Ночной патруль

35 1798

  Конец сентября 1985 года, 4-ый курс.

  Меня в очередной раз разжаловали, но в военном билете запись не сделали, отчего формально я остался главным корабельным старшиной, и меня было можно ставить начальником патруля в славном городе Севастополе.

  Что периодически и случалось. В один из таких дней, получив в качестве патрульных трёх первокурсников с 3-го факультета и пережив знаменитое цирковое представление под названием развод в севастопольской гарнизонной комендатуре, получаю маршрут патрулирования по ул. Адмирала Макарова от остановки конечного троллейбуса № 1, до поворота на 1-ю Бастионную и так по кругу. Район далёкий от центра, вечером тёмный и малолюдный.

  С одной стороны - заросшая Ушакова балка, с других - покрытые кустами склоны, ведущие к бухте и судоремонтному заводу. Что там творят с наступлением темноты в зелени матросы с кораблей на Угольной стенке, меня, как начальника патруля не интересовало; главное - чтобы на улицы не высовывались. К тому же местность мне была знакома. Ровно две недели назад я уже попадал сюда же, с той же миссией и за весь вечер не видел не одного военнослужащего, кроме одинокого сухопутного полковника с авоськой пива. В этот район помощники коменданта с проверкой приезжали исключительно редко, и даже особо не требовали выполнения плана по задержаниям.

  Выходим на маршрут. Мои первокурсники в патруле впервые, запуганы начальниками и сокурсниками до икоты, отчего ходят за мной правильным ордером, в ногу и даже между собой разговаривают шёпотом. Делаем пару кругов. Покой и тишина. Даже гражданского населения почти не видно. Потихоньку начало темнеть. Оказываемся на месте, откуда рукой подать до смотровой площадки 1-го Бастиона. Решаю, пока окончательно не стемнело, устроить плановый перекур и заодно показать своим бойцам, как отсюда выглядит училище. Идём туда. Никого нет. Курим. Бойцы по очереди бегают в кусты.

  По-военному говоря, оправились и отправились обратно. Выходим снова на маршрут, и через пару минут нашим глазам предстает такая картина. По пустынной улице следует процессия. Красивая молодая женщина, в лёгком ярко-красном осеннем плаще, бодро щёлкает каблучками по асфальту. За ней четыре матроса в робе, без головных уборов, прут огромный диван, а за ними, ещё один матрос, практически тащит на себе крепко выпившего капитан-лейтенанта, который непрерывно и с пьяно-трагическими нотками, взывает к даме.

  - Наденька! Надюша…всё же хорошо… и диван вот купил…ну, обмыли чуть-чуть…

  Дама гордо шествует, не поворачивая головы не реагируя на призывы. Матросы, внезапно узревшие появившийся перед ними патруль, реагируют мгновенно.

  - Шухер! Патруль! Извините, товарищ капитан-лейтенант…

  И все пятеро, с высокой стартовой скоростью, исчезают в кустах. Причём, моряк нёсший офицера, успевает аккуратно положить того на диван. Мы даже рта раскрыть не успели. В итоге, живописная акварель: диван посреди дороги, на нём лениво шевелится тело офицера, причём в фуражке; чуть позади дивана - дама в красном, а перед диваном патруль в позиции "готовность к атаке клином". Минута молчания. Потом дама молча подходит к дивану, грациозно садится рядом с каплеем, закинув нога на ногу, смотрит на шевелящееся рядом тело и очень спокойно констатирует:

  - И что мне теперь с тобой делать, горе ты моё водоплавающее?

  Достаёт из сумочки сигареты, прикуривает. Поворачивает голову ко мне.

  - Он вообще не пьёт. После бутылки пива, начинает всем улыбаться и в любви признаваться направо и налево. Мой Мишка…плюшевый…

  Уже почти стемнело. Откуда-то от 1-ой Бастионной доносится шум едущей машины и становятся видны горящие фары. Несколько мгновений, и эти фары освещают всю нашу компанию. И я охреневаю. В кои веки на наш маршрут приехал помощник коменданта на ГАЗе с выездной группой "поддержки", и сразу попадает на такой изумительный по законченности пейзаж.

  А капитан, с красными просветами на погонах, уже вылез из кабины, а из кузова начало выпрыгивать сопровождение.

  Я совершенно не представляю, о чём мне сейчас докладывать. Севастопольская комендатура славна своими людоедскими нравами, и каплею лёгкая дремота посреди улицы даром точно не сойдёт. Его чисто по-человечески жалко. Жалко его даму, попавшую в такой забавный переплёт, да ещё и с диваном подмышкой. И себя жалко, мало ли что в голове комендантского орла переклинит, и ты станешь виноватым. Причём во всех грехах окружающих.

  Но Наденька, судя по всему, комендантские нравы знала неплохо, и реагировала на них правильно. Она как-то очень красиво не встала, а просто стекла с дивана, умудрившись в нескольких движениях виртуозно продемонстрировать все достоинства своей фигуры. Очень даже неплохой фигуры, особенно в свете фар. Сделала несколько модельно-грациозных шагов к помощнику коменданта, подхватила того под руку и решительно повела куда-то в сторону, не переставая при этом курить.

  И красиво курить! Словно куртуазная дама серебряного века! И помощник, не трепыхаясь, и потеряв весь нагловато-опричный вид, побрёл за ней как миленький, куда-то в темноту. А мы остались стоять. Молча. Разглядывая в свете фар окончательно заснувшего каплея. Вернулись они минут через пять. Помощник коменданта сразу подошёл ко мне и скомкано, но по- деловому обрисовал задачу.

  - Так, старшина, сейчас поможете Надежде Сергеевне, занести…доставить до дома её…всё хозяйство это, и.… И потом бегом обратно на маршрут! Ясно?!

  - Так точно!

  Я только каблуками не щёлкнул. А помощник коменданта махнул рукой своим нукерам, залез в кабину машины, и через минуту она умчалась куда-то в темноту. Я повернулся к даме. Она мило улыбнулась.

  - Это рядом. Второй этаж. Справитесь?

  Мы справились. Благо, дом и правда, оказался соседним. Каплея мы с Надеждой доволокли вдвоём, а мои патрульные затаскивали этот монумент, под названием диван, в квартиру добрых полчаса. А потом мы долго пили чай на кухне, мои патрульные чистили брюки и фланки в ванной от побелки из подъезда, а каплей тихонько похрапывал где-то в комнате на принесённом диване.

  Я не удержался и спросил у Нади, как это она умудрилась так быстро стреножить комендантского волка.

  - Понимаешь, старшина… Моя мама моего папу от лейтенантов до адмирала довела.

  Из коммуналки в Ленинграде, через три флота, до квартиры на Кутузовском в Москве. Он сам бы без неё не справился. И я своего до адмирала доведу. Вы, мужчины, сильные, конечно, но без правильного тыла - такие неразумные и глупенькие… А вы, ребята, пейте чай, не бойтесь. Сегодня вас проверять уже не будут. Телевизор включить?

  В комендатуру мы поехали прямо из её квартиры. Сдали девственно чистый маршрутный листок, без единого задержанного. Поехали в училище и, уже сидя на катере, неспешно пыхтящем в направлении бухты Голландия, я подумал, что военные династии, кажется, надо вести не только по мужской линии…

Павел Ефремов

Прибалтика в шоке: время платить по счетам
  • amurweb
  • Вчера 07:39
  • В топе

Не нужно конфликтов с соседями, их нужно воспитывать рублем/долларомТо, о чем неоднократно предупреждали прибалтов, свершилось. Министр транспорта и коммуникаций Белоруссии Алексей Авра...

Найдите Крыму Кадырова

Не знаю Рамзана Кадырова, поэтому ничего не могу сказать о нём, как о человеке. Далеко не все его инициативы приводят меня в восторг. Но то, что можно назвать политическим «методом Кадырова» мне не пр...

Проект F-35 провалился. Теперь и в "Форбс"

В журнале «Форбс» на 23 февраля (служу Советскому Союзу!) вышла статья под красноречивым названием «The U.S. Air Force Just Admitted The F-35 Stealth Fighter Has Failed&r...

Обсудить
  • :thumbsup: кто-то мне говорил, что у пиндосов есть такое понятие "быть женой военного моряка - это тоже служба в военно-морских силах". Тут не поспоришь
  • :smiley: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: класс
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • Добротно написано! :thumbsup: