неразрывно связаны. То же самое касается детских игрушек.

Относительно масок. Это как раз средство для того, чтобы в большей степени не заразить кого-то, чем самому заразиться. И если человек не знает точно, инфицирован он или нет, но даже если он контактировал с заболевшими людьми, он должен носить маски, чтобы не заразить окружающих.

Источник

Дивный русский язык против скромной мовы

По сети давно гуляет сравнение украинского и русского языков. В пример приводят перевод предложения, изобилующего всевозможными оттенками в превосходной степени. Этот обаятельный, волшебный, оч...

Маленькие радости скудных душой и умом

«В футболе ты обычно ни черта не понимаешь, что происходит, но все равно беспокоишься о происходящем»(с)Я ничего не понимаю в футболе. Но всегда болею за наших. Я вообще всегда болею за...

Ответ диванным критикам

Жена некоего футболиста Семенова дала решительный ответ всем критикам, которых не устроило поражение сборной России от бельгийцев. "Сколько же в вас злости и невоспитанности. Вы захлебнете...