Приключения четырёх российских матросов. 6 лет испытаний

43 461

  Робинзон Крузо был настоящим счастливчиком, не то, что эти четверо матросов-бедолаг, оказавшихся посреди ледяного моря, где по полгода царит ночь, всегда дикий холод и нет никакой растительности. Только летом, каких-то два месяца здесь более или менее тепло, и можно найти ложечную травку и мох…

  Нет тебе ни джунглей, ни вообще каких-либо кустиков. И нет никакой пищи, даже рыбу поймать очень сложно. Но матросы всё же нашли способ выжить на необитаемом острове в Ледовитом океане и провести там целых 6 лет и 3 месяца.

  1743 год. Поселок Мезень под Архангельском, где проживают в основном поморы-промысловики. Один из них, Еремей Окладников, снарядил парусное судно на промысел. Всего было 15 человек-матросов-рыбаков. Отправились они на архипелаг Шпицберген добывать тюленей, моржей и китов. 8 дней плыли с попутным ветром, а на 9-й день направление воздушной стихии изменилось.

  Моряки доплыли до восточной стороны Шпицбергена, но нужно было на западную, куда, собственно, и ездили ловить китов. Стали двигаться дальше. Когда же осталось 3 версты до берега, судёнышко застряло во льдах. Штурман знал, что на этом острове есть избушка, когда-то построенная мезенскими рыбаками. Потому решил отправить группу узнать, стоит ли эта изба до сих пор и можно ли там оставаться, пока не подоспеет помощь или же не появится возможность выбраться изо льда. 

Примерно так выглядела промысловая шхуна

  Группа, которая пошла на остров, состояла из 4 матросов: 43-летний Алексей Химков, его сын Иван Химков (22 года), Федор Веригин (45 лет) и Степан Шарапов (47 лет).Они взяли с собой минимум поклажи, так как предстояло идти по льдинам. Для дальнейшего понимания перечислю, что у матросов были только топорик, 4 ножа, ружье на 12 выстрелов, мука – 9 килограмм, котелок, немного табачка и огниво. Но никто не думал, что с разведкой что-то случится, предполагалось, что они уйдут только на сутки.

  Еще до наступления вечера рыбаки нашли избушку. Она была небольшой, немного прохудившейся, но пригодной для проживания. Затопили печь, поели и уснули. Встав утром, они пошли к берегу, чтобы сообщить о находке остальному экипажу и заняться перевозкой припасов, оружия и вещей. Подходя к берегу, они обомлели: льдин не было, и их судна тоже.

  Ночью случилась буря, которая разрушила его и погубила остальных моряков. С одной стороны – им повезло не погибнуть ночью, с другой стороны, эти четверо даже не представляли, как им жить на необитаемом острове практически без ничего, и когда придет помощь.

  Но у них не было иного выхода. Поэтому рыбаки сразу же занялись утеплением хижины: что можно, починили, в щели забили мох, обмазали стены и печь глиной. Стали думать, где найти дрова. Деревьев тут не было, пришлось ходить по берегу в поисках обломков кораблей, иногда волны приносили и остатки материковых деревьев.

  Насчёт еды: мужчины видели, что на острове живут олени (как уж их туда занесло, история умалчивает) и использовали свои 12 выстрелов, чтобы добыть мясо. Их добычей стали 12 оленей, чьё мясо рыбаки тщательно разделали, высушили и закоптили. Но всё равно этих запасов на 4-х мужчин хватило бы не надолго. Выяснилось еще, что по острову разгуливали белые медведи – страшные, по своей сути, хищники. И было дико холодно. 

  На ружьё рассчитывать уже не могли, потому изобретательные моряки соорудили рогатины из валявшихся на берегу плавников. С помощью рогатин они и охотились, и защищались. Иногда медведи приходили к избе и пытались вломиться, приходилось отбиваться. Промысловики знали, что по одному из избы выходить строго запрещается – медведи видели в одиноком человеке быструю добычу и сразу же нападали. За 6 лет матросам удалось завалить 10 хищников. Рыбу они не ловили – оказалось, что вокруг острова почему-то вообще не водилась рыба, изредка море приносило только ее останки.

  Остальные вещи тоже пришлось сделать самостоятельно. Однажды они нашли на берегу валявшуюся ель с корнями – сделали луки из корней, а из медвежьих жил – тетиву. Ветки пригодились для стрел, наконечники смогли соорудить из скоб от найденного ящика. Нашли железный крюк, из которого соорудили молоток. Стали учиться стрелять из лука. Так добывали птицу, тюленей и оленей. Шкуры тоже пригодились – из них соорудили постели, делали себе одежду и обувь. Даже заготавливали шкурки на будущее – чтобы по возвращении продать. Очень оптимистичными были эти матросы, потому, наверное, и выжили. Кроме одного…

  Когда была хорошая погода, рыбаки выходили на охоту. Когда же за окнами была буря – сидели в избушке, обрабатывая шкуры, занимаясь пошивом одежды и плетением веревок. Они смогли придумать и освещение – сделали жировые лампы. Правда, пришлось пожертвовать своими рубахами и даже портками, так как для фитиля требовалась только ткань. Мука тоже ушла на освещение – ее разводили в воде, замачивая в ней куски одежды, и обматывая сосуды из глины, служившие «лампами». Дело в том, что без обмотки даже обожжённая глина не могла сдерживать растопленный жир.

  Как говорится, голь на выдумки хитра. Промысловики даже смогли настроить кузнечное дело. Они нашли на берегу крючья с кораблей. Большой камень был наковальней, а оленьи рога – щипцами. Так они даже иглы делали с ушками из найденных кусочков металла. Матросы даже вели календарь, причем ошиблись лишь на два дня. Как считали время – непонятно, особенно в полярные ночи. Но умудрились…

  Интересно, что в своих рассказах промысловики ни разу потом не упоминали, что за эти 6 лет страдали от каких-либо насекомых. Ни блох, ни вшей… Хотя в те времена эти насекомые были везде, и их было сложно вывести. Зато, когда вернулись на материк, у моряков все же появились эти паразиты.

  Промысловикам помогало выжить постоянное движение. Они не сидели без дела, каждый день (за исключением бурь) ходили по острову, охотились. Чтобы избежать цинги, «робинзоны» квасили арктическую ложечную траву, а летом ели ее сырой. Чтобы сохранить здоровье, они пили оленью кровь, ели сырое мясо. Сейчас могут мне возразить, мол, а как же другие заболевания – кишечная палочка. например. Я не знаю, но сами моряки считают, что именно эти меры помогли им не заболеть. 

  Однако один из этих людей – Фёдор Веригин – отказывался много трудиться. Он не пил кровь, от травы его тошнило, и он часто лежал в хижине, отдыхал. В первый же год пребывания на острове Федор заболел цингой. Так как он отказывался есть траву, то цинга прогрессировала. В итоге товарищам приходилось кормить Фёдора с ложки, настолько он ослаб. Он скончался зимой 1748 года – останки закопали в глубокой яме. Оставшиеся моряки после смерти друга стали даже терять надежду. что когда-то выберутся.

  Но однажды, выйдя на берег, они увидели парус. Сразу бросились разжигать сигнальные костры – они заготовили их уже давно, но не было случая. С корабля заметили сигналы и отправили на берег шлюпку. Так трое промысловиков были благополучно доставлены на борт. Днем их спасения стало 15 августа 1749 года.

  Корабль вел капитан Амос Корнилов. Он знал этих промысловиков, но спустя годы не сразу признал знакомых. К тому же промысловиков уже 6 лет считали погибшими. Они очень просили Корнилова отказаться от промысла и скорее вернуть их домой, а взамен отдали накопленные за 6 лет шкуры, меха и сало. Робинзоны вернулись домой 28 сентября 1749 года. И за них сразу же «взялись» в Адмиралтействе.

  Про приключения этих людей узнал граф Шувалов. Он поручил академику Ле Руа проверить, подлинна ли их история. Комиссия Российской академии наук спрашивала разные подробности о выживании на острове – поэтому теперь мы хорошо знаем, чем занимались моряки и как им удалось выжить.

  На Шпицберген отправляли экспедиции, там действительно нашли избу, в которой жили поморы. Пожитки спасенных были отправлены графу Шувалову. Среди прочего были топор, иглы, шилья в костяной коробке, сделанной ножом, и нож.

  Кстати, вернувшись домой, трое островитян долгое время не могли привыкнуть к цивилизации – ели мясо и пили воду, отказываясь от хлеба и напитков. Но зато стали сильнее и выносливее.

  Всё, что рассказали "робинзоны", подтвердилось. И в 1766 году в Петербурге вышла книга "Приключения четырёх российских матросов, к острову Ост-Шпицбергену бурею принесенных, где они шесть лет и три месяца прожили". Изначально повесть была на французском, её перевели на немецкий и только в 1772 году опубликовали на русском языке.

  Повесть заняла всего десяток страниц… а люди прожили 6 долгих и страшных лет… В советское время этот сюжет был взят за основу для фильма "Море студеное", который вышел в 1954 году. Жаль, что была всего одна экранизация – а ведь история очень интересная и познавательная, показывающая, что труд и смекалка позволят человеку выжить в любых условиях.

     Источник

Они там есть: Свой среди чужих

Один Человек с ТОЙ стороны ЛБС недавно написал: «Я боюсь сдохнуть среди чужих, за чужих, и врагом для своих. Мысли о такой смерти приводят меня в ужас» — это, наверное, именно те слова,...

​​3 человека отказавшихся от наград Путина. Кто они и чем объяснили свой отказ?

Отказ от государственных наград России - явление редкое, но всё же встречающееся в современной истории нашей страны. Что происходит после отказа с точки зрения закона? Если указ о награ...

Часть 1. Кириенко, психопат-экстремист Дворкин и "голубое лобби" РПЦ. Что у них общего?

Прошлую публикацию я закончил фразой: “Ну а РАЦИРС, к слову, очень щедро спонсирует Сергей Кириенко, не иначе как из наворованных у граждан России миллиардов.”Что же это за организация,...

Обсудить
  • Русские робинзоны. :thumbsup: :boom: :boom: :blush:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :sparkles:
  • :thumbsup:
  • Поразительно! Действительно, трудно поверить... С учетом современных компьютерных технологий фильм можно создать просто фантастический! Особенно с охотой на белого медведя с помощью всего лишь рогатины... :thumbsup: :sparkles: :blush:
  • Посмотрела фильм. Спасибо :thumbsup: